Главная страница
qrcode

Антон Медведев Иллюзион Глава первая


НазваниеАнтон Медведев Иллюзион Глава первая
Дата10.08.2019
Размер2.82 Mb.
Формат файлаrtf
Имя файлаMedvedev_Anton__Illyuzion_-_royallib_ru.rtf
ТипДокументы
#64261
страница5 из 34
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Глава третья



Этот старый пятиэтажный дом находился в самом сердце Москвы, на тихой улочке, в нескольких минутах ходьбы от станции метро «Арбатская». Обычное, достаточно неприметное учреждение с обшарпанным фасадом, у входа табличка с безликим названием ничем не примечательного акционерного общества. Под окнами несколько автомобилей, в вестибюле проходная с «вертушкой» и скучающим охранником.

Близились сумерки, когда к зданию подъехал черный лимузин. Открылась дверь, из машины вылез высокий и плотный мужчина лет сорока пяти. В сером костюме, добротной обуви, седоватые светлые волосы аккуратно зачесаны на пробор. Глаза прикрыты солнцезащитными очками. Черты лица выглядели застывшими, словно вытесанными из камня. Не глядя по сторонам, он спокойно прошел к двери, вошел в фойе и, не обращая никакого внимания на приветствие вытянувшегося при его появлении охранника, поднялся по лестнице на второй этаж. Затем спокойно пошел по коридору к расположенной в глубине приемной, мягкая ковровая дорожка заглушала звуки шагов. Наверное, именно поэтому его приближение не сразу заметил сидевший на диванчике рядом с приемной человек. Повернул голову — и подскочил, выронив пухлую красную папку. Потом торопливо подобрал ее. Весь вид невысокого лысоватого человечка свидетельствовал о сильном волнении.

— Зд-дравствуйте, Эдуард Васильевич! Вы меня п-по-мните? — заикаясь, спросил он. — Я Игорь Зотов, мы встречались с вами на конференции…

— Потом… — мрачно произнес угрюмый господин, и невысокий человечек не посмел перечить. Остановившись, он молча проводил начальника взглядом и тихонько вздохнул.

Когда мрачный господин открыл дверь приемной, сидевшая за компьютером секретарша встала и мило улыбнулась.

— Добрый вечер, Эдуард Васильевич! — Голос секретарши звучал мягко, почти обольстительно. — Вам звонили из министерства финансов, просили перезвонить, как только появитесь.

— Перезвоню… — Шеф прошел к двери своего кабинета, украшенного золоченой табличкой с надписью «Генеральный директор». — Меня ни для кого нет. Скажи охраннику, чтобы выгнал Зотова и больше никогда его сюда не пускал… — Открыв дверь, он вошел в кабинет.

— Хорошо, Эдуард Васильевич, — торопливо отозвалась вслед секретарша.

В кабинете было тихо и как-то по-особенному мрачно. Тяжелая мебель красного дерева, массивное кожаное кресло у стола, красный ковер на полу — все придавало этому месту странную основательность. Тусклый свет, едва пробивавшийся сквозь прикрытые жалюзи, только подчеркивал своеобразие кабинета.

Справа от кресла в стене находился дверной проем, закрытый тяжелым занавесом. За ним скрывалась еще одна комната — совсем небольшая, с диваном и книжным шкафом. Войдя в нее, хозяин кабинета тронул одну из книг: послышалось тихое жужжание, шкаф медленно повернулся, открывая потайной ход.

Внутри оказался лифт. Хозяин кабинета спокойно вошел в него, лифт дрогнул и начал опускаться.

Спуск длился около минуты, лифт двигался совершенно бесшумно. Наконец он остановился, двери открылись. Выйдя из лифта, угрюмый господин повернул рычаг рубильника на стене, загорелся свет. Взору открылось мрачное помещение с каменным сводчатым потолком и серыми, местами покрытыми пятнами плесени стенами. Вперед уходил коридор, освещаемый светом редких лампочек, подвешенных на протянувшемся под потолком кабеле.

Очевидно, вышедшему из лифта человеку все это было хорошо знакомо: не глядя по сторонам, он размеренным шагом направился в глубь коридора.

В нескольких местах от коридора отходили ответвления: какие-то были освещены, большинство оставались темными. Вот из темноты очередного коридора навстречу идущему человеку метнулось что-то черное. Крыса не крыса, кошка не кошка — странное существо с маленькими злобными глазками, прижатыми ушами и острыми изогнутыми клыками. Выгнув спину, существо остановилось и угрожающе зашипело. Затем вдруг перестало шипеть, шерсть на его загривке разгладилась. Глаза подернулись пеленой умиротворения.

— Ну здравствуй, Чуча. — Мрачный господин остановился и вынул что-то из кармана. — На, я тебе мясца принес. Полакомись… — Он вытащил из пакета кусок мяса и положил его на пол перед зверьком.

Тот подскочил, проворно схватил мясо, шерсть на загривке снова приподнялась. Плотоядно урча, неведомое существо скрылось в темноте коридора. Проводив зверька взглядом, угрюмый господин направился дальше.

Примерно через минуту он подошел к массивной металлической двери. Запустил руку во внутренний карман пиджака, вынул длинный ключ. Вставив его в замочную скважину, три раза повернул, затем снова спрятал в карман и отворил дверь.

За дверью оказались ступени. Поднявшись по ним, мужчина вышел в большой зал со сводчатым потолком. Помещение освещали несколько люминесцентных ламп, одна из них то и дело моргала, грозя потухнуть.

В центре зала, прикованный за ногу цепью к вмурованному в пол кольцу, сидел на полу сутулый человек лет сорока. У стены на скамейке удобно устроились еще двое и о чем-то спокойно беседовали. При появлении мрачного господина все быстро поднялись.

— Приветствуем вас, Мастер! — Один из поднявшихся со скамейки людей, невысокий толстячок средних лет, почтительно склонил голову. Второй, высокий и худощавый, только обозначил поклон, его узкое скуластое лицо выражало скуку.

— Мастер, пощадите меня! — Прикованный человек, звеня цепью, бросился на колени. — Умоляю, простите! — Его подбородок трясся, по щекам ползли слезы. — Я ведь столько лет служил вам верой и правдой. Не убивайте меня… — Он на коленях пополз к мрачному господину, но натянувшаяся цепь остановила его.

— Ах, Петр, Петр… — Тот, кого назвали Мастером, подошел к пленнику, остановился и сокрушенно покачал головой. — Зачем было это делать? Неужели тебе плохо жилось?

— Это все жена!.. — простонал пленник, подняв голову. — Это она, ведьма проклятая! — На его лице отразилось страдание. — Я не хотел? Это ей все мало денег…

Мастер молчал, задумчиво глядел на пленника. Потом нехотя разжал губы:

— Мы сейчас говорим не о ней, Петр. О тебе. Жена может говорить все, что угодно. Но решения принимаешь ты. Это ты утаил свои доходы, ты не хотел платить в казну. Значит, должен понести наказание.

— Но ведь это каких-то жалких триста тысяч! Я служил вам столько лет — неужели я не могу рассчитывать на прощение? — Пленник всхлипнул. — Я ошибся, Мастер, и признаю это. Я все верну… В пять раз больше верну, в десять. Только простите меня!

— Если бы дело было только во мне, Петр… Ты ведь знаешь наши правила. Отпусти я тебя, и это дурно подействует на остальных. Люди уверуют в безнаказанность, в то, что всегда смогут вымолить прощение, откупиться. Это неправильно, Петр, поэтому исключения не будет. Даже для тебя… — Мастер медленно снял очки.

Пленник вскрикнул, схватился за грудь, его лицо исказила гримаса боли. Вскочил, попытался убежать — и был остановлен натянувшейся цепью. Упав, несчастный человек перевернулся на спину и громко застонал.

— Не надо! — произнес он, прижимая ладони к сердцу. — Пожалуйста, Мастер! Сжальтесь надо мной!..

Мастер молчал, холодно глядя на извивающегося на полу человека. Дыхание пленника становилось все тише, в быстро тускнеющих глазах читалось страдание.

— Проклинаю тебя… — прошептал он, его тело в последний раз дернулось и замерло.

— Твое проклятие ничего не стоит, Петр, — ответил Мастер, надевая очки. — Я и так на краю мира… — Он помолчал, задумчиво глядя на безжизненное тело. Потом посмотрел на подчиненных, наблюдавших за казнью. — Похороните его в одном из наших склепов. Окажите семье необходимую помощь? Что-то еще?

— Девушка, Мастер. Ольга, — напомнил невысокий помощник.

Мрачный человек нахмурился.

— Где она?

— В камере. Привести ее?

— Приведите…

Кивнув, говоривший с Мастером толстяк торопливо направился в дальний конец зала, там в нише стены находилась металлическая дверь. Открыв засов, зашел внутрь. Затем вышел, ведя за руку высокую темноволосую девушку лет двадцати пяти.

— Вот она…

Мастер холодно смотрел на девушку — та стояла, потупив взгляд.

— Ну здравствуй, Ольга, — произнес он. — Скажу честно — не ожидал я такого от тебя. — Он покачал головой. — Зачем тебе это было нужно, глупая? Ты понимаешь, что наделала?

— Здравствуйте, Мастер… — Девушка подняла глаза. — Да, я все понимаю. Но это несправедливо — когда меня отдают кому-то как вещь, как игрушку. Мой отец говорил, что с вами мне будет хорошо, что Орден защитит меня от всех бед. И что получилось? Вы решили отдать меня Виктору — знали бы вы, как я его ненавижу! Ненавижу всей душой, понимаете? Я ведь просила вас, умоляла изменить решение. Но вы остались глухи к моим просьбам… — Ольга снова опустила глаза.

— Когда ты вступала в Орден, то давала клятву подчиняться всем решениям Совета. Давала клятву отречься от себя во имя наших целей. Ты понравилась Виктору, твой брак с ним одобрил его покровитель. Этот союз был бы для нас очень полезен. Но ты начала самовольничать, ты едва не проломила Виктору голову. Это звучало бы смешно — если бы не было так грустно. Теперь ты понимаешь, к чему привело твое упрямство?

— Но я не вещь! — Ольга гордо вскинула голову. — Вы должны были учесть мое мнение. Должны, понимаете?!

— Я сделал для тебя все, что мог, — спокойно отозвался Мастер. — Но есть вещи, которых я изменить не могу. Ты подняла руку на Виктора. За это ты будешь наказана.

— Так же, как он? — Девушка кивком указала на мертвого Петра и презрительно усмехнулась.

Мастер задумчиво смотрел на Ольгу.

— Из тебя мог получиться очень неплохой практик. Но ты сама выбрала свою судьбу. Убивать тебя я не буду — об этом уже позаботились. У тебя есть месяц, чтобы приготовиться к смерти и уладить все дела. Можешь идти.

Несколько секунд девушка смотрела на Мастера, не веря, что ее отпускают. Потом повернулась, медленно пошла прочь. Снова остановилась.

— И все равно вы сделали ошибку, — сказала она, оглянувшись. — Вы не должны были так поступать со мной. Я верила вам, а вы меня предали. С этой минуты я вам ничего не должна… — Одарив его неприязненным взглядом, Ольга прошла к коридору в правой части зала и скрылась из глаз.

Вздохнув, мрачный господин повернулся к помощникам.

— Все на сегодня?

— Все, — ответил невысокий. Второй молча кивнул.

— Тем лучше. — Мастер медленно направился к выходу, эхо тяжелых шагов разнеслось по залу. Вот он вышел за дверь, стало тихо.

— Опять похороны? — Толстяк взглянул на лежащего посреди зала мертвеца и со вздохом почесал затылок. — Жалко Петра. Хороший был человек.

— Мне кажется, Алексей, вы больше жалеете о ресторане этого человека, — с сильным акцентом произнес его коллега. — Если не ошибаюсь, вас там кормили бесплатно?

— Злой вы человек, Мартин, — ответил толстяк. — Всегда пытаетесь ударить по самому больному месту.

— Это была шутка?

— В каждой шутке, Мартин, есть только доля шутки. Так гласит русская народная мудрость. Ну что, пойдем? Надо все подготовить.

— Пойдемте, — согласился собеседник, и оба неторопливо направились к выходу.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

перейти в каталог файлов


связь с админом