Главная страница

Аристотель - Политика (Книги мудрости) - 2010. Аристотель


Скачать 14.07 Mb.
НазваниеАристотель
АнкорАристотель - Политика (Книги мудрости) - 2010.pdf
Дата09.10.2018
Размер14.07 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаAristotel_-_Politika_Knigi_mudrosti_-_2010.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#46774
страница4 из 19
Каталогid237392015

С этим файлом связано 79 файл(ов). Среди них: Besy.pdf, Belovitskaya_A_-_Angliyskiy_yazyk_Gramotnye_koty_-_Gramotnye_kot, Ionina_A_A_-_Angliyskaya_grammatika_XXI_veka_Universalny_effekti, Mizinina_I_N__Mizinina_A_I__Zhiltsov_I_V_Anglo-russkiy_i_russko-, Tablitsa-angliyskikh-matov.pdf, Учебник Деонтология в медицине ХНМУ 2014 А5 258 с..docx и ещё 69 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
V 00
1.
Наука о домохозяйстве предполагает три элемента власти во-первых, власть господина по отношению крабам (об этом мы говорили выше во-вторых, отношение отца к детям в-третьих, отношение мужа к жене. Действительно, властвуют и над женой и над детьми как существами свободными, но осуществляется эта власть
неодинаковым образом. 2. Власть мужа над женой можно сравнить с властью политического деятеля, власть отца над детьми — с властью царя. Ведь мужчина по своей природе, исключая лишь те или иные ненормальные отклонения, более призван к руководительству, чем женщина, а человек старший и зрелый может лучше руководить, чем человек молодой и незрелый. При замещении большей части государственных должностей между людьми властвующими и подчиненными соблюдается очередность и те и другие совершенно естественно стремятся к равенству и к уничтожению всяких различий. Тем не менее, когда одни властвуют, а другие находятся в подчинении, все-таки является стремление провести различие между теми и другими в их внешнем виде, в их речах ив знаках почета. Это имел ввиду, между прочими Амасис, когда рассказывало своем сосуде для омовения ног. Отношение мужчины к женщине всегда определяется вышеуказанным образом. Власть же отца над детьми может быть уподоблена власти царя родитель властвует над детьми в силу своей любви к ними вследствие того, что он старше их, атакой вид власти и есть именно царская власть. Поэтому прекрасно выразился Гомер, назвав Зевса отцом людей и богов, как царя всех их. Царь по природе должен отличаться от подданных, но быть одного сними рода. Итак же относится старший к младшими родитель к ребенку. Ясно, что в домохозяйстве следует заботиться более о людях, нежели о приобретении бездушной собственности, более о добродетели первых, нежели об изобилии последней (то, что мы называем богатством, более о людях свободных, нежели о рабах. Прежде всего относительно рабов может возникнуть вопрос мыслима ли у раба вообще какая-либо добродетель, помимо его пригодности для работы и прислуживания Обладает ли раб другими, более высокими добродетелями, как, например, скромность, мужество, справедливость и тому подобные свойства Или у раба нет никаких иных качеств, помимо способности служить своими физическими силами Ответить да и нет было бы затруднительно. Если да, то чем они будут отличаться от свободных людей Если нетто это было бы странно, так как ведь и рабы — люди и одарены рассудком. Приблизительно тоже самое затруднение возникает и при исследовании вопроса о женщине и ребенке есть ли у них добродетели, должна ли женщина быть скромной, мужественной и справедливой и ребенок бывает ли своевольными скромным или нет Стоит рассмотреть этот вопрос и с общей точки зрения в приложении к существу, предназначенному природой быть в подчинении, и к существу, по природе призванному к властвованию, тождественна ли у них добродетель или различна И если обоим этим существам должно быть свойственно совершенство, то почему одно из них предназначено раз навсегда властвовать, а другое — быть в подчинении И это отличие не может основываться на большей или меньшей степени совершенства, присущего тому и другому существу, так как сами понятия быть в подчинении и властвовать отличаются одно от другого в качественном (ei- dei), а не в количественном отношении. 5. Признавать совершенство за одними и отрицать его в других — разве это не было бы удивительно Ведь если начальствующий не будет воздержными справедливым, как он может прекрасно властвовать Точно также, если подчиненный небу дет обладать этими добродетелями, как он может хорошо подчиняться Человек необузданный и низкопробный нив чем не исполнит своего долга. Таким образом, ясно, что оба должны быть причастны к добродетели, но что эта добродетель должна отличаться также, как отличаются между собой властвующие и подчиненные по природе.
Это отличие неминуемо приводит нас к исследованию свойств души. В ней одно начало является по природе властвующим, другое — подчиненным им, как мы утверждаем, соответствуют свои добродетели, как бы добродетели разумного начала и неразумного. 6. Ясно, что тоже самое отношение должно существовать ив других областях и что по природе существует много видов властвующего и подчиненного. Ведь свободный человек проявляет свою власть над рабом иначе, чем это делает мужчина по отношению к женщине и взрослый муж по отношению к ребенку. Во всех этих существах имеются разные части души, только имеются они по-разному. Так, рабу вообще несвойственна способность решать, женщине она свойственна, но лишена действенности, ребенку также свойственна, но находится в неразвитом состоянии. 7. Таким же образом неизбежно обстоит дело и с нравственными добродетелями наличие их необходимо предполагать во всех существах, ноне одинаковым образом, а в соответствии с назначением каждого. Поэтому начальствующий должен обладать нравственной добродетелью во всей полноте (в самом деле, произведение просто принадлежит создателю, тогда как замысел — это и есть создатель, а каждый из остальных должен обладать ею настолько, насколько это соответствует его доле участия в решении общих задач. 8. Так что, очевидно, существует особая добродетель у всех названных выше, и не одна и та же скромность женщины и мужчины, не одно и тоже мужество и справедливость, как полагал Сократ, но одно мужество свойственно начальнику, другое — слуге также и с остальными добродетелями. Это ясно и из более подробного рассмотрения вопроса. Заблуждаются те, кто утверждает, придерживаясь общей точки зрения, будто хорошее душевное расположение или правильный образ действий
и т. п. суть уже добродетели сами по себе. Гораздо правильнее поступают те, кто, подобно Гор- гию, перечисляет добродетели определенных групп людей. И, например, слова поэта о женщине Убором женщине молчание служит, — в одинаковой степени должны быть приложимы ко всем женщинам вообще, но к мужчине они уже не подходят. 9. Затем, принимая во внимание неразвитость ребенка, явно нельзя говорить о его самодовлеющей добродетели, но лишь поскольку она имеет отношение к дальнейшему развитию ребенка и к тому человеку, который ребенком руководит. В том же самом смысле можно говорить и о добродетели раба в отношении к его господину.
Мы установили, что раб полезен для повседневных потребностей. Отсюда ясно, что он должен обладать и добродетелью в слабой степени, именно в такой, чтобы его своеволие и вялость не наносили ущерба исполняемым работам. 10. Может, пожалуй, возникнуть вопрос применимо ли наше положение и к ремесленникам, должны ли и они обладать добродетелью, так каких своеволие зачастую наносит ущерб их работе Или
в данном случае мы имеем дело с совершенно отличным явлением Раб ведь живет в постоянном общении со своим господином ремесленник стоит гораздо дальше, а потому не должен ли ремесленник превосходить своей добродетелью раба настолько, насколько ремесленный труд стоит выше труда рабского Ремесленник, занимающийся низким ремеслом, находится в состоянии некоего ограниченного рабства раб является таковым уже по природе, но ни сапожник, ни какой-либо другой ремесленник не бывают таковыми по природе. 11. Ясно, что господин должен давать рабу импульс необходимой для него добродетели, но что в обязанность господина вовсе не входит обучать раба этой добродетели. Неправильно говорят те, кто утверждает, что с рабом нечего и разговаривать, что ему нужно только давать приказания нет, для рабов больше, чем для детей, нужно назидание.
Однако мы достаточно очертили эти вопросы об отношениях же мужа к жене, отца к детям, о добродетелях, свойственных каждому из них, каким путем должно в одних случаях стремиться к благу, в других — избегать зла, — все это необходимо изложить при рассмотрении государственных устройств Так как всякая семья составляет часть государства, а все указанные выше люди являются частями семьи итак как добродетели отдельных частей должны соответствовать добродетелям целого, то необходимо и воспитание детей и женщин поставить в соответствующее отношение к государственному строю и если это небезразлично для государства, стремящегося к достойному устроению, то надо иметь также достойных детей и достойных женщин. И с этим необходимо считаться, потому что женщины составляют половину всего свободного населения, а из детей потом вырастают участники политической жизни. Основоположения относительно этого предмета нами определены, о прочем речь будет идти в своем месте. Ввиду этого мы наши теперешние рассуждения, считая их законченными, оставляем и обращаемся к новому началу. Прежде всего разберем мнения тех писателей, которые представили свои проекты наилучшего государственного устройства
КНИГА ВТОРАЯ (В 0 I 0 0
1
.
ГАК КАК МЫ СТАВИМ СВОЕЙ ЗАДАЧЕЙ ИС-
I следование человеческого общения
J в наиболее совершенной его форме, дающей людям полную возможность жить согласно их стремлениям, то надлежит рассмотреть и те из существующих государственных устройств, которыми, с одной стороны, пользуются некоторые государства, признаваемые благоустроенными, и которые, с другой стороны, проектировались некоторыми писателями и кажутся хорошими. Таким образом, мы будем в состоянии открыть, что можно усмотреть в них правильного и полезного, а вместе стем доказать, что наше намерение отыскать такой государственный строй, который отличался бы от существующих, объясняется нежеланием мудрствовать во чтобы тони стало, но тем, что эти существующие ныне устройства не удовлетворяют своему назначению. Начать следует прежде всего с установления того принципа, который служит точкой отправления при настоящем рассуждении, а именно неизбежно, чтобы все граждане принимали участие либо во всем касающемся жизни государства, либо нив чем, либо в одних делах принимали участие, в других — нет. Чтобы граждане не принимали участия нив чем, это, очевидно, невозможно, так как государство представляет собой некое общение, а следовательно, прежде всего является необходимость занимать сообща определенное место ведь место, занимаемое одним государством, представляет собой определенное единство, а граждане являются общника- ми (koinonoi) одного государства. Нов каком
объеме можно допустить для граждан приобщение к государственной жизни И что лучше для стремящегося к наилучшему устройству государства чтобы граждане имели сообща по возможности всё или одно имели сообща, а другое — нет Ведь можно представить общность детей, жен, имущества, как это мы находим в Государстве Платона, где, по утверждению Сократа, и дети, и жены, и собственность должны быть общими. Какой порядок предпочтительнее тот ли, который существует теперь, или же тот, который предписан в Государстве. Что касается общности жену всех, то эта теория встречает многоразличного рода затруднений, да и то основание, которое приводит Сократ в защиту такого закона, по-видимому, не вытекает из хода его рассуждений. Сверх того, положение это не может быть согласовано истой конечной целью, осуществление которой он, поскольку это следует из его слов, считает необходимым для государства. А как точнее понять высказываемое им суждение, на этот счет не дано никаких определенных указаний. Я имею ввиду мысль Сократа лучше всего для всякого государства
чтобы оно по мере возможности представляло собой единство эту именно предпосылку Сократ ставит в основу своего положения. Ясно, что государство при постоянно усиливающемся единстве перестанет бьггь государством. Ведь по своей природе государство представляется неким множеством. Если же оно стремится к единству, тов таком случае из государства образуется семья, а из семьи — отдельный человек семья, как всякий согласится, отличается большим единством, нежели государство, а один человек — нежели семья. Таким образом, если бы кто-нибудь и оказался в состоянии осуществить это, то все же этого не следовало бы делать, так как он тогда уничтожил бы государство. Далее, в состав государства не только входят отдельные многочисленные люди, но они еще и различаются между собой по своим качествам (eidei), ведь элементы, образующие государство, не могут быть одинаковы. Государство — не тоже, что военный союз в военном союзе имеет значение лишь количество членов, хотя бы все они были тождественными по качествам такой союз ведь составляется в целях оказания помощи и напоминает собой весы, в которых перетягивает та чаша, которая нагружена больше. 5. Точно также государство будет отличаться и от племенного союза, если допустить, что составляющие его люди, как бы многочисленны они ни были, живут не отдельно по своим селениям, но так, как, например, живут аркадяне. То, из чего составляется единство, заключает в себе различие по качеству. Поэтому, как об этом ранее сказано в Этике, принцип взаимного воздаяния является спасительным для государств этот принцип должен существовать в отношениях между свободными и равными, так как они не могут все властвовать одновременно, но либо погоду, либо в каком-нибудь ином порядке, либо вообще периодически. Таким образом оказывается, что правят все, как если бы сапожники и плотники стали меняться своими ремеслами и одни и те же ремесленники не оставались бы постоянно сапожниками и плотниками. 6. Но так как. такой порядок оказывается более совершенными в приложении к государственному общению, и, очевидно, было бы лучше, если бы правили, насколько это возможно, одни и те же люди. Вряд
ли, однако, это возможно осуществить во всех без исключения случаях с одной стороны, все по природе своей равны, с другой — и справедливость требует, чтобы в управлении — есть ли управление нечто хорошее или плохое — все принимали участие. При таком порядке получается некоторое подобие того, что равные уступают по очереди свое место равным, как будто они подобны друг Другу и помимо равенства во власти одни властвуют, другие подчиняются, поочередно становясь как бы другими. При таком же порядке относительно должностей разные люди занимают не одни и те же должности. Из сказанного ясно, что государство не может быть посв о ей природе до такой степени единым, как того требуют некоторые и то, что для государств выставляется как высшее благо, ведет к их уничтожению, хотя благо, присущее каждой вещи, служит к ее сохранению. Можно и другим способом доказать, что стремление сделать государство чрезмерно единым не является чем-то лучшим семья — нечто более самодовлеющее, нежели отдельный человек, государство — нежели семья, а осуществляется государство в том
случае, когда множество, объединенное государством водно целое, будет самодовлеющим. И если более самодовлеющее состояние предпочтительнее, то и меньшая степень единства предпочтительнее, чем большая Но если даже согласиться стем, что высшим благом общения оказывается его единство, доведенное до крайних пределов, все равно о таком единстве не будет свидетельствовать положение, когда все вместе будут говорить Это мое и Это немое, тогда как именно это Сократ считает признаком совершенного единства государства. На самом деле выражение все двусмысленно. Если понимать выражение все в смысле каждый в отдельности, тогда, пожалуй, то, осуществление чего желает видеть Сократ, будет достигнуто скорее каждый, имея ввиду одного итого же сына или одну и туже женщину, будет говорить Это мой сын, Это моя жена, и точно также он будет рассуждать о собственности и о каждом предмете вообще. 9. Нов действительности имеющие общих жени детей уже не будут говорить Это мое, а каждый из них скажет Это наше точно также и собственность все будут считать своей, общей, а не принадлежащей каждому в отдельности. Таким образом, выражение все явно заключает в себе некоторое ложное заключение такие слова, как все, оба, чет, нечет, вследствие их двусмысленности ив рассуждениях ведут к спорным умозаключениям. Поэтому если все будут говорить одинаково, тов одном смысле это хотя и хорошо, но неосуществимо, а в другом смысле никоим образом него ворило бы о единомыслии. Сверх того, утверждение Сократа заключает в себе и другую отрицательную сторону. К тому, что составляет предмет владения очень большого числа людей, прилагается наименьшая забота. Люди заботятся всего более о том, что принадлежит лично им менее заботятся они о том, что является общим, или заботятся в той мере, в какой это касается каждого. Помимо всего прочего люди проявляют небрежность в расчете на заботу со стороны другого, как это бывает с домашней прислугой большое число слуг иной раз служит хуже, чем если бы слуг было меньше. У каждого гражданина будет тысяча сыновей, и они будут считаться сыновьями, и будут сыновьями не каждого в отдельности, но любой води наковой степени будет сыном любого, так что все одинаково будут пренебрегать отцами. Далее, при таком положении дел каждый будет говорить мой о благоденствующем или бедствующем гражданине безотносительно к тому, сколько таких граждан будет например, скажут Этот мой или Этот такого-то», называя таким образом каждого из тысячи или сколько бы ни было граждан в государстве, да к тому же еще и сомневаясь. Ведь неизвестно будет, от кого то или иное дитя родилось и осталось ли оно жить после рождения. 22. В каком же смысле лучше употреблять выражением ое» по отношению к каждому объекту — относить ли это выражение безразлично к двум тысячам или десяти тысячам объектов или пользоваться им скорее в том значении, в каком мое понимается в современных государствах Теперь одного итого же один называет своим сыном, другой — своим братом, третий — двоюродным братом или каким-либо иным родственником или покровному родству, или по свойству, сначала с ним самим, затем сего близкими сверх того, один другого называет
фратором или филетом. Ведь лучше быть двоюродным братом в собственном смысле, чем сыном в таком смысле. 13. Как бы тони было, невозможно было бы избежать тех случаев, когда некоторые граждане стали бы все-таки признавать тех или иных своими братьями, детьми, отцами, матерями физическое сходство, существующее между детьми и родителями, неизбежно послужило бы им взаимным доказательством действительного родства. Так бывает и по словам некоторых занимающихся землеописанием. В верхней Ливии у некоторых племен существует общность жена новорожденные распределяются между родителями на основании сходства. Даже у некоторых животных, например у лошадей и коров, самки родят детенышей, очень похожих на их производителей для примера можно сослаться на фарсальскую кобылицу по кличке Справедливая Сверх того, тем, кто проектирует подобную общность, трудно устранить такого рода неприятности, как оскорбления действием, умышленные и неумышленные убийства, драки, перебранки а все это является нечестивым по отношению к отцам, матерями близким родственникам, не то что по отношению к далеким людям. Между тем все это неизбежно случается, чаще в том случае, когда не знаешь своих близких, чем когда знаешь их в случае если знаешь, можно, по крайней мере, искупить содеянное установленными искупительными обрядами, а когда не знаешь, не можешь.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

перейти в каталог файлов
связь с админом