Главная страница

Аристотель - Политика (Книги мудрости) - 2010. Аристотель


Скачать 14.07 Mb.
НазваниеАристотель
АнкорАристотель - Политика (Книги мудрости) - 2010.pdf
Дата09.10.2018
Размер14.07 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаAristotel_-_Politika_Knigi_mudrosti_-_2010.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#46774
страница1 из 19
Каталогid237392015

С этим файлом связано 79 файл(ов). Среди них: Besy.pdf, Belovitskaya_A_-_Angliyskiy_yazyk_Gramotnye_koty_-_Gramotnye_kot, Ionina_A_A_-_Angliyskaya_grammatika_XXI_veka_Universalny_effekti, Mizinina_I_N__Mizinina_A_I__Zhiltsov_I_V_Anglo-russkiy_i_russko-, Tablitsa-angliyskikh-matov.pdf, Учебник Деонтология в медицине ХНМУ 2014 А5 258 с..docx и ещё 69 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

k
.Q /
осл
«...государство
принадлежит к тому,
что существует по природе,
и человек по природе своей
есть существо
политическое».
Аристотель
АРИСТОТЕЛЬ

АРИСТОТЕЛЬ
ПОЛИТИКА
I t
РИПОА
КЛАССИК
Москва • 2010

УДК 82'01
ББК 83.3(0)3
А81
Перевод с древнегреческого Роговина
СМ
Аристотель
А81 Политика / Аристотель перевод с др- греч. СМ. Роговина]. - М. : РИПОЛ классик,
2010. - 592 сил- (Книги мудрости Аристотель - пожалуй, один из самых известных и почитаемых философов своего времени. Его работы стали предметом пристального изучения как для современников, таки для многих последующих поколений философов, политиков, экономистов. И сегодня его трактат о государстве Политика небезын­
тересен всем, кто изучает вопросы политологии и социологии, теории управления, образования и вос­
питания.
Издание выходит также в составе трехтомника Законы правителя».
УДК 82'01
ББК 83.3(0)3
© Оформление.
ООО Группа Компаний
«РИПОЛ классик, 2010
ISBN 978-5-386-02079-8

®® АРИСТОТЕЛЬ Один из величайших философов Греции, творец самой законченной и всеобъемлющей системы греческой науки, основатель истинного естествознания и глава перипатетической школы родился в 384 г. дон. э. в Стагире, греческой колонии во Фракии, недалеко от Афона. Отсюда происходит имя Стаги- рит, которым часто его называли. Отец его Нико- махи мать Фестида были благородного происхождения. Никомах, придворный врач македонского царя Аминты III, прочил своего сына на туже должность и, вероятно, сам первоначально обучал мальчика врачебному искусству и философии, которая в то время была нераздельна с медициной.
Рано потеряв родителей, он отправился сначала в Атарней, в Малой Азии, а затем, нам году, — в Афины, где прожил целых 20 лет. Там, под влиянием Платона, лекции которого Аристотель также усердно слушал, как изучал его сочинения, ученик развился так быстро и мощно, что он скоро занял самостоятельное положение относительно своего учителя. Если же позднейшие писатели говорят об открытом раздоре между ними и охотно
Статья из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона, с дополнениями по Философскому энциклопедическому словарю (М Советская энциклопедия, 1983).
распространяются о неблагодарности ученика к учителю, то против этого решительно свидетельствует всегда почтительный тон, в котором Аристотель ведет свою полемику против платоновского учения об идеях. Уважение Аристотеля к учителю засвидетельствовано, между прочим, отрывком элегии насмерть Эвдема, где философ говорит о Платоне, что дурной человек не имеет даже права хвалить его. Весьма естественно, что различие взглядов вело к спорам между двумя мыслителями, но Аристотель постоянно отзывается о Платоне с уважением.
«Если подобные отношения, — справедливо замечает один историк философии, — можно назвать неблагодарностью, то такую неблагодарность питают все ученики, которые небыли рабскими последователями своих учителей. Невероятно также, чтобы еще при жизни Платона Аристотель основал свою собственную философскую школу, враждебную академии Платона. Против этого говорит тот именно факт, что немедленно после смерти Платона (347 г. дон. э) он вместе с любимым учеником последнего Ксенофонтом переехал к атарнейскому тирану Гермию. Когда же Гермий в результате измены попал в руки Артаксеркса и был им убит, Аристотель женился на его племяннице Пифиаде и поселился с нею в Митилене.
Отсюда македонский царь Филипп призвал его к своему двору (343 г. дон. э) и вверил ему воспитание своего сына, летнего Александра. С каким
умением Аристотель выполнил свою задачу — об этом свидетельствуют благородный дух его воспитанника, величие его политических замыслов и подвигов, щедрость, с которою он покровительствовал науками искусствами, наконец, его стремления связать победу греческой культуры с успехами своего оружия. И если мы примем во внимание, что прямое влияние Аристотеля на Александра могло продолжаться не более трех или четырех лет, что до того и после того молодой наследник был окружен двором, где грубость нравов, придворные интриги, доходившие до заговоров и убийств, и весь строй жизни, чуждый всякой человечности, служили непроницаемым оплотом против всякой живой мысли и свободного проявления человеческих чувств, то мы поймем, до чего животворно и благодетельно было влияние великого философа.
Отец и сын достойно наградили заслуги Аристотеля. Филипп восстановил разрушенную Стагиру, жители которой в знак благодарности ежегодно праздновали память философа (праздник был известен под именем Аристотелий), и много помогал Аристотелю в его естественнонаучных исследованиях. Стой же целью Александр подарил ему сумму в 800 000 талантов и, по рассказу Плиния, отдал в его полное распоряжение несколько тысяч человек для приискания образцов животных, послуживших материалом для его знаменитой Истории животных Дружественные отношения учителя и его знаменитого ученика расстроились, по-видимому, после
казни Каллисфена, племянника философа, навлекшего на себя гнев царя жестоким порицанием его недостойного поведения и павшего жертвою несправедливо взведенного на него обвинения в покушении на жизнь Александра, в которое недруги Аристотеля постарались замешать и его имя. Еще раньше этого, в 334 г. дон. э, философ снова переехал в Афины и основал там свою школу в лицее, единственной гимназии, которая оставалась для него свободна, потому что академия была занята Ксе- нократом, а Киносарг — циниками. Школа его получила название перипатетической, оттого ли, что Аристотель имел привычку вовремя преподавания прогуливаться вместе с учениками (jtepinamv), или от тенистых аллей, окружавших место, где он учил. Его чтения были двоякого рода утро он посвящал строго научным занятиям в тесном кружке ближайших учеников, а после обеда читал общедоступные лекции для всех, кто желал его слушать.
Но с этой тихой и мирной жизнью, отданной науке, он принужден был расстаться благодаря политическим страстям афинян, для которых Аристотель стал подозрителен по своим прежним отношениям к Александру и вообще по своим македонским симпатиям. Партия греческой независимости не могла не воспользоваться смертью Александра, чтобы еще раз поднять знамя восстания против своих повелителей, иона, весьма естественно, видела опасности для свободы в том уважении, которым Аристотель пользовался среди окружавшей его молодежи. Обвинение в безбожии, вечно повторяемое против людей мысли их противниками, потому что оно доступно невежественной массе и всегда находит себе в нем сочувствие, было предъявлено и философу. Понимая, что дело идет не о правом суде, а о партийной ненависти и что судьба его решена уже заранее, летний Аристотель покинул Афины, чтобы, как он говорил, явно намекая насмерть Сократа, избавить афинян от нового преступления против философии. Он переселился в Халкис на Эвбее, куда за ним последовали его ученики и где через несколько месяцев он умер от болезни желудка (322 г. дон. э, завещав Феофрасту Эрезийскому руководство школою и свою богатую библиотеку.
При жизни Аристотель не был любим. Наружность его не отличалась привлекательностью. Он был малого роста, сухощав, близоруки картав на губах его играла язвительная улыбка он был холоден и насмешлив. Противники страшились его речи, всегда стройной и логичной, всегда остроумной, подчас саркастической, что, конечно, доставило ему немало врагов. Нерасположение греков к Аристотелю преследовало его память и после его смерти, и его характер подвергся злостным нападками извращениям, главным поводом к которым послужили его отношения к Платону и его царственному питомцу, а также женитьба на племяннице Филиппа Гермии. Но если от скудных и не всегда беспристрастных биографических сведений мы обратимся к его сочинениям, то увидим человека
с глубокой, искренней любовью к правде, ясным пониманием действительности со всеми ее реальными отношениями, неутомимым рвением к собиранию фактических знаний и вместе стем с изумительным даром систематизации и плодотворного распределения материала. По всему складу своего ума и способностей он является трезвым, спокойным мыслителем, чуждым фантастических увлечений Платона. В нем греческая философия совершила свой переход от идеальной восторженности юношеской эпохи к трезвой рассудительности зрелого возраста.
Сведения о жизни Аристотеля, переданные нам древними, принадлежат главным образом Диогену
Ааэрцию, жившему через шесть веков после смерти философа, и нескольким псевдонимами анонимам. Многочисленные сочинения Аристотеля обнимают почти всю область доступного тогда знания, которое в его трудах получило более глубокое философское обоснование, приведено было в строгий, систематический порядок и значительно расширилось с эмпирической стороны. Некоторые из этих сочинений небыли выпущены им вторично при жизни, а многие подложно ему приписаны впоследствии. Но даже те работы, которые бесспорно принадлежат ему, отнюдь не во всех своих частях свободны от сомнений, и уже древние старались объяснить себе эту неполноту и отрывочность превратностями судьбы его рукописей. Именно, по преданию, сохранившемуся у Страбона и Плу­
тарха, от Феофраста, которому Аристотель завещал свои сочинения, они перешли к Нелию из Скепсиса, наследники которого спрятали драгоценные рукописи от жадности пергамских царей в погреб, где они сильно пострадали от сырости и плесени. В I в. дон. э. они проданы были за высокую цену богачу и любителю книг Апелликону в самом жалком состоянии, ион постарался восстановить пострадавшие места рукописей своими собственными прибавками, ноне всегда удачно. Впоследствии, при
Сулле, они попали в числе прочей добычи в Рим, где Тиранниан и Андроник издали их в том виде, в каком мы имеем их теперь. Этот рассказ если иве рен, то разве только относительно весьма немногих и второстепенных сочинений Аристотеля. Первое полное издание на латинском языке с комментариями арабского философа Аверроэса появилось в 1489 г. в Венеции, а первое греческое издание сделано Альдом Мануцием (в 5 т. Венеция, 1495— 1498). За этим последовало новое издание, пересмотренное Эразмом (Базель, 1531), потом другое, пересмотренное Сильбургом (Франкфурт, 1584), и многие другие. В конце XVIII в. Буле сделал новое греческое и латинское издание (в 5 т. Цвейбрюкен и Страсбург, 1791— 1800). В XIX в. иждивениями Берлинской академии приготовлено пятитомное полное издание сочинений, комментариев, схолий и фрагментов (Берлин, 1831— 1871), которое послужило пособием и для французского издания Дидро в Париже (в 5 т, 1848— 1874).
Дошедшие до нас сочинения Аристотеля, между которыми, к сожалению, недостает написанных в общедоступной форме, например Диалогов (хотя принятое древними различие между экзотерическими и эзотерическими сочинениями вовсе не было им так строго проведено и, во всяком случае, не означало различия по содержанию, носят на себе далеко неодинаковый литературный характер. Даже водном и том же сочинении одни отделы производят впечатление основательной обработки, приготовленной для обнародования, тогда как другие части представляют только более или менее подробные наброски. Наконец, есть и такие, которые заставляют предполагать, что они были только легкими заметками учителя для предстоявших лекций, а некоторые места, как, например, его эвдемическая этика, очевидно, обязаны своим происхождением запискам слушателей или, по крайней мере, переработаны по этим запискам. Все его сочинения, согласно принятой в системе Аристотеля классификации, подразделяются на четыре класса, из которых первый содержит сочинения по логике и пропедевтике, второй — помета физике и естествознанию, третий — поэтике, а четвертый содержит поэтику и риторику. Книги первого класса собраны учениками философа под названием Органон сюда вошли следующие сочинения Категории, заключающие классификацию всего представляемого Первая аналитика, обнимающая теорию заключений Вторая аналитика, содержащая теорию научного доказательства
О доказательствах софистов, тесно связанная с предыдущей и Топика, рассматривающая веро­
ятнейшие заключения в ненаучной области мнения. Согласно современной точки зрения на наследие великого философа, его сочинения, подлинность которых можно считать установленной, делятся натри класса 1. Опубликованные при жизни или тературно обработанные (так называемые экзотерические, те. научно-популярные); 2. Всевозможные собрания материалов и выписок — эмпирическая база теоретических трактатов 3. Эзотерические предназначенные исключительно для посвященных) научные трактаты («прагматии»), существующие часто в форме лекторских конспектов, при жизни неопубликованные и малоизвестные вплоть до I в. дон. э.
Философия Аристотеля выросла из платоновского учения об идеях, стремясь привести это учение в более тесную связь с эмпирическим знанием. Благодаря этому если, с одной стороны, Аристотель пришел к иному взгляду на отношения идей к отдельным предметам, чем Платон, если вследствие подробного исследования деятельности человеческого познавания он придал всей своей системе более глубокое психологическое основание, то, с другой стороны, следуя во всем указаниям эмпирического знания, он достиг такой широты понимания, которая не имеет себе подобной во всем древнем мире и делает из его системы полнейшее воплощение древней науки. Ив этом отношении, точно также, как по своему историческому положению, он представляет собою зрелое завершение национального научного развития греков, так как после него сама греческая наука принимает характер того слияния национальных культур, начало которому было положено деяниями его великого воспитанника Александра. Таким образом, в философии Аристотеля различные научные течения слились водно величественное русло, чтобы отсюда, как органически целостная система научных начал, оказывать свое влияние на далекое будущее. Если платоновская теория приписывала отдельным предметам только несовершенное участие в создании вечных и неизменных идей, то Аристотель исходил из того положения, что идеи не имеют самостоятельного существования вне отдельных предметов и представляют лишь внутренние, субъективные формы действительности. Самые глубокие и всеобъемлющие исследования философа имеют своим предметом преимущественно отношения общего к частному, и благодаря точному определению этих отношений они стал основателем логики. Принимая общее за истинную сущность того, что есть в отдельных предметах, он должен был поставить задачей науки объяснить это общее через понятие и закрепляющее его определение, так как знать — значит понять. Понятие есть центр логической теории Аристотеля он впервые разработал этот элемент мысли надлежащим образом и по возможности всесторонне. Он учил, что наши представления соответствуют формам существующего, и его категории, которые он

(по-видимому, не без влияния грамматических форм речи) признавал за высшие виды понятий, были для него в тоже время высшими формами бытия. Подобным же образом он считал высказываемое в суждении положительное или отрицательное сочетание представлений за верное выражение соответственного сочетания реальных вещей ив этом смысле дал исследование о различных способах группировки понятий в суждениях, ставшее на долгие времена основой логики. Далее, он построил теорию силлогизмов, или умозаключений, как основанный на правильном соединении понятий способ достижения научной истины. В самом деле, когда понятия установились и разграничились, те. когда составились общие суждения, то за этим должен следовать вывод. Орудием к получению этого вывода и является умозаключение, имеющее своей задачей от какого-нибудь общего начала дойти до частностей, объяснить явление сведением его к общему положению, уже известному. Теория силлогистического доказательства Аристотеля, если смотреть на нее не как на источники основание наших знаний, как, по-видимому, думал сам философ ив особенности его позднейшие поклонники, но как на исследование законов, по которым следует частное заключение из общего положения, и как на поверку частного вьюода помощью общих начал, навсегда останется одним из величайших приобретений в области логики. Наконец, чтобы утвердить пользование логическим доказательством на прочном основании, Аристотель не оставил без внимания и предварительный процесс мышления, те. составление первоначальных суждений. Наблюдение, опыт и наведение — вот источники, из которых человек черпает свои суждения о вещах. Он показал, как путем наведения наука восходит от воспринятого чувствами единичного факта к общему и затем развивается дальше силлогистическими заключениями. С другой стороны, так как никакое доказательство не может бьггь проведено обратно до бесконечности, то он указывает на необходимость для каждой отрасли известного числа основных начали понятий, познаваемых непосредственно и интуитивно. Сам он указывает в этом отношении только на так называемые начала противоречия и исключенного третьего, которые не могут быть доказываемы, но находятся вне сомнения (если А есть Б, то Ане может бьггь не Б если А есть или Били не Б, то среднее немыслимо. На этих основных положениях Аристотель воздвиг свое теоретическое здание из трех частей, которые названы теоретической, практической и поэтической философией. Во главе всего здания поставлена им Первая философия, названная потом метафизикой, задача которой — исследовать общие основания всего сущего. Из четырех установленных начал — форма, вещество, причина и цель, он определяет отношение двух первых в том смысле, что в каждом отдельном предмете между формой (абод), как общими веществом, как особенным, существует связь, в силу которой форма должна быть рассма­
триваема как осуществление (энтелехия, су
тгМхыа)
того, что материя заключает в себе только в виде возможности (потенция, dtivajug). Следовательно, только форма придает материи действительное существование, делает предмет тем, чем он есть. Нос другой стороны, необходимо признать существование некоторой нематериальной формы как высшего и совершеннейшего бытия, как частной творческой деятельности (актуальность последнюю Аристотель находит в мыслящем в самом себе разуме, в божестве, которое, следовательно, в сущности есть чистая форма, противополагаемая, как деятельное начало, материи, существующей только в виде возможности. Бог как чистая деятельность есть вместе стем и первая причина всякого движения (xivrjoig), недвижимый двигатель всего, а в противоположность ему материя (i)Xr|) является вместилищем проявляющихся в отдельных актах творения механических причини, следовательно, есть причина случайного. Между нею и божеством лежит весь безграничный мир реальных существ, которые в силу своего большего или меньшего приближения к чистой форме образуют преемственную лестницу творений.
К теоретической философии Аристотель относит и математику, признавая ее за чистую формальную науку, носам ею не занимался. Тем шире зато развиты его метафизические воззрения в физике, для которой он воспользовался громадным материалом своих естественнонаучных сведений. Все его миросозерцание и учение о природе зиждется на понятии
о целесообразности, заключающемся уже в основном понятии энтелехии. Мир вечен в смысле времени он не имеет ни начала, ни конца. Творчество в природе есть процесс постоянного образования и разрушения, цель которого — приближение материи к духу, победа формы над материей, осуществляющаяся, наконец, в человеке. Это подчинение материи форме выражается в постепенном развитии, идущем от неорганического к органическому и далее к миру животных и завершающемся человеком. Этот процесс развития Аристотель понимает в том смысле, что на каждой высшей ступени органической жизни повторяется сущность низшей, нов соединении с новой, ей одной свойственной силой, и с этой точки зрения им начертана его система зоологии.
В человеке вместе с общими всем животным свойствами соединяется еще особая сила — мыслящий разум. Философ определяет человеческую душу как энтелехию (движущую силу) человеческого тела к присущей уже растению образовательной силе (питающая душа) и свойственной животным способности чувствования, желания и движения (чувствующая душа) у человека присоединяется еще разум (votig, разумная душа, который независим от тела и бессмертен, тогда как две другие части души погибают вместе с телом, с которым они связаны. Установив классификацию психических явлений, Аристотель должен был искать в ней и основания для своей этики. Если разум есть высшее, что таится в человеческой душе, то только они может считаться верным руководителем к достижению высшего блага — счастья. Поэтому он определяет добродетель как развитую путем постоянного упражнения способность человека делать разумное единственным предметом своих желаний и учит, что из добродетельных поступков с естественной необходимостью вытекает и высочайшее наслаждение. Но так как разумный человек всегда выбирает справедливую середину между двумя крайностями, то за высшую добродетель Аристотель признает справедливость, знающую меру.
Но справедливость находит себе полное воплощение только в государственной жизни, для которой, по его мнению, человек рожден уже в силу того, что он обладает даром слова. Он прямо называет человека политическим животным. И если Этика Аристотеля подчинением добродетели рассудочной способности человека остается позади платоновской, тов его Политике сказывается гораздо более глубокое и тонкое понимание исторической деятельности и блестяще проведено стремление внести этические начала вовсе реальные отношения политической и общественной жизни. Если при этом люди с малообразованным умом обрекаются им исключительно на повиновение и таким образом дается философское оправдание рабству древнего мира, то ввиду современных ему условий это, тем не менее, должно быть поставлено ему в упрек, что оно находилось в связи со всеми его этическими принципами. Вместо проекта утопического идеального государства его Политика содержит сравнительную оценку монархических, аристократических и демократических государственных форм, сводящуюся к тому, что самое лучше государственное устройство тов котором все эти три элемента гармонически соединены между собою.
Что касается поэтической или технической философии, то, кроме риторики и замечаний о педагогике, заключающихся в й книге его Политики, он разработал только Поэтику. Независимо от занимательности и удовольствия он требует от искусства служения нравственному усовершенствованию человека путем умиротворения его страстей иду шевных волнений. На этом основана его теория трагедии, высоко ценившаяся таким знатоком искусства, как Лессинг.
В целом можно констатировать, что учение Аристотеля оказало огромное влияние на все последующее развитие философии, а созданный им понятийный аппарат и сегодня пронизывает философский лексикон, также как и сам стиль его научного мышления история вопроса — постановка проблемы — аргументы за и против — решение и т. д. До сих пор эти компоненты присутствуют в серьезных научных исследованиях
АРИСТОТЕЛЬ О ЛИТ ИК А
КНИГА ПЕРВАЯ (АЖ Т ОСКОЛЬКУ, КАК мы видим, всякое государство представляет собой свое-
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

перейти в каталог файлов
связь с админом