Главная страница
qrcode

Антон Медведев Иллюзион Глава первая


НазваниеАнтон Медведев Иллюзион Глава первая
Дата10.08.2019
Размер2.82 Mb.
Формат файлаrtf
Имя файлаMedvedev_Anton__Illyuzion_-_royallib_ru.rtf
ТипДокументы
#64261
страница3 из 34
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Глава вторая



За стенами маленького бревенчатого домика бушевала метель. Временами порывы ветра достигали такой силы, что дом ощутимо вздрагивал. Свет в поселке погас еще прошлой ночью — где-то оборвало провода. Комнату освещала керосиновая лампа.

За столом в молчании ужинали два человека. Один из них был еще молод. Второй стар. Старик неторопливо хлебал суп, шумно втягивал его губами. Сидевшего напротив молодого человека эти звуки явно раздражали. Тем не менее он старался ничем этого не выдавать. Наконец старик доел суп, отставил тарелку в сторону. С печальной улыбкой взглянул на молодого собеседника.

— Ты ничуть не меняешься, Кузнечик. И это меня беспокоит. Мои уроки не идут тебе на пользу.

— Но я ведь многому научился у вас! — не согласился юноша.

— Ты очень талантлив, у тебя могло бы быть прекрасное будущее. К сожалению, твои недостатки перевешивают твои достоинства. В тебе нет равновесия, ты даже не пытаешься держать в узде свою силу. А это неправильно. Опасно кататься на спине дракона, Кузнечик. В тот момент, когда ты сочтешь, что подчинил его, он тебя сбросит.

— Я полностью контролирую себя, — не согласился собеседник. — И всегда сознаю, что происходит вокруг.

— Это иллюзия, — покачал головой старик. — И иллюзия опасная. Даже то, что ты пытаешься спорить, уже недостаток. Из нас двоих я — тот, кто учит. Ты — тот, кто слушает. За этот год я передал тебе все самое важное из того, что знал. Но ты ничуть не изменился, и это меня печалит.

— Я стал сильнее, — в очередной раз не согласился Кузнечик.

— Об этом и говорю… — вздохнул старик. — Ты так и не понял сути моего учения. Ты слушал — и не слышал. Впитывал то, что тебе нравилось, пропуская остальное мимо ушей. Для тебя главное — это сила. Умение побеждать, быть первым. Но это ошибка, Кузнечик. Заблуждение. На каждого силача всегда найдется кто-то более сильный. И очень жаль, что ты этого не понимаешь. Да, ты талантлив — признаю это. Но ты, помимо того, своенравен и необуздан. Я пытался переделать тебя, направить твою силу в благодатное русло — ради тех людей, которым твой норов может принести неисчислимые беды. Теперь я вижу, что у меня ничего не получилось. Ты все тот же, Кузнечик. И уже никогда не изменишься. Разве что в худшую сторону.

— Я тысячу раз просил не называть меня Кузнечиком. У меня есть имя… — Парень немного помолчал. — Теперь я вижу, что вы никогда не любили меня. — На его скулах заиграли желваки.

— Не любил, — согласился старик. — Любовь — это созвучие. Как я могу любить того, кто видит во всем только изнанку? Вспомни, как ты заставил драться соседских петухов — они бились до тех пор, пока один не убил другого. А ты сидел, смотрел на них и улыбался. Это было глупое, никому не нужное убийство.

— Это был всего лишь петух, — проворчал Кузнечик.

— Какая разница, кто? Ты убиваешь без надобности, а это и есть зло. Вспомни, сколько раз я говорил о Свете и Тьме. Пытался убедить тебя в том, что Свет и Тьма не есть синонимы Добра и Зла. Свет и Тьма — это две разные области, два разных потока. Один — созидающий, дающий жизнь. Другой — разрушающий, несущий смерть. Каждый человек является проводником обоих потоков. Но выражать эти потоки можно по-разному. Разрушение может быть благотворным, если за ним кроется будущий рост. Так садовник отрезает лишние ветви, зная, что это пойдет на пользу саду. Точно так же и созидание может быть разрушительным — достаточно вспомнить те же плантации опийного мака. Я видел такие поля, они очень красивы. Люди трудятся, выращивают мак. Вроде бы занимаются созиданием, однако их труд несет другим людям смерть. Я пытался научить тебя искусству гармонии. Искусству помогать этому миру, быть истинным созидателем — даже тогда, когда ты разрушаешь. Ты преуспел в искусстве разрушения. Но в твоем разрушении нет созидания. И я боюсь думать о том, что ты принесешь миру. Ты — мой самый способный ученик. И при этом самый худший из всех…

Взглянув на пустую кружку, старик поднялся со стула, подошел к печи. Взял с припечка чайник, налил кипятка в кружку, добавил заварки и сахара. Снова сел и начал медленно помешивать чай ложкой, не глядя на ученика.

— Мир совсем не такой, как вы думаете, — холодно процедил Кузнечик. — Добро, созвучие — все это пустой лепет. Прав тот, кто сильнее. Сильный ест слабого, и никто никогда этого не изменит. Любви, дружбы — не существует. Почему вы учили меня — из-за любви, из-за участия? Нет, вы сами признались, что хотели переделать меня, причем исключительно из каких-то собственных побуждений. А почему я учился именно у вас — из любви, из-за каких-то высших идеалов? Чушь! Просто вы знали то, чего мне не мог дать никто другой. Поэтому я почти год сижу в этой богом забытой дыре, вытягивая из вас ваши тайны. Мои цели — вот главное, что меня интересует. Тот, кто помогает мне на этом пути — друг. Кто мешает — враг.

— И кем становится друг, если он больше не нужен? — поинтересовался старик, отхлебнув чаю.

— Никем, — ответил Кузнечик. — Он мне безразличен. Могу заверить, — тут парень почему-то усмехнулся, — что вам мое безразличие не грозит.

— Спасибо и на этом, — кивнул старый учитель. Кузнечик налил в кружку чаю, добавил сахара. Помешивая чай ложкой, задумчиво посмотрел на старика.

— Вы собирались завтра на охоту?

— Да, — согласился старик. — К утру метель утихнет. Хочешь сходить со мной?

— Нет, — покачал головой Кузнечик и встал из-за стола. — Меня не интересует охота на зайцев. Я предпочитаю дичь покрупнее… — Он прошел к шкафу и достал из него ружье, затем снял с гвоздя патронташ.

— Которые с картечью?

Кузнечик вытянул из патронташа патрон, «переломил» ружье и вставил патрон в патронник. Затем бросил патронташ на пол и повернулся к старику. Губы юноши изогнулись в улыбке.

— Я ведь сказал, что тебе не грозит мое безразличие, верно? — Кузнечик снял оружие с предохранителя. — И знаешь, почему? Потому что ты для меня опасен. — Он направил дуло на старика.

— И ты сможешь это сделать? — поинтересовался тот и вновь отхлебнул чаю. Его взгляд был все так же спокоен.

— Ты для меня ничем не лучше того петуха. Все, что мне было нужно, я у тебя взял, — Кузнечик неприязненно усмехнулся. — Хочешь, открою тебе одну тайну? Все эти месяцы ты считал меня своим учеником. На деле же я учусь совсем у другого Человека.

— В самом деле? — Старик удивленно приподнял брови. — А я-то все гадаю, кто научил тебя всем этим глупостям?

— Ты зря смеешься… — Парень зло прищурился. — Может быть, я бы и оставил тебя в покое, но не хочу, чтобы ты научил всем этим штучкам кого-то еще. Как любят сейчас говорить — ничего личного. Только бизнес. — Зло усмехнувшись, он приподнял ружье и спустил курок.

Послышался щелчок.

— Попробуй еще раз, — посоветовал старик, отхлебнув чаю.

— Старый козел! — прошипел Кузнечик. Переломив ружье, вставил новый патрон, снова прицелился и выжал курок. Опять раздался щелчок.

— Может, патроны отсырели? — предположил старик и потянулся к вазе с печеньем. — Ты ведь так не любишь топить печь.

Губы Кузнечика сложились в узкую полоску. Он в третий раз перезарядил ружье, прицелился. Опять осечка. Парень выругался.

— Не стреляет? — посочувствовал старик. — А знаешь, почему? — Учитель сунул в рот печенье, прожевал. Запил чаем. — Потому что даже у такого старого козла, как я, в запасе всегда отыщется парочка хитростей. Как раз на такой случай. — Он демонстративно улыбнулся.

— Старый маразматик! — Кузнечик шагнул к деду, замахнулся прикладом — и… отлетел прочь, отброшенный неведомой силой. Больно стукнулся о шкаф, выронил ружье и сполз на пол. Старик так же спокойно продолжал пить чай.

— Ты ведь сказал, что научил меня всему?! — с пола произнес Кузнечик.

— Я тебя обманул, — отозвался старик. — Вспомни, ты сам не раз говорил, что в этом мире никому нельзя верить. А теперь уходи. Ты мне больше не нужен.

Кузнечик поднялся с пола, подобрал ружье и патронташ. Спрятал их обратно в шкаф.

— На улице метель. — Он исподлобья взглянул на старика. — К тому же уже темно. Не выгонишь же ты меня ночью?

— С чего бы мне тебя жалеть? — поинтересовался старик. — Ведь таких понятий, как жалость и сострадание, не существует, верно? — Он едва заметно усмехнулся. — Но так и быть, позволю тебе остаться до утра. Как только рассветет, ты уйдешь.

— Хорошо, — покорно кивнул Кузнечик.
Стрелка настенных часов уже давно перевалила за полночь. На улице все так же мела метель. Старик спал. Кузнечик лежал с открытыми глазами, прислушивался к его храпу. Спит или притворяется?

Вот старик перестал храпеть, заворочался, несколько минут было очень тихо. Затем вновь послышался тихий храп. Парень приподнялся, осторожно прошел к печи. Открыл дверцу, его лицо осветилось красноватым светом догорающих дров. Взяв несколько поленьев, он кинул их в печь, снова взглянул на старика — тот продолжал храпеть. Рука Кузнечика сама нашла рукоять стоявшей у стены тяжелой кованой кочерги.

Он подходил к старику осторожно, на цыпочках, каждую секунду ожидая какого-то подвоха. Вот и голова учителя с редким ежиком поседевших волос. Глубоко вздохнув, Кузнечик взмахнул кочергой.

Бил он сильно, сплеча. Раз, другой, третий. Затем еще и еще. Старик даже не вскрикнул.

— Вот так вот… — зло прошипел Кузнечик, крепко сжимая окровавленную кочергу. — Никто не может стоять у меня на пути… Никто…

Вернув кочергу на место, он подошел к столу и зажег керосиновую лампу. Потом закрыл дверцу печки — свет горящих дров больше был не нужен. Взглянул на старика — тот не шевелился. Из разбитого затылка учителя на подушку стекали струйки крови.

Дальше Кузнечик действовал быстро и уверенно. Сначала он отыскал на полочке свечу. Потом накинул на плечи фуфайку, надел шапку. Сунув ноги в валенки, вышел в сени и выскользнул за дверь.

Вернулся он через несколько минут с канистрой в руках. Снял шапку и фуфайку, скинул валенки, поставил канистру чуть в стороне от стола, взял нож, огляделся. Затем отхватил кусок от протянутой рядом с печью веревки — на ней обычно сушили одежду. Взял спички, зажег свечу, накапал воска на стол. Прилепив свечу, потушил ее. Проверил, хорошо ли она держится. После чего открыл канистру и опустил в нее шнур. Вытянул, опустил другим концом. Запахло бензином.

Снова вынув веревку из канистры, Кузнечик воткнул в столешницу, сантиметрах в тридцати дальше свечи, нож. Привязал конец пропитанного бензином шнура к рукояти. Второй конец опустил на пол, при этом бечевка касалась свечи чуть выше ее основания. Отставив подальше канистру, парень подошел к умывальнику, вымыл руки. Затем быстро оделся: натянул на себя куртку, брюки. Обулся в теплые зимние сапожки. Собрал в сумку вещи. Проверил, не забыл ли чего-то, вынес сумку в сени. Затем вернулся, взял спички и аккуратно поджег свечу. Убедившись, что все нормально и пропитанный бензином шнур не загорелся раньше времени, придвинул канистру к столу и опустил свисающий конец шнура в горловину. Подумав немного, погасил керосиновую лампу — ее свет могли увидеть с улицы. После чего вышел из комнаты и притворил за собой дверь. Пару минут постоял в сенях, вспоминая, все ли сделал правильно. Свеча будет гореть несколько часов. Затем огонь дойдет до шнура, пламя по нему перекинется на канистру с бензином. Вспыхнувший пожар не оставит следов — вряд ли в глухой деревеньке кто-то станет вести расследование. Мало ли домов горит холодными зимними ночами?

За те часы, что будет гореть свеча, он успеет добраться до станции, все следы заметет снегом. Оттуда первой электричкой доедет до города, возьмет билет до Москвы. Даже если кто-то и вспомнит, что у деда жил какой-то парень, никто не сможет его отыскать.

Все было сделано как надо — убедившись в этом, Кузнечик покинул дом. На улице все так же мела метель, в лицо швырнуло горсть колючих снежинок. Подняв воротник, парень взглянул на небо, закинул сумку за спину. Сунул руки в карманы и медленно направился в сторону станции, за его спиной ветер жадно зализывал следы.

Прошло несколько минут. Все так же завывала метель, Кузнечик давно исчез в темноте. И лишь за окошком дома мягко мерцал огонек неумолимо тающей свечи.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

перейти в каталог файлов


связь с админом