Главная страница

Аристотель - Политика (Книги мудрости) - 2010. Аристотель


Скачать 14.07 Mb.
НазваниеАристотель
АнкорАристотель - Политика (Книги мудрости) - 2010.pdf
Дата09.10.2018
Размер14.07 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаAristotel_-_Politika_Knigi_mudrosti_-_2010.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#46774
страница7 из 19
Каталогid237392015

С этим файлом связано 79 файл(ов). Среди них: Besy.pdf, Belovitskaya_A_-_Angliyskiy_yazyk_Gramotnye_koty_-_Gramotnye_kot, Ionina_A_A_-_Angliyskaya_grammatika_XXI_veka_Universalny_effekti, Mizinina_I_N__Mizinina_A_I__Zhiltsov_I_V_Anglo-russkiy_i_russko-, Tablitsa-angliyskikh-matov.pdf, Учебник Деонтология в медицине ХНМУ 2014 А5 258 с..docx и ещё 69 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19
8 8 I 8 8
1.
Т Г
J F
сследователю видов государственного строя и присущих им свойств
шМг
J L надлежит прежде всего подвергнуть рассмотрению вопрос о государстве вообще и разобрать, что такое собственно государство. В настоящее время на этот счет существует разногласие одни утверждают, что то или иное действие совершило государство, другие говорят нет, не государство, а олигархия или тиран. В самом деле, мы видим, что вся деятельность государственного мужа и законодателя направлена исключительно на государство (polis), а государственное устройство (politeia) есть известная организация обитателей государства. 2. Ввиду того что государство представляет собой нечто составное, подобное всякому целому, но состоящему из многих частей, ясно, что сначала следует определить, что такое гражданин (polites), ведь государство есть совокупность граждан. Итак, должно рассмотреть, кого следует называть гражданином и что такое гражданин. Ведь часто мы встречаем разногласие в определении понятия гражданина не все согласны считать гражданином одного итого же тот, кто в демократии гражданин, в олигархии часто уже не гражданин. Тех, которые получили название граждан в каком-либо исключительном смысле, например принятых в число граждан, следует оставить без внимания. Гражданин является таковым также не в силу того, что он живет в томили ином месте ведь и метеки и рабы также имеют свое местожительство наряду с гражданами, а равным образом не граждане и те, кто имеет право быть истцом и ответчиком, так как этим правом пользуются и иноземцы на основании заключенных сними соглашений (таким именно правом они пользуются. Что касается метеков, то во многих местах они этого права в полном объеме не имеют, но должны выбирать себе простата таким образом, они не в полной мере участвуют в этого рода общении. Ио детях, не достигших совершеннолетия и потому не внесенных в гражданские списки, и о старцах, освобожденных от исполнения гражданских обязанностей, приходится сказать, что и те и другие — граждане лишь в относительном смысле, а не безусловно и к первым придется прибавить свободные от повинностей граждане, а ко вторым — перешедшие предельный возраст или что-нибудь в таком роде (дело в томили ином обозначении — наша мысль и без того ясна. Мы же ставим своей задачей определить понятие гражданина в безусловном смысле этого слова, в таком значении, которое не имело бы никакого недостатка, требующего исправления иначе пришлось бы задаваться вопросами и разрешать их и по поводу лиц, утративших гражданские права, и по поводу изгнанников
Лучше всего безусловное понятие гражданина может быть определено через участие в суде и власти. Некоторые из должностей бывают временными один и тот же человек либо вообще не может занимать их вторично, либо может занимать, но лишь по истечении определенного времени относительно же других ограничения во времени нет — сюда относится участие в суде ив народном собрании. Однако, пожалуй, кто-нибудь заметит, что судьи и участники народного собрания не являются должностными лицами и что в силу этого они не принимают участия в государственном управлении, хотя, с другой стороны, было бы смешно считать лишенными власти именно тех, кто выносит важнейшие решения. Но это не имеет никакого значения, так как речь идет только о названии. В самом деле, общего обозначения для судей и участников народного собрания не существует пусть эти должности и останутся без более точного определения, лишь бы были разграничены понятия. Мы же считаем гражданами тех, кто участвует в суде ив народном собрании. Примерно такое определение понятия гражданина лучше всего подходит ко всем тем, кто именуется гражданами

6. Не следует упускать из виду, что для предметов, содержание которых обнаруживает видовые различия, так что один из них является первым, другой — вторым, третий — следующим, общего признака либо не бывает вовсе, либо он имеется лишь в недостаточной степени. Между тем государственные устройства представляют собой видовые различия, и одни из них заслуживают этого наименования в меньшей, другие — в большей степени ведь основанные на ошибочных началах и отклоняющиеся от правильных государственные устройства неизбежно стоят ниже тех, которые свободны от этих недостатков (что мы разумеем под отклоняющимися видами, выяснится впоследствии. Таким образом, и гражданин должен бьггь тем или иным в зависимости оттого или иного вида государственного устройства. Тот гражданин, о котором сказано выше, соответствует преимущественно гражданину демократического устройства к остальным видам государственного устройства это определение подходить может, ноне обязательно. 7. При некоторых видах государственного устройства демоса нет, нет и обыкновения созывать народные собрания, за исключением чрезвычайных случаев, и судебные полномочия поделены между разными должностными лицами так, например, в Лакедемоне различного рода гражданские дела разбирает тот или иной из эфоров, уголовные — геронты, другие дела — также какие- нибудь другие должностные лица. Тоже самое ив Карфагене, где по всем судебным делам выносят решения определенные должностные лица. Значит, наше определение понятия гражданина нуждается в поправке при других государственных устройствах участником народного собрания и судьей является не неподдающееся определению должностное лицо, а лицо, наделенное определенными полномочиями из них или всем, или некоторым предоставляется право быть членами совета и разбирать либо все судебные дела, либо некоторые из них. Что такое гражданин, отсюда ясно. О том, кто имеет участие в законосовещательной или судебной власти, мы можем утверждать, что они является гражданином данного государства. Государством же мы и называем совокупность таких граждан, достаточную, вообще говоря, для самодовлеющего существования

9. На практике гражданином считается тот, у кого родители — и отец, и мать — граждане, а не кто-либо один из них. Другие идут еще дальше в этом отношении и требуют, например, чтобы предки гражданина во втором, третьем и даже более отдаленном колене были также гражданами. Но при таком необходимом в государственных целях и поспешном определении иногда возникает затруднение, как удостовериться в гражданском происхождении предка в третьем или в четвертом колене. Правда, леонтинец Гор- гий, отчасти, пожалуй, находясь в затруднении, отчасти иронизируя, сказал Подобно тому как ступки — работа изготовляющих ступки мастеров, так точно и граждане Ларисы — изделие демиургов (дело в том, что некоторые из последних были изготовителями ларис). Нов сущности, здесь все просто если граждане Ларисы принимали участие, согласно данному выше определению, в государственном управлении, то они были гражданами, потому что не представляется вообще никакой возможности распространять на первых обитателей или основателей государства требование, чтобы они происходили от граждан или гражданок. 10. Требование это встречает еще большее затруднение в том случае, когда кто-либо получил гражданские права благодаря изменению государственного устройства, как это сделал, например, в Афинах Клисфен после изгнания тиранов он вписал в филы многих иноземцев и рабов-метеков. По отношению к таким гражданам спорный вопрос не в том, кто из них гражданина в том, по праву или не по праву, хотя и при этом может встретиться новое затруднение, а именно если кто-либо стал гражданином не по праву, то, значит, они не гражданин, так как несправедливое равносильно ложному. Номы видим, что некоторые даже занимают должности не по праву, и тем не менее мы называем их должностными лицами, хотя и не по праву. Так как мы определили понятие гражданина в зависимости от отношения его к той или иной должности, а именно сказали, что гражданин — тот, кто имеет доступ к такой-то должности, то занимающих должности нам явно следует считать гражданами, а по праву ли они граждане или не по праву — это стоит в связи с указанным выше спорным вопросом
Некоторые затрудняются решить, когда то или иное действие должно быть признаваемо действием государства и когда — нет например, при переходе олигархии или тирании в демократию некоторые отказываются от исполнения обязательств, указывая на то, что эти обязательства взяло на себя не государство, а тиран, равно как и от многого другого подобного же рода, ссылаясь на то, что некоторые виды государственного устройства существуют благодаря насилию, а не ради общей пользы. 11. Хотя бы некоторые и управлялись демократически таким способом, все же должно признавать действия, исходящие от правительства такого демократического государства, действиями государственными, равно как и действия, исходящие от правительств олигархических и тиранических государств. Поставленный нами вопрос, по-видимому, соприкасается с трудноразрешимым вопросом такого рода при каких обстоятельствах должно утверждать, что государство осталось тем же самым или стало не тем же самым, но иным При самом поверхностном рассмотрении это вопрос о территории и населении, ведь можно себе представить, что территория и население разъединены и одни живут на одной территории, другие на другой. Но это затруднение сравнительно простое (ввиду того что слово государство употребляется в разных значениях, исследование вопроса становится легким. 12. Равным образом, если люди живут на одной и той же территории, когда следует считать, что здесь единое государство Разумеется, дело не в стенах, ведь весь Пелопоннес можно было бы окружить одной стеной. Чем-то подобным является Вавилон и всякий город, представляющий собой скорее племенной округ, нежели государственную общину по рассказам, уже три дня прошло, как Вавилон был взята часть жителей города ничего об этом не знала. Впрочем, рассмотрение этого вопроса полезно отложить до другого случая (государственный муж не должен оставлять без внимания и вопрос о величине государства, какова она должна быть, равно как и то, что полезнее для государства — чтобы в нем обитало одно племя или несколько. 13. Но допустим, что одна и та же территория заселена одними и теми же обитателями спрашивается до тех пор пока обитатели ее будут одного итого же происхождения, следует ли их государство считать одними тем же, несмотря на то что постоянно одни умирают, другие нарождаются Не происходит ли здесь тоже, что бывает с реками и источниками Мы обыкновенно называем и реки и источники одними и теми же именами, хотя непрерывно одна масса воды прибывает, другая убывает. Или ввиду такого рода обстоятельств следует считать только обитателей одними и теми же, а государство признавать иным Если государство есть некое общение — а оно именно и есть политическое общение граждан то естественно, раз государственное устройство видоизменяется и отличается от прежнего, и государство признавать не одними тем же ведь различаем же мы хоры — хор в комедии, хор в трагедии, хотя часто тот и другой хор состоит из одних и тех же людей. 14. Точно также мы называем иным всякого рода общение и соединение, если видоизменяется его характер например, тональность, состоящую из одних и тех жетонов, мы называем различно водном случае — дорийской, в другой — фригийской. А если так, тождественность
государства должна определяться главным образом применительно к его строю давать же государству наименование иное или тоже самое можно и независимо оттого, населяют ли его одни и те же жители или совершенно другие. Справедливо ли при изменении государством его устройства не выполнять обязательства или выполнять их — это вопрос иного порядка 8 Л 8 8
1. Непосредственно вслед за только что изложенным необходимо рассмотреть вопрос должно ли добродетель хорошего человека и дельного гражданина признавать тождественной или нетожде­
ственной?
Впрочем, если приходится исследовать этот вопрос, нужно предварительно определить какими- нибудь общими чертами добродетель гражданина. Гражданин, говорим мы, находится в таком же отношении к государству, в каком моряк на судне — к остальному экипажу. Хотя моряки на судне занимают неодинаковое положение один из них гребет, другой правит рулем, третий
состоит помощником рулевого, четвертый носит какое-либо иное соответствующее наименование, — все же, очевидно, наиболее точное определение добродетели каждого из них в отдельности будет подходить только к нему одному, но какое- либо общее определение будет приложимо в равной степени ко всем ведь благополучное плавание — цель, к которой стремятся все моряки в совокупности и каждый из них в отдельности. Тоже самое и по отношению к гражданам хотя они и неодинаковы, все же их задача заключается в спасении составляемого ими общения, а общением этим является государственный строй. Поэтому и гражданская добродетель неизбежно обусловливается этим последним. Атак как существует несколько видов государственного строя, то очевидно, что добродетель дельного гражданина, добродетель совершенная, немо жет бьггь одною, между тем как мы называем кого-либо хорошим человеком за совершенство в единой добродетели. Отсюда ясно, что всякий гражданин может быть дельным, не обладая той добродетелью, которая делает дельным человека. Можно, впрочем, прийти к тому же самому заключению иным путем, исходя из исследования вопроса о наилучшем государственном устройстве. Если возможно допустить существование государства, состоящего исключительно из дельных граждан, то каждый из них должен исполнять полагающееся ему дело хорошо, что зависит от добродетели гражданина. Но так как невозможно всем гражданам быть одинаковыми, тоне может быть и одной добродетели гражданина и хорошего человека добродетель дельного гражданина должна быть налицо у всех граждан, ибо только в таком случае государство оказывается наилучшим, но добродетелью хорошего человека не могут обладать все, если только не предполагать, что все граждане в отменном государстве должны быть хорошими. 4. Далее, государство заключает в себе неодинаковые элементы подобно тому как всякий человек состоит из души и тела, а душа в свою очередь заключает в себе разум и страсти или подобно тому как семья состоит из мужчины и женщины, а собственность заключает в себе господина и раба, точно также и государство включает в себя все это да еще, сверх того, и другие, неодинаковые элементы. Отсюда неизбежный вывод добродетель всех граждан не может быть одной, подобно тому как среди членов хора неодинакова добродетель корифея и добродетель парастата.
5. Итак, из сказанного ясно, что добродетель хорошего человека и дельного гражданина вообще не одна и та же. Ноне может ли она у кого- нибудь быть таковою Ведь говорим же мы, что дельный правитель должен быть хорошими рассудительным, а государственный муж непременно должен бьггь рассудительным. Некоторые утверждают, что и воспитание правителя с самого начала должно быть иным, что бывает и на самом деле царские сыновья обучаются верховой езде и военному искусству, как говорит и Еври­
пид: Не тонкости мне надобны, а то, что нужно государству, — предполагая, следовательно, особое воспитание для правителя. 6. Если добродетель хорошего человека и хорошего правителя тождественны, а гражданином является и подчиненный, то добродетель гражданина и добродетель человека не могут бьггь совершенно тождественными, но могут бьггь таковыми только у определенного вида гражданина, так как управителя и гражданина добродетель не одна и та же. И это, может быть, побудило Ясона сказать, что он голодает, когда он не тирана это значит, что он не умеет быть честным человеком. 7. Способность властвовать и подчиняться заслуживает похвалы, и добродетель гражданина, по-види­
мому, и заключается в способности прекрасно и властвовать, и подчиняться. Итак, если мы положим, что добродетель хорошего мужа есть способность властвовать, а добродетель гражданина — и то и другое, то обе эти добродетели не заслуживали бы одинаковой похвалы. Но так как они и на самом деле оказываются различными итак как властитель и подчиненный должны изучать не одно и тоже, а гражданин должен уметь то и другое и быть причастным к тому и другому. Это можно усматривать и из следующего. 8. Существует власть господина под этой властью мы понимаем такую власть, которая проявляется относительно работ первой необходимости правителю нет нужды уметь исполнять эти работы, он скорее должен пользоваться ими в противном случае положение было бы вроде рабского я имею ввиду положение, когда свободный человек исполняет работы, подобающие слугам. Мы утверждаем, что есть разные виды рабов, так как существует и много видов работ. Одну часть этих работ исполняют ремесленники, именно те, которые, как показывает и самое наименование их, живут от рук своих к числу их принадлежат и мастера. Поэтому в некоторых государствах в древнее время, пока там не была установлена крайняя демократия, ремесленники не имели доступа к государственным должностям. 9. Итак, ни хороший человек, ни хороший государственный муж, ни добрый гражданин не должны обучаться таким работам, которые подобают людям, предназначенным к подчинению, за исключением разве того, когда вследствие нужды приходится исполнять эти работы для самого себя в таком случае не приходится быть то господином, то рабом. Но существует и такая власть, в силу которой человек властвует над людьми себе подобными и свободными. Эту власть мы называем властью государственной проявлять ее правитель должен научиться, пройдя сам школу подчинения например, чтобы быть гиппархом, нужно послужить в коннице, чтобы
быть стратегом, нужно послужить встрою, быть лохагом, таксиархом. И совершенно правильно утверждение, что нельзя хорошо начальствовать, не научившись повиноваться. 20. Добродетель во всем этом различна но хороший гражданин должен уметь и быть способными подчиняться и начальствовать, и добродетель гражданина заключается в умении властвовать над свободными людьми и быть подвластным. Добродетель хорошего человека также имеет ввиду и то и другое. Если различны виды воздержности и справедливости у начальника и у подчиненного, но свободного человека, то, очевидно, не одна и добродетель хорошего человека, например справедливость но она распадается на несколько видов в соответствии стем, будет ли человек властвовать или подчиняться, подобно тому как различаются воздержность и мужество мужчины и женщины мужчина, если бы он был храбр настолько, насколько храбра мужественная женщина, показался бы трусом, а женщина, если бы она была также скромна, как скромен добрый мужчина, показалась бы болтливой и умение управлять хозяйством неводном и том же сказывается у мужчины и у женщины его дело — наживать, ее — сохранять. 11. Рассудительность — вот единственная отличительная добродетель правителя остальные добродетели являются, по- видимому, необходимым общим достоянием и подчиненных и правителей от подчиненного нечего требовать рассудительности как добродетели, но нужно требовать лишь правильного суждения подчиненный — это как бы мастер, делающий флейты, а правитель — это флейтист, играющий на его флейте. Итак, тождественна ли добродетель хорошего человека и дельного гражданина, или она различна, в каком отношении она тождественна ив каком различна — ясно из предыдущего 0 Д | 0 0
1.
Остается еще одно затруднение в определении понятия гражданина является ли гражданином действительно только тот, кому можно принимать участие в управлении, или же гражданами нужно считать также и ремесленников Если следует считать гражданами также и тех, кто не имеет доступа к должностям, то, выходит, добродетель начальствующего не может быть свойственна всякому гражданину, потому что в указанном случае гражданином оказывается и этот. А если ни один из таковых не является гражданином, то спрашивается, к какому же разряду населения должен быть отнесен каждый. Разумеется, он не метеки не иноземец. Или мы должны признать, что из создавшегося таким образом положения не вытекает ничего нелепого, так как ведь ни рабыни вольноотпущенники нив каком случае не причисляются к указанным. 2. Совершенно справедливо, что не должно считать гражданами всех тех, без кого не может обойтись государство, потому что и дети — граждане не в том смысле, в каком граждане — взрослые последние — граждане в полном смысле, первые — условно они граждане несовершенные. В древние времена у некоторых ремесленниками были рабы или чужестранцы, почему ив настоящее время большинство их именно таково. Но наилучшее государство не даст ремесленнику гражданских прав если же ион гражданин, то нужно признать, что та гражданская добродетель, о
которой речь была выше, подходит не ко всем, даже не ко всем свободнорожденным, но только к тем, кто избавлен от работ, необходимых для насущного пропитания. 3. Те, кто исполняет подобного рода работы для одного человека, — рабы, на общую пользу — ремесленники и поденщики. Отсюда ясно, как обстоит сними дело, и уже то, что было ранее сказано, освещает весь вопрос. А именно, поскольку существует несколько видов государственного устройства, должно существовать и несколько разновидностей гражданина, преимущественно подчиненного гражданина, и, таким образом, при одном виде государственного устройства необходимо считать гражданами ремесленников и поденщиков, при другом это невозможно, например при так называемой аристократии, где почетные должности даются только в зависимости от добродетели и по достоинству ведь невозможно человеку, ведущему жизнь ремесленника или поденщика, упражняться в добродетели. 4. В олигархиях поденщику нельзя бьггь гражданином (там доступ к должностям обусловлен большим имущественным цензом, а ремесленнику можно, так как многие ремесленники богатеют от своего ремесла. В Фивах был закон кто в течение десяти лет не воздерживался от рыночной торговли, тот не имел права занимать государственную должность. Напротив, во многих государствах закон допускает в число граждан и иноземцев так, в некоторых демократиях гражданин и тот, у кого только мать — гражданка тот же самый порядок наблюдается умно гих по отношению к незаконнорожденным.
5. Тем не менее, хотя вследствие недостатка в законных гражданах делают гражданами таких людей (закон дозволяет делать это по причине малонаселенности государства, с увеличением народонаселения все-таки постепенно устраняются сначала родившиеся от раба или рабыни, затем родившиеся от женщин-гражданок, так что в конце концов гражданами становятся лишь родившиеся от обоих родителей-граждан. 6. Итак, из сказанного ясно, что существует несколько разновидностей гражданина ясно также и то, что гражданином по преимуществу является тот, кто обладает совокупностью гражданских прав и у
Гомера сказано Как будто бы был я скиталец презренный, — ибо тот, кто не обладает совокупностью гражданских прав, подобен метеку. Где такого рода отношения затушеваны, там это делается с целью ввести в заблуждение тех, кто имеет в государстве свое местожительство.
Итак, из сказанного ясно, должно ли считать добродетель, отличающую хорошего человека и дельного гражданина, различной или тождественной водном государстве понятия хорошего человека и дельного гражданина сливаются, в другом — различаются да ив первом случае не всякий хороший человек в тоже время является гражданином, но гражданин только тот, кто стоит в известном отношении к государственной жизни, кто имеет или может иметь полномочия в деле попечения о государственных делах или единолично, или вместе с другими 8 IV ®0
1. После сделанных разъяснений следует рассмотреть, должно ли допустить существование одного вида государственного устройства или нескольких, и если их имеется несколько, то каковы они, сколько их ив чем их отличия
Государственное устройство (politeia) — это распорядок в области организации государственных должностей вообще, ив первую очередь верховной власти верховная власть повсюду связана с порядком государственного управления
(politeyma), а последний и есть государственное устройство. Я имею ввиду, например, то, что в демократических государствах верховная власть — в руках народа в олигархиях, наоборот, в руках немногих поэтому и государственное устройство в них мы называем различным. С этой точки зрения мы будем судить и об остальном. Следует предпослать вопрос для какой цели возникло государство и сколько видов имеет власть, управляющая человеком в его общественной жизни Уже вначале наших рассуждений, при разъяснении вопроса о домохозяйстве и власти господина в семье, было указано, что человек по природе своей есть существо политическое, в силу чего даже те люди, которые нисколько не нуждаются во взаимопомощи, безотчетно стремятся к совместному жительству. Впрочем, к этому людей побуждает и сознание общей пользы, поскольку на долю каждого приходится участие в прекрасной жизни (dzen kal6s); это по преимуществу и является целью как для объединенной совокупности людей, таки для каждого человека в отдельности. Люди объединяются и ради самой жизни, скрепляя государственное общение ведь, пожалуй, и жизнь, взятая исключительно как таковая, содержит частицу прекрасного, исключая разве только те случаи, когда слишком преобладают тяготы. Ясно, что большинство людей готово претерпевать множество страданий из привязанности к жизни, так как в ней самой по себе заключается некое благоденствие и естественная сладость. Нетрудно различить так называемые разновидности власти о них мы неоднократно рассуждали ив экзотерических сочинениях. Власть господина над рабом, хотя одно и тоже полезно и для прирожденного раба, и для прирожденного господина, все-таки имеет ввиду главным образом пользу господина, для раба же она полезна привходящим образом (если гибнет раб, власть господина над ним, очевидно, должна
прекратиться. 5. Власть же над детьми, над женой и над всем домом, называемая нами вообще властью домохозяйственной, имеет ввиду либо благо подвластных, либо совместно благо обеих сторон, но по сути дела благо подвластных, как мы наблюдаем ив остальных искусствах, например в медицине и гимнастике, которые случайно могут служить и благу самих обладающих этими искусствами. Ведь ничто не мешает педо- трибу иногда и самому принять участие в гимнастических упражнениях, равно как и кормчий всегда является и одним из моряков. И пе- дотриб или кормчий имеет ввиду благо подвластных ему, но когда он сам становится одним из них, то случайно ион получает долю пользы кормчий оказывается моряком, педо- триб — одним из занимающихся гимнастическими упражнениями. 6. Поэтому и относительно государственных должностей — там, где государство основано на началах равноправия и равенства граждан, — выступает притязание на то, чтобы править по очереди. Это притязание первоначально имело естественные основания требовалось, чтобы государственные повинности исполнялись поочередно, и каждый желал, чтобы, подобно тому как он сам, находясь ранее у власти, заботился о пользе другого, таки этот другой в свою очередь имел ввиду его пользу. В настоящее время из-за выгод, связанных с общественным делом и нахождением у власти, все желают непрерывно обладать ею, как если быте, кто стоит у власти, пользовались постоянным цветущим здоровьем, невзирая на свою болезненность потому что тогда также стали бы стремиться к должностям. 7. Итак, ясно, что только те государственные устройства, которые имеют ввиду общую пользу, являются, согласно со строгой справедливостью, правильными имеющие же ввиду только благо правящих — все ошибочны и представляют собой отклонения от правильных они основаны на началах господства, а государство есть общение свободных людей.
После того как это установлено, надлежит обратиться к рассмотрению государственных устройств — их числа и свойств, и прежде всего правильных, так как из их определения ясными станут и отклонения от них

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19

перейти в каталог файлов
связь с админом