Главная страница
qrcode

DOCX формат А. Косачев - Переживая прошлое. Александр в. Косачев


Скачать 321.65 Kb.
НазваниеАлександр в. Косачев
АнкорDOCX формат А. Косачев - Переживая прошлое.docx
Дата18.10.2017
Размер321.65 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаDOCX формат А. Косачев - Переживая прошлое.docx
ТипДокументы
#27448
страница6 из 13
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
ГЛАВА X
– Мне нужны деньги авансом, – сказал я Виктору Александровичу. – На учебу не хватает.

– На кого ты учишься? – спросил он.

– На клинического психолога.

– А ты знаешь что-нибудь об этом?

– Да, все знаю.

– И зачем же ты учишься?

– Мне нужен диплом, на всякий случай.

– Ты зря тратишь время на учебу! Какой смысл обучаться тому, что ты уже знаешь? Вот скажи мне, какой смысл?

– Я смогу пойти работать по специальности.

– Не проще ли купить диплом? Ведь это ничего не изменит, так ведь?

– Я не знаю, где его можно купить. И действительный ли он будет.

– Хорошо, где ты учишься?

– Медицинский университет.

– Я могу сделать тебе диплом другого высшего учебного заведения.

– Это будет не просто так, да?

– Правильно думаешь. Я тебе диплом, ты мне бизнес-проект. Идет?

– Тогда к нему пройденную магистратуру и – по рукам.

– Ха, – усмехнулся мой собеседник. – Сделаешь бизнес-проект – посмотрим, просто диплом или с магистратурой.

– Хорошо.

Спорить с ним было бессмысленно, потому что я придерживался похожего мнения, и мы быстро пришли к одному и тому же рациональному выходу. При таком раскладе мне не нужно было тратить пять-семь лет на обучение и на получение тех знаний, что у меня уже были. Это значительно облегчало дальнейшую жизнь. Оставалось только придумать хороший бизнес-проект.

Когда я стоял и ждал Таню, я думал, будто живу в одиночестве последние минуты. Не было мыслей, что это временный приезд, и где-то внутри я надеялся, что она останется со мной навсегда. Ведь мы совершеннолетние, а значит, сами ответственны за свою жизнь и сами принимаем решения. Я планировал все изменить, уговорить ее остаться и быть вместе, несмотря на то, что мы изменились за те годы, что были порознь.

Ожидание было томительным. Я видел, как люди встречались, провожали кого-то, а я все сидел и сидел. Рейс, на котором должна была прилететь Таня, прибыл, но ее все еще не было. Номер не отвечал. Через два часа мое терпение лопнуло: я оставил цветы на скамейке в зале ожидания и поехал домой. Я не беспокоился за ее жизнь, потому что самолет приземлился, а номер просто не отвечал. В аэропорту мне сказали, что все пассажиры прибыли, а это значило, что она либо прилетела и потерялась, что маловероятно, потому что меня было сложно не заметить и, в крайнем случае, можно было позвонить с таксофона, либо она вообще не садилась на борт самолета, не заказывала билет и не хотела лететь, а значит, не хотела меня видеть. С чувством глубокого разочарования я добрался до дома, налил себе виски, которое мы тогда не допили, и решил проверить почту. В ящике было одно сообщение. От Тани.

«Прости, Саш, я не знала, как тебе сказать, но так не должно больше продолжаться. С тех пор многое изменилось, и мне нечем гордиться, потому что все не так, как ты думаешь, и у меня недостаточно сил, чтобы признаться тебе в этом. Пускай я останусь в твоей памяти чистой и маленькой, какой когда-то была. Зря я позвонила тебе спустя столько времени, не следовало мне этого делать. Сама не знаю, чем думала. Мы никогда не сможем быть вместе. Я не смогла убежать. Прости и прощай. Будь счастлив с другой»

После пятисекундного шока я почувствовал себя еще паршивее, чем когда уходил из зала ожидания. Это было даже хуже того дня, когда у меня забрали кулон, который я нес ей на память обо мне. Ни обещаний, ни сожалений, ни объяснений – ничего! Просто живи как хочешь и будь счастлив после удара в спину. В таком состоянии я не хотел показываться друзьям, потому что и так вымотал их съемками. К тому же мне нужен был совет взрослого человека, с похожими мыслями, чтобы вразумить меня. Этим человеком был Виктор Александрович. Через двадцать минут на такси, почти в двенадцать ночи, я оказался у его дверей.

– Ты уже придумал бизнес-проект? – спросил он. Затем, рассмотрев меня, спросил: – Что с тобой? Тебя не узнать!

– Я… а она, – что-то пробурчал я.

– Понятно, – ответил он, пропуская меня в квартиру. Затем налил в стакан виски и подал мне. Я выпил половину, и мне стало немного лучше.

– Значит, ты ее любил, а она, зараза такая, растоптала твои чувства. И ваш корабль надежд разбился о рифы, хотя ты все делал, чтобы вы были вместе?

– Ну, почти, – буркнул я.

– Ясно. Вроде взрослый, а все веришь в любовь и чистые чувства. Как ты не поймешь, что долго любить друг друга люди не могут. Кто-то обязательно будет любить больше, и в какой-то момент все испортится. Любовь – не более чем иллюзия и самообман: ты любишь свои собственные представления о каком-то конкретном человеке, и этот человек делает то же самое, думая о тебе. Изначально вы нравитесь друг другу и просто думаете друг о друге, навязываете себе эту мысль. Так возникает любовь. Нужно смириться с тем, что она долго не живет. Люди называют любовью привязанность и сами же разбиваются о собственные иллюзии.

– Знаешь, что? – немного помолчав, воскликнул он. – У меня есть идея. Я сейчас тебе покажу, насколько любовь может быть продажной, – он открыл страницу в интернете, затем перешел к одной привлекательной особе лет тридцати. Зашел в альбом и начал листать ее фотографии, комментируя: – Это ее первый муж, это второй, а это друг первого мужа. А это, – проговорил он, достав свой телефон, – это мы ее любим.

На видео была типичная порнушка с участием той женщины. Внутри у меня повторно оборвалось представление о любви, как о чем-то чистом. В детстве жизнь казалась сказкой, и подобные чувства были возвышенными. В реальной жизни все было иначе. Я вспомнил беседы из практики, случаи секса с клиентками. Факты отягощали ситуацию, потому что самая тихая с виду женщина оказывалась большей развратницей, чем ее психологическая противоположность.

– Я знаю, что тебе поможет, – сказал Виктор Александрович, набирая в телефоне номер. – Ты, главное, сейчас меня послушай и даже не спорь.

Он вызвал проститутку. Через тридцать минут она приехала. Высокая брюнетка лет восемнадцати, с пышными формами, невероятно привлекательной внешности.

– Проходи в ту комнату, – сказал он ей, затем повернулся ко мне: – Ну что, пошли! Сейчас ее вдвоем оприходуем, и ты увидишь, как станет легче, и как проще ты будешь относиться к женщинам. Мне это помогло в свое время. Пойдем!

Немного поколебавшись, я согласился. Виктор Александрович был далеко не глуп, хотя бы поэтому мне нужно было его послушать. Хуже я бы не сделал и потому решился. Войдя в комнату, я увидел, что голая девушка уже стоит на коленях и ублажает клиента. Нисколько не гнушаясь, я подошел к ней сзади, взял ее за ягодицы, приподнял с колен так, чтобы она не отрывалась от удовлетворения моего партнера, и приступил к сношению. Затем мы поменялись: я подступился к ней спереди, а Виктор Александрович сзади. Половой акт продлился полчаса. По окончании она захлебывалась в белой субстанции. Зрелище было отвратительным. Я испытывал отвращение вперемешку с удовольствием, а она испытывала оргазм и улыбалась. Останавливаться во время эякуляции я не стал, а наоборот, продолжал с большей силой.

После посещения душа я зашел в интернет, чтобы проверить страницу Тани. Виктор отправил нашу знакомую помыться и привести себя в порядок.

– Это она? – спросил он, подходя ко мне. – Симпатичная.

– Да, – ответил я. – Мы четыре года уже не виделись.

В это время ночная бабочка вышла из ванной. Она мило улыбалась, но стыдливо отвела глаза, затем прищурилась и сказала:

– Эту девушку снова куда-то забрали, в Челябинске ее больше нет. Так что можете не просматривать ее профайл.

– Что? – недоуменно спросил я.

– Таня. Ее нет в Челябинске. Она со мной работала.

Мы были в шоке от услышанного. Виктор переспросил:

– Эта? Ты уверена?

– Да, уверена. Ее настоящее имя Таня. Она хотела быть моделью, но обратилась не туда, и ее привезли из Германии еще семнадцатилетней. Поначалу она пользовалась популярностью. Сопротивлялась, как и многие, кого похищали обманом, но потом смирилась.

– Так, все, хорош! Иди, – сказал Виктор.

У меня был шок. Виктор сунул мне под нос стакан виски, я выпил весь, затем он налил еще, я снова выпил, так ничего и не сказав. После начался калейдоскоп: туалет, кровать, врач, девушка, туалет, девушка, кровать… Наутро я чувствовал себя ужасно. Девушка, похожая на мою жену в молодости, дала мне таблетку, затем велела еще поспать и вышла из комнаты, забрав книгу, которую читала. Так я и сделал. Мне снился сон, в котором я разгонялся с какой-то возвышенности, раскидывал руки в стороны и летел. Я реял и искал кого-то, но в голове моей не было его образа. Просто нужно было кого-то найти, а кого – я не знал. Затем что-то случилось: уже находясь возле дома, я пытался взлететь, прыгая с крыши, но падал грудью о землю, поднимался, понимал, что должно было быть больно, но боли не было. После все окутал белый туман, и я проснулся. Оглядевшись, увидел стакан, попил воды, у нее был солено-кислый привкус. Я сразу понял, что это для восстановления кислотно-щелочного баланса в организме. Затем я оглядел комнату еще раз, чтобы понять, где нахожусь. Судя по дизайну, все еще у Виктора Александровича. Затем в памяти всплыли события, предшествовавшие моему похмелью. Внутри вскипела злость. Женщины казались мне продажными, фальшивыми, все эти улыбки, нежные голоса, желания представились какими-то поверхностными и ориентированными на удовольствие с личной выгодой. Меня это разозлило. Я чувствовал ненависть и сожаление, что все так случилось.

Хотелось искренности, честности, верности действий и слов, но реальность не отвечала моим желаниям. Все мои стремления к чистоте и чести были изуродованы реальным миром.

– Оклемался? – спросила девушка, зайдя в комнату.

– Может быть, – строго ответил я.

– Ты еще не протрезвел, да?

– Может быть, – продолжал я, думая, что она тоже чего-то хочет от меня. Какой-то личной выгоды.

– Так, – произнесла она, затем взяла стул, поставила возле меня, села и начала говорить: – В чем твоя проблема? Ты меня видишь в первый раз, а уже ненавидишь! Ты…

– Оставь его, – произнес Виктор Александрович, заходя в комнату. Видимо, он услышал разговор. – У него вчера был очень тяжелый день. Он узнал, что девушка, которую он любил, проститутка. Это хорошо, что подобное выяснилось: теперь он сможет строить свое будущее без иллюзий.

– Извини, – произнесла она, сочувственно глядя на меня. Я повернулся на спину и уставился в потолок. Владелец квартиры продолжил:

– Никогда не верь противоположному полу! Слышишь? Ни-ког-да!

– Пап! – взбунтовалась она, и я понял, что это его дочь.

– Не папкай! Тебе тоже стоит всегда это помнить. Ничего удивительного: противоположности хотят затащить друг друга в постель! Нельзя назвать это неправильным, и Фрейд бы одобрил мои слова. Выбирать стоит кого-то верного, с такими людьми счастье более вероятно. И ты не зацикливайся на той девушке, потому что всегда есть другая. Но не забывай самое главное: нельзя доверять противоположному полу! Если есть возможность секса, то ложь неизбежна. А ложь ведет к предательству. Ты ведь не хочешь, чтобы тебя предали?

– Папа-а, – протянула она, – хватит ему мозги пудрить! Нужно верить в любовь, и тогда она случится. Ведь в книгах же она существует, о ней легенды слагают!

– Чепуха твои книги! Ты читаешь чужую фантазию, которой до истины ровно столько, сколько бесконечности до предела. Это невозможно! Да и кто пишет эти книги? Вспомни факты из психологии: что ни писатель, то шизофреник, больной, умалишенный. Творчество и безумие держатся за руки, и эти люди пытаются говорить о любви? Они же в этом мире не живут! Вся их жизнь – иллюзии, фантазии и сублимация! Они пишут от невозможности, отсутствия или неудовлетворенности сексом!

– В таком случае мир построен на безумии! – воспротивилась она.

– Это естественно, нам его навязали. Разве ребенок под своими желаниями скрывает хоть какие-то нравственные мотивы? Он рождается чистым, а общество с радостью накачивает его теми табу, которые выгодны взрослым. И мы доверяем себя опыту людей, которые до сих пор не могут справиться с голодом и нищетой в мире, имея на это ресурсы.

– В противном случае наступит хаос!

– Я говорю не об этом.

– Ах да, о том, что нельзя любить противоположный пол!

– Я говорю не об этом! – повторил он.

– Не доверять противоположному полу. Точно! – иронизировала она.

– Разве нельзя любить, не доверяя? – спросил он, делая акцент на слове «нельзя».

– Тогда что же это за любовь такая? – поинтересовалась она.

– С мозгами любовь, с мозгами! Если бы люди использовали в равной степени любовь и мозг, то проблем бы не было. Все должно быть уравновешено. Ты ведь знаешь, что такое противоположности, да?

– Ну, разумеется, знаю!

– Умница. Так вот, проявляя любовь, нужно проявить и недоверие, иначе человек утонет под волнами иллюзий. И виноват будет он сам!

Они продолжали дискутировать, а я лежал и слушал. Было неожиданно узнать, что у Виктора Александровича есть дочь. Причем, мне казалось, что она моя жена из прошлой жизни. Однако в этой жизни она была абсолютно адекватной и вполне критически мыслила.

Прошлая жизнь была или далеко позади, или просто не так отвратительна, но последние события перевернули мое мировоззрение. Я стал с недоверием относиться к женщинам. Конечно, это касалось не всех, но каждая могла заслуживать этого, и уже потому не было желания хорошо относиться к большинству. Я помнил свою жену, она была чудесной женщиной. Быть может, только это уберегало меня от того, чтобы заклеймить целый мир печатью безнравственности.
ГЛАВА XI
Как-то я консультировал одного молодого человека. Его ситуация в некотором роде напоминала мою собственную.

«Мне двадцать лет. За эти годы я попробовал в своей жизни, наверное, все из разумного и доступного человеку с моим материальным положением. Что можно еще хотеть и к чему можно стремиться? Этого я не знаю. Меня ничто не забавляет и мне ничто не интересно. Вообще, не знаю, какой смысл дальше жить, ведь жизнь какая-то скучная, в ней нет ничего такого, что затягивало бы так сильно, чтобы хотелось постоянно к этому стремиться, достигать и быть счастливым по достижении…»

– Каким ты видишь общество? – задал я рядовой вопрос. Он всегда звучал после первого, в котором я спрашивал о том, что беспокоит клиента. Это давало мне понимание того, что в человеке не так.

– Общество? Его существование бесцельно и носит потребительский характер. Я учусь на экономиста и вижу, что люди – это какой-то товар, они просто продают себя, а счастья им это не прибавляет. Миллиардеры были одержимы манией увеличения денег, но счастья им это тоже не принесло. Счастье даже не в деньгах… я не знаю, в чем…

– Ты живешь потребительски и ничего не делаешь, чтобы быть счастливым! Говоришь, что многое попробовал, но, как видишь, счастье не в количестве того, что ты пробуешь, и даже не в качестве! Ведь можно попробовать весь шоколад на Земле, а в итоге разжиреть и заболеть сахарным диабетом. Стоит в равной степени брать и отдавать миру, в котором живешь. Тебе сейчас ничего не интересно, потому что ты живешь надуманной целью, полученной через пропаганду, рекламу и друзей с приятелями. Многие люди на этом подрываются. Общество говорит: заведи семью, общество говорит: иди работай, общество говорит: нужно весь год работать, а после поехать на две недели отдохнуть, и так каждый год. Общество много чего говорит, и друзья, знакомые следуют этим стереотипам. Они прижились, потому что государство их пропагандирует, ему так удобнее управлять людьми. Человека не ориентируют на самореализацию, а зря! Так бы нас давно настиг гуманистический прогресс. Определи, что тебе интересно, делай на этом деньги, и ты будешь получать удовольствие от работы, которую выполняешь. Собственно, сложно назвать любимое дело работой…

Я, как и мой клиент из прошлой жизни, находился на перепутье. Об обществе я не думал ни хорошо, ни плохо. Я вообще о нем не думал, а значит, и о себе тоже. От негативного отношения к противоположному полу я быстро избавился: хватило буквально двух дней, чтобы разобраться, что есть как плохие особи, так и хорошие, и все хотят секса, а еще люди могут быть в какой-то степени безнравственны. В конце концов, и я сам не ахти какой человек, просто этого не замечаю. С друзьями поделился своей историей – как и полагается, меня пожалели, подбодрили, и жизнь продолжилась. Про себя же я думал, что во второй жизни мои фактические отношения были до восьмого класса. Стал совершеннолетним и остался один. Нужно было выбирать между одиночеством и отношениями. Каждый вариант имел свои плюсы и минусы. В одиночестве мне бы никто не мешал, а это как плюс, так и минус. В отношениях есть кому разбавлять жизнь, и это тоже как плюс, так и минус.

– И что ты теперь будешь делать? – спросил меня Вася, когда мы сидели на кухне и пили чай.

– Не знаю, – ответил я, – еще не знаю.

– Давай тебе девушку найдем? Ты так быстрее начнешь жить нормально.

– А давай. Что я теряю? – согласился я.

Мы зашли в социальную сеть и там нашли симпатичных девушек. Искали неглупую: обязательно смотрели наличие книг, отсутствие тупых фотографий, и обращали внимание на цитаты из философских и психологических трактатов. После выделили тех, кто был онлайн, и сразу написали пяти кандидаткам. В процессе беседы три отсеялись, затем одна начала выделываться, и мы ее бранно послали бродить по лесу. С оставшейся мы с милого диалога перешли на эмоциональный спор о том, кто прав, Фрейд или Франкл, насчет того, когда человек задается вопросом о смысле жизни.

– Человек болен, если мучается поисками смысла жизни! Счастливый человек живет, не задаваясь этим вопросом! – писала она.

– Это необходимый этап в жизни каждого разумного человека. И, задаваясь этим вопросом, человек поднимается выше своего настоящего уровня. К тому же счастье – не признак здоровья, есть психические отклонения, где человек испытывает эйфорию! – отвечал я.

– Да что ты?! Ты ставишь под сомнения авторитетность Фрейда? Дедушки психологии?

– Фрейд стоял у истоков психоанализа, и то, что его называют «дедушкой психологии», не аргумент. Изначально люди считали мир лепешкой на черепахе, и ничего. Не прокатил миф! К черту авторитеты, которые отжили свою актуальность.

В таком ключе мы спорили часа два и пришли к выводу, что человек, задающийся этим вопросом, находится в пограничном состоянии между духовным ростом и психологическими отклонениями. Дальше начались банальные переписки, споры и прочие беседы на второстепенные темы.

Тем временем я занялся бизнесом: стал директором нашего рекламного предприятия, принимал идеи или отвергал, друзья же снимали и генерировали задумки. К ним была приставлена группа начинающих, которая обучалась и затем отделялась в самостоятельную группу и работала на меня. Окончательно придя в себя и всё хорошенько обдумав, я принес Виктору Александровичу свой бизнес-проект.

– В 1997 году в России появился первый интернет-магазин. Сейчас их уже множество, – начал я. – Люди покупают там, потому что так выходит дешевле. Я предлагаю использовать эту идею и развить до производственных масштабов. Зарегистрировать свой бренд, затем заказать лейбл и различные этикетки, оптом закупать одежду в Китае, нанять швей, чтобы они отпарывали китайские этикетки и вшивали наши, а где плохо сшито – подшивали. Впоследствии с прибыли запустить свою ткацкую фабрику и иметь с этого хороший доход. Реклама с нас, мы можем выпустить множество различных роликов.

– А если швеи расскажут о том, что они делают? И как же тот факт, что дизайн будет китайский?

– Швеи подпишут договор о неразглашении. В противном случае напророчим им уголовную ответственность и миллионный штраф – это отобьет всякое желание рассказывать. А что касается дизайна, то Китай является мировым лидером по подделке брендов. Все будут думать, что они копируют нас, а прежде, чем все выяснится, мы откроем свою фабрику и начнем свою дизайнерскую работу. Нужно только найти человека, который будет представлять бренд, являться директором, ну или хотя бы создавать видимость. Нужен тот, кто не будет бояться запачкать свое имя. Лучше основываться на фиктивных документах, сделанных через органы власти. Чтобы наверняка.

– Вот ты этим и займешься. Я буду инвестором, а ты тем, кто все это организует. Прибыль делим пополам. Плюс я тебе делаю диплом об образовании, идет?

– Идет! – ответил я.

Затягивать с реализацией идеи я не стал. Создал бренд K.O.V.E , оформил бумаги на второстепенное лицо, нашел площадь для будущего размещения, затем начал искать швей, заказал ярлыки, разные бумажки, создал сайт и так далее. Через два месяца все было готово и начались первые продажи, но прибыли как таковой не было, работали себе в убыток. Понимая пагубность ситуации, я поднял цены в два раза, затем нанял моделей и отснял красивые ролики, делая ставку на то, что эта одежда стильных и обеспеченных людей. Заказы начали постепенно нарастать. С увеличением цен мы стали быстро окупаться. Все полученные деньги тут же вкладывались в оборот. Затем наняли дизайнера интерьера, чтобы он оформил отдел. Следом придумали красивую историю создания бренда, будто бы это инициалы двух влюбленных, а владелец – богатый парижанин, открывший в Челябинске свой бизнес. Затем сняли красивый видеоролик уже с участием самого отдела. Постепенно было создано больше десятка рекламных роликов бренда K.O.V.E.

Все шло неплохо, затраты окупались, но нужно было повлиять на моду в России, чтобы повысить продажи и начать разрабатывать собственные модели. С этой мысли и возникла идея повлиять на аудиторию с помощью молодежных роликов, групп, картинок в интернете и песен с упоминанием нашего бренда. Мы одели молодежных исполнителей, которые были более-менее известны. Затем создали группу противодействия, чтобы закрепить успех. Группа распускала слух, что мы заказываем китайскую продукцию. Правда зажигала людей больше, и мы этим воспользовались. К пику антипропаганды мы с помощью Виктора Александровича успели создать свою ткацкую фабрику и сняли ролик, после которого стало ясно, что обвинения оказались необоснованными. Для большего эффекта мы добавили компьютерной графики. Затем в группе антипропаганды показали, что видео основано на компьютерной графике. Успев окупиться, мы расширились, привели в порядок фабрику и затем заказали съемочную группу с местного телеканала. Таким образом, все противодействия в наш адрес оказались отбиты и мы вышли сухими из воды. Виктор Александрович обеспечил сохранность бизнеса, когда к нам наведались люди, желавшие подмять наш бренд под себя.

Официальным владельцем рекламного бизнеса стал я, также я был неофициальным владельцем бренда K.O.V.E.. Это позволило мне купить коттедж в Челябинске и машину. В двадцать четыре года я был успешен, имел диплом клинического психолога, но при всем при этом оставался один. Вспомнив девушку из интернета, я заглянул ее страницу. Оказалось, что опоздал: она успела выйти замуж. Быть может, если бы я продолжил общаться с ней, то, возможно, мы были бы вместе и горя не знали, но тогда бы у меня не было бы прибыльного бизнеса. Правильно ли я поступил, я не узнал бы никогда при всем желании, и потому не зацикливался на этом.

Придя к Виктору Александровичу, я увидел его дочь Анну, но она выглядела как-то иначе и была еще больше похожа на мою жену из прошлой жизни.

– Привет, Ань, – сказал я.

– Ты ошибся, – холодно ответила она, – я не Анна.

– Ань, ты что? – в недоумении спросил я.

– Анна на кухне, – спокойно ответила она.

– Да ты что? Пойду гляну, – решил подыграть я и направился на кухню. Там я увидел Анну и про себя подумал «Не может быть!», вернулся, посмотрел на девушку, которую принял за Анну, затем снова зашел на кухню.

– У тебя есть сестра? – спросил я Анну.

– Да, но она редко здесь бывает. Оля неплохая девочка, просто болеет. У нее пограничное расстройство личности. Психолог посоветовал ей поставить цель и достичь ее, вот она и решила вести свой бизнес. Жуть что получается, но она молодец: потихоньку, с нервами, но справляется. Отец доплачивает людям, с которыми она работает, чтобы терпели перепады ее настроения. Честно говоря, там почти все с психологическим образованием. Для нее лучший вариант – это муж-психолог, который понимал бы, как с ней обращаться, но она у нас предпочитает девочек, так что о муже можно не мечтать.

– Я и не знал, – удивленно проговорил я.

– Что у меня есть сестра? Ха, – усмехнулась она, – а ее будто и нет. Она давно отделилась и живет с какой-то девочкой.

– Ты так спокойно говоришь о ней, – заметил я.

– Да. А почему нет? Ты нам как родной стал за эти годы, папа к тебе как к сыну относится. Может, ты не замечал, но это так.

– Сегодня день открытий. А где он сам?

– Скоро приедет. Кушать будешь? – предложила она.

– Да, давай, – ответил я, а сам задумался об Ольге. Выводы рушились, потому что моя жена не имела перверсий. Или я просто не знал? Было необычно видеть их двух, ведь жена у меня была одна, и она была чем-то средним между ними. Пока я думал, приехал Виктор Александрович.

– Выпьешь? – спросил он, наливая себе в стакан виски.

– Нет, я за рулем, – ответил я.

– Ну, как знаешь.

– У меня есть вопрос, – начал я. – Ну, добился я состояния, и сейчас все идет по накатанной, моего участия почти и не нужно. А что мне делать? Понимаю, нужно найти дело по душе, ставить еще какую-то цель и достигать ее, но не хочется. Я будто перегорел: все эти годы жил, пытаясь заполнить пустоту, оставленную Таней. Сейчас запал кончился, и все! Не хочется даже банально подниматься с постели.

– О-о! – воскликнул он. – Напомни мне, сколько тебе лет?

– Двадцать четыре года.

– Тебе всего-то двадцать четыре, а у тебя уже есть куча денег, свой дом, машина, мозги, и ты не знаешь, куда себя деть?! Живи! Время думать о том, что, зачем и почему, у тебя будет в старости. Если ты при всех своих возможностях не знаешь, куда себя деть, то о чем можно говорить через годы? Заведи девушку, а лучше сразу четырех, развлекись, создай что-нибудь новое, съезди куда-нибудь, найди то, что когда-то потерял, но только не сиди пнём на одном месте!

После слов «найди то, что когда-то потерял» в мою голову закралась мысль разыскать Таню. Я не хотел об этом говорить, но язык развязался сам, и я рассказал об этом желании Виктору Александровичу, перед этим незаметно для себя напившись.

– Да ты что, из ума выжил?! На ней же живого места не осталось за эти годы! Она совсем другая теперь! Ты что, не знаешь психологию проститутки?

– Но она же не по своей воле ею стала! – вступился я.

– Какая разница? Она стала другой. Представь, что тебя будут каждый день брать против желания. Каким ты станешь? Если она вообще жива еще: их же наркотиками пичкают, чтобы возникла зависимость. На них лица нет к тридцати годам, выглядят как старухи, а тридцать лет – это пик женской красоты! Не сходи с ума, пусть она останется в твоей памяти чистой и красивой. Не нужно все портить. Потом жалеть будешь. Это жизнь, тут не бывает сказочных поворотов. Один раз оступишься – на тебе прыгать будут, вдавливая все глубже в грязь!

Мы еще некоторое время опустошали бутылку, после чего я уехал домой на такси. Вечером этого же дня я пригласил друзей, чтобы переговорить на ту же тему. Снова было виски, но диалог уже носил другой характер. Друзья всегда меня поддерживали, несмотря на глупость моих идей.

– Я хочу найти Таню, – сказал я, разливая виски по бокалам.

– Зачем? – спросил Вася.

– Да, зачем? – поинтересовался Слава. Вопрос ввел меня в ступор. Я не совсем понимал, зачем мне нужно ее найти, но очень хотел сделать это.

– Не знаю, – ответил я. – Думаю, это потому, что… да не знаю я, почему! Просто хочется найти!

– Ну, давай найдем! – ответил Слава.

– Только не целуй ее, – добавил Вася, и мы рассмеялись. А затем выпили за то, чтобы я ее нашел.

Мы не стали терять время и заказали трех проституток. Через час они приехали. Я достал фотографию, показал им, но они сказали, что никогда не видели эту девушку. Мы с ними переспали. Глупо было бы ими не воспользоваться. Затем вызвали еще трех с разных мест.

– Видели ее? – спросил я, показывая Танино фото.

– Может быть, – ответила одна. Я отсчитал пять тысяч рублей и дал ей.

– Она раньше была у нас, но после ее куда-то увезли. Сейчас я не знаю, где она, но может знать наша «мамка».

– Поехали, – сказал я, давая ей еще денег.

Мы вышли на улицу. «Ночную бабочку» ждала тонированная машина. Она попросила подождать некоторое время, поговорила с сутенером и позвала меня. В машине мне завязали глаза, и мы поехали к ним в агентство. Через час пути мы прибыли на место. Оно находилось за городом. Зайдя внутрь, я увидел множество проституток разных возрастов, они перешептывались, одна ущипнула меня за зад. Мы прошли по коридору почти до конца и повернули налево. Справа я успел заметить, как кто-то захлопнул дверь, сказав «Что за посторонние?». Человека, который там был, я знал по прошлой жизни. Он занимал высокую должность и вроде даже отвечал за коррупцию в регионе. Комната «мамки» была аккуратно убрана: красные бархатные стены, стол из красного дерева, на стенах картины эпохи классицизма, тусклый свет и специальная лампа, которая освещала рабочий стол. Увидев меня, «мамка» закрыла тетрадь и убрала ее в ящик. Сама она выглядела плохо: полненькая грубая женщина невысокого роста, с выцветшими зелеными глазами, в заношенной одежде.

– Кто это? – спросила она людей, которые меня сопровождали.

– Мне нужно знать, где эта девушка, – ответил я, показывая фото.

– Я не тебя спрашивала! – грубо ответила она.

– Он ищет Таню, щедро заплатил, – ответила проститутка, которая меня привела. Я держал фото, не опуская.

– Зачем? – переведя взгляд на меня, спросила «мамка».

– Я хочу ее увидеть.

– Зачем?

– Чтобы понять, есть ли смысл ее выкупать.

– Зачем? – продолжала она.

– Не ваше дело. Мои деньги – ваша информация, – ответил я, выкладывая пачку на стол. Она посмотрела на деньги, затем на меня.

– Ты зря тратишь время. Таня умерла, – ответила она.

Я положил еще.

– Думаешь, все можно купить в этой жизни?

– Вам ли не знать, – с улыбкой проговорил я. Она улыбнулась в ответ:

– Завтра она приедет к тебе на время, которое ты оплатишь. Учти, час будет стоить в сто раз больше обычного. Все ясно? – уточнила она, поднимая телефон, чтобы набрать номер.

– Да, – ответил я. Затем меня увезли обратно. Где находилось агентство, я так и не узнал, и поэтому при всем желании не мог бы его найти или кому-то рассказать о нем.

Друзья встретили меня бурно, и я им рассказал все, как было.

– Двести тысяч за то, чтобы просто увидеть ее! – воскликнул Слава.

– Я, конечно, знал, что ты ненормальный, но не настолько же! – сказал Вася с ироническим восторгом.

– Зато я смогу с ней поговорить, – ответил я. – Мне бы все равно эти деньги счастья не принесли.

– Ну, знаешь! – усмехнулся Слава.

Мы долго обсуждали эту тему, после чего, уже ближе к ночи, друзья разъехались по домам.

Настал день. Фактически прошло немного времени, но для меня оно длилось дольше обычного. Я решил взять час с Таней, ведь больше мне не нужно было, чтобы принять решение.

В 16:20 подъехала знакомая машина, на которой ночью мне удалось прокатиться. Вышел здоровенный лысый мужик в черной кожаной куртке, осмотрелся и направился ко мне в дом. Любезно поприветствовав меня, он сказал, что пригласит Таню только после того, как увидит деньги. Я показал их, и он ушел за ней. В окно я увидел, как из машины вышла худенькая девушка в черном платье и кремовом платке, и неуверенно зашагала вслед за сутенером. Я был в кабинете, когда они вошли в комнату. Громила взял деньги и оставил нас наедине. Мы смотрели друг на друга, пытаясь разглядеть изменения. Она ощупывала взглядом меня, а я ее. Меня все еще волновала ее молочная кожа, ярко-красные губы и худенькое тельце.

– Привет, – виновато произнесла она.

– Сними очки, – попросил ее я. Она нерешительно сняла. Посмотрела сначала в пол, затем медленно перевела взгляд на меня и тут же отвела в сторону.

– Какой дом красивый, – пытаясь скрыть неловкость, проронила она.

– Почему ты мне не сказала правду?

– Как ты себе это представляешь? Привет, я стала проституткой?! – все так же, не глядя мне в глаза, проговорила она.

– Да! – воскликнул я. – Когда ты первый раз связалась со мной, ты могла сказать! Разве нельзя было?

– Нет… меня бы убили, – дрогнув, произнесла она. Я подошел к ней, нежно взял за руку, другой рукой коснулся ее лица, провел внешней стороной ладони от скулы к шее. Она отвела взгляд.

– Я хочу забрать тебя, – сказал я.

– Не обманывайся, той меня уже нет. Все, что ты хочешь, это вернуть иллюзии. Но тебе не нужна такая женщина, я и сама это понимаю. И пожалуйста, не перебивай! – она сжала мою руку, когда я только хотел сказать, что все еще люблю ее. – Я засыпаю с мыслью, что проснусь и пойду на кухню, чтобы намазать себе хлеб маслом и посыпать его сахаром. Боже! Я так давно не делала этого, и не хочу делать это здесь, чтобы не портить воспоминания. Я бы хотела убежать, но от своей памяти не убежишь. И куда бы я ни пошла, все, что со мной произошло, будет следовать за мной. Я бы хотела, чтобы ты меня выкупил, и мы начали жить нормально. Но я не смогу, и главное, я не хочу, чтобы ты жил прошлым, которого нет. Просто представь, что меня не стало, и почувствуй это вот здесь, – она положила ладонь мне на грудь, туда, где находится сердце. – Любви, которая нас соединяла, больше нет! Она исчезла тогда, когда меня насильно лишали девственности три мужика! – у нее потекли слезы. – Я ждала тебя перед отъездом, а ты не пришел!

На секунду она замолчала, крепко сжала кулаки и закрыла глаза.

– Пообещай, что найдешь себе лучшую женщину! Пообещай мне! –дрогнувшим голосом потребовала она.

– Обещаю, – ответил я, и в горле тут же возник ком. Она поцеловала свои кончики пальцев, затем поднесла их к моей щеке, но так и не дотронулась, стыдясь себя. Потом надела очки и быстро ушла, цокая каблуками по паркету. Я слышал каждый удар, отбиваемый ее туфлями, они становились все тише, пока совсем не затихли. Затем хлопнула дверь, и во мне словно что-то оборвалось.

Она ушла из моей жизни, и я не мог ничего изменить, потому что дал обещание, которое не мог нарушить. Я дал его Тане, девушке, которую сумел полюбить, несмотря на то, что всеми силами старался этого не делать, боясь испытать очередную боль. Тане, что заставила увидеть в себе человека, несмотря на то, что ее сделали испуганным зверем в клетке, из которой она не могла выбраться. Тане, которая в моей памяти навсегда осталась девочкой-подростком…
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

перейти в каталог файлов


связь с админом