Главная страница
qrcode

Пособие по химии для поступающих в вузы - Хомченко.pdf Краткий курс по химии - Кузьменко Н.Е., Еремин В...pdf Химия ДЕМО ЕГЭ 201. Кэннон Память пяти жизней


НазваниеКэннон Память пяти жизней
АнкорПособие по химии для поступающих в вузы - Хомченко.pdf Краткий курс по химии - Кузьменко Н.Е., Еремин В...pdf Химия ДЕМО ЕГЭ 201
Дата24.10.2017
Размер1.08 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаДолорес Кэннон - Память пяти жизней.doc
ТипРеферат
#31013
страница10 из 15
Каталог
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

А.: Ты добрый, и интересуешься мной? Ты будешь гостить у меня некоторое время?

Дж.: Да, я буду.

А.: Это хорошо. Моя фамилия Смит-Райли. (Очевидно, Смит была ее девичьей фамилией)

Дж.: Тебе одиноко здесь?

А.: Люди приезжают, купить мое вязание. Внуки иногда приезжают.

Дж.: У тебя много внуков?

А.: Нет, только двое. Такие сладенькие, бельчата.

Известно, что подразделение «бельчата» девочек-скаутов было так названо, потому что так старые ирландские бабушки имели обыкновение называть своих внуков.

Дж.: Давай посмотрим. Ты сказала, что тебе 70 лет?

А.: Да. Это много, но я прожила хорошую жизнь. Мое здоровье теперь не очень хорошее. Если двигаюсь слишком много, мои ноги болят, я натираю пальцы. Я могу хорошо вязать, это прекрасно — делать что-то хорошее.

Дж.: А где этот дом, Мэри? В каком месте мы находимся здесь?

А.: (Смеясь) Да ведь мы же в Англии! Видно шотландский берег.

Дж.: Как называется город?

А.: Мы живем на краю города, он называется Локх.

Дж.: Это большой город?

А.: Что ты называешь большим? Не такой, как Лондон. Я слышала, что Лондон большой.

Дж.: Ты когда-нибудь была в Лондоне?

А.: Нет, никогда. Я плавала однажды в Шотландию и в Ирландию, но я никогда не была в Лондоне.

Дж.: Ты англичанка, шотландка, ирландка, или кто?

А.: Я родилась здесь. Я разговариваю как мой муж после мно - гих лет проживания с ним. Он был наполовину ирландец, наполовину шотландец. Хороший человек. (Это объясняло ирландский акцент)

Дж.: Какую работу делал твой муж?

А.: Он работал в городе сапожником, делал обувь. Он делал ботинки, и туфли для дам. Самые лучшие. Он сделал также пару, которая у меня есть сейчас. Я забочусь о них. Они — последняя пара, которую он когда-либо делал мне.

Дж.: Как звали твоего мужа?

А.: Томас. Томас Райли. Хороший человек.

Дж.: Сколько времени прошло с тех пор, как Томаса нет?

А.: Почти 20 лет.

Они должны были делать обувь намного лучше в те дни, чтобы она служила 20 лет. К тому же, она была старой женщиной, которая очевидно не много ходила.

Дж.: Сколько у тебя детей, Мэри?

А.: Только одна выжила. Это огорчало бедного Томаса, он хотел семью побольше. Мои младенцы умерли прежде, чем родились. Никогда я не вынашивала ребенка, кроме одного. Я назвала ее Мэри.

Оказалось, что Мэри жила долго в этой английской жизни, и очевидно, была счастлива. Казалось, не было никакой связи с текущей жизнью Аниты, кроме факта, что она была теперь католичкой, и ее дети посещали местную католическую школу.
Глава 9


Сильная Гретхен
Я предполагала, что к тому времени, когда мы настолько вплотную занялись регрессиями, не будет ничего, что могло бы удивить нас. Но каждый сеанс содержал что-то новое, стимулирующее наши умы.

Следующая часть произошла, когда Анита была возвращена ко времени непосредственно перед ее рождением в Англии как милой и кроткой Мэри. Это, естественно, было состояние духа, но то, что она сказала нам, привело нас в замешательство. Она говорила о странном новом месте, которое она не упоминала прежде, месте, которое казалось отличалось от уровня духов, где мы обычно находили ее.

Дж.: Хорошо, Мэри; это очень давние времена. Что ты видишь?

А.: Черно, темно. Скоро станет светлее.

Дж.: Что это... ночь?

А.: Была ночь, сейчас рассвет.

Дж.: Что ты делаешь?

А.: Я пришла на это место в самый первый раз. Мой дух отдохнул — сотни лет.

Дж.: Какое это место?

А.: Англия, я думаю. И я готова теперь — начать мой цикл.

Дж.: Цикл чего?

А.: Мои уроки. Моя душа должна быть очищена, и я должна учиться. Я пройду через этапы, как говорит мне мой голос. И каждый раз я буду изучать, что-то новое. Каждый будет учиться.

Я начну наблюдать и следить.

Дж.: Где ты была?

А.: Я отдыхала, много лет... сотни, кажется.

Дж.: Где ты отдыхала?

А.: Над Землей, выше всего. Никаких чувств, колебаний или цветов. Когда отдыхаешь, ты полностью в покое.

Дж.: Но ты далеко от Земли?

А.: Далеко. Я услышала, что там есть трудности.

Дж.: На Земле?

А.: Души. Посланные из покоя на Землю всегда испытывают трудности. Прежде, чем мы сможем возвратиться, мы будем учиться.

Дж.: Ты идешь на Землю, чтобы изучать уроки?

А.: Да, я должна учиться.

Дж.: Ты отдыхала долгое время?

А.: Долгое, долгое время.

Дж.: Почему? Твой дух был уставшим?

А.: Он прошел через много страданий и насилия, был разорван и ранен. Я должна была отдохнуть. Это было здесь, но я говорила не на этом языке. Но теперь я говорю с тобой. Я помню кое-что, но чтобы быть действительно отдохнувшей, я не должна помнить. Голос говорит мне, по мере того, как это приближается, я буду забывать все больше и больше. Я не должна помнить. Это затронуло бы мой язык, мой... это затронуло бы все, мои мысли, мои познания. Я не должна помнить прошлое. Дух входит новым без знания. И отдохнувшим, входишь в тело... и начинаешь. Начинаешь.

Это привело в замешательство. Чтобы задавать вопросы мы должны были понять происходящее. Джонни попытался сориентировать ее во времени или годе.

Дж.: Давай посмотрим... ты говоришь, что отдыхала сотни лет. Я досчитаю до трех, и мы перейдем на 100 лет назад. Ты сможешь говорить со мной на языке, на котором я говорю. Скажи мне, что ты делаешь?

А.: Отдыхаю и готовлюсь.

Дж.: И где ты отдыхаешь?

А.: Нет никакого названия... нет никакого названия, которым мы называем это. Мы здесь, мы вместе.

Дж.: Мы?Много вас?

А.: Много духов и мы отдыхаем. Они мне говорят, что иногда хочешь вернуться очень быстро, если делал что-то неправильное и прежде чем память полностью сотрется. И ты пытаешься не делать те же самые ошибки, чтобы не возвращаться снова. Лучше отдохнуть и забыть.

Дж.: Хорошо. Я досчитаю до трех, и мы перейдем еще на 100 лет назад. Что ты сейчас делаешь?

А.: Начинаю свой отдых.

Она только начинала свое время в этом таинственном месте отдыха? Как далеко назад была жизнь перед этим? Мы должны были продолжать идти назад, пока не найдем.

Дж.: Хорошо. Я досчитаю до трех, и мы пойдем назад к 1300 году.

Ты сможешь говорить со мной на языке, на котором я говорю. Что ты делаешь?

А.: Я готовлюсь к пиру.

Дж.: В честь чего пир?

А.: Пир в честь великого праздника. Будет праздник, когда мужчины вернутся.

Дж.: Где мужчины?

А.: Они на войне. Мы победители — мы не проигрываем.

Эта личность была очень властной и волевой.

Дж.: Кто ты?

А.: Прошу прощения? Я понимаю... твой вопрос... не.

Любой, кто изучал иностранный язык, поймет, что здесь происходило. Джонни попросил, чтобы она говорила на английском языке. Чтобы перевести с одного языка на другой, нужно инвертировать порядок слов в своем уме. Очевидно, она не понимала вопроса, потому что думала на другом языке.

Дж.: Как тебя зовут?

А.: Меня зовут? Гретхен.

Дж.: Гретхен. И у тебя есть фамилия?

А.: У меня фамилия моего отца — Мюллер.

Дж.: Гретхен Мюллер. И где ты? В какой ты стране?

А.: Ты будешь знать мою страну как Германия. Это будет Гер - мания.

Дж.: Как ты называешь ее?

А.: На языке, на котором ты сказал мне говорить с тобой, я называю ее Германия.

Дж.: Скажи мне, как ты называешь свою страну на твоем языке?

А.: Дойчланд. (Она произнесла это по-другому — До-ч-ланд. Ударение было на последнем слоге.) Я — твоя родина.


Я думала, что она всегда называлась Отчизна, или это только в современное время?

Дж.: Мужчины на войне. С кем они сражаются?

А.: Они сражаются с живущими в замке вниз по Рейну. И мы побеждаем, наши мужчины сильны и многочисленны.

Дж.: Сколько мужчин в вашем замке?

А.: Должно быть... около ста. Много мужчин.

Дж.: А твой отец, он ушел сражаться сейчас?

А.: Мой отец ушел, мой дядя, все мужчины, невольники, лакеи, они борются за общую защиту. Нас не одолеть, мы сильные.

Дж.: Гретхен, чем занимается твой отец, когда не сражается?

А.: Он делает то, что делают все мужчины, помогает своему брату. Его брат владеет этим замком, и все мы живем здесь. Вся наша семья.

Дж.: И это замок брата твоего отца...

А.: Мой дядя. Вильгельм. Сильный Вильгельм Мюллер.

Дж.: А другой замок, куда они пошли сражаться. Они пришли, чтобы начать бой?

А.: (Возмущенно) Они попытались взять землю, которая была нашей! Не вся наша земля находится внутри нашего замка. Мы все живем вместе, но наша земля — кругом. Они попытались взять часть нашей земли! Сначала они охотились, затем захотели сажать что- то на ней. И это было слишком. Поэтому мой дядя сказал, что мы должны начать войну.

Дж.: Скажи мне, сколько тебе лет, Гретхен?

А.: Почти брачного возраста.

Дж.: Ты собираешься выйти замуж?

А.: Когда мой дядя и мой отец будут согласны, и подходящий человек с подходящим имуществом будет найден в нашей стране, я выйду замуж.

Дж.: Тебе хочется выходить замуж?

А.: Все женщины должны выйти замуж, иметь сильных сыновей. Мы — сильный народ, нас никогда не победят, мы самые сильные. Мы сильны духом, телом, умом, и у меня будут такие дети, когда я выйду замуж. Самые сильные. Мы сражаемся с другими замками вокруг, и всегда побеждаем. Не будет замка, который возьмет наш.

Казалось, что идея о сильной немецкой расе идет на много столетий назад. Это должно быть врожденным у людей.

Дж.: У вас большой замок?

А.: Да, для замка он большой. Стены толстые и высокие, угодья большие. В нем живет много семей, есть много постоялых мест.

Дж.: Тебе сейчас, сколько лет?

А.: Восемнадцать, вроде. Это не точно, видишь ли, мать должна следить за всем этим. Моему отцу некогда заниматься подобными вещами. Он много работает.

Джонни надеялся заставить ее сказать что-то по-немецки. Даже хоть мы и не смогли бы понять ее, у нас, по крайней мере, было бы что- то записанное. Он думал, возможно, что кто-то еще мог перевести это.

Дж.: Гретхен я хочу, чтобы ты поговорила со мной на твоем языке. Расскажи мне все о замке. Опиши, насколько он большой, сколько людей живет в нем и просто все, что ты делаешь, на твоем языке.


А.: Как ты сможешь понять меня?

Дж.: Ну... я собираюсь изучить твой язык..

А.: (Сердито) У меня нет времени, чтобы учить тебя. Я должна быть на пиру. Я могу поговорить с тобой некоторое время, но у меня нет времени, чтобы учить тебя языку.

Дж.: (Озадаченно) Кто-нибудь еще «научит» меня. Я просто хочу, чтобы ты сказала мне несколько слов на своем языке.

А.: Я скажу тебе самые добрые слова во всем моем языке, на любом языке, слова, которые ты уже знаешь. Ich liebe dich (я люблю тебя). Ты можешь сказать их на любом языке, они всегда добрые.

Дж.: А на твоем языке как называется твой замок?

А.: (Нетерпеливо) Мой замок? Моего дяди замок. Он называется — Мюллера, замок Сильного Мюллера.

Дж.: И на твоем языке, ты называешь его «замком» тоже?

А.: (Резко) Ты хочешь, чтобы я учила, а у меня нет времени, говорю тебе! (У нее действительно был характер)

Дж.: Я сожалею, Гертруда... Гретхен.

Это действительно рассердило ее. Она начала кричать.

А.: Ты не можешь запомнить мое имя, ты не можешь запомнить язык. Ты можешь повторить мне сейчас, что я сказала тебе на моем языке?

Джонни сделал жалкую попытку произнести «Ich liebe dich».

А.: (Она успокоилась) Твой акцент хуже, чем мой, а мой имеет деревенский акцент.

Дж.: (Смеясь) Хорошо, все мы должны учиться, но на это нужно время. (Он решил сменить тему) Что вы делаете для пира?

А.: Готовим оленя.

Дж.: Тебе нравится оленина?

А.: Мужчины любят мясо. Сильные мужчины, сильная еда. Мы едим то, что выращиваем, мы едим то, что ловим, и мы все будем сильны. Быть сильным — это все. Самое важное из всего. Нужно быть очень сильным, чтобы выжить, чтобы жить.

Таким образом, мы познакомились с другой личностью, которая была, определенно, полной противоположностью кроткой, спокойной Мэри. У этой немецкой девушки был дух.

Мы решили на следующем сеансе посмотреть, что случилось с ней, настолько жестокого, чтобы отправить ее в место отдыха так надолго. Идея немного нервировала Аниту из-за ее огромного отвращения к насилию любого вида. Она боялась, что насилие, возможно, было личного характера, и волновалось, что прохождение через это будет травмирующим. Она желала попробовать регрессию, но это все же беспокоило ее.

Когда Джонни начал вступление, Анита стала раздражительной, и сопротивлялась. Это было единственным разом, когда она боролась против погружения. Как будто какая-то часть ее знала, что мы были близко к чему-то невыносимому, что долго подавлялось. Но она была подготовлена за многие недели работы с гипнозом, таким образом, через несколько мгновений она расслабилась и быстро вошла в знакомое глубокое состояние транса.

Джонни сказал ей, что он приложит все усилия, чтобы провести ее через события с наименьшей возможной эмоциональной травмой. У Аниты уже было большое доверие к нему, как видно во время этого сеанса.

Так как все указывало на то, что Гретхен жила в начале 1300-х годов, Джон возвратил ее к тому периоду, и спросил, «Что ты делаешь?»

А.: Шью. Я делаю шарф.

Дж.: Сколько тебе лет?

А.: Я точно не знаю.

Дж.: Как тебя зовут?

А.: Гретхен.

Дж.: Где ты живешь, Гретхен?

А.: С моим отцом.

Дж.: Сегодня хороший день?

А.: Нет, идет дождь... очень сильный дождь.

Дж.: Где твоя мать?

А.: Она мертва уже долгое время.

Это объяснило причину, почему она сказала на другом сеансе, что она не знала, сколько ей было лет, потому что мать следила за такими вещами.

Дж.: О, значит, ты сама заботишься о себе?

А.: Мой отец заботится обо мне.

Дж.: Ты ходишь в школу, Гретхен?


А.: Что?

Дж.: Я говорю, ты ходишь в школу?


А.: Нет... что это?

Дж.: Это, когда учат новому и как делать различные вещи.

А.: (Обороняясь) Меня научили делать вещи. Моя тетя, мой отец, женщины здесь учат меня. Я умею делать вещи.

Дж.: Твоя тетя научила тебе шить, так?

А.: Она пытается. Моя тетя может шить и делать вещи.

Дж.: А где ты живешь, Гретхен?

А.: С моими дядей, тетей, моим отцом, то что осталось от нашей семьи.

Дж.: У вас большой дом?

А.: Дом? Замок! Дом — место, чтобы жить.

Дж.: У вас есть замок?

Как всегда, было необходимо некоторое повторение, чтобы перепроверить, скажет ли она то же самое.

А.: Мы называем его так, потому что он очень большой.

Дж.: Сколько людей живет в вашем замке, Гретхен?

А.: Семья моего дяди, слуги, люди, которые обрабатывают землю. Некоторые не все время здесь, они приходят сюда. Всех вместе около ста человек.

Дж.: Вы выращиваете свою пищу вне замка?

А.: Те, кто ест, работают, те, кто не работает, не едят!

Дж.: Ты работаешь в саду?

А.: Нет! Я готовлю и шью.

Дж.: Кто делает всю работу в садах?

А.: Фермеры. Некоторую пищу мы выращиваем здесь, но не всю. За пределами стен не безопасно.

Дж.: Почему это не безопасно, Гретхен?

А.: Они возьмут тебя, если увидят.

Дж.: Кто возьмет тебя?

А.: Из соседнего замка, что вниз по Рейну. Мы сражаемся с ними все время.

Дж.: В какой ты стране?

А.: Германия. Это — Германия.

Дж.: Так вы называете ее?

А.: Это будет Германия.

Дж.: Это не Германия сейчас, однако?

А.: Мой отец говорит, что это — хорошее название. Мы не варвары. Мы убиваем только, чтобы выжить. Мы будем страной, мы не будем чьей-то еще страной.

Дж.: Кто правитель вашей страны сейчас?

А.: Я точно не знаю. У церкви есть власть относительно того, что мы делаем. Мужчинам не нравится это — мужчины есть мужчины.

Дж.: Им не нравится, что церковь говорит им, что делать?

А.: Никто не должен говорить человеку, что делать на его собственной земле; она — его.

Исследование позже показало, что Германия не была тогда известна под тем названием. Это была часть Священной Римской империи. Таким образом, формально, у церкви действительно была власть над всей областью.

Дж.: У вас есть король?

А.: Нет — я не знаю, что ты имеешь в виду.

Дж.: Возможно... как насчет правителя — император?

А.: Правитель? У нас есть правитель. Его зовут Эрл. Он будет правителем.

Дж.: Эрл. Это все его имя?

А.: Это все, что я слышала, как его называли.

Дж.: Он правит всеми замками вокруг вас?

А.: Нет, но он будет. Он друг.

Дж.: Он собирается быть правителем.

А.: Он будет. Когда все мужчины помогут ему, тогда он сможет быть правителем. Некоторые не хотят.

Дж.: Они не хотят его в правители?

А.: Чтобы быть сильными, у нас должен быть только один вождь. Каждый замок хочет быть своим собственным вождем. Мы будем сильной страной, когда у нас будет один вождь.

Дж.: Хорошо, Гретхен, давай посмотрим. Сейчас 1300 год?

А.: Если ты так говоришь, то да. Я не слежу за датами.

Дж.: Ты не следишь за ходом времени?

А.: Меня это не касается. Только, когда весна, или осень. Я знаю работы, которые мы делаем весной и осенью. Зима мне нравится больше всего.

Дж.: Зима, почему?

А.: Меньше работы. И мужчины остаются дома.

Дж.: Они не выходят заниматься сельским хозяйством и охотиться?

А.: Летом они могут убить друг друга, как дураки, но зимой они скорее останутся дома.

Дж.: Хорошо, Гретхен, я досчитаю до трех, и мы пройдем вперед на несколько лет и зим. (Считая) Что ты делаешь теперь?

Когда Джонни достиг числа «три», Анита напряглась в кресле, и крепко сжала подлокотники. Ее рот был плотно закрыт, а лицо выражало вызов. Когда она говорила, это было через сжатые зубы.

А.: (Длинная пауза) Я ничего не знаю, я ничего не буду говорить. Я ничего не скажу. Ни к чему спрашивать. Я не скажу тебе, где они! Дж.: (Удивленно) Где кто?

А.: Мой отец, мой дядя и мужчины.

Дж.: Кто спрашивает тебя?

А.: Я не скажу!

Это был неожиданный поворот событий. Было очевидно, что мы были в той части ее жизни, о которой мы хотели узнать, но как продолжать? Как обойти эту преграду? Для этого требовались такт и стратегия.

Дж.: Гретхен, кто-то искал твоего отца?

А.: Ты знаешь, где он!

Дж.: Твой отец уходил далеко?

А.: Я не скажу... Я не боюсь. Я не боюсь!

Дж.: Все хорошо, Гретхен. Ты можешь сказать мне. Кто спрашивает тебя, где твой отец?

А.: (Непокорно) Откуда я знаю, что ты не скажешь?

Джонни пытался придумать какой-то способ, что бы вернуть ее доверие.

Дж.: Я был твоим другом во многих этих странствиях.

Анита заметно расслабилась, но все еще оставалась напряженной.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

перейти в каталог файлов


связь с админом