Главная страница

DOCX формат А. Косачев - Переживая прошлое. Александр в. Косачев


Скачать 321.65 Kb.
НазваниеАлександр в. Косачев
АнкорDOCX формат А. Косачев - Переживая прошлое.docx
Дата18.10.2017
Размер321.65 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаDOCX формат А. Косачев - Переживая прошлое.docx
ТипДокументы
#27448
страница5 из 13
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

ГЛАВА VIII
Вспомнив принцип из психологии: «Если совесть не мучает, значит, ты поступаешь правильно», я сделал вывод, что поступил неверно. По закону кармы, я должен был поплатиться за содеянное, и это случилось. События не заставили себя долго ждать: возвращаясь из школы домой, я заметил, что дверь в сарай приоткрыта. Зайдя внутрь, я увидел, что один из мейн-кунов ушел. Это был крах плана. Я потерял кучу денег, потому что от одной кошки никакого толку не было. Почему она тоже не ушла, для меня осталось загадкой. Конечно, я надеялся, что мой кот вернется, но, увидев такого кота на улице, его бы кто-нибудь обязательно прибрал к рукам. Что ж, я сам виноват. Кричать и бегать, выясняя, кто не закрыл дверь, было глупо: все уже случилось, поэтому я даже ничего никому не сказал. План рухнул, и это заставило меня задуматься, правильно ли я все делаю? Зачем вообще нужно было мстить? Время прошло, и мои действия не изменили бы прошлое. Удар по психике, нанесенный когда-то давно, отозвался эхом, когда я начал мстить. Но это было не единственным, что на меня повлияло: сами условия меняли меня. Я помешался на деньгах, и в голове были мысли только о том, как заработать еще денег. А жизнь проходила! Я повторял себя прошлого. Поддался фрустрации, и на меня тут же напали вопросы: почему я вообще должен стремиться к какому-то одному человеку? Почему я обязательно должен быть с ней? Уж не потому ли, что так придумало общество? Общество, которое само себя уничтожает... На этой минорной ноте я решил отпустить и мысли о Тане, и ее саму. Мне стало казаться, что мир слишком эгоистичен, чтобы позволить любви быть чистой, и что человеку обязательно нужно подмешать к любви грязи, а затем скормить это обществу, передавая опыт из поколения в поколение. Затем меня понесло дальше, и от безысходности я начал винить во всем общество. Разве люди, живя в двадцать первом веке, не могут себе позволить делать товары долговременного пользования, избавиться от барахла и прочих ненужных установок, которые делают из ребенка чудовище? Государства осуществляют многомиллиардные проекты, а с нищетой и отсутствием социальных гарантий справиться не могут! В мире полно миллионеров, а где-то банально нет даже воды. Общество считает себя гуманным и цивилизованным, а само разводит богачей на костях нищеты. Мир, полный продавцов и консультантов, где лучший – это тот, который больше всех обманул. Мир несправедлив к человеку, и каждый реагирует на это эгоистичным откликом: «Как вы – мне, так и я – вам!».

Когда-то в прошлом я задал себе вопрос, который вспомнился мне после того, как я, раскисший от безысходности, прилег на диван. «Если что-то мне не дается, разве я не могу найти что-либо другое, что было бы мне по зубам?». Глупо упираться в стену для того, чтобы сдвинуть ее, не имея на это должного запаса сил. Можно потерять себя другого, который смог бы достичь чего-то большего в возведении стен или их проектировании. Мне ведь незачем делать из себя певца, когда я заурядный немой с мечтой о звучном голосе. Жизнь устроена так, что если нет одного, то обязательно есть что-то другое! Упорство должно сопровождать человека на пути становления, и оно должно быть разумным, но я об этом забыл. Гитлер тоже хотел быть не тем, кем уготовила ему судьба, но он стал вождем своего народа. Он осуществил свою цель, ведь он хотел признания, и народ признал его в свое время. К одной и той же цели есть разные пути, нужен лишь верный инструмент ее достижения, но прежде надо уметь правильно истолковать себя.

Моя ситуация напомнила мне одного клиента. Он был подавлен личными проблемами, имея все, кроме чувства радости. Поэтому и пришел ко мне.

«В детстве я не мечтал кем-то стать. Мне казалось это неправильным, поэтому я говорил, что просто хочу стать богатым. Когда я вырос, у меня получилось крупно обмануть людей. Я не виноват в том, что люди беспомощны перед такими же, как они сами, – говорил мой клиент. – В результате деньги я получил, но они не принесли мне счастья. Нет моей вины в том, что люди ленивы и не хотят развиваться, чтобы иметь финансовую независимость. Многие просто неправильно используют деньги».

– Вы знаете принцип зеркала? – спросил его я.

– Нет. Что это?

– Это проецирование своих недостатков на общество. Вы говорите, что общество неправильно тратит деньги, но правильно ли их используете вы сами?

– Да. Я богат, состоятелен и успешен. Это подтверждает то, что я их правильно использую.

– Но вы пришли к человеку, который не так успешен, как вы, чтобы понять причину, которую вы не поняли. У вас внутренний конфликт, вы видите в обществе свои проблемы и, конфликтуя внутри себя, теряете силы. Отсюда меланхоличный настрой. Скажите, на что общество должно тратить деньги, чтобы все было правильно?

– Как на что? На… – Клиент ненадолго задумался, а затем уточнил: – На себя?

– Зачем их тратить на себя? – спросил я.

– Чтобы быть счастливыми! В мире столько разных вещей, которых они не узнают и не попробуют, потому что у них нет на это денег!

– Вот вы и ответили на свой вопрос, – сказал я ему.

С тех пор мы не виделись. В газете, спустя годы, я прочитал, что он отправился в Африку на охоту и там подхватил болезнь, а после скончался. Все отведенное ему время он не зарабатывал деньги, а тратил их и получал от этого удовольствие. Он был счастлив, потому что реализовал себя. Он познал мир, который хотел узнать, и больше не сидел у себя в поместье за дорогим столом, который не приносил ему счастья. В нем просто жил путешественник, которого он запер в большом доме.

Так и я – потратил полгода на цель, которая мне была не нужна. Я уцепился за девушку, каких миллионы, забыв, что возможности не ограничены и нужно лишь разобраться, в чем я на самом деле нуждаюсь. Мне была необходима женщина, способная говорить со мной, не уступая в благоразумии и умении создавать мелкие проблемы, чтобы их можно было вместе решать. Таня, конечно, была не конечной целью, а являлась лишь вариантом подходящей женщины, а я почему-то, уступив привычке, уцепился за нее, как за единственно возможную женщину. Разве меня не смогла бы понять другая? Или обогреть любовью, обжечь поцелуем, поспорить со мной? Этих вопросов я себе не задавал, а уперся как баран в то, что являлось вторичной целью. Мне, как и любому человеку, было свойственно упираться в детали, теряя основу.

Все осознав, я написал Тане письмо, но не стал его отправлять, а аккуратно положил в книгу, чтобы дать себе время решиться его отправить. Я знал, что для ситуаций подобного рода важно выждать три дня, и если за эти дни решение не изменилось и не засорилось сомнениями, поступок был, несомненно, верный.

Текст был следующим:

«Привет, Танюша! Я знаю, ты ждала этого письма, но оно тебя не обрадует. Мне действительно приятно знать, что ты адаптировалась к новой жизни, нашла подруг и все у тебя хорошо. И это очень здорово, но у меня плохие новости. Мы должны прекратить эту глупую переписку, потому что так нельзя! Мы слишком далеко друг от друга и мучить себя расстоянием невыносимо. Сколько мы так еще продержимся? Месяц, год, два? Продолжая все это, мы и не вместе, и ни с кем. Просто тешим себя иллюзией о совместном будущем. Все планы рушатся и рассыпаются. Другой город не был бы проблемой, но у тебя другая страна, а это уже серьезное препятствие.

Мы найдем других людей и будем с ними вместе. Друг для друга мы навсегда останемся первыми в этой жизни. Я рад, что мне выпала честь целовать тебя, держать за руку и называть своей, но все это в прошлом. Нас больше нет, и с этим нужно смириться, потому что судьба распорядилась не в согласии с нашими желаниями. Прости, что я заставил тебя поверить в то, что у нас есть шанс. Я ошибся, хватаясь за пустоту. Мы теряем счастье, которое могли бы обрести с другими людьми. Любовь в жизни бывает не одна, и все случится снова, но только уже не с нами.

Прости еще раз. Больше я не напишу тебе и не прочту твоих писем, сколько их ни шли. Прощай»

С тяжестью на сердце я проходил целый день, а под вечер, когда отправился покормить кошку, увидел, что кот вернулся и ждет меня у двери сарая. Тогда мой взгляд на мир пошатнулся. Вся философская ерунда, законы кармы и прочая эзотерическая тарабарщина вылетели в трубу, потому что они не работали. Я понял, что ничего не знаю о мире и совершенно не знаю, как жить дальше. Все мои знания упирались в общество и псевдоправильное поведение в нем, но в копилке моих знаний ничего не было о том, что делать в этой жизни, а главное, зачем?!

Своих питомцев я перестал держать взаперти. Они могли свободно бродить, где им вздумается. Я только кормил их и заходил к ним, чтобы проведать. Многие назвали бы это глупостью – потратить кучу денег, чтобы можно было в одночасье потерять все свои вложения. Мне же казалось глупым держать животных взаперти. Я бы не смог назвать себя человеком, ограничивая питомцев, которые на тех же правах, что и я, живут на земле. Вся разница между нами только в том, что они не так развиты, как мы, люди.

С переменой в жизни пришла и оттепель мысли. Объективно оценив ситуацию, я понял, что расставаться с Таней не было смысла. Ее существование можно было использовать в качестве стимула на случай, когда все остальные стимулы померкнут. Потому я решил оставить все на своих местах, только больше не плыть на воображаемом корабле, дрейфующем по фантазии без связи с реальностью. Мечты должны наполнять ветром парус, а не превращаться в корабль, идущий туманной дорогой на рифы. Я не изменил вектор своего пути, но сделал его более условным. Письмо разорвал на мелкие кусочки, чтобы никто не смог его прочитать, и выбросил в урну. С тех пор жил я спокойно и в ладу с собой, не увлекаясь жизнью. Поправил учебу, продолжил заниматься металлами и не переживал больше из-за своего одиночества, потому что на горизонте были истинные друзья.

ГЛАВА IX
На этот раз я закончил одиннадцать классов и поступил на очно-заочное обучение в медицинский университет на факультет клинической психологии. Новую профессию осваивать не стал, потому что не видел в этом совершенно никакого смысла. Снял квартиру, взял к себе кота и кошку, и с продажи их котят получал приличную сумму. Купил видеокамеру, компьютер, подключил интернет и думал о новом доходе через рекламу. Реклама сама по себе доход, поэтому нужно было создать рекламу того, что я делаю рекламу.

У меня уже были друзья, те самые, из прошлой жизни. И я решил им все рассказать, как есть, но начал издалека.

– Вы верите в Бога? – спросил я.

– Чего? – удивился Вася.

– А, я понял! Ты свидетель Иеговы и хочешь нас обратить в свою веру! И если мы не согласимся, будешь от нас отрезать по кусочку, скармливать кошкам и все это снимать на видео! Так ты сделаешь себе рекламу и разбогатеешь! – издевался Слава.

– Как ты узнал?! – иронизировал я. – Нет, дело не в этом.

– Ты сатанист? – подхватил Вася.

– Да нет же! – воскликнул я. – Я не совсем тот, кем вы меня считаете.

– Ты что, гей? – уже серьезно спросил Слава.

– Нет, не гей! Просто я уже жил эту жизнь.

– То есть ты уже знаешь, что я справился мимо унитаза?

– Значит, так. Чтобы вы мне поверили, я расскажу о вас то, что вы мне не рассказывали в этой жизни. Вася, ты в шесть лет хотел с товарищем повесить скворечник, и в результате вы им разнесли стекло машины твоего отца. Слава, ты сходил в неработающий писсуар, который продавался в магазине сантехники. Теперь вы мне верите?

– Я тебе это не рассказывал! – ответил Вася.

– Откуда ты узнал? – спросил Слава.

– Вы мне это сами рассказали, но не в этой жизни, – сказал я. После чего выложил им их жизнь без прикрас. Говорил о прошлом, о том, что предшествовало нашей встрече, и прочих моментах. Они были в шоке, одновременно и верили, и сомневались, считая это розыгрышем. В подобное сложно поверить, но с учетом их возраста, они быстро согласились. В молодости люди доверчивы, у них еще нет травмирующего опыта, они полностью открыты для того, чтобы обжигаться, ломать себя, доверяться и быть обманутыми.

Друзья меня, конечно, долго расспрашивали о своей жизни, я рассказывал, продолжая доказывать свою правдивость разными подробностями. Разница в возрасте, конечно, чувствовалась: для меня они глупо шутили, но через время я свыкся с таким юмором. Да и с годами мы не сильно изменились, так что было привычно.

Я рассказал им, что можно заработать денег съемками, но для этого нужно создать рекламу самим себе.

– Давайте снимем какой-то один объект? – предложил Вася.

– Идея хорошая, но для съемки нужно что-то красивое. Нельзя снять просто какой-то предмет, – ответил я.

– А мы будем его снимать с разных точек, углов, ракурсов! – подхватил Слава. – Так, как еще никто их не снимал!

– Ну, давайте попробуем, – согласился я. – Что снимать будем?

В комнате повисла тишина. Никто не знал, что можно снять так, чтобы это было красиво. Я устроил мозговой штурм. Каждый что-то предлагал, попадались какие-то идеи, мы думали над ними, откидывали, пока не прозвучал один интересный вариант.

– Давай снимем твоих кошек! – предложил Вася.

– Да, и заодно будет реклама для их продажи! Убиваем сразу двух зайцев, – подхватил Слава.

– Шикарная идея! – подтвердил я.

В назначенный день мы встретились у Васи. Он жил на окраине города, и там можно было найти красивые пейзажи. Кот с кошкой привыкли ко мне, поэтому я не боялся, что они убегут, ведь если бы они хотели, давно бы это сделали, еще в поселке. Приехав, мы выбрали фон и начали снимать. Конечно, не обошлось без нелепых шуток и звонкого смеха.

День был солнечным, на дворе стояла осень, и мейн-куны хорошо смотрелись на фоне увядающего мира. Их внушительные размеры, грозный вид и внутренняя мягкость оправдывали их высокую стоимость. Они безупречно сыграли положенную роль. Процесс облегчало то, что они сами прекрасно ухаживали за собой, мыть их не требовалось, так что вид у них был замечательный и без подготовки. В камеру также попал и я, стоящий с книгой у дерева, а два величественных животных охраняли мое спокойствие. Когда мы вырезали лишнее, отредактировали и наложили музыку, я почувствовал себя счастливым. Три дня работы полностью оправдали себя. В этот же день я разместил ролик в интернете, и мне начали отовсюду писать о желании приобрести моих питомцев. Конечно, я отказался продать их, потому что после этого видео я к ним проникся теплыми эмоциями и уже не хотел отдавать в чужие руки. Я создал группу, где указал, что готов снять рекламу по невысокой стоимости. Люди добавлялись, спрашивали, но заказы не поступали. Сидеть сложа руки было бессмысленно, поэтому я выбрал одного молодежного рэп-исполнителя, который, как мне показалось, имел бы успех. Через некоторое время приступили к съемкам. Мы все спланировали и рассчитали с максимальной отдачей, работу выполняли без каких-либо спецэффектов, все было просто – он читал рэп на фоне толпы, но в тоже время эта простота затягивала. Исполнитель нашел своего слушателя, мы получили просмотры, а, следовательно, и рекламу. Но пока появлялись лишь заказы на будущее, а тех, с кем мы могли работать уже сейчас, все еще не было. Тогда мы вновь занялись благотворительностью. Выбрали одну рок-группу, которая играла в своем помещении, там же ее и сняли, добавив небольшой сценарий, где солист пел на развалинах старых зданий. Все получилось как нельзя лучше, и вскоре с нами связался первый клиент, который хотел рекламировать свой магазин одежды. Он дал нам время, и мы начали думать.

– Давай снимем, как бомжи грабят салон и в процессе начинают примерять одежду? – предложил Слава.

– Да ну, какие бомжи! Нужно что-то другое. Может, как успешный человек приезжает и делает хорошую покупку? Нужно показать, что это не просто какие-то тряпки, и не место, куда могут завалиться бомжи! – подметил Вася.

Слушая их идеи, я задумался о Тане. Мне захотелось ее тепла, ее слов, добра и прикосновений. И как-то в голову само вдруг пришло:

– Любовь, парни! Нужно снять, как молодая пара, придя в магазин, охваченная чувствами, начинает заниматься сексом в раздевалке и после, счастливая, выходит с покупками. Это ново, это заденет женщин, и это привлечет их кредитки и наличные! – воскликнул я.

На этой идее мы и остановились. Наняли двух моделей, объяснили сюжет, добавили немного новизны из будущего и к вечеру закончили снимать, потратив восемь часов работы на минутный ролик. Через три дня реклама разошлась по интернету. Этот ролик рекламировал не только салон одежды, но и нас самих. У нас выходило все лучше, и все было хорошо, пока не сломалась видеокамера. Денег на новую не хватало, дешевую не было смысла брать, а починить старую было невозможно. Возникла финансовая яма. Но это было не единственным казусом в жизни. Спустя год тишины, мне позвонила Таня.

– У меня наконец-то выходные! – радостно сказала она, улыбаясь с экрана монитора.

– Каникулы? – спросил я.

– Что-то вроде того.

– Приезжай в Россию! Мы ведь столько не виделись.

– Саша, я… – она хотела что-то сказать, но я ее перебил.

– Приезжай-приезжай! Я обо всем позабочусь. Никаких «нет», я очень соскучился по тебе. Тань, прости, мне нужно бежать. Как закажешь билет, скажи дату приезда, я тебя встречу. Хорошо? – уже встав с кресла, спросил я.

– Хорошо, – задумчиво ответила она.

Я и правда был рад, что она приедет. Но времени было недостаточно. Нужны были деньги на камеру, на проживание, на встречу с ней. Да что там – банально на то, чтобы покушать!

Мы искали решение, но все было без толку, пока Вася не предложил одну идею, которая на тот момент показалась нам адекватной.

– У меня есть товарищ, который нам может накинуть деньжат за угнанную тачку. Ничего сложного: подошли, разбили стекло, чиркнули проводами и пригнали куда нужно. Все, деньги наши!

– А если поймают? – спросил Слава.

– Ну, я хоть какую-то идею предложил. Вы вообще вон молчите.

– Идея дикая, – сказал я, – но выбора особого нет. Скоро приедет Таня, а у меня денег нет: заказы начали поступать, а камера сломана. Ладно, хоть квартиру оплатил на полгода вперед. Так бы вообще погорел.

– Кошек своих не хочешь продать? – спросил Слава.

– Нет, ты что! Они мне дороги! Да и прибыль приносят хорошую, хотя уже старенькие. Пора со следующего выводка отбирать новую пару, а то рискую подорваться. – Пару секунд подумав, я сказал: – Ладно. Договаривайся об угоне, черт с тобой!

Слава с Васей ушли, а я подошел к мейн-кунам, погладил их и задумался. На работе в психиатрической больнице я беседовал с подопечным. Он страдал эпилепсией и говорил следующее:

«Нельзя воровать, это неправильно. Ведь если у меня украдут, это будет плохо, а если я украду, я сделаю плохо, это неправильно, нельзя так!»

Эти слова пошатнули идею о краже машины. Мне вспомнился случай из жизни, предшествовавший пропаже кота. Я тогда из чувства мести забросал салон машины своего недруга экскрементами. Последствия этого или стечение обстоятельств задели финансовую сторону, любовную и просто изменили мое мировоззрение? После таких мыслей я начал бояться повтора печального опыта. К тому же, снова машина. А вдруг что-то случится? «Черт возьми, я же взрослый человек!» – подумал я и решил отговорить друзей от этой затеи. Мою уверенность подкрепляло нехорошее предчувствие, которое не давало мне покоя.

– Привет, я тут подумал… это какая-то глупая затея, – сказал я по телефону Васе. – Угон – это уже перебор, давайте что-нибудь другое придумаем!

– Ладно тебе, все нормально будет! – ответил он.

– Да не нужно выдумывать: поймают – хуже будет! Чует мое сердце, ничего хорошего из этого не выйдет.

В конце разговора он все-таки согласился со мной и сказал, что приедет со Славой вечером, и отключился. Я же начал придумывать новый план, который принес бы нам финансовое благополучие. Пройдясь по дому, я посмотрел на своих мейн-кунов и подумал, что пора бы им дать клички, а то уже столько лет вместе, уже полюбились, а все никак их не зову. Взяв кота на руки, я заглянул ему в глаза и спросил:

– Как же тебя назвать-то? Микки, Тоффи, Ричи? Нет, что-то не то… Может, Саймон? Что думаешь? Ну, все, башка, теперь ты Саймон!

– Иди ко мне, мое солнышко, – взяв на руки кошку, продолжил я. – Ммм… Эстер! Что думаешь? Я думаю, тебе подходит.

Ночью раздался звонок. Это был Слава.

– Сань, ты где? Саня! Слышишь? – кричал он в телефон. По его обрывочным фразам я понял, что они с Васей все-таки попытались угнать машину и попались. Я вызвал ему такси, время было три часа ночи. Он весь избитый, в крови приехал ко мне. Когда он вышел из такси, я его поначалу даже не узнал.

– Как же так?! Я же звонил Васе, сказал, чтобы вы не ходили, чтобы не рыпались! Он же согласился!

– Да мы хотели… – начал Слава.

– Что хотели?!

– Хотели денег срубить на камеру и чтобы ты нормально Таню встретил!

– Кошмар! А где Вася-то?

– У мужика одного.

– Что?! Как у мужика? Зачем?

– Сейчас я все объясню, дай умоюсь хоть…

После того, как он умылся и пришел в себя, Слава начал рассказывать.

– В общем, ко мне пришел Вася и сказал, что ты отказался и велел нам не дергаться. Мы поговорили и решили, что много народу нам и не нужно: сделаем все по-быстрому, потом купим камеру, тебе денег отвалим, и еще нам куча останется, – он шмыгнул носом. – У нас бы все получилось, если бы шум не подняли. Как только разбили стекло, сработала сигнализация. Мы запрыгнули в машину, хотели завести, но что-то не получалось, и тут как из-под земли вырос этот громила с друзьями. Еще и пьяные... А после с пистолетом вышел хозяин машины. Пока его не было, те трое нас избивали. Хозяин сначала не понял, что к чему, и сделал предупредительный в воздух, крикнул, что следующий будет по нам. Те рассказали ему, как все было, а мы в шоке только головой мотали. Компания ушла, а этот посмотрел на нас и сказал, что один уходит и ищет деньги на восстановление стекла, а второй идет с ним, в качестве гарантии.

– Беда! Ну, хоть живые остались. А что за машина-то?

– BMW Х5.

– Что?! – вскричал я. – А Майбах там не стоял?! Чего мелочиться-то?! Ты понимаешь, что это далеко не конец? Когда мы принесем деньги, он нам либо пулю в голову пустит, либо что-то еще придумает!

– Может, в милицию?

– Да? Он выбежал на улицу с пистолетом, и у него BMW Х5, какая милиция, очнись?! Через милицию нас посадят лет на десять. Это же Россия, тут законы для воров написаны, а свобода существует только на бумаге, – я на секунду остановился и спросил: – Сколько он просит?

– Двадцать тысяч рублей, до обеда.

Мы схватились за головы и начали думать. Через минуту я сказал:

– Пойдем в «Быстро-деньги», там дадут двадцать тысяч. Нужен только паспорт, возьмем мой. Куда тебе с твоей мордой... Потом заберем Васю.

– Там сорокапроцентная ставка! Откуда мы еще больше денег возьмем?

– У нас есть вариант лучше?

– Может, твоего кота продадим? – неуверенно спросил Слава.

– Нет. Даже при желании не получится: времени мало. Тем более для взрослых особей быстро не получится.

Сошлись на кредите. Утром пришли, быстро все оформили и отправились туда, где была машина. Через полчаса раздался звонок. Славе звонил тот мужчина с Васиного телефона.

– Да. Это друг, он помог деньги достать. Нет… Идем!

Мы поднялись на четвертый этаж, зашли в квартиру. Все было отделано хорошо и со вкусом, чувствовалась дизайнерская работа в венецианском стиле. У порога мы не задержались. В гостиной сидел Вася, прикованный наручниками к специальной петле, торчащей внизу из стены и безупречно вписывающейся в интерьер.

– Ну что, принесли, значит? Показывайте, – спокойно сказал хозяин. Мужчина был ухоженный, крепкой комплекции, и единственное, что смотрелось на нем дико, так это наколки.

Я достал деньги и положил на стол. Он посмотрел на меня, затем на деньги, потом мне в глаза, до тех пор, пока я не отвел взгляд. Я понимал, что он прощупывал мои качества, поэтому специально перевел взгляд не в пол, а на Васю.

– Мы принесли то, что вы хотели. Они уже получили по заслугам. Мы можем быть свободны? – сдержанно спросил я. На что хозяин вытащил из кобуры пистолет и навел на меня, изучая мою реакцию. Жизнью я пресытился и поэтому вел себя спокойно.

– Нет, не можете, – ответил он. – Вы пытались угнать мою машину. Зачем?

– Нужны были деньги на покупку видеокамеры, – ответил я, понимая, что этим можно сыграть в свою пользу.

– Зачем вам камера?

– Снимать рекламу. С этого можно получать хорошие деньги.

– Сколько?

– Не знаю, зависит от заказов. При хорошем раскладе – сто пятьдесят тысяч в месяц, – ответил я. Мне было известно, что сумма его заинтересует, потому что он жил не на пожертвования, а значит, мог догадаться, что на нас есть смысл делать деньги.

– И зачем вам, трем молодым людям, такая сумма? Неужели женщины нынче стоят так дорого?

– Бизнес открыть, – я продолжал его заинтересовывать.

– Подробнее.

– Рекламный бизнес. В нем можно делать миллионы. Съемки – это лишь верхушка айсберга. Для начала нужно сделать сайт по созданию рекламы, затем распространить информацию о себе по интернету и делать рекламу на сайтах. С нуля не получится, поэтому нужен капитал. Скажем так, старт-ап. Интернет – это быстро развивающаяся технология и за ней стоит будущее, потому что люди всегда будут хотеть общаться, и с годами интернет будет охватывать все больше пользователей. Идей много, но нужен капитал. С полного нуля очень сложно что-то создать, особенно в таком возрасте.

– Говоришь ты убедительно, а делами можешь доказать?

– Да могу. У вас есть интернет? – спросил я. Он сходил в соседнюю комнату и принес ноутбук. Поставил на стол и сказал:

– Давай, показывай.

Быстро сориентировавшись, я открыл ему свой сайт и начал показывать ролики. Он просмотрел с интересом и попросил повторить видео с мейн-кунами. А потом, немного подумав, спросил:

– Чьи кошки?

– Мои, – ответил я.

– Что за порода?

– Мейн-кун. Были выведены более ста лет назад как крупная, выносливая и красивая порода кошек, хорошо выживающая в условиях суровых зим. Стоят прилично: одна особь от десяти до тридцати тысяч. Я развожу их, могу продать вам котенка в будущем, не желаете? – спросил я. На что он рассмеялся, убрал пистолет и сказал:

– Значит, камера вам нужна. Хорошо. Сколько она стоит?

– От шестидесяти до восьмидесяти тысяч.

– Сейчас привозишь мне кота и свой паспорт. Затем я вас отпускаю, и если вы через месяц приносите мне сто пятьдесят тысяч, будем говорить по-другому. А если нет, я возьму пятьсот тысяч на твой паспорт. Все понятно?

– Если принесу деньги, кота отдадите? – спросил я.

Он усмехнулся и сказал:

– Ступай коммерсант, время пошло.

Ситуация оказалась паршивой: пришлось увезти Саймона. Конечно, грустно было отдавать своего питомца в чужие руки, но мысль о том, что он вернется, подбадривала меня. Времени было мало, и как только я приехал домой за котом, тут же открыл сайт для заказов и поехал обратно. Все случилось, как и договаривались: я приехал, передал кота, хозяин дал мне деньги и мы распрощались.

Когда мы втроем спускались по лестнице, я молчал, в то время как Вася со Славой были полны эмоций. На лестничной клетке я увидел девушку со стопкой бумаг, очень похожую на мою жену из прошлой жизни. Мы переглянулись и разошлись, просто потому, что на знакомства не было времени.

– Вот вляпались, а! Что делать будем? – спросил Слава.

– Он меня чуть не грохнул там! – воскликнул Вася.

– Сначала разойдемся по домам. Вечером соберемся у меня и там все обсудим. Нужно поспать хоть немного, чтобы решать на трезвую голову.

Так мы и сделали. Всю дорогу до дома я обдумывал, правильно ли поступил, когда начал акцентировать на том, что мы можем делать деньги. Мог бы он убить кого-нибудь из нас? Или что-то еще придумал бы? Человек он деловой, пистолет у него имелся, возможностей хватило бы сделать наше исчезновение реальным. Я задавал вопросы по привычке и пытался ответить на них. Что ж, что сделано, то сделано... Когда я приехал домой, меня встретила Эстер. Она подбежала ко мне, встала на задние лапы и мяукнула, рассматривая мои руки, будто пытаясь увидеть в них Саймона. Мейн-куны редко мяукают, тем более в возрасте. Я понимал, что кошка скучала по коту, но ничего не мог поделать. Я и сам по нему уже скучал.

Вечером мы собрались и начали решать общую проблему.

– Выяснять, кто прав, кто виноват, не будем, от этого толку нет никакого. Есть результат, с ним и нужно работать, – начал я. – Думаю, всем ясно, что нужно сделать денег. Как вы считаете?

– А если он просто от нас избавится? – спросил Слава.

– Какой смысл избавляться от того, что приносит доход? Видел, как он живет? Думаешь, это с зарплат с завода? Перестань ты! – ответил Вася. – Но где уверенность, что он не станет и дальше нас использовать? Будем пахать на него, а он – получать деньги. Вообще, с какой стати мы должны на него пахать?

– У него мой паспорт, и он может через банковского работника оформить на меня кредит. Ему ничего, а меня искать будут и ведь найдут. Заберут дом у родителей, и все. Сейчас он проверяет наши возможности. Вот и нужно ему доказать, что мы можем делать деньги. Только нужно принести не сто пятьдесят, а сто сорок пять тысяч. Так он будет видеть, что все работает, но не станет завышать планку, потому что мы не достигли обещанного уровня.

– Откуда мы столько денег возьмем? – спросил Слава.

– Заказы, – ответил я. – Нужно снимать, ориентируясь на крупного заказчика.

– А у нас есть такие?

– Сейчас проверим, – ответил я и позвал их к компьютеру.

– Вот, есть новое предложение, – сказал я, указывая пальцем на сообщение. – «Нужен рекламный ролик, – начал я читать, опуская детали, – для рекламы моющего средства, пристойный, будет показываться по телевидению. Бюджет составляет 100 т.р., мы вам высылаем само средство, вы отправляете нам идею, после чего мы ее обсуждаем, если идея утверждается, то мы высылаем договор, а потом аванс». Ну что, беремся? – спросил я.

– Думаешь, потянем? – усомнился Вася.

– Кстати, нам же нужно еще отдать двадцать восемь тысяч за кредит! – напомнил Слава.

– Вот, блин! – воскликнул я. – Совсем забыл! Ну, ничего, вычтем из того, что получится, ведь иначе мы не могли поступить. К тому же я не говорил, что мы сможем сразу столько делать. Нужно время, чтобы поставить все на поток.

– А если...

– Я сказал, получится! – перебил я Славу.

Мы договорились о рекламе моющего средства. Попутно взялись еще за два ролика, частных, каждый по пятнадцать тысяч, оба молодежные, неофициальные клипы. Отсняли первый клип. Моющее средство не пришло. Прошла неделя, первый клип был полностью готов. Затем отсняли второй. Моющее средство не пришло. Закончили второй клип. Моющего средства все не было. Мы начали беспокоиться. У нас возникло чувство, что нас накормили обещаниями. Взялись за следующий ролик, это была частная реклама, без показа в СМИ, но с перспективой. Гонорар составлял семьдесят пять тысяч. Речь шла о сети магазинов с различными товарами.

– Ну, что придумаем? – спросил я.

– Давай снимем, как компания подростков спряталась где-нибудь в шкафу, а ночью вылезла и начала резвиться? – предложил Слава.

– А охранник? – спросил Вася.

– Охранник смотрит футбол! – ответил я.

– Так ведь банально же! – заметил Вася.

– Смотря как снять!

– А может, что-нибудь еще придумаем?

– Зачем? Отличная идея! – воскликнул я. – Теперь нужно связаться с заказчиком и обрисовать идею. А для большего интереса нужна девушка. Два парня и одна девушка! Пацанка!

Актерами стали двое парней, занимающихся паркуром, и одна Васина знакомая. Поскольку Вася со Славой имели физические повреждения, они не могли сниматься. Я же снимал и режиссировал, а они просто помогали. Заказ был важным, поэтому не рисковали с креативностью. Пришли к одной из сетевых точек перед закрытием, связались с заказчиком и получили ключи. С нами был администратор, который следил за тем, чтобы мы ничего не украли и не разнесли. Заранее все обследовав, мы придумали разные идеи того, что можно снять. Подобрали ракурсы, сделали раскадровку и выспались. На следующий вечер отсняли нужный материал с большим количеством приколов. Концовка была неожиданной: два парня выкатывали на тележке девушку и затем с разгону спускались по лестнице. Все это с замедлением и подходящей музыкой добавляло красок и взрывало интернет бурей комментариев, что делало хорошую рекламу и нам, как создателям ролика.

За все время мы потратили пять тысяч рублей, а у нас оставалось сто тысяч. Не хватало еще пятидесяти тысяч. Забеспокоившись, мы написали в компанию, которая предлагала нам снять рекламу моющего средства. Дозвонились не сразу, и в ответ получили от ворот поворот с извинениями. Другие предложения были, но времени оставалось мало, всего неделя. Нужно было выбрать, что снимать.

Перечитывая предложения, я наткнулся на ролик всего за пять тысяч. Меня поразила суть. К сообщению прилагалась фотография и текст. Все было расписано подробно, нужно было только снять. Текст был следующим:

«Здравствуйте. Вам, наверное, часто предлагают снять что-то за хорошие деньги и это правильно, это же ваша работа. Сомневаюсь, что вы согласитесь снимать за такую сумму, но все же лучше попытаться, правда ведь?

Обращаюсь, потому что хочу снять небольшой ролик о насильно забранном ребенке. Девочке седьмой год, ее родителей лишили родительских прав. Она очень умная, сейчас находится у меня дома, я не стала оставлять ее в приюте. Видела ее оценки, она очень способная, и я боюсь, что если она попадет в приют, то ее там заклюют. У себя не могу оставить, финансово не получится вытянуть. Вся надежда только на вас. Нужно только снять и выложить в интернет, все остальное я приложила к письму в документе.

Пожалуйста, помогите…»

По записям и рисункам я быстро прикинул сюжет и немного скорректировал его. Должен был получиться необычайно красивый ролик. Затем я поискал благотворительные фонды, написал им и тут же получил ответ. Они были согласны выложить подобный ролик на своем сайте. Это означало, что вероятность того, что для девочки найдутся родители, составляла 90%, а это очень много. Я не мог не согласиться. В первый же день съездил и договорился о съемке, все объяснил, посмотрел, а после остался дома искать, как можно заработать недостающую сумму.

Когда оставалось четыре дня до назначенного срока, нашелся клиент на сорок тысяч. Ему нужна была реклама сети ювелирных салонов. Клип был неофициальным, рассчитанным на нашу собственную аудиторию.

У нас получилось развить новый бизнес. Сутью была реклама, которая стоила копейки, а после просто гуляла по интернету. Все, что нужно было, это снять ролик и выложить. У каждого находился свой зритель. Мы приобретали опыт и авторитет на видеопорталах и пользовались успехом. Подобные кипы были в сотни раз дешевле и не менее действенны.

Чтобы быстро закончить благотворительный ролик, мне пришлось даже поработать оператором. К концу дня привез Славе материал для монтажа, за которым он просидел всю ночь. Мы же с Васей побывали в ювелирном салоне, все осмотрели, сделали небольшие заметки и уехали домой придумывать идею. К утру должно было быть все готово. Пока Слава спал, мы пытались что-то придумать, но все было скучным и почти все идеи мы отвергли.

– Ну, хорошо. Понятное дело, что нужно снять шик, состоятельность, пафос, это же ювелирный салон. Аудитория, которая может что-то там приобрести, не бедная и преследует повышение своей самооценки и значимости, – говорил я.

– А может, напротив, снять ролик, где будет покупать несостоятельный человек? Подадим это как отличный подарок, чтобы люди копили деньги на покупку. Богатые могут купить, но заманить нужно не только их!

– Хорошо, – сказал я, – давай, идея неплохая. А кого снимать будем? На чем сюжет закручивать? Может, влюбленные?

– Опять? – отозвался Вася.

– Давайте деда снимем, как он накопил денег и купил браслет своей возлюбленной, которая уже на кладбище. Покажем, будто это была мечта, – выходя из комнаты и потирая глаза, предложил Слава.

– Кладбище зимой? Ты сдурел? – усмехнулся Вася.

– Идея хорошая. А что если не убивать бабку, а оставить ее живой, но якобы она лежит больная, а он дарит ей кольцо? Все без слов снять и в программе сделать переход от монохромного к цветному!

– Давай! – сказали Слава с Васей в один голос.

– Вот только где взять дедушку с бабушкой? – задумался я.

– У меня есть бабушка, – ответил Вася.

– А у меня есть дедушка! – отозвался Слава.

Сняли Васину бабушку со Славиным дедушкой. Видео получилось неимоверно теплым. Интернет был взорван дважды. Первый ролик прибавил нам подписчиков из благотворительных организаций, второй завоевал внимание зрителей разных поколений. В интернете разворачивались дискуссии и споры о том, что мы снимаем за деньги человеческие чувства. Кто-то нас защищал, оперируя тем, что мы ведем свою тему, только за это еще берем деньги. Говорили о нравственности, и нужно было отвечать людям, выложить хорошо написанный текст, но на это не было времени.

К сроку мы сделали сто сорок пять тысяч рублей. Двадцать восемь отдали за кредит, осталось сто семнадцать. Взяв деньги, я отправился выкупать свою свободу. По дороге меня мучили разные мысли. У меня не было уверенности, что я вернусь обратно живым, что дело с инвестированием выгорит и что вообще получится не залезть глубже в воду. Многие люди утопают, испытывая судьбу на прочность. В конце концов, мне хотелось просто встретиться с Таней. Убежать я не мог. Мой паспорт давал слишком много информации обо мне и о моей семье. Тому человеку не составило бы труда приехать ночью, перестрелять всех и жить себе дальше. Разумеется, логике это не поддавалось, но ведь у страха глаза велики, сложно оценивать ситуацию трезвым умом.

Собравшись с духом, я позвонил ему в дверь.

– Я думал, тебя искать придется, – сказал он, показывая жестом, чтобы я зашел. – Ну что, как успехи в нашем дельце?

– Мы смогли сделать сто сорок пять тысяч, но нам пришлось отдать двадцать восемь тысяч за кредит, который я брал, чтобы выкупить друга. Осталось сто семнадцать, – сказал я, глядя на него и пытаясь понять его реакцию. В этот момент он налил себе в стакан виски. В прошлой жизни я такой пил, он стоил полторы тысячи за бутылку. Видя все это, я сглотнул, во рту пересохло, чувствовался страх неопределенности. Мой собеседник был слишком спокоен и меня это пугало. Я умел держать себя в руках, но последние события меня подкосили, к тому же отсутствие практики и молодое тело заставляли волноваться против воли.

– Выпьешь? – невозмутимо спросил хозяин квартиры.

– Да, пожалуй, – ответил я. Он подошел к столу, взял еще один стакан, налил, подал мне и жестом предложил сесть за стол. Я повиновался.

– В ногах правды нет, как известно. Да и пить хорошее виски стоя – не лучший вариант, – продолжал он, будто мы с ним давние приятели и встретились, чтобы переговорить о личных интересах. – Вот представь, на скольких вещах можно заработать, а все почему? Как ты думаешь?

– Потому, что спрос рождает предложение. А чтобы был спрос на то, что производит интересующая нас компания, нужно создать условия, которые навязывали бы потребителю наш товар, – ответил я, стараясь говорить «мы» и «нас», чтобы связать себя и хозяина общим делом и общими целями, а заодно показать свою компетентность.

– Молодец, соображаешь! – воскликнул он. – Так вот, это я к чему... Чувствуешь вкус виски, который ты пьешь? Чувствуешь насыщенный аромат и мягкий вкус с нотками дыма?

– Нет, – сделав глоток, ответил я. – Выпиваю очень редко, поэтому он обжигает меня. Вкусовые рецепторы пока еще все ярко воспринимают.

– А ты недурен! – произнес хозяин. – Что ж, перейду к делу. Нужно снять рекламу этого виски. Я являюсь совладельцем завода по его производству, и мне нужна реклама. Поскольку виски, хоть и хорош, но без рекламы продается не так хорошо, как хотелось бы. Вы получите семьдесят тысяч за работу. Камера уже ваша, паспорт ты тоже получишь обратно. Но! – Он поднял указательный палец вверх. – Теперь ты будешь работать на меня. В прошлый раз ты говорил об открытии рекламного бизнеса, но проблема упиралась в деньги. Так вот: сделай хорошую рекламу, как ты умеешь, и у тебя появится возможность осуществить свои планы. Разумеется, под моим покровительством.

– Идея заманчивая. Но меня интересует одна вещь: почему вы, имея завод, находитесь здесь?

– Это не единственный мой дом. Сейчас мне просто выгодно быть здесь. А вот почему – это уже не твое дело, – строго ответил он, но сопровождая строгость улыбкой, которая не отталкивала. Чувствовалась хватка профессионального бизнесмена: он был и мягок, и показывал, кто является хозяином положения.

– Я согласен. Но мне нужен мой кот, Саймон. Он меня вдохновляет, – сказал я, глядя в глаза будущему партнеру.

– Сделай то, о чем мы договорились, и Саймон вернется к тебе. Его присутствие у меня будет гарантом твоей заинтересованности в нашем маленьком, но важном деле.

– Хорошо, – ответил я, понимая, что хозяин не уступит.

– Зовут меня Виктор Александрович, – протягивая руку, сказал он.

– Александр Викторович, – пожимая ему руку в ответ, проговорил я.

Он с легким удивлением посмотрел на меня, затем взял деньги, отсчитал 80 тысяч, а остальное отдал мне со словами:

– То, что вы не смогли заработать раньше, вы не заработали. Это будет хорошим уроком: нужно быть точным в прогнозировании своих результатов.

С Виктором Александровичем я спорить не стал. Нельзя было портить отношения с тем, кто мог нам помочь реализоваться. Он являлся потенциальным инвестором будущих проектов, так что я просто улыбнулся и отправился восвояси. Внутри было облегчение и мягкое послевкусие виски. Наконец-то можно было жить, отбросив мысли о том, что нужно куда-то бежать и обязательно успеть. Я был так спокоен, будто меня накачали галоперидолом. Мне не хотелось в такой день беспокоиться и даже созваниваться с Таней, я просто хотел выпить с друзьями и расслабиться. На этой мысли я автоматически зашел в супермаркет, купил две бутылки дорогого виски, затем позвонил Васе со Славой и позвал их, чтобы обсудить произошедшее и весь остальной вечер не думать о делах.

Вечером мы встретились и засели у меня на кухне.

– И что теперь? Мы, значит, работаем на него? – спросил Слава, сделав глоток.

– Да. Если мы хотим иметь неплохую сумму денег, нам нужен спонсор и покровитель. Иначе нас просто раздавят, подмяв под себя наш бизнес. Это же Россия, тут нужно работать, ведя войну на два фронта. Первый фронт – это сам бизнес и его развитие, второй – его защита, чтобы другие не забрали его себе. К сожалению, у нас на хороший коммерческий проект всегда найдутся те, кто захочет его забрать. И речь идет не о поглощении более крупной компанией, а о реальном физическом воздействии, вплоть до убийства. Когда ты в России делаешь большие деньги, ты взводишь курок у своего виска.

– А зачем нам много денег? Чтобы бояться и прятаться, как бы нас и наших родных не убили? – возмутился Вася.

– Разве тебе не нравится то, чем мы занимаемся? – спросил его я.

– Да мне без разницы, главное с друзьями, а вот чем именно заниматься – это уже второстепенное.

– Кстати, как твоя учеба? – поинтересовался Слава.

– Вот, блин! Совсем забыл про нее! – я схватился за голову. – Мне же нужно за обучение заплатить!

– Ну, давай я тебе отдам свою часть? – предложил Слава.

– Я тоже могу, мы все равно еще сделаем, – сказал Вася.

– Этого не хватит, – ответил я, – еще же Таня приедет скоро. Нужно быстрее делать деньги! Осталась пара недель, а ведь еще Новый Год на носу!

Мы сразу же пошли смотреть заказы на сайте, но, открыв его, мы увидели, что их нет. У нас появился конкурент, который делал ролики по меньшей цене и уже начинал нас догонять. Ситуацию усложняло то, что о нас писали, будто мы продаем чувства, и эту информацию мы не опровергли. Наш источник дохода постепенно умирал у нас на глазах. Мы все трое почувствовали, что удача отвернулась от нас и улыбается совсем другим людям. К такому мы не были готовы и упали духом.

– Что ж, завтра нужно будет начинать действовать! – громко произнес я.

– А почему не сегодня? – спросил Вася.

– Мы пьяные, а в таком состоянии делами заниматься не стоит. Это сейчас идеи кажутся нам сверхценными, а многие вещи – гениальными. А на трезвую голову они будут тупыми и дикими, если не аморальными.

– Это как пьяному танцевать, – сказал Слава. – Тебе кажется, что ты бог танцпола, а на деле безобразно дрыгаешься как эпилептик.

– Ну да, – согласился Вася.

Утром голова нисколько не болела. Приведя себя в порядок, я сразу же отправился на сайт писать опровержение.

«Мы занимаемся любимым делом, и глупо было бы не получать с этого деньги. Да, мы используем настоящие человеческие чувства, но эти чувства делают бизнес человечным. И мы не стремимся продать товар, опираясь на чувства, мы стремимся использовать деньги, чтобы показать в первую очередь качество съемки и блестящую работу оператора. Мы реализуем свои идеи, а выбор, покупать или не покупать, остается за аудиторией. Мы не советуем приобретать какие-то вещи, а занимаемся искусством. Заказчик нам просто дает тему и деньги. Разве кто-то может сказать, что реклама не может быть искусством?

Сейчас люди привыкли везде и во всем видеть товар и крепить к нему ценник. Но так ли это? Является ли товаром человек и его возможности? Разве приносит счастье быть проданным и купленным там, где тебе не нравится быть, а просто работа имеет какой-то престиж? Надеюсь, вы сможете ответить на этот вопрос и сможете понять, что мы занимаемся не продажей чувств, а реализовываем себя и становимся от этого счастливыми»

Следующей задачей было придать реальную видимость человечности тому, что мы делаем. Например, снять себя во время работы и дать небольшое личное интервью для наибольшего эффекта. Так мы и поступили. Взяли напрокат камеру, я договорился с Виктором Александровичем, чтобы мы снимали у него дома. На съемки мы принесли еще и старую сломанную камеру, которая придавала происходящему достоверности за счет нашего профессионализма. Не обошлось и без шуток, когда оператор снимал оператора. Видео было игривым и показывало, что мы действительно любим свое дело. Реклама виски также была в этом ролике. Получился ролик в ролике, который отличался особой оригинальностью. Выглядело все так, будто рекламы и нет. Но от этого видео было еще живее. Мы создали рекламу себе, виски и плюс отодвинули конкурентов на задний план. Это нельзя было не назвать победой!

У нас вновь были заказы, но времени больше не было. Таня приезжала уже через неделю, а первая неделя января всегда была выходной, поэтому съемок не было. Следовательно, и встретить ее мне было не на что.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

перейти в каталог файлов
связь с админом