Главная страница
qrcode

Пособие по химии для поступающих в вузы - Хомченко.pdf Краткий курс по химии - Кузьменко Н.Е., Еремин В...pdf Химия ДЕМО ЕГЭ 201. Кэннон Память пяти жизней


НазваниеКэннон Память пяти жизней
АнкорПособие по химии для поступающих в вузы - Хомченко.pdf Краткий курс по химии - Кузьменко Н.Е., Еремин В...pdf Химия ДЕМО ЕГЭ 201
Дата24.10.2017
Размер1.08 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаДолорес Кэннон - Память пяти жизней.doc
ТипРеферат
#31013
страница3 из 15
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Лента сравнения
На следующем сеансе Джонни хотел посмотреть, возвратится ли Анита действительно к той же самой личности, которую мы встретили неделю назад. Если бы она действительно возвратилась, то он задал бы вопросы о том времени и попытался бы запутать ее, чтобы посмотреть, останется ли она последовательной в своих ответах. Кроме того, годы на первой ленте не совпадали. Кэрол не могло быть шестнадцать в 1907 году, если ей было почти пятьдесят в 1922-м. Так что на этом сеансе нам нужно попытаться разобраться со временем. Мне предстояло узнать несколько лет спустя, что это — обычная проблема при регрессиях. Субъекты часто путаются со временем, особенно когда их в первый раз возвращают в прошлое. Другие авторы предполагают, что мы, возможно, имеем дело с частью мозга, которая не распознает время.

Мы думали, что также будет интересно найти какую-нибудь информацию, которая, подтверждалась бы и документами. Ведь жизнь Джун/Кэрол происходила всего лишь 40 лет назад. Но мы не исключали всяких сюрпризов.

Анита расположилась в своем кресле, готовая ко второй записи на пленку, и нам страстно хотелось узнать, появится ли Джун/Кэрол в следующий раз.

Анита была снова проведена назад через свою текущую жизнь, затем направлена в 1926 год.

Дж.: Что ты сейчас видишь?

А.: Я на своем дворе.

Дж.: А где ты живешь

А.: Я живу в этом красном кирпичном доме. У него белые ставни и терраса. И все красное и белое.

Дж.: Какой это город?

А.: Это в Чикаго.

Дж.: А как тебя зовут?

А.: Только один или два человека знают мое настоящее имя.

Все зовут меня Джун.

Дж.: Джун? Мило.

А.: Мило, как летний день. Джун («июнь») — мы выбрали это имя, в июне. Был милый день, я — милая девушка, так что мы выбрали Джун.

Дж.: Какая у тебя фамилия?

А.: У меня больше нет фамилии. Только Джун.

Казалось, что возвратилась та же самая личность.

Дж.: Скажи мне свое настоящее имя.

А.: Кэрол Стейнер.

Дж.: И ты живешь здесь в этом красном кирпичном доме с белыми ставнями. Какой адрес?

А.: У него нет номера, он на Озерной дороге. Он красивый. Там есть деревья. Можно видеть озеро с террасы.

Дж.: Как долго ты живешь в Чикаго?

А.: Я приехала сюда ... дай подумать, это было давно. Я здесь примерно 15 лет, наверно, или 16 — может быть 16 лет этой осенью.

Дж.: Это было давно. Ты переехала в Чикаго откуда-то еще?

А.: Я приехала с фермы.

Дж.: Где была ферма — в Чикаго? (Он пытался запутать ее)

А.: О, нет. Чикаго — большой город.

Дж.: Да? Где была ферма?

А.: Около Спрингфилда.

Дж.: Это в Иллинойсе?

А.: Да.

Дж.: Я подумал — Спрингфилд есть также в Миссури. Кажется, вроде я это где-то слышал.

А.: (Смеется) Я никогда в жизни не слышала об этом.

Дж.: Ты когда-либо слышала о Миссури?

А.: Кто-то говорил мне, что он находится рядом с Иллинойсом, но я никогда не видела его.

На самом деле в этой текущей жизни Анита выросла в штате Миссури.

Дж.: Что ты делаешь все время? Ты работаешь?

А.: О, нет! У меня есть этот дом, и я устраиваю много приемов. У меня есть цветы, о которых я забочусь.

Дж.: Ты устраиваешь много приемов в своем доме?

А.: О, да! Устраиваю много приемов. И выбираюсь иногда, и чем-нибудь занимаюсь, если хочется.

Дж.: Кто приходит на твои приемы?

А.: Друзья Эла. Его деловые друзья.

Дж.: Кто это — Эл?

А.: Эл живет здесь со мной.

Дж.: Это Эл Стейнер? (Он снова схитрил)

А.: (Смеясь) Нет, его фамилия не Стейнер.

Дж.: Какая у него фамилия?

А.: Это итальянская фамилия. Я не должна никому говорить. Дж.: Фамилия Эла Капоне, да?

Джонни думал об известном чикагском гангстере 1920-х годов. Джун быстро перешла к обороне.

А.: Никогда не называй его по фамилии. Он сказал мне ни о чем не волноваться, только держать рот закрытым. Не задавать никаких вопросов и делать то, что он мне говорит, и у меня будет все в порядке.

Дж.: О, все хорошо. Ты можешь сказать мне.

А.: (Нерешительно) Ты не скажешь?

Дж.: Нет, не скажу.

А.: Гаджилиано (она так произнесла).

Дж.: Гуджилиано. Я правильно говорю?

А.: ГА — Гаджилиано. Интересное имя, не так ли? Я с трудом могла его выговорить поначалу. Тебе нужно быть итальяшкой, сказал он мне, но (хихикая) я не итальяшка.

Дж.: Эл хорошо выглядит?

А.: Он очень красив.

Дж.: Сколько ему лет?

А.: Он никогда не говорит мне. Если я спрашиваю, он смеется и говорит, что он достаточно взрослый.

Дж.: А сколько тебе лет?

А.: Я думаю, мы примерно одного с Элом возраста. (Она стала расстроенной) Думаю я не очень стара, но выгляжу старше, и — это выглядит как (ее голос стал огорченным)... Должна ли я говорить тебе?

Дж.: Хорошо, если это тебя беспокоит, не нужно говорить.

А.: Я не хочу, чтобы Эл знал точно.

Дж.: О, хорошо, я не скажу Элу. Это только между нами.

А.: Ну, мне почти 40. Я не хочу становиться старше, но, думаю придется. (Это походило на очевидную ложь, но по очевидным причинам) Я никогда не говорю ему, когда мой день рождения. Думаю, мне всегда будет 27.

Дж.: Значит, как мне лучше тебя называть: Джун или Кэрол?

А.: Лучше называй меня Джун. Эл разозлится, если услышит, что ты зовешь меня Кэрол.

Дж.: Хорошо, Джун.

Он попытался перейти к другому человеку и найти что-то, что могло быть подтверждено.

Дж.: Ты ходишь в кино?

А.: Нет, я ни в коем случае не должна выходить в дневное

время.

Дж.: А вечером? Вы выходите в театр, или, может быть, на шоу?

А.: Мы ходим смотреть шоу — водевиль. Мне это нравится

больше всего. Я видела Эла Джолсона в прошлом месяце.

Дж.: Какой это был театр?

А.: «Палас».

Это подтвердилось. Театр «Палас» был и сейчас расположен в доме 159 по Вест Рэндолф стрит в Чикаго.

Дж.: Дорого стоит вход на такие шоу?

А.: Я не знаю, сколько это стоит. Я только спрашиваю Эла, могу ли я пойти, и он берет меня, если может. Иногда он очень сильно занят, но я обычно получаю то, что хочу.

Дж.: Тут в Чикаго есть какие-нибудь кинотеатры?

А.: Я слышала, что есть два или три. Я ходила в некоторые как-то. Люди в фильме выглядят не по-настоящему, дергаются (Смеется) Они не двигаются плавно, как на самом деле.

Дж.: Они говорят в фильме?

А.: Это недавно появилось, буквально несколько лет — они теперь говорят. Раньше появлялись слова, но теперь они говорят.

Дж.: Ты была хотя бы на одном из этих фильмов?

А.: Да, я ходила. Это было новинкой, и я хотела увидеть, на что это похоже.

Дж.: Давай посмотрим..., у тебя в комнате есть граммофон?

А.: Конечно, у меня есть все пластинки.

Дж.: Какая твоя любимая?

А.: Мне нравятся разговаривающие.

Дж.: Разговаривающие? О чем они разговаривают?

А.: Знаешь, одна про двух негритянских пареньков, они разговаривают: «Сколько стоит масло?» И он отвечает ему: «Господин, мне это не по карману. Дайте мне тогда дегтя». (Это было сказано с показным негритянским акцентом)

Дж.: (Рассмеявшись) Звучит прямо как из водевиля.

А.: Да, вот такие они. И Джолсон сделал несколько пластинок у меня они есть .

Дж.: Тебе нравится Эл Джолсон?

А.: Да, пока он... Мне не очень нравится эта черная ерунда на его лице. Я не знаю, почему белый человек хочет так выглядеть. Когда он ее смывает, он довольно хорошо выглядит.

Дж.: У тебя есть радио?

А.: Да, я слушаю по нему музыку.

Дж.: Какая станция тебе больше всего нравится?

А.: Я не знаю название станции. Я поставила на 65, и там все есть. (Здесь Анита подняла руку и изобразила вращение большого настроечного диска) Разные есть, только покрутить маленькую штучку. Шестьдесят пять — лучшая.

Это тоже подтвердилось. Чикагская радиостанция WMAQ, которая была основана в 1922 году, находится на 67 мегагерцах на шкале.

Дж.: У них все время музыка?

А.: Большую часть времени.

Дж.: Какая музыка тебе больше всего нравится?

А.: Мне нравится чарльстон. Это новинка, и он очень веселый.

Дж.: Что это?

А.: Это прелестный танец. Быстрый. Счастливая музыка. Я много танцую. Когда я начинаю танцевать, все расступаются и смотрят. Я очень хорошенькая, да!

Дж.: Какие танцы тыумеешь танцевать?

А.: О, я могу танцевать чарльстон, и... я могу танцевать «хучи- куч», где двигаешься вниз. Это веселее, чем такие вещи как фокстрот. Вальс — это так медленно. Мне нравится быстрая музыка.

Дж.: Ты когда-нибудь слышала о танце «блэк боттом»?

А.: Да, это я о нем тебе рассказала. Я называю его только «хучи-куч». Двигаешься вниз к полу, и покачиваешься все время, когда двигаешься вниз, вверх.

Я не знала, права она или нет, но это описание в точности соответствовало названию «блэк боттом».

Дж.: Как звучит чарльстон? Ты можешь напеть мне немного?

А.: (Она напела традиционную мелодию, под которую обычно исполняется чарльстон)... и можно танцевать под «Чарли мальчик, Чарли мой мальчик». Под него хорошо танцевать. Стоишь на одном месте и выставляешь одну ногу вперед, а другую назад... одну ногу вперед, а другую назад. Можно делать все, что угодно под него. Я только учу его, но у меня довольно хорошо получается.

Я собираюсь изучить его лучше.

Дж.: Не думаю, что я когда-либо видел это.

А.: Не видел? Ты бываешь где-нибудь?

Дж.: Конечно, время от времени.

А.: И его никогда не было ни на одной из вечеринок, на которых ты был?

Дж.: Нет. Ты же сказала, что он новый.

А.: Ну, все слышали о нем! Это самая последняя вещь! (Сердито) Ты уверен, что не слышал его?

Дж.: Возможно я слышал его, но не знал, что это он.

А.: Приятель! Ты не живешь!

Дж.: (Рассмеявшись. Можно сказать, что он только поддразнивал ее) Значит, тебе нравится танцевать, а ты поешь?

А.: Нет! Эл подшучивает надо мной. Он говорит, что я даже не умею правильно говорить. (Смеется) Он говорит, что я иногда говорю вещи, которые не правильные. Я должна говорить лучше. Но я только смеюсь. Во всяком случае, это не итальянский акцент. (Смеется) Я не позволю, чтобы кто-то взял надо мной верх.

Дж.: Какие платья ты надеваешь, когда танцуешь чарльстон?

А.: Я могу рассказать тебе о своем любимом. Оно золотого цвета, и на нем рядами бахрома, и когда я танцую, она вся дрожит и мерцает. Это так симпатично. И я ношу золотые туфли.

Дж.: Какой длины платье?

А.: Оно не очень длинное, скажу я тебе! Мне больше не нравятся длинные. Если у тебя красивые ноги, их нужно показывать. Я ношу его так, чтобы можно было видеть румяна на коленях.

Дж.: Что? Румяна на коленях?

А.: Конечно! Все так делают. Так принято!

Дж.: У тебя есть макияж на лице?

А.: Конечно, немного. Я наношу чуточку румян, потому что не хочу выглядеть слишком бледной.

Дж.: Какого цвета у тебя волосы?

А.: Пожалуй, я брюнетка.

Дж.: Это естественный цвет, или...

А.: (Возмущенно) Я всегда была брюнеткой!

Дж.: Ну, ты знаешь, что некоторые девушки наносят что-то на волосы, и изменяют их цвет.

А.: Я не изменяю их цвет. Я только... прячу немного кое-где, седые волосы выглядят не очень красиво. Я скрываю это. Это все! Волосы всегда были темными.

Дж.: Я прочитал где-то, что если регулярно есть сырые яйца, то от этого волосы будут очень красивыми. Ты когда-нибудь слышала об этом?

А.: Фу! Добавляй яйца в шампунь.

Дж.: О, ты так и делаешь?

А.: Разбей яйцо и добавь его в свой шампунь.

Дж.: И от этого твои волосы очень красивые?

А.: Мягкие и блестящие.

Дж.: Как у тебя уложены волосы?

А.: Они очень коротко подстрижены, и я причесываю их вниз на челке. Можешь посмотреть. И они вьются немного перед ушами. Я оставляю их очень короткими. Когда я их постригла, Элу это очень не понравилось. Раньше все носили длинные волосы, а когда начали стричь их, я была одной из первых. Правда, здорово!

Дж.: У тебя есть какие-нибудь драгоценности?

А.: У меня много драгоценностей. Но мое любимое — изумрудное кольцо. Оно большое. Оно сейчас на мне. Видишь? (Анита подняла левую руку)

Дж.: Нет, я даже не заметил его. Я, наверно, полуслепой.

А.: Оно хорошо смотрится на пальце. Ты не мог не заметить!

Дж.: (Со скрытым юмором) Ты права. Просто я не смотрел на него. Ты не боишься его потерять?

А.: Нет, оно плотно сидит, видишь? (Она сделала движения рукой, будто показывая кольцо (невидимое для нас), и покрутила его пальцами другой руки) Я ношу его все время. Если я надеваю красное платье, и Эл говорит, что оно не подходит, я только смеюсь. Сейчас я подстригаю свои цветы, свои розы. Я собираюсь поставить их на фортепиано.

Дж.: Какое у тебя фортепиано?

А.: Белое. Мне нравится все белое.

Дж.: Ты умеешь играть на фортепиано?

А.: Я умею играть. Однажды мы были в клубе, и я попросила, чтобы мне разрешили немного поиграть. Все смеялись. Они знали, что я не играю, но я могу довольно хорошо подобрать мелодию. Я играла песню о... о, это старая песня о луне и розах. Это было, когда мы только приехали сюда. Элу это так понравилось, что он купил для меня фортепиано, что бы я занималась

на нем. Я не хотела такое, которое заводишь, и оно играет. Мне такое не нравится. Я хочу научиться делать это самостоятельно.

Дж.: Это хорошо. Расскажи мне о твоем доме.

А.: Это — очень большой дом с 18-ю комнатами. Я люблю его. Я никогда отсюда не уеду. Мне не нравится проводить вне дома даже одну ночь. Эл построил его для меня. К нам приезжают иногда люди и остаются на некоторое время. Моя спальня наверху, первая комната, которая выходит на веранду.

Дж.: Опиши мне свою комнату. Я никогда ее не видел.

А.: У меня атлас на стенах — его называют дамастом. Он блестит как атлас, украшенный узорами. Это как обои, но они из ткани. И шторы подходят. А мой ковер белый. Это красивая комната; она вся в розовом, синем и белом. У меня большая кровать с большими-большими колоннами, и атласное покрывало.

Словарь определяет дамаст как богатую узорчатую ткань из хлопка, шелка или шерсти.

Дж.: Я думаю, вы его построили именно так, как хотели и никогда не хотели ничего менять.

А.: Иногда я меняю цвет стен, или, знаешь ли, вешаю что- нибудь новенькое на них. Элу нравится покупать иногда новую мебель. Мне нравится в основном так, как есть. Мне даже не нравится переставлять свою мебель. Я хочу, чтобы моя кровать стояла там, где она стоит. У меня все именно так, как мне хочется.

Дж.: У тебя есть ванная в комнате?

А.: Рядом с моей комнатой. Она отделана белым мрамором.

У меня даже серебряные ручки на умывальнике. А ванна тоже сделана из мрамора. Я принимаю молочные ванны, и пенистые, горячие и холодные ванны.

Дж.: Молочные ванны? Ты имеешь в виду, что принимаешь ванну в молоке?

А.: На самом деле это не молоко. Это так называют — молочная ванна. От этого вода необычно выглядит. Предполагается, что это очень хорошо для моей кожи.

Дж.: (Пробуя другую уловку) У кого ты купила дом?

А.: Дом построили для меня. У Эла был человек, который построил его. Дом просто безупречен, на это потребовалось больше года.

Дж.: Какой год был, когда закончили его строить?

А.: Знаешь ли, это было несколько лет назад. Я переехала в этот дом, когда здесь была только одна комната с мебелью. Эл смеялся надо мной и говорил, что не собирается спать на этом диванчике. (Смеется) Мы спали на полу.

Дж.: В какой комнате сначала поставили мебель?

А.: Мы сейчас ею не очень часто пользуемся. Это та гостиная у парадной двери. Рядом с холлом.

Дж.: Зал?

А.: Да. У меня есть более просторный на другой стороне.

Дж.: Какие были первые вещи, которые у вас появились?

А.: Немного стульев и такая вещь, которая называется шезлонг. Я увидела его и рассмеялась. Я сказала, что человек, который его сделал, был сумасшедшим. Он не знал, что он делал: кровать или стул. Эл поставил его теперь в одну из спален. Мы только что купили кое-какую новую мебель.

Дж.: Уверен, она стоит много денег.

А.: У нас они есть. Мы купили несколько стульев, у которых совсем маленькие ножки и полосатые сиденья. Думаю, они считаются антикварными. А мне от этого смешно, потому что я на самом деле не думаю, что они антикварные. Но у всех должна быть изысканная мебель, поэтому Эл захотел, чтобы она у меня была. Мне не нравится все это, но для Эла важно. Это стильно — иметь такого рода вещи. Я попросила его оставить мою спальню в покое. Она такая, как я хочу, он рассмеялся и сказал: «Хорошо».

Дж.: Он хочет изменить другую часть дома, куда приходят люди?

А.: Да, все эти маленькие стулья и диваны. Они не выглядят очень удобными. Так что у нас много комнат. Если посчитать, где живут горничные и все остальное, будет более 20.

Дж.: Ну, наверно, много приходится заботиться о доме, в котором 18 комнат. Как ты содержишь его в чистоте?

А.: У меня есть все эти чернокожие горничные, которые помогают. Что-то я делаю сама, но не много.

Дж.: Что ты делаешь сама?

А.: Иногда вечерами я готовлю ужин для нас с Элом. Ему нравится, когда я готовлю ему яичницу с настоящим острым испанским соусом. Я пыталась делать спагетти, но у меня это совсем не получается. Его мама научила его, их делать и теперь он делает для меня. Как только скатаешь фрикадельку, ее нужно сразу же поджаривать, а то вкус будет не тот. (Она сделала движения руками, как будто формируя фрикадельки)

Дж.: Это главный секрет?

А.: Это один из них. Их, должно быть, много, потому что я пробовала и не смогла научиться.

Дж.: Что тебе нравится есть?

А.: Мне нравится рубленая печенка. Думаю, в нее кладут лук, немного. Кухарка очень хорошо готовит для меня. Она здесь с тех пор, как у нас появился дом. Она старая и готовит много-много лет.

Дж.: У тебя есть место, где ты можешь посидеть на террасе и поесть, да?

А.: О, да! Оно славное. Я много раз там ела. Элу тоже нравится.

Дж.: В каком оно направлении? На запад, или восток, или...

А.: На воду. Наверное, на восток. Я не знаю. Думаю, на восток, потому что... да, это на восток. Солнечно утром, слишком рано. Я не завтракаю там, если солнце слишком яркое, мне это не нравится. От этого у меня, знаешь ли... видно морщинки на лице в очень ярком свете. Я повесила три комплекта занавесок на окно. Очень тонкие, такие тканые, а сверху плотные. У меня может быть так светло, как я захочу.

Дж.: Ты имеешь в виду, что у тебя есть три комплекта, один поверх другого? Тогда они действительно закрывают свет в комнате.

А.: Все кроме застекленной крыши. Она пропускает ужасно много солнца днем. С этим ничего нельзя поделать. Я даже... кое-что там немного изменила. Поставила туда витражное стекло. Сделала небольшой узор.

Дж.: Прямо как в церкви, да?

А.: О, нет, нет! Ничего подобного. Я сделала там небольшие цветы и листья. И когда светит солнце, на полу появляются маленькие цветы. Комната выглядит очень-очень мило.

Дж.: Если становится прохладно,у тебя есть какая-нибудь теплая одежда?

А.: О, да. Самая разнообразная. Ты какую хочешь? Хочешь что-то надеть?

Дж.: Нет, мне только интересно. У тебя есть норковое пальто?

А.: У меня есть кое-что из меха — бобровое пальто и горностаевое. Мне нравится горностай, потому что он белый. От него мои волосы выглядят более черными, а синие глаза очень выразительными.

Дж.: У тебя есть автомобиль?

А.: У меня есть человек, который возит меня, куда я захочу на автомобиле, который Эл мне купил. Он черный, самый блестящий! Это «Паккард», очень большой. Они самые лучшие.

Дж.: Самый удобный?

А.: Не знаю, самый ли удобный. Я никогда не была ни в каком другом кроме «Паровика», но Эл говорит, что они дороже всех, значит, они должны быть самыми лучшими.



Дж.: Твой водитель держит его всегда блестящим?

А.: Нет смысла иметь хороший автомобиль, если не заботишься о нем.

Дж.: Но ты не знаешь, как управлять автомобилем?

А.: Я могу управлять автомобилем, если мне нужно, но я лучше сяду на заднее сиденье и позволю делать это водителю, ему платят. Таким образом, Эл знает каждое место, куда я еду. Есть некоторые места, в которые мне не следует ездить.

Дж.: Куда?

А.: Места в центре города. Я не езжу никуда, где он работает.

Дж.: Где Эл работает?

А.: Он никогда не говорит мне точно. (Она сделалась серьезной)

Он кое-чем занимается, наверно. Потому что, когда я спрашиваю его, он выходит из себя. Он говорит мне, чтобы я только радовалась тому, что у меня есть и замолчала. А мне не нравится, когда он так говорит, поэтому я его больше не спрашиваю.

Дж.: Есть другие места, куда тебе не следует ходить?

А.: Мне следует держаться подальше от мест, куда ходит много народу. Места, где можно поесть и тому подобное. Там есть ресторан, и места в гостинице — «Бартлетт Хаус», куда ходят что - бы себя показать.

Дж.: И Эл не хочет, чтобы ты ходила по таким местам?

А.: Нет, потому что я знаю слишком много и могу нечаянно сболтнуть лишнего.

Дж.: Чикаго — большой город.

А.: Он быстро растет. Эл говорит, что он не перестал расти после пожара.

Дж.: Какого пожара?

А.: Давным-давно здесь был большой пожар, и почти все сго - рело дотла. И теперь каждый день строят что-то новое.

Она имела в виду большой чикагский пожар, который случился в 1871 году и уничтожил большую часть города.

Дж.: Ты теперь видишь много новых зданий вокруг?

А.: Когда я бываю в центре, то да. Это почти целый квартал магазинов.

Дж.: На какой это улице?

А.: Я не помню. Это направо от Стейт, прямо за углом. Раньше это была не совсем улица, но теперь она становится красивой.

Дж.: Вы ходите в какие-нибудь парки?

А.: Да, мы устраиваем великолепные пикники у озера, а там много парков. Элу не очень нравится туда выбираться. Я могу поехать на автомобиле, и иногда совершаю длинные поездки.

Дж.: Ты говоришь, что можешь управлять этим автомобилем, но у тебя есть шофер.

А.: Когда у меня появился «Паккард», Эл сказал, что я должна научиться. Человек, который водит, научил меня.

Дж.: Твой автомобиль с рычагом переключения передач на полу?

А.: Да, и я ненавижу ту штуку. Я все путаю и что-то с ним делаю, а чинить его стоит денег.

Дж.: Как ты заводишь автомобиль?

Джонни думал, что некоторые автомобили в то время должны были заводиться рукояткой.

А.: Я просто вызываю водителя и говорю что поеду, он подает его к двери. Я не помню, что когда-либо заводила его сама.

Дж.: (Он пытался придумать другие вопросы) Ты знаешь, что такое аэроплан?

А.: Я слышала разговоры о них, но не думаю, что когда-либо видела его. Говорят, появятся аэропланы, которые будут делать фантастические вещи. Можешь полететь куда угодно в мире. Я никогда в такую штуку не сяду! Я боюсь всего этого. Не думаю, что это правильно, быть там наверху.

Это было странное утверждение для той, чей муж служил сейчас на учебной авиабазе.

Дж.: Хорошо, Джун, я собираюсь досчитать до пяти, и будет 1910 год. (Он досчитал) Сейчас 1910 год, что ты делаешь?

А.: Это день переезда. Я уезжаю из этой проклятой гостиницы.

Дж.: Какой гостиницы?

А.: В которой мы жили, в «Гибсоне».

Дж.: На какой она улице?

А.: На главной улице прямо здесь в городе.

Дж.: Куда ты переезжаешь?

А.: В дом, который мы строили. Мы строили его, кажется, вечно! Но сегодня мы можем заехать.

Дж.: У вас много вещей в гостинице, которые надо перевозить?

А.: Нет, но мы выбрали мебель, и собираемся перевозить ее. Дж.: Кстати... во что ты сегодня одета?

А.: В мое длинное зеленое платье. Оно было сделано для меня, со всеми этими пуговицами и красивыми большими рукавами — фонариками.

Наверно, так называли широкие, суживающиеся книзу рукава.

Дж.: Колени у тебя видны?

Это было уловкой, но что за злое чувство юмора.

А.: (Потрясенно) О, нет! Нет, сэр!

Дж.: Какие у тебя туфли?

А.: На них есть пуговицы, конечно.

Дж.: Ты допускаешь, что когда-нибудь настанет день, когда туфли не будут застегиваться на пуговицы?

А.: Я не могу это себе представить. Люди могут увидеть лодыжку! Нужно даже быть осторожной при посадке в трамвай, чтобы не увидели лодыжку. Мужчины всегда пытаются подсмотреть лодыжки!

Вещи, определенно, изменились за 16 лет. Сравнения между периодами времени были невероятны и забавны. Джонни пользовался этим.

Дж.: Как ты укладываешь свои волосы?

А.: Они очень длинные, и собраны сверху. Я их очень давно не стригла, насколько я помню. Это ужасно, когда их нужно мыть и расчесывать, требуется целый день, чтобы вымыть волосы.

Дж.: Ты когда-нибудь думала, чтобы подстричься очень коротко?

А.: Если все остальные подстриглись бы, я первой попро-

бовала бы. Я просто подстригла б их сзади. Но Эл сказал, что не нужно так стричь!

Дж.: (Он смеялся над ее шуткой) Ты наносишь косметику на свое лицо?

А.: Немного рисовой пудры. От этого оно выглядит более гладким и красивым.

Дж.: А помаду?

А.: (Снова шокировано) О, нет! Только щиплешь щеки иногда, и можно кусать губы довольно сильно, и они остаются красными на некоторое время.

Дж.: Это не наносит вред?

А.: Наносит, но хочется выглядеть симпатичной. Я применяю овсяную муку для своей кожи — это помогает. Я кладу ее в маленький мешочек, и похлопываю им по лицу, когда умываюсь. (Она показала похлопывающие движения по лицу) От этого вода от овсяной муки остается на лице и разглаживает морщины.

Дж.: Овсяная мука сырая или вареная?

А.: (Смеясь) Ну, глупыш, ты не смог бы положить вареную овсяную муку в мешочек! Ты действительно забавный! Ты не очень много знаешь о женщинах, не так ли?

Дж.: Да, не очень.

А.: Ты говоришь так, как будто приехал из Спрингфилда. Они там ничего не знают.

Дж.: Это то место, откуда ты родом, не так ли?

А.: Около тех мест. Я родилась не в городе. Это было на ферме.

Дж.: Как далеко от Спрингфилда была ферма?

А.: Примерно день езды на телеге. Надо ехать на юг, кажется.

Дж.: У них не было автомобилей, не так ли?

А.: У них теперь есть несколько автомобилей. Знаешь ли. Сейчас 1910 год! Но у моего папы никогда не будет автомобиля, потому что у него нет так много денег.

Дж.: У тебя теперь есть автомобиль?

А.: У Эла есть автомобиль.

Дж.: У тебя самой нет?

А.: Не мой собственный. Мне не нужен автомобиль. Я еду с Элом, когда он этого хочет.

Дж.: Ты никогда никуда не ездишь, когда Эла нет?

А.: Сначала я боялась, и он поддразнивал меня, что я маленькая деревенская девочка. Он сказал, что у меня есть теперь туфли, так что я могу ходить по бетону.

Дж.: (Смеясь) Какой у Эла автомобиль?

А.: «Паровик Стэнли».

Он помнил картинки, которые мы нашли в энциклопедии.

Дж.: У него есть крыша?

А.: Мы ездим с опущенной.

Дж.: Вы снимаете ее?

А.: Не думаю, что он ее снимает, она где-то складывается. Ветер сильно дует. (Она потрогала свои волосы) И раздувает волосы.

Дж.: А если идет дождь?

А.: Во время дождя надо оставаться дома, я думаю!

Дж.: (Смеется) Автомобиль производит много шума? (Мы прочитали, что это были тихие автомобили)

А.: Нет, нет.

Дж.: Как быстро едет автомобиль Эла?

А.: Он довольно резвый. Иногда доходит до... 15 миль в час, может, больше. Я была ужасно испугана и говорила ему сначала, что от этого у меня глаза из орбит вылезут.

В этом месте Джонни привел ее к другим сценам, которые будут включены в следующую главу. Мы оставили эту часть нетронутой, чтобы показать сравнение между этими двумя периодами времени. Было так много изменений в образе жизни всего лишь за десятилетие. Даже если бы это было фантазией Аниты, то должно было быть очень трудно не смешивать одно с другим. Удивительно, что она держала их отдельно и хранила в памяти личности каждого периода. Джун/ Кэрол получилась очень реальным человеком с уникальным чувством юмора. Определенно она не была картонной фигурой, играющей роль, или зомби, вслепую повинующийся командам.

Глава 4


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

перейти в каталог файлов


связь с админом