Главная страница
qrcode

Антон Медведев Иллюзион Глава первая


НазваниеАнтон Медведев Иллюзион Глава первая
Дата10.08.2019
Размер2.82 Mb.
Формат файлаrtf
Имя файлаMedvedev_Anton__Illyuzion_-_royallib_ru.rtf
ТипДокументы
#64261
страница27 из 34
Каталог
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   34
* * *


Запись на кассете закончилась, стало очень тихо. Убедившись в том, что больше на пленке ничего нет, Олег выключил магнитофон.

— Вот те раз… — протянула Катя. — Он что, решил угробить Москву?

— Что-то вроде этого, — задумчиво отозвался я. — Насколько я понял, наши маги и сами не очень верят в то, что смогут остановить его. Поэтому и решили отправить нас подальше.

— Но если опасность так велика, то почему не сообщить о ней властям? — удивилась Ольга. — Пусть пошлют против Харама спецназ, объявят эвакуацию. Речь ведь идет о жизнях миллионов людей!

— Ольга, в это никто не поверит, — пояснил Олег. — Нас просто не станут слушать.

— А если и выслушают, то отправят в психушку, — закончила за него Катя.

— Но ведь можно помешать ему как-то иначе? — предположила Настя. — Например, позвонить в милицию и сообщить о том, что по такому-то адресу находится склад героина, оружия или еще чего-то подобного. Милиция обязана будет приехать и все проверить.

— Вряд ли это станет для Харама проблемой, — покачал головой я. — Мелкие неудобства, не более того. Он знаком с мэром, бывает на приемах в Кремле, спокойно ходит по думским коридорам. Это не тот человек, против которого милиция или иные силовые структуры способны что-то сделать. Все закончится тем, что перед ним извинятся и уедут.

— Если вообще приедут, — добавил Олег. — Лучше уж поджечь его дом. Несколько канистр с бензином, и мы его выкурим, как таракана.

— Вот это уже дело! — согласилась Катерина. — А то все бегаем…

Я вспомнил, как Виктор предлагал мне не так давно поджечь дом Каара. Предложение Олега было вроде бы вполне дельным — и тем не менее оно мне не понравилось. Я буквально шкурой чувствовал, что мы не должны заниматься подобными вещами. Очевидно, ошибочность озвученного предложения понимал не только я.

— Но ведь это неправильно? — с сомнением произнесла Настя.

— Почему неправильно? — не согласился Олег. — Речь идет уже не только о наших жизнях, но и о жизнях миллионов москвичей. На войне как на войне — что в этом ненормального?

— Я согласна с Олегом, — снова поддержала его Катя. — Нас вовлекли в войну: если мы сбежим от нее, то всю оставшуюся жизнь будем презирать себя за трусость. Значит, надо оставаться и воевать. И делать это настолько хорошо, насколько сможем.

— Любить так любить, стрелять так стрелять? — произнес я, задумчиво глядя на нее.

— Именно, — согласилась Катя. — Не мы объявили ему войну — он нам. Когда тебя кусает комар, ты не станешь думать о заповеди «не убий», а просто прихлопнешь его. Харам для меня ничем не лучше комара. Кроме того, я просто горю желанием поквитаться с ним за пещеру.

— А ты, Ольга? — Я взглянул на девушку. — Что скажешь?

— Я никогда никому не желала зла, — ответила она. — Но сейчас мне кажется, у нас просто нет выбора. Харам уже убил множество людей. Если его не остановить, погибнут миллионы. Это страшно.

— Лена?

— Андрей, я пока только все порчу… — Она опустила глаза. — Если бы я не украла эти проклятые Ключи, ничего бы не было. Как я могу что-либо советовать?

— Лена, на твоем месте мог оказаться любой из нас, — пояснил я. — Поэтому не вини себя — у тебя не было шансов справиться с Харамом.

— А разве они у нас есть сейчас?..

Я ничего не ответил. Просто и сам понимал, насколько все сложно.

— А сам что скажешь? — спросил Олег, внимательно посмотрев на меня. — Решил для себя что-нибудь?

— Да. Я не стану пытаться убить Харама. И не потому, что убить его нельзя — просто это будет неправильно. Нельзя желать смерти кому бы то ни было.

— Но тогда он уничтожит миллионы человек! — возразил Олег.

— Не обязательно, — покачал я головой. — Сейчас мы смотрим на него, как на очень сильного мага, который хочет убить кучу людей ради каких-то личных целей. Но это чисто человеческий взгляд на вещи. А как бы все на происходящее смотрел маг?

— Разве мало магов воюют между собой? — тихо заметила Ольга.

— А может, они только считают себя магами? — возразил я. — Мне трудно объяснить… Понимаешь, когда я начинаю думать о том, как свести с Харамом счеты, как перехитрить его и отправить на кладбище, я чувствую, что это не тот путь. Он пуст, в нем нет Духа. Просто слова, действия. И не более того. Но существует и другой путь: я его чувствую, но не могу точно выразить словами.

— А ты попытайся, — хмыкнула Катя. — На то ты и нагваль.

— Попытаюсь. Все мы — проводники каких-то сил, и сил очень разных. Харам — тоже манифестация какой-то силы. Пока мы смотрим на него как на мага, пусть даже очень сильного, мы не видим истины. Но если смотреть на него как на проводника некой силы, ситуация меняется. Даже убив Харама, мы не остановим эту силу — она проявит себя в ком-то другом. Может быть, в нас самих — помните сказку «Убить дракона»? Одолев Дракона, герой сам становится Драконом, занимает его место. Бессмысленно воевать с Харамом — надо искать способы взаимодействия с силой, которую он представляет.

— Звучит красиво… — Олег задумчиво почесал лоб. — Хотя и не очень понятно в смысле того, что нам делать.

— А мне это нравится, — воодушевленно заявила Настя. — Это правильный подход.

— Ты-то откуда знаешь? — проворчала Катя.

— Просто чувствую, — ответила Настя. — Это то, на что отзывается Джара. В свое время мы допустили ошибку — пожертвовали абстрактным ради конкретного. Слишком глубоко погрузились в технологическую сторону вопроса. И Джара нас покинула, это вылилось в развал группы.

— Хочешь сказать, что Сергей ошибался? — В голосе Кати звучало сомнение.

— Нет, — покачала головой Настя. — Не он ошибался — мы. Мы не смогли дорасти до его уровня, а у Сергея не получилось нас вытянуть. Вспомни, сколько раз он говорил о том, что какие бы знания мы ни добыли, на деле они ничего не стоят. Советовал время от времени отправлять все знания на свалку и просто слушать мир. Сам он умел это делать, пытался научить этому нас. Но мы были глухи и слепы. В итоге мы рухнули в пропасть и утянули за собой его.

— Хотелось бы поближе к Хараму, — вставила Катя. — Через пару дней обещают Апокалипсис, и мне бы хотелось знать, что мы будем делать.

— То, чего от нас точно не ждут, — ответил я.

— А именно? — Катя пристально посмотрела на меня.

— Например, отправимся на Красную площадь. Это сердце Москвы, самое настоящее место силы. Мы пойдем туда и будем слушать мир. Остальное — на усмотрение Джары.

— Ничего более глупого я еще не слышала, — разочарованно заявила Катя. — Мне кажется, ты чересчур увлекся своей новой ролью. Сам недавно говорил, что в нашем мире без году неделя. А тут вдруг начинаешь командовать. Ну придем мы на Красную площадь, и что? Просто потеряем время, которое могли бы использовать для чего-то более умного. Глупо это, понимаешь?

— У тебя есть другие предложения? — поинтересовался я.

— Есть. Сделать то, что предложил Олег. Выкурить его из берлоги, а там смотреть по обстоятельствам.

— Это уже было, Катя, — тихо сказала Настя.

— Что было? — не поняла девушка.

— То, что происходит сейчас. Мы сидели у костра, Сережа убеждал Виктора не ломать мир, не подминать его под себя. Делать лишь то, на что указывает Джара. Виктор же хотел сам решать, как ему поступать. К чему это привело, ты знаешь. Сейчас происходит то же самое: Андрей предлагает довериться Джаре. Ты хочешь действовать, руководствуясь логикой, просчитывая какие-то варианты. Финал предсказуем: одна сила, Харам, одолеет другую — нас. Потому что мы будем пытаться играть на его поле и по его правилам. Нам же надо играть в другую игру. Уйти с поля, на которое нас загнали.

— Знала бы ты, как я тебя понимаю, — сказал я, восхищенно глядя на Настю. — Чувствую то, что стоит за твоими словами. И все это мне нравится.

— Просто ты указал направление, я его ощутила и подхватила. В этом и состоит роль нагваля. Я чувствую, что указанный путь правильный, потому что душа поет, ей радостно. Есть ощущение истины.

— Ладно, пойдем завтра гулять на Красную площадь, — согласился Олег. — Это будет круто: неспешно прогуливаться по брусчатке в преддверии катастрофы.

— Ну хорошо, уговорили, — нехотя согласилась Катерина. — Но учтите: если у вас завтра ничего не получится, дальше будем рулить мы с Олегом. Согласны?

— Да, — спокойно ответил я.
Из дома вышли в десять часов утра, как следует выспавшись. Позавтракали, потом не спеша направились в сторону Красной площади.

В центр столицы я хотел попасть к полудню. Что-то подсказывало мне, что правильно будет прийти на площадь именно в это время.

Того же мнения была и Настя.

— Полдень — середина дня, — сказала она вчера вечером, во время обсуждения деталей предстоящей прогулки. — Час силы. Точно такой же, как и полночь.

И вот теперь мы медленно шли в сторону сердца столицы, я изредка поглядывал на часы. Меня постепенно охватывало чувство азарта — наверное, именно так чувствует себя канатоходец над пропастью. Чуть влево, чуть вправо — и смерть. Но есть натянутый струной канат, способный перевести на другую сторону — к жизни. Есть шест, дающий столь нужную точку опоры. Шестом для меня были мои друзья, я знал, что выстоять в этой схватке мы сможем только вместе. Канатом… Канатом было то незримое, что я ощущал вокруг себя. Здесь, рядом… Я смотрел на мир и чувствовал, что он смотрит на меня. Проходившие мимо люди, проезжавшие машины — вся круговерть обычной городской жизни была полна скрытого смысла. Мир подсказывал нам дорогу: вот проехала зеленая машина и свернула налево, я тут же предложил перейти на другую сторону улицы. Мы перешли, нас обогнала девушка с зеленым же пакетом — мир снова подал мне знак о том, что мы все делаем правильно.

Когда мы вышли на Красную площадь, до полудня оставалось семь минут.

— Пришли, — сказала Катя. — И что дальше?

— Просто наслаждайся этим, — подсказала Настя. — Смотри, как красиво!

Здесь действительно было красиво. Мы неторопливо прогуливались, я продолжал всматриваться в мир, ожидая какого-то знака. Но мир пока молчал… Вот послышался бой Кремлевских курантов — полдень. Прошла еще минута, за ней другая. Ничего не происходило.

Мы стояли перед собором Василия Блаженного, чуть позади большой группы иностранных туристов. Затем неподалеку от нас остановилась миловидная девушка с мальчиком лет пяти и что-то начала объяснять ему, указывая на собор. Но мальчику все это было неинтересно: держа за веревочку воздушный шарик, малыш вырвался из рук девушки и начал бегать вокруг нее, звонко смеясь.

Вряд ли кто-то из находившихся на площади людей обратил на это внимание. Меня же буквально бросило в жар — в моей системе примет вращение, кружение говорило о том, что здесь в данный момент присутствует какая-то сила.

— Она где-то совсем рядом… — шепнул я на ухо Насте. — Смотри внимательнее…

Настя поняла меня с полуслова. Взяла за руку, я сжал ее пальцы. Осмотрелся — ну где же это? Приметы меня еще никогда не обманывали.

Увы, больше я не увидел ничего, что могло бы привлечь внимание. Девушка к этому времени уже успела успокоить мальчугана и теперь что-то говорила ему, мягко улыбаясь. Она мне определенно нравилась — веяло от нее каким-то спокойствием, женственностью. Вот малыш и его мама не торопясь пошли прочь, я вздохнул — уходят… Неужели я что-то прозевал?

— Я ничего не вижу, — тихо сказала Настя.

— Я тоже… — разочарованно признался я. — Подожди минутку.

Подойдя к девушке с малышом, я посмотрел ей в глаза и улыбнулся:

— Добрый день. Не подскажете время? А то мои часы остановились.

— Шесть минут первого, — ответила девушка, взглянув на часы. — Пойдем, Максим, нам пора…

Она потянула мальчугана за собой, мне оставалось лишь проводить ее взглядом. Не она… Но тогда кто?

Прошло еще несколько минут, Катя то и дело с усмешкой поглядывала на меня. Я уже был готов признать свое поражение, когда Лена тронула меня за руку.

— Андрей… Видишь вон ту женщину?

— Которую? — быстро спросил я.

— В соломенной шляпке?

Окинув взглядом собравшихся у собора людей, я увидел женщину лет тридцати пяти: высокую, стройную, весьма элегантную. Мне почему-то показалось, что она иностранка — возможно, это впечатление складывалось из-за ее изящной соломенной шляпки, повязанной голубой лентой. Женщина стояла, придерживая перекинутую через плечо сумочку, я разглядел на губах незнакомки едва заметную улыбку.

— Вижу, — подтвердил я. — И что?

— Ее зовут Аделина, и она ведьма.

— Ты серьезно? — спросил я, приглядываясь к женщине.

— Да. Она хорошо знает Харама — года четыре назад у них был роман, они встречались почти два месяца. Потом поссорились и расстались.

— И ты не сказала об этом раньше?! — даже возмутилась Катя, стоявшая рядом и слышавшая весь разговор.

— Не сказала. Аделина — не тот человек, к которому можно обращаться за помощью. Она черная колдунья. Харам говорил, что она отправила на тот свет не одну сотню людей, в основном мужчин. И если бы он не был бессмертным, его имя наверняка бы пополнило ее лицевой счет.

— То, что она оказалась здесь, наверняка не случайно, — задумчиво сказала Настя. — Мы должны подойти к ней.

Я хотел было согласиться, но не успел — женщина в соломенной шляпке вдруг посмотрела в нашу сторону. Потом, поправив ремешок сумочки, направилась к нам.

— О боже! — тихонько воскликнула Ольга. — Она идет сюда!

— Не бойся… — Олег взял ее за руку.

Пока ведьма шла, я успел составить о ней некоторое представление, и это представление начисто опровергало расхожие мифы о ведьмах как о мерзких горбатых старухах, творящих в полночный час свои темные дела. Идущая к нам женщина была красива, стройна, грациозна, ее походка притягивала взгляды мужчин. Вот она подошла, я невольно напрягся.

— Добрый день, — поприветствовала она нас, улыбнувшись, — Здравствуй, Леночка, рада тебя видеть. Очевидно, это твои друзья?

— Здравствуйте, — отозвалась Лена. — Да, вы правы.

— Добрый день! — поздоровался я. — Вот уж не думал, что ведьмы так здорово выглядят.

— Может, ты еще просто не встречал ни одной настоящей ведьмы? — предположила Аделина, ничуть не смутившись моим комплиментом. — Что ж, теперь я понимаю, кто меня звал и почему я сегодня здесь оказалась… — Женщина окинула взглядом нашу компанию. — Надо полагать, у вас ко мне какое-то дело?

— Да, — за всех ответил я. — Харам.

— В самом деле? — наигранно удивилась Аделина. — Неужели этот шалопай опять что-нибудь натворил?

— Скорее, собирается. Если его не остановить, то в субботу вечером Москва превратится в одно большое кладбище. Погибнут не только люди — умрет вообще все живое.

— Наверное, в этом будут и свои плюсы? — с очаровательной улыбкой предположила Аделина. — По крайней мере, избавимся от крыс и тараканов. Да и дороги, я думаю, станут немного свободнее.

Она смотрела на меня и улыбалась. Странный это был взгляд: не обладая той силой, которую я ощущал во взгляде Харама, он тем не менее заставлял меня нервничать. Правильнее всего было бы сказать, что этот взгляд принадлежал не человеку, а неведомому существу, по какому-то капризу судьбы принявшему облик прелестной женщины.

— Дороги, может быть, и станут свободнее, — согласился я только для того, чтобы не молчать. — Но погибнут миллионы людей — неужели вас это не беспокоит?

— Милый мой мальчик, времена, когда меня что-то могло беспокоить, давно прошли… — Аделина вздохнула и поправила шляпку. — Что же мне с вами делать?

— Помогите нам остановить Харама, — попросила Настя.

— «Аделина — спасительница мира». Это звучит. — Губы женщины снова тронула улыбка. — Что ж, может, однажды мне это и зачтется. Ты, ты и ты, — она указала на меня, Настю и Катю, — идете со мной… — Повернувшись, ведьма спокойно пошла прочь.

— Ждите нас дома! — успел шепнуть я остальным и вместе с Катериной и Настей поспешил за женщиной.

— Ваши имена? — спросила ведьма, когда мы догнали ее и пошли рядом.

Мы представились.

— Хорошо. Меня, как вы уже наверняка знаете, зовут Аделина. Перейдем к делу… — Женщина несколько секунд помолчала. — Думаю, вы слышали об элатриуме?

— Да, — ответил я. — Вчера вечером Харам собрал его полный комплект.

— В самом деле? — Аделина взглянула на меня, приподняв брови, и я не смог понять, искренне она удивляется или нет. — Значит, ему это все-таки удалось… — Она снова ненадолго замолчала.

— Вы должны знать, — сказала она, когда мы покинули Красную площадь и направились к метро, — что для того, чтобы воспользоваться собранным элатриумом, нужен большой первоначальный объем личной силы. Накопить такое количество силы самому тяжело, поэтому Харам использует сторонние источники энергии. Взгляните на эти двери. — Она остановилась и легким кивком указала на вход в метрополитен. — Видите что-нибудь необычное?

— Нет… — через несколько секунд неуверенно отозвалась Настя.

— Двери как двери, — подтвердил я.

— Ну а ты? — Аделина с интересом взглянула на Катю. — Ты ведь можешь видеть тонкие энергии — я права?

— Я могу снимать информацию, касающуюся людей, — ответила та. — Но с неодушевленными предметами я никогда не работала.

— Вздор! — поморщилась Аделина. — Ты или умеешь это делать, или нет, отговорки здесь неуместны. Не смотри на двери как таковые — попробуй уловить суть этого места. Что оно собой представляет, для чего служит.

— Служит, чтобы через него проходили люди, — сказал я.

— Это то, что лежит на поверхности, — отмахнулась ведьма, продолжая смотреть на Катю. — Забудь о том, что это двери. Оцени их побочную составляющую — то, что в них вложено извне.

— О, черт! — воскликнула вдруг Катя.

— Уловила? — улыбнулась Аделина. — Расскажи, что ты видишь.

— Оно напоминает черную паутину… — удивленно сообщила Катя, не отрывая взгляда от дверей. — Оплело все двери. Выглядит просто омерзительно.

— Молодец! — похвалила Аделина. — Поэтому я тебя и позвала с нами. Поняла, что это такое?

Какое-то время Катя смотрела на входящих в метро и выходящих из него людей.

— Эта паутина крадет у людей их силу, — сказала она наконец. — И вся эта энергия куда-то уходит. Но куда именно, я проследить не могу.

— Я тебе подскажу: она уходит к Хараму. Эту ловушку установил именно он. Каждый раз, когда человек проходит через эти двери, он отдает ему часть своей силы. Всего таких ловушек у Харама девять: эта, одна на входе в ГУМ и еще семь в разных местах города. Теперь представьте, сколько людей проходят через эти ловушки, и вы поймете, какую дань он ежедневно собирает с москвичей.

— Их можно уничтожить? — спросил я.

— Можно, — кивнула Аделина. — В Москве много магов и ведьм, за подобные лакомые места идет беспощадная борьба. Обычно сильный маг либо уничтожает ловушку конкурента и ставит свою, либо просто переключает на себя уже существующую. В итоге те, кто посильнее, занимают самые лучшие места, остальным достаются делянки похуже.

— И хозяева уничтоженных ловушек не возмущаются? — недоверчиво спросила Настя.

— Еще как! Знали бы вы, какие из-за этого порой разворачиваются войны! — Аделина восторженно покачала головой. — Лет пять назад, когда Харам только появился в Москве и начал ставить свои ловушки, местные маги пытались сопротивляться, но он быстренько поставил их на место. Кого-то убил, кого-то приструнил. С тех пор его ловушки никто не трогает — разве что изредка какой-нибудь несмышленый новичок напакостит. О чем потом ему приходится глубоко сожалеть.

— И много в Москве таких штук? — поинтересовался я.

— Хватает, — кивнула ведьма. — Хотя есть вещи и похуже.

— А именно? — тут же спросила Настя.

— Идешь ты, например, по дороге и видишь монетку. Радостно подбираешь ее и через недельку умираешь. При этом вся твоя сила переходит к ведьме, оставившей эту монетку — разумеется, со специальным наговором. Поэтому, дорогие мои, никогда не гонитесь за дармовщинкой и не подбирайте того, что не вами обронено. — Аделина лучезарно улыбнулась.

— И что, теперь не пользоваться метро? — хмыкнул я.

— Ну почему же? Просто когда будешь проходить подобные места, представь вокруг себя замкнутый сияющий кокон, непроницаемый ни для каких воздействий извне и не выпускающий ничего наружу. Этого вполне достаточно.

— А как такие ловушки уничтожить?

— Просто сжечь их, — ответила Аделина.

— Мысленно сжечь? — догадался я.

— Ну ты, конечно, можешь попробовать сделать это и факелом. Но вряд ли от этого будет какая-то польза. — Ведьма с усмешкой взглянула на меня.

— А если ты не видишь ловушку? — спросила Настя. — Можно ее тогда уничтожить, или нет?

— Если ты знаешь, где она стоит, можно уничтожить ее и не видя. Просто как следует выжги это место, и все будет в порядке. К слову, я не советую вам уничтожать подобные ловушки. Просто не попадайтесь в них.

— Почему не советуете? — тут же поинтересовалась Катя.

— Потому что это все равно что залезть в чужой огород и вытоптать грядки. Не тобой посажено, не тебе и уничтожать.

Мне никогда не нравилось метро, оно всегда вызывало у меня неприятные ощущения. Теперь, выслушав Аделину, я начал понимать, что мое предубеждение лежало не только в области психологии. Возможно, на каком-то уровне я чувствовал потерю энергии в метро, потому и не любил им пользоваться.

— И куда нам теперь? — спросил я, осознав, что мы уже слишком долго стоим на одном месте.

— Нам надо где-то присесть. Пойдемте… — Аделина уверенно направилась вдоль улицы.

Несколько минут спустя мы уже садились на скамейку.

— Я составлю вам список мест, где Харам поставил свои ловушки, — сказала ведьма, достав из сумочки блокнот и авторучку.

Пока она писала, мы терпеливо ждали. Наконец Аделина закончила, вырвала листок и протянула его Кате.

— Возьми. Ты сможешь найти все эти ловушки и уничтожить их. Уверена, Хараму это очень не понравится.

— Но он сможет их восстановить? — предположил я.

— Разумеется, — согласилась ведьма. — Но для этого ему надо будет снова посетить эти места. Вы, со своей стороны, в силах уничтожить их снова. Ломать — не строить, верно?

— Это так, — кивнул я.

— Вот и замечательно. Тот, кто привык к большому притоку энергии, обычно столь же расточительно ее тратит. Если вы разрушите ловушки, Харам через несколько часов начнет ощущать недостаток сил. Вы сказали, что свой маленький эксперимент он наметил на вечер субботы, верно? Значит, правильнее всего будет уничтожить ловушки в пятницу вечером. Ночь он проспит, с утра почувствует упадок сил. А времени на восстановление ловушек и набор энергии уже не будет. С этим, думаю, все ясно?

— Да, — ответила Катя.

— Чудесно. Ну а чтобы жизнь моему дорогому Харамушке не казалась медом, расскажу вам еще о паре приятных мелочей. Это будет работа для тебя, Андрей, и для Насти.

— Мы слушаем, — с готовностью произнес я.

— Замечательно. Так вот: тебе надо будет посетить несколько строек. Ищи те, где специальной машиной забивают сваи — не помню, как эта штука называется.

— Копер, — подсказал я.

— Да, верно. Найдя такое место, понаблюдай, как заколачивают эти сваи. Фокус заключается в том, чтобы отождествлять забиваемую сваю с головой неугодного тебе человека — в данном случае, Харама. Просто представляй, что свая — это его голова. И каждый удар по свае — это удар железякой по его бедной головушке. Силы у тебя достаточно, Харам в подобных делах не искушен. Поэтому головная боль ему обеспечена. — Аделина обворожительно улыбнулась. — Часа подобного наблюдения вполне достаточно.

— Это занятно, — усмехнулся я. — Никогда не думал, что такое возможно.

— В магии много приятных мелочей, — заявила Аделина.

— А не помешает то, что у Харама измененная энергетика? — вспомнил я.

— Не помешает. Пока у него есть форма — то есть человеческая голова, — она может болеть. Если вы как следует подумаете, то сможете сами найти десятки подходящих вариантов для любых частей человеческого тела. Знали бы вы, какие я в свое время готовила супы! — Аделина демонстративно закатила глаза. — Брала разделочную доску и начинала шинковать острым ножом морковь, вареные яйца, свиное сердце, языки и прочие подходящие ингредиенты. Делала это очень тщательно, не торопясь, с чувством и соответствующими представлениями. Супы у меня, положим, получались не очень, — призналась она с улыбкой. — Но в магическом плане результат всегда был замечательным! В нашем деле, мои дорогие, как ни в чем другом, важна творческая жилка.

— Сегодня же сварю суп, — мстительно произнесла Катерина. — И нож куплю самый большой и острый!

— Верю, — согласилась Аделина, ее глаза удовлетворенно блеснули. — Теперь задача для тебя, Настя, тебе предстоит сделать так, чтобы у Харама в ближайшие дни все буквально валилось из рук. Его начнут преследовать неудачи, дела пойдут через пень-колоду. Его жизнь полностью разладится. Твоей силы для этого вполне хватит.

— Нечто вроде проклятия или сглаза? — догадалась Анастасия.

— Да, — подтвердила ведьма. — Тебе надо будет выполнить три вида манипуляций. Вместе они составят перевернутую пирамиду: верхний уровень, самый большой, средний — поменьше, и нижний, завершающий. Верхний уровень закладывает основу нового событийного поля. Средний конкретизирует детали, определяет сроки. Наконец, нижний отвечает за саму суть воздействия — направлено ли оно на физическое уничтожение, разлад жизни, неудачу в любви, бизнесе и тому подобное. Перевернутая пирамида давит своим острием на жизнь человека, противостоять такой атаке не могут и самые сильные маги. Как минимум им потребуется время на то, чтобы оправиться от удара. У Харама этого времени не будет. Вот что тебе предстоит сделать…

Аделина начала объяснять Насте тонкости колдовских методик, я слушал ее со смешанным чувством. С одной стороны, все это могло помочь нам в борьбе с Харамом. В то же время я понимал, что ведьма учит нас самой натуральной черной магии. И если мы будем всем этим заниматься, то как на наши колдовские дела отреагирует Джара?

Опять же я не мог не признать того, что именно Джара указала нам на Аделину. Значит ли это, что все происходит с одобрения Силы, что мы должны делать то, что советует ведьма? Похоже, дома нас снова ждут жаркие споры…

— Нет, не так, — поправила Аделина Настю. — «Как этот пепел разносит ветер, так в прах обращается жизнь такого-то». Запомни ритм, здесь это важно. Когда сдуешь пепел с ладони, отряхни руки, повернись через левое плечо и уходи. Запиши… — Она передала девушке свои блокнот и авторучку.

— Обязательно делать это в полночь? — поинтересовалась Настя.

— Да. Ритуальная часть очень важна, поэтому не стоит ею пренебрегать.

— Листок можно вырвать?

— Разумеется.

Настя вырвала листок с записями, вернула блокнот и ручку Аделине.

— Пока вроде бы все, — удовлетворенно заявила ведьма. — Если будут еще какие-то вопросы, звоните… — Она взяла листок из рук Насти, записала на его обратной стороне номер телефона. — Держи.

— Спасибо. — Настя спрятала листок.

— Чем мы можем вас отблагодарить за вашу помощь? — спросил я, чувствуя некоторую неловкость.

— Кое-что я у вас попрошу, — согласилась женщина. — Если будет возможность, не забудьте сказать Хараму о том, что я вам помогала. Просто передайте ему привет от меня — этого будет вполне достаточно.

— Мы передадим, — пообещал я.

— Тогда все, мои дорогие. — Аделина поднялась со скамейки. — Удачи вам! — Одарив нас чарующей улыбкой, она повернулась и спокойно пошла прочь.

— Что скажете? — спросил я, продолжая глядеть ведьме вслед.

— Колоритная дамочка, — заявила Катя. — Мне она нравится.

— А мне нет, — сказала Настя. — Она ни во что не ставит чужую жизнь.

— Виктор назвал бы это свободой от условностей, — не согласилась Катя. — Впрочем, сейчас это неважно. Идем домой?

— Идем, — подтвердил я.

Нас уже ждали. Пройдя в гостиную, мы рассказали Олегу, Ольге и Лене о том, что узнали от ведьмы. Поделились и своими мнениями о происшедшем.

— Может, это и черная магия, — сказал Олег, выслушав нас— Но если она поможет нам справиться с Харамом, то все это надо сделать. К тому же Андрей прав, с Аделиной нас свела Джара. Значит, такова воля Небес.

— Меня сейчас беспокоит другое, — задумчиво произнесла Ольга. — Как ко всему этому отнесутся наши маги?

— А мы им просто ничего не будем рассказывать, — предложила Катя. — Что бы они там ни придумали, наши действия им никак не мешают. Наоборот, могут помочь. А в субботу утром мы просто явимся к ним и поставим перед фактом. Расскажем обо всем, что сделали, предложим свою помощь. Прогнать нас снова они уже не решатся. Вообще, с их стороны это свинство — заставлять нас уехать.

— Они просто беспокоятся о нас, — не согласился я. — Поэтому и хотели, чтобы мы уехали в безопасное место.

— Да плевала я на их заботу! — ответила Катя. — Я сама решаю, как мне жить и что делать.

— Мы уже не можем уехать, — произнесла Настя. — Сейчас нам остается просто делать то, что от нас зависит. Давайте так: Катя и Лена сейчас проедутся по тем местам, которые записала Аделина, и отыщут все ловушки Харама. Только ломать их пока не надо, это мы сделаем завтра вечером. Андрей и Олег поездят по стройкам. Мы с Ольгой поищем то, что понадобится мне. К завтрашнему дню у нас должно быть все подготовлено.

— Верно, — согласилась Катя. — А на обратном пути, — она мстительно улыбнулась, — мы с Леной пробежимся по магазинам. Мне понадобится нож и кое-что из продуктов.

1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   34

перейти в каталог файлов


связь с админом