Главная страница

Библиотека Альдебаран


Скачать 1.71 Mb.
НазваниеБиблиотека Альдебаран
Анкор"
Дата07.04.2017
Размер1.71 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаquot_Ob_intellekte_quot_Dzheff_Khokins.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#15830
страница1 из 26
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Библиотека Альдебаран: http://lib.aldebaran.ru
Сандра Блейксли, Джефф Хокинс
Об интеллекте
tima
«Об интеллекте»: Издательский дом «Вильямс»; Москва-Санкт-Петербург-Киев; 2007
ISBN ISBN 978-5-8459-1139-1 (рус.), ISBN 0-8050-7456-2 (англ.)
Аннотация
В книге Об интеллекте Джефф Хокинс представляет революционную теорию на стыке нейробиологии, психологии и кибернетики, описывающую систему «память-предсказание» как основу человеческого интеллекта. Автор отмечает, что все предшествующие попытки создания разумных машин провалились из-за фундаментальной ошибки разработчиков, стремившихся воссоздать человеческое поведение, но не учитывавших природу биологического разума.
Джефф Хокинс предполагает, что идеи, сформулированные им в книге Об интеллекте, лягут в основу создания истинного искусственного интеллекта – не копирующего, а превосходящего человеческий разум. Кроме этого, книга содержит рассуждения о последствиях и возможностях создания разумных машин, взгляды автора на природу и отличительные особенности человеческого интеллекта.
Книга рекомендуется всем, кого интересует устройство человеческого мозга и принципы его функционирования, а также тем, кто занимается проблемами разработки искусственного интеллекта.
Джефф Хокинс
Сандра Блейксли
Об интеллекте
Об авторах

Сандра Блейксли, Джефф Хокинс: «Об интеллекте»
2
Джефф Хокинс – один из самых известных предпринимателей и разработчиков компьютеров в Силиконовой долине. Основав в свое время компании Palm Computing и
Handspring, Джефф сейчас работает ведущим инженером в компании PalmOne. Кроме того, с целью исследования проблем интеллекта и памяти он создал Редвудский институт нейрологии.
Д. Хокинс – действительный член Национальной инженерной академии и ученого совета Cold
Spring Harbor Laboratory. Проживает в Северной Калифорнии.
Сандра Блейксли вот уже более тридцати лет занимается подготовкой научных и медицинских публикаций для газеты New York Times. Она также является одним из авторов книги Phantoms in the brain и вместе с Джудит Уоллерстайн пишет популярные книги о психологии и браке. Живет в Санта-Фе, Нью Мехико.
Благодарность автора
Когда меня спрашивают: «Чем вы зарабатываете на жизнь?», я всегда затрудняюсь ответить. Если честно, то практически ничем. Но мне повезло, потому что я сформировал очень работоспособную команду. Разумеется, мне приходится руководить ими и порой задавать направление их деятельности. Но своим успехом я прежде всего обязан упорному труду и интеллекту моих коллег.
В жизни мне представилась счастливая возможность общаться со многими исследователями, которые меня чему-то научили, все они внесли свою лепту в создание этой книги. Всем им выражаю искреннюю благодарность. Брюно Ольшозен, который работает в
Редвудском институте нейрологии (РИН) и Калифорнийском университете, – это настоящая ходячая энциклопедия по нейробиологии. Он постоянно пополняет и углубляет мои познания в данной области. Билл Софски (РИН) был первым, кто обратил мое внимание на уменьшение времени прохождения сигналов в иерархической структуре коры головного мозга и на особенности тонких дендритов. Рик Грейнджер из Калифорнийского университета поднял тему запоминания последовательностей и того, какова роль таламуса в этом процессе. Боб Найт
(Калифорнийский университет, г. Беркли) и Кристоф Кох (Калифорнийский технологический институт) сыграли большую роль в становлении Редвудского института нейрологии, а также участвовали в обсуждении многих других вопросов научного характера. Всем сотрудникам
РИН я благодарен за конструктивную критику в адрес моих высказываний; многие мой идеи родились в ходе наших заседаний и встреч в РИН. Спасибо всем вам.
Донна Дубински и Эд Коллиган на протяжении более чем десяти лет были моими партнерами по бизнесу. Благодаря их самоотверженной работе и помощи я смог заниматься предпринимательством, параллельно изучая головной мозг, что является довольно-таки сложной задачей. Донна всегда отмечала, что ее роль состоит в поддержке нашего бизнеса, а

Сандра Блейксли, Джефф Хокинс: «Об интеллекте»
3
моя – в разработке теории мозга. Без Донны и Эда я никогда не достиг бы успеха.
Среди людей, также причастных к созданию книги Об интеллекте, я хочу отметить многих моих коллег. Джим Левин, мой представитель, поверил в идею этого труда еще до того, как я начал работу над ним. (Тем, у кого нет такого представителя, как Джим, я не советую писать книги.) Именно Джим познакомил меня с Сандрой Блейксли, моим соавтором. Я хотел, чтобы моя книга была доступна широкому кругу читателей, и Сандра мне чрезвычайно в этом помогла. (В том, что некоторые главы оказались сложными для чтения, полностью моя вина.)
Мэтью, сын Сандры, перу которого также принадлежат несколько научных работ, предложил ряд примеров, прекрасно иллюстрирующих положения, представленные в этой книге, а также был инициатором введения термина модель «Память-предсказание».
Я с удовольствием хотел бы упомянуть всех, с кем сталкивался в издательстве Henry Holt, а особенно президента Джона Стэрлинга. Я встречался с ним лично лишь однажды, и несколько раз мы общались по телефону. Тем не менее Джон подсказал мне наиболее удачную структуру книги. Он заблаговременно и чрезвычайно точно определил проблемы, с которыми я неизбежно столкнусь при изложении теории интеллекта, помог мне откорректировать стиль написания книги, а также порядок подачи материала.
Выражаю благодарность своим дочерям Энн и Кейт, которые не жаловались, что их папа много выходных дней проводил не с ними, а перед монитором компьютера. И наконец, я признателен своей жене Джанет. Быть моей женой ох как непросто. Но уверяю, Джанет, я люблю тебя больше, чем теорию мозга!
Дж. Хокинс
Пролог
У меня есть два пристрастия, которые послужили источником вдохновения для написания этой книги. Из них же я черпаю смысл всей своей жизни.
Вот уже четверть века я занимаюсь вычислительной техникой. В индустрии высоких технологий я известен как основатель двух компаний – Palm Computing и Handspring. Кроме того, я участвовал в разработке архитектурных решений для карманных компьютеров PalmPilot и мобильных телефонов Trio.
Другое мое пристрастие еще более значимо, поскольку именно оно предопределило мое увлечение компьютерами. Я просто-таки помешан на изучении человеческого мозга и стремлюсь разобраться в том, как он функционирует. Причем я подхожу к проблеме с позиций не философа, а инженера, изучающего сложную конструкцию, состоящую из множества деталей. Разобравшись в том, что же такое разум и как работает человеческий мозг, я хочу создавать механизмы, действия которых основывались бы на тех же принципах, что и работа мозга. Я верю в то, что создание настоящего искусственного интеллекта не за горами.
Исследователи, как правило, либо стремятся проникнуть вглубь вещей и явлений, либо смотрят очень широко, стараясь постичь события, происходившие миллиарды лет тому назад.
Но головной мозг есть у каждого человека, включая вас, мой читатель. Чтобы понять, как рождаются те или иные эмоции и чувства, почему люди воспринимают мир определенным образом, по каким причинам допускают ошибки, что побуждает их к творчеству, почему музыка или искусство бывают источником вдохновения, одним словом, чтобы понять, что означает быть человеком, нужно разобраться в том, как работает мозг. Новые открытия, касающиеся человеческого разума и работы человеческого мозга, не только сулят значительные социальные выгоды (в частности, они позволят добиться прогресса в лечении заболеваний головного мозга), но и станут основой для создания по-настоящему разумных механизмов. Эти механизмы, совсем не похожие на роботов из фантастических романов, будут сконструированы с учетом положений, раскрывающих природу самого эффективного из существующих на нашей планете биологического механизма – человеческого разума. Искусственный интеллект расширит наши знания о мире и о Вселенной и позволит нам добиться большей безопасности существования. И это будет только начало.
К счастью, мы с вами живем в эпоху, когда проблема понимания мозга близка к своему разрешению. У нынешнего поколения есть доступ к накопленному за сотни лет огромному

Сандра Блейксли, Джефф Хокинс: «Об интеллекте»
4
объему информации о строении и функционировании мозга. И, хотя наука о мозге – нейрология
– и сейчас не стоит на месте, целостная теория о разуме и строении мозга пока не разработана.
Большинство нейробиологов, увлеченных изучением «подсистем» мозга, не утруждают себя интеграцией приобретаемых знаний. С другой стороны, ни одна из многочисленных попыток создать мыслящий компьютер не увенчалась успехом. И я уверен, что дело не сдвинется с мертвой точки до тех пор, пока исследователи и изобретатели будут игнорировать различия между мозгом и компьютером, их постигнет та же участь, что и их предшественников.
Какая составляющая разума отсутствует в компьютере? Почему двухлетний ребенок способен научиться кататься на трехколесном велосипеде, он не только уверенно ходит, но и бегает, подпрыгивает, а современные роботы передвигаются подобно громыхающим зомби?
Каким образом к трем годам дитя успевает овладеть азами речи, в то время как компьютер, несмотря на полстолетия стараний лучших программистов, все еще на это не способен? Почему человек с первого взгляда – в долю секунды – отличает кота от собаки, а компьютер, даже самый совершенный, не может этого сделать вообще? На указанные вопросы по сей день не найдено ответов. У нас есть множество догадок, но сейчас мы более всего нуждаемся в том, чтобы выработать критический подход к возможным объяснениям.
У вас, скорее всего, возник вопрос «А почему вдруг разработчик архитектуры компьютеров решил написать книгу о мозге?» Или (как альтернативный вариант): «Если уж он так увлекается устройством мозга, то почему не окунулся с головой в нейробиологию или не нашел себя в области создания искусственного интеллекта?» На самом деле я пытался. Много раз пытался. Однако мне не хотелось слепо двигаться в русле общепринятого подхода. По моему мнению, нужно рассматривать биологию мозга как ограничитель и своего рода путеводитель для понимания разума, а разум анализировать как вычислительную задачу. Таким образом, решение поставленных задач может быть найдено на стыке биологии и кибернетики.
Многие биологи категорически отказываются говорить о мозге в терминах информатики. В свою очередь, специалисты, работающие в сфере информационных технологий, пренебрегают возможностью почерпнуть сведения из нейробиологии. Мир науки более настороженно относится к риску, чем мир бизнеса. В бизнесе высоких технологий человек, предлагающий новую, хорошо обоснованную идею, сможет сделать неплохую карьеру независимо от того, будет ли его разработка успешной или нет. Многие ныне процветающие предприниматели на заре своей деятельности терпели убытки. В академической жизни все по-другому: если ученый несколько лет занимался исследованием новой теории и его поиски не увенчались успехом, это может стать причиной краха его карьеры. Именно потому я решил всерьез заниматься обоими своими пристрастиями, полагая, что в таком случае процесс окажется взаимодополняемым. Я надеялся, что достижения в сфере информационных технологий позволят мне углубить понимание работы мозга. Реализация данной идеи требовала финансирования, а, кроме того, мне предстояло стать первопроходцем и выяснить, как продавать достигнутые наработки, – все это я надеялся почерпнуть из работы в Силиконовой Долине.1
В августе 2002 года я открыл Редвудский институт нейрологии (РИН) – научно-исследовательский центр по изучению мозга. В мире существует много подобных организаций, но ни в одной из них первостепенное значение не уделяется изучению
неокортекса 2– части головного мозга человека, ответственной за интеллект. В РИН же мы именно этим и занимаемся, пытаясь воплотить в жизнь идеи, которые принято считать несбыточными мечтами. Уникальность РИН в том, что это единственное в мире научное заведение, работающее только над изучением новой коры головного мозга – неокортекса. За недолгую историю института у нас побывали почти все ведущие исследователи в этой области.
1 В Силиконовой долине, которая протянулась на 40 км от г. Сан-Хосе на юго-западе до г. Пало-Алто на северо-западе США, расположены ведущие американские высокотехнологичные фирмы. – Примеч. ред.
2 Неокортекс – новые области коры головного мозга, которые у низших млекопитающих только намечены, а у человека составляют основную часть коры. – Примеч. ред.

Сандра Блейксли, Джефф Хокинс: «Об интеллекте»
5
Я благодарен своей замечательной команде и доволен, что наш труд уже приносит первые плоды.
В основу этой книги была положена следующая программа. Прежде всего, будет изложена общая теория функционирования мозга. Речь пойдет о том, что такое разум и как он формируется. Представляемая мною теория по существу не нова. Многие из изложенных ниже идей были сформулированы до меня, но никогда не приводились к единому знаменателю, который бы объединил их в единое целое. Это не удивительно, ведь недаром говорят, что все новое – это хорошо забытое старое, т. е. «новые идеи» на самом деле оказываются старыми, представленными в новой формулировке и интерпретации. В определенной степени это справедливо и в отношении концепции, представленной в данной книге. Но формулировка и интерпретация – это именно то, что коренным образом отличает хаотическое скопление частных фактов от тщательно обоснованного теоретического подхода. Смею надеяться, что читатели оценят представленную в этой книге теорию по достоинству. Типичной реакцией на нее всегда было: «Звучит вполне правдоподобно. Я никогда не думал о разуме в таком ключе, но сейчас, когда вы все разложили по полочкам, общая картина прояснилась». Благодаря информации, изложенной в этой книге, у вас наверняка повысится осведомленность относительно своего поведения. Вы сможете детально анализировать свои реакции и приходить к выводу: «Я понимаю, что сейчас произошло у меня в голове». И возможно, кто-то из читателей, вдохновленный моим рассказом, решит посвятить свою жизнь созданию разумных машин, а в основу работы положит принципы, описанные на страницах этой книги.
Излагая свою концепцию, я часто буду подчеркивать, что компьютер никогда не был и не сможет быть адекватной моделью человеческого мозга. Ошибка многих разработчиков искусственного интеллекта состоит в том, что они пытаются запрограммировать компьютеры таким образом, чтобы они функционировали подобно человеческому разуму. Они хотят достичь поставленной цели, обойдя вниманием вопрос о сути разума, о том, что означает слово
«понимать». Но ведь этим самым они «выплеснули с водой ребенка» – создавая мыслящие механизмы, забыли о разуме! Но все попытки создания искусственного интеллекта без учета особенностей естественного обречены на провал. (Мы подробно обсудим, почему предшествующие попытки исследования человеческого разума и создания мыслящих компьютеров потерпели фиаско.)
Ключевую идею предложенной теории я назвал прогностической способностью, основанной на запоминании, или моделью «Память-предсказание».
В главе 6 представлены особенности того, как головной мозг дополняет модель прогнозирования памяти, иными словами, как он функционирует. Далее мы коснемся социальной пользы данной концепции. Вполне возможно, что для многих читателей именно эта часть книги станет поводом для наиболее ценных размышлений. В завершение мы обсудим перспективы создания искусственного интеллекта.
Ниже приведен краткий перечень вопросов, ответы на которые вы получите по ходу чтения. Я надеюсь, вы оцените мой труд по достоинству.
Возможно ли создание мыслящего компьютера?
На протяжении десятилетий ученые, занимающиеся разработкой искусственного интеллекта, утверждали, что компьютеры могут стать разумными, если будут достаточно мощными для этого. Я не согласен с таким мнением, и в этой книге я попытаюсь объяснить почему. Дело в том, что между функционированием компьютера и человеческого мозга нельзя поставить знак равенства.
Разве применения нейронных сетей не достаточно для создания разумных
механизмов?
Мозг на самом деле состоит из сетей нейронов, но без понимания сути его функционирования применение нейронных сетей принесет не больше пользы в создании разумных механизмов, чем компьютерные программы.
В чем состоит сложность понимания работы мозга?
Большинство ученых утверждают, что мозг очень сложен по своей структуре, и, чтобы постичь ее, требуется очень много времени. Я не могу согласиться с таким утверждением.
Сложность – это симптом замешательства, а не его причина. По-моему, у каждого из нас есть

Сандра Блейксли, Джефф Хокинс: «Об интеллекте»
6
определенные интуитивные (часто неправильные) предположения, вводящие нас в заблуждение. Одна из наиболее вопиющих ошибок подобного рода – вера в то, что разумное поведение предопределяет разум.
Так что же такое разум, если на самом деле он не предопределяется поведением?
Создавая модель мира, мозг задействует большие ресурсы памяти. Эта модель включает весь опыт человека и объем его знаний. Каждый раз, формулируя прогнозы о будущих событиях, мозг обращается к этой основанной на памяти модели. Способность прогнозировать будущее составляет важнейшую функцию мозга. Прогностическая функция мозга детальнейшим образом будет рассмотрена в этой книге, именно она находится в центре внимания моей работы.
Как работает мозг?
Местом «дислокации» разума является неокортекс. Несмотря на богатство функциональных возможностей и невероятную гибкость, структурное строение коры головного мозга на удивление однородно. Все части коры головного мозга – независимо от того, отвечают ли они за слух, зрение, обоняние, тактильную чувствительность или речевую функцию, – работают по одним и тем же принципам, которые можно условно организовать в иерархическую структуру. Мы подробно проанализируем функционирование неокортекса как части коры головного мозга, ответственной за отношения человека с миром. Это будет наиболее «техническая» часть книги, но я думаю, что мои разъяснения будут понятны и широкому кругу читателей, а не только тем, у кого есть соответствующая научная подготовка.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

перейти в каталог файлов
связь с админом