Главная страница
qrcode

Пособие по химии для поступающих в вузы - Хомченко.pdf Краткий курс по химии - Кузьменко Н.Е., Еремин В...pdf Химия ДЕМО ЕГЭ 201. Кэннон Память пяти жизней


НазваниеКэннон Память пяти жизней
АнкорПособие по химии для поступающих в вузы - Хомченко.pdf Краткий курс по химии - Кузьменко Н.Е., Еремин В...pdf Химия ДЕМО ЕГЭ 201
Дата24.10.2017
Размер1.08 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаДолорес Кэннон - Память пяти жизней.doc
ТипРеферат
#31013
страница6 из 15
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

А.: Я настолько выгляжу?

Дж.: Нет.

А.: Тогда нет! Мужчина настолько стар, на сколько он себя чувствует, а женщина настолько стара, на сколько она выглядит!

Дж.: (Пауза) Что ты собираешься делать, чтобы подготовиться к этой вечеринке в честь четвертого июля?

А.: Знаешь, будут фейерверки, и я собираюсь купить кое-какие напитки. Несколько человек придут играть музыку.

Дж.: Группа?

А.: Думаю, можно и так их назвать — четыре или пять человек. Я собираюсь пригласить двух дополнительных поваров.

Дж.: Что ты планируешь подавать?

А.: Я только что думала, что у меня будет запеченная ветчина, нужно ее нарезать. Будет все, что полагается к ветчине.

Дж.: Это хорошо. Почти всем нравится ветчина. Интересно, нравится ли ветчина тем двоим, которые не уйдут с вечеринки?

А.: Эл спросил их, что им нравится есть. Они думают, что они будут особенными гостями. Эл сказал им, что еще никого так не принимали, как будут их принимать тем вечером.

Дж.: (Смеясь) Но он не сказал им, как их собираются принимать, не так ли?

А.: Нет, они обрадовались и думали, что получат повышение. Эл сказал, что если бы они жили хорошо, они бы поднялись намного выше.

Эти двусмысленные выражения были занимательными, но голос Аниты внезапно стал напряженным и упавшим. Она простонала, «О-о-о... моя грудная клетка болит». Затем ее голос начал звучать хрипло.

Дж.: У тебя сильнее кашель летом или зимой?

А.: (Ее голос звучал скрипуче) Я считаю, что он действительно сильнее зимой. О-о-о... (она говорила, как будто ей было больно).

Дж.: Может быть, если ты посидишь на солнце, это немного поможет.

А.: (Она попыталась откашляться) Наверно, говорят...

Ее голос стал настолько хриплым, что было трудно расслышать.

Затем она начала кашлять.

Дж.: Кажется, у докторов должно быть какое-то лекарство, которое поможет.

А.: Нет, это не очень помогает. Иногда помогает; иногда нет.

(Она говорила едва слышно)

Джонни переместил ее вперед во времени, чтобы снять ее дискомфорт. Как только он закончил считать, ее голос был прекрасен.

Дж.: Я собираюсь досчитать до трех, и мы перейдем к 1930 году. (Досчитав) Сейчас 1930-й; что ты сейчас делаешь?

А.: Я ничего не вижу.

Дж.: Не видишь?... Сколько тебе лет?

А.: (Буквально) Я не думаю, что я — что-нибудь.

До этого места она была настолько последовательна, что единственное объяснение, к которому мы могли придти, состояло в том, что она больше не была связана с жизнью Джун/Кэрол. Это означало, что она, должно быть, умерла до 1930 года, но когда и как? Это также выявило интересный момент. Если Анита просто придумывала фантастическую историю, чтобы угодить гипнотерапевту (как предполагалось), почему она не продолжала? Почему она внезапно наткнулась на глухую стену, когда Джонни перенес ее вперед к 1930 году? Если бы она действительно умерла до того времени, то он должен был теперь возвратиться и узнать обстоятельства. Но это надо было сделать осмотрительно, чтобы не поместить идеи в ее голову. Не раскрывая свои мысли о ситуации, он провел ее обратно к 1927 году.

Дж.: Сейчас 1927 год. Что ты делаешь?

А.: Еду на своем автомобиле. (Очевидно она возвратилась к жизни Джун)

Дж.: Куда ты едешь?

А.: Просто еду, так быстро, как могу... Я сошла с ума. (По ее голосу было похоже)

Дж.: Почему ты сошла сума?

А.: Я не видела Эла. Он не подходит к телефону. Уже три дня.

Он сказал, что был занят на работе.

Дж.: Возможно, он должен был уехать из города.

А.: (С сарказмом) Я часто слышу эту историю.

Дж.: Куда ты едешь?

А.: По дороге, просто по местности.

Дж.: И как быстро ты едешь?

А.: Я еду довольно быстро — почти 30.

Дж.: Сколько тебе лет сейчас? Это 1927 год? Тебе приблизительно 50?

А.: Довольно близко. Ближе чем я признаю. Даже краской нельзя закрыть морщины. Окрасишь волосы, но морщины видны. (Ее голос звучал очень подавленно)

Дж.: Почему? У тебя появилась пара морщин?

А.: Да. Я больше не симпатичная. Я была красива, но теперь нет. Морщинистая и старая. Просто ничего хорошего. Ничего не бывает вечным. (Она говорила очень грустно)

Дж.: Ну, ты хорошо проводила время. Действительно жила.

А.: Да. Но я ничего не сделала. Я ничего не сделала ни для кого. Я могла бы послать моей матери немного денег. Они бы ей пригодились... Я потратила их на себя.

Дж.: Ты все еще едешь по дороге?

А.: (Подавленно) Нет, я остановилась у озера. Почти темно, но не очень. Все по-другому сегодня вечером.

Дж.: Как это по-другому?

А.: (Очень грустно) Я хочу броситься в воду, но я боюсь... Я близко к воде. Я смотрю на нее.

Мы знали, что она, должно быть, умерла где-нибудь в конце 1920-х. Она совершала самоубийство? Джонни знал, что он не мог прямо спросить ее, из-за страха, что мог ей внушить это. Таким образом, он решил, чтобы она продолжала говорить, и позволить ей рассказать свою собственную историю без влияния от нас.

Дж.: Какое сейчас время года?

А.: Поздняя весна. Я вижу сирень, и кусты все вокруг. (Длинная пауза) Я хочу поехать домой, но там никого нет... Я одна... Грустно быть одной... Я только вижу Эла иногда.

Дж.: Я уверен, если ты вернешься домой и позвонишь Элу, он будет там.

А.: (Ее голос перешел на шепот) Я не думаю так. Он просто любезен, и не хочет, чтобы я звонила. Он знает, что я не буду говорить. Он знает, что я люблю его.

Казалось, что она не собиралась говорить, что случилось. Джонни не хотел вынуждать и продолжал смотреть, сможет ли он узнать то, что случилось. Из следующих сеансов стало известно, что она не совершала самоубийства той темной ночью у озера, хотя она была ужасно подавлена.

В следующем эпизоде она обращается к путешествию, которое она предприняла. При двух отдельных случаях, разделенных несколькими месяцами, она упоминала одну и ту же поездку, таким образом, я объединила их, потому что они содержали по существу те же самые факты. Джун была очевидно больна, и казалось, что она приближалась к концу своей жизни.

Джонни возвратил ее к концу 1920-х, и он едва закончил считать, когда она начала кашлять сильно и долго. Когда она остановилась, он продолжал.

Дж.: Как ты себя чувствуешь, Джун?

А.: (Запинаясь) Я чувствую себя слабой. Пытаюсь выздороветь.

Дж.: В чем проблема?

А.: Я просто подхватила небольшую простуду, наверно. Я не могу дышать свободно. Болею... больше недели. Примерно неделю назад. Я не думала, что когда-нибудь вернусь сюда.

Дж.: Где ты была?

А.: Я путешествовала с Элом. Мы собирались поехать в Нью- Йорк, но остановились в Детройте.

Очевидно, Джун заболела в поездке, и поэтому они не проделали весь путь.

Дж.: Детройт? Да это же очень далеко.

А.: Я клянусь. Совсем не такой хороший как Чикаго. Я люблю этот город больше.

Дж.: Совсем не такой большой, не так ли?

А.: Я не знаю. Он выглядит довольно большим по размеру, но в нем нет стиля. В Чикаго есть. Мне никогда не нравилось уезжать отсюда. Мы ездили... вроде как по делу, но я купила много вещей и хорошо провела время.

Дж.: Кто ездил с вами?

А.: Я ездила с девушкой ее мужем, и Элом. Предполагалось, что это было по делу, и мы поехали с ними, так что это не выглядело, как если бы просто мужчины путешествовали одни. И мы взяли ее... Я думаю, это была ее двоюродная сестра или племянница... маленькая девочка с нами. Эл сказал, что мы были похожи на одну большую счастливую семью.

Я узнала, что в это время в Детройте была банда, известная как «Пурпурная банда». Действительно ли это было причиной для их нежелания быть замеченными в «деловой» поездке?

Дж.: Дальняя поездка в Детройт, не так ли?

А.: Дальняя... довольно много времени нужно. Мы ездили на автомобиле. Проезжаешь слишком большое расстояние за день, и просто так устаешь.

Дж.: Другая женщина — твоя хорошая подруга, или вы просто встретились перед поездкой?

А.: Я знаю ее. Они приходят в наш дом. На самом деле она не хорошая подруга. Они здесь в основном по делам, и тому подобное.

Дж.: У тебя есть много друзей здесь?

А.: Элу не нравится, когда я становлюсь слишком дружественной к некоторым людям. Он много приводит сюда людей, но я держу их на расстоянии.

Дж.: Ты подразумеваешь, что они — главным образом деловые друзья Эла?

А.: Да, и их подруги. Нужно взвешивать каждое слово, когда говоришь, даже с ними.

Она снова начала сильно кашлять.

А.: Никак не пройдет эта простуда. Я думаю, что мои легкие немного слабы. Трудно дышать иногда.

Дж.: Я думаю, что солнечный свет, вероятно, поможет. Он так же помогает, как и лекарство.

А.: Я думаю, что он лучше. От лекарства иногда становишься сонной. Лучше всего просто отдохнуть.

Дж.: Доктор тебя осматривал?

А.: Ко мне приходили два или три, с тех пор как я заболела.

Дж.: Что, они говорят?

А.: Они ничего не говорят. Они делают мне какие-то предположения и дают мне какие-то лекарства. От этого я много сплю.

Дж.: Как зовут твоего доктора? У тебя есть один доктор, который заботится о тебе все время?

А.: Я не вижу его. Он попросил другого доктора посмотреть меня, так как он знает больше об этом.

Дж.: Различные доктора работают в различных областях. Один доктор может больше знать о простудах, а другой доктор может больше знать о сломанных руках.

А.: Этот не очень умен.

Дж.: Он не очень умен?

А.: Да, он не очень умен! Он думает, что я собираюсь уехать из Чикаго. Он не очень умен вообще. Я не уеду отсюда. Он рекомендует горячий, сухой климат. Я сказала ему, что была на горячей, сухой ферме. Это мне нисколько не помогло. Мне нравится здесь.

Дж.: Как зовут этого доктора?

А.: Кажется, Браунли. Я не буду обращаться к нему.

Дж.: Не обращайся!

А.: Он хочет послать всех в Аризону.

Дж.: Аризона?Где это?

А.: Бог только знает. На краю земли я думаю. Я спросила его сразу же, это в Чикаго? И он рассмеялся и сказал, нет. И Эл сказал, забудь, она не поедет.

Дж.: Горячий сухой климат. Что твой постоянный доктор говорил об этом?

А.: Он сказал мне, что я должна сделать все, что сказал этот человек. Я только спросила его, не сговорились ли они. Должно быть, продают землю в Аризоне.

Дж.: Как зовут твоего постоянного доктора?

А.: Это Липскомб.

Позже я написала в Американскую медицинскую ассоциацию в Чикаго. Я спросила, практиковал ли доктор с любым из тех имен в Чикаго в конце 1920-х годов. Они написали в ответ: «Джеймс В. Липскомб, доктор медицины, умер 25 апреля 1936 года, в Чикаго». Они не могли установить личность Браунли. Год смерти Липскомба указывал, что он вероятно практиковал в Чикаго во время, указанное в запросе, и его имя не широко распространенное. Тот факт, что личность Браунли не была установлена, не будет слишком странным, потому что он, возможно, был специалистом и мог приехать откуда угодно. Кроме того, она не была уверена в его имени. Когда пытаешься проверить что-то подобное этому, любой маленький кусочек, который подтверждается, похож на находку алмаза в песке. Спросите любого, кто когда-либо пытался исследовать их генеалогическое древо.

Дж.: Липскомб. Он хороший доктор?

А.: Я думала так, пока он не привел этого парня сюда. Я не верю ни одному из них. Он сказал, что холодная погода наносит мне вред. Мне нравится холодная погода.

Дж.: Твоя проблема в горле?

А.: Я просто не могу дышать свободно, и я кашляю много.

Дж.: Но от этого болит вся твоя грудная клетка, ты говоришь?

А.: Когда я кашляю, она болит.

Дж.: Погода снаружи холодная и влажная?

А.: Здесь, у озера, влажно большую часть времени; это то, что они говорят. Мне никогда не кажется, что влажно. Мне нравится это.

Дж.: Какой сейчас месяц?

А.: Декабрь.

Дж.: Был какой-нибудь снег на земле?

А.: Пара маленьких горсточек.

Дж.: Это вероятно никак не помогает твоему кашлю, и твоему дыханию.

А.: Вроде это не вредит... (Она стала подозрительной) Ты не доктор, не так ли?

Дж.: Нет... Но я запомню имя того человека, продать землю в Аризоне.

который пытается

А.: Проклятый дурак!
Глава 5


Смерть Джун/Кэрол
Было очевидно, что здоровье Джун очень ухудшилось, но она сохраняла свое чувство юмора до конца. Два других коротких эпизода подтвердили, что она лежала больной в кровати весь июль 1927 года.

Дж.: Сейчас 27 июля 1927 года. Что ты сейчас делаешь?

А.: (Она говорила почти шепотом) Я в кровати.

Дж.: Как ты себя чувствуешь? Ты простудилась?

А.: Нет, я просто больна... устала. Очень слаба.

Дж.: Доктор приходил осмотреть тебя?

А.: Он приходит каждый день, делает мне уколы.

Дж.: Он говорит, когда тебе будет лучше?

А.: Он говорит мне это всякий раз... но каждый день я чувствую себя более слабой.

Дж.: Он знает то, что случилось с тобой?

А.: Нет, он не знает. Но... говорит, что это мой возраст. Можешь себе представить! Я сказала ему, что мне 40 лет, и он только смеялся. Он знает лучше. Эл приезжает, чтобы видеть меня каждый день. Он приносит мне цветы и сожалеет, что мы не поженились.

Дж.: Он все еще женат на своей жене?

А. Да. Он никогда не мог оставить ее и развестись. Он хотел, но не мог.

Джонни переместил ее вперед еще на один день к 28 июля, и был удивлен ее реакцией.

Дж.: Сейчас 28 июля 1927 года. Что ты делаешь?

А.: Я свободна снова!

Дж.: Свободна?Где ты?

А.: Плаваю и жду. Я жду в доме.

Дж.: Что ты видишь в доме?

А.: Я вижу все, и Эла. Он плачет.

Дж.: Ты там?

А.: Я там в кровати и смотрю на себя.

Дж.: О? Как ты выглядишь?

А.: (Буквально) Я думаю, что я выгляжу как любой другой труп.

Дж.: (Потрясенно) Ты имеешь в виду... ты мертва?

А.: Да.

Мы не ожидали этого. Я действительно не знаю, что по нашим ожиданиям должно было произойти, если бы она была возвращена к моменту смерти. Но она говорила с нами тем же самым образом, как и во время жизни Джун/Кэрол. Ее личность была конечно неповрежденной, и она не казалась другой. Однако для Джонни было трудно думать, как сформулировать свои вопросы. Как говорить с мертвым человеком?

Дж.: От чего ты умерла?

А.: Мое сердце... и кровь. Я захлебнулась кровью. Я помню, что разговаривала, и я продолжала задыхаться. Эл плакал, и доктор делал все, что мог, но я просто умерла. И я могу видеть себя.

Это так выбило Джонни из колеи, что он решил, что лучше всего перейти к другой сцене. Он не мог быть объективным, для этого понадобилось время, чтобы усвоить такую ошеломляющую информацию. Но каждый раз, когда он переносил ее к тому периоду времени в конце 1920-х, она возвращалась к этому состоянию «мертвого» или духа. В конечном счете, мы научились работать с этим и думать об объективных вопросах. О чем спрашивать, когда человек уже умер? Это открыло обилие всевозможной информации, когда шок прошел. Нужно помнить, что наш эксперимент с реинкарнацией происходил до того, как в Западном мире стали доступны какие-либо книги, которые помогли бы нам справиться с ситуацией. Я предполагаю, что мы, возможно, были напуганы этим поворотом событий и прекратили бы работать с Анитой, но наше любопытство пересилило страх.

Из другого сеанса:

А.: Я на кладбище. Нет, это не кладбище. Только несколько человек в этом месте со мной — семейное кладбище. И я могу видеть себя, но я похоронена.

Дж.: Ты можешь видеть других людей?

А.: Нет, но я знаю, что они здесь. Я разговариваю с некоторыми из них. Мы говорили о жене Эла. Она не хотела, чтобы я была похоронена здесь. Из всех оскорблений, это было самым худшим. Я на его семейном кладбище.

Дж.: И с кем ты говоришь?

А.: Я думаю, что это его мать. Она умерла раньше, чем я. Она сказала мне не бояться. Это кладбище... оно находится около дома матери Эла. Дом был продан, но они оставили эту землю здесь для кладбища. Они не хотели, чтобы кто-то беспокоил его.

Дж.: Оно находится тут же в Чикаго?

А.: О, нет. Оно немного дальше. Несколько миль. Это было необычно, потому что я думала, мне нужно остаться там, и сначала я боялась. А его мать стала рассказывать мне обо всем этом.

Дж.: Ты помнишь, что случилось?

А.: Помню, что я была очень больна и не могла дышать. И вдруг я ничего не стала чувствовать. И все начали кричать, а я вроде как была там около моей кровати. И меня напугало то, что я могла видеть себя лежащей там. Очень странно поначалу. Затем я оставалась рядом с телом. Я думала, что должна так делать и не знала, что могу оставить его.

Дж.: Это когда ты в первый раз увидела мать Эла?

А.: Да. Я видела ее на кладбище. Я боялась, что должна буду быть в том теле, и я не хотела быть похороненной. Я ужасно боялась сначала. Но теперь я не боюсь. Она сказала мне, что я не должна оставаться на кладбище. Я могу пойти куда захочу. Делать то, что я хочу. Они говорят мне, что есть вещи, которые я должна буду сделать позже, но пока мне ничего не сказали.

Дж.: Она рассказала тебе это?

А.: Да, она рассказала мне об этом. Она разговаривала со мной долго.

Дж.: Она сейчас там?

А.: Нет, она ушла куда-то. Я спросила, и она попыталась объ - яснить, но мне не понятно это.

Дж.: Что она говорит?

А.: Говорит, когда тебе скажут пойти делать что-то, ты должна идти и делать. Я только спросила ее, что, если я не хочу, она засмеялась и сказала, что захочу. У меня не было никого в течение долгого времени, кто бы говорил мне, что я должна делать.

Дж.: Ты говоришь, что ты на кладбище? Ты можешь видеть, где твое тело похоронено?

А.: Да. У меня есть крест.

Дж.: Там что-нибудь написано на том кресте?

А.: Мое имя. И там написано, «Моя возлюбленная лежит здесь».

И там написано, 28 июля 1927».

Дж.: Что-нибудь еще на нем?

А.: Только это. И мое имя: Джун... Гаджилиано.

Дж.: Гаджилиано?Я думал, что ты и Эл никогда не были женаты!

А.: Он любил меня, но он не мог жениться на мне.

Дж.: Но он дал тебе свое имя на твоем могильном камне.

А.: Да... Прежде, чем я умерла, он сказал, что так будет. Он сказал, что это был его последний подарок.

Не удивительно, что жена Эла была сердита. Джун не только была похоронена на семейном кладбище, ей также было дано его имя.

На другом сеансе:

Дж.: Что ты делаешь, Джун?

А.: Сижу на дворе дома, который был моим.

Дж.: Этот дом был твоим?

А.: Да. Я хочу остаться в этом доме.

Дж.: Ты не можешь остаться здесь?

А.: Нет. Я должна отправиться в другое место. Я бы осталась здесь, если бы мне позволили. Этот дом был моим дворцом.

Дж.: Кто-то сказал тебе, что тебе нужно уйти?

А.: Не нужно оставаться в домах и пугать людей или что-то вроде этого.

Дж.: Кто сказал тебе это?

А.: Мать Эла.

Дж.: Что происходит с твоим домом теперь?

А.: Они упаковывают мои вещи.

Дж.: Кто?

А.: Эл. Он не позволит кому-то еще трогать ни одну из моих вещей.

Дж.: Что он собирается делать с ними?

А.: Я не знаю, думаю отдаст. Некоторые из них будет всегда хранить. Он складывает все в чемоданы и коробки.

Дж.: Может быть он собирается перевезти их к себе домой.

А.: Я не знаю. Он продолжает разговаривать. Он не знает, что я могу слышать его. Он говорит мне, что любил меня. Говорит, что никто больше никогда не имел значения для него. Он хочет, чтобы я вернулась, но я не очень хочу возвращаться.

Дж.: Нет?Я думал, что тебе нравилась твоя жизнь там.

А.: Мне она нравилась, но лучше не волноваться и быть здесь. Он тоже будет здесь однажды. Все приходят сюда.

Дж.: Ты говоришь о прибытии сюда. Куда сюда? Ты здесь во дворе.

А.: В этот мир. Все умирают, и их дух свободен снова. Я еще не знаю все. Я должна узнать больше. Но это приятное чувство, быть здесь.

Дж.: И откуда ты приходишь?

А.: Я прихожу из ниоткуда. Я только двигаюсь вокруг мест.

Дж.: И как этот мир, в котором ты находишься? Там жарко?

А.: О, нет.

Дж.: Там холодно?

А.: Нет, там в самый раз.

Дж.: И как ты перемещаешься? Ты плывешь или...

А.: Я только решаю, где я хочу быть, и я там. Кажется, что просто двигаешься по волшебству. Я не понимаю, я просто делаю это. Это придет ко мне, они говорят.

Дж.: Ты двигаешься быстро?

А.: О, да. Или, если хочешь, можешь двигаться медленно.

На другом сеансе:

Дж.: Что ты делаешь?

А.: Жду, когда Эл придет сюда.

Дж.: Где ты?

А.: Просто сижу здесь на кладбище и жду.

Дж.: Эл скоро здесь будет?

А.: Я думаю, что скоро.

Дж.: Как ты определяешь время?

А.: Просто как-то понимаешь. Это то, что ты знаешь. Это не так, как раньше, где нужно было делать все по расписанию.

Дж.: Значит, ты думаешь, что Эл довольно скоро будет здесь?

А.: До того, как закончится год.

Дж.: Откуда ты знаешь, что он будет здесь?

А.: Его мать сказала мне. И когда я пошла, чтобы увидеть его, я смогла понять это.

Дж.: Как ты могла?

А.: Я просто посмотрела на него, и смогла увидеть.

Дж.: Ты имеешь в виду, что посмотрев на человека, ты можешь сказать, что он будет там с тобой скоро?

А.: Да, я могу чувствовать это.

Дж.: Можешь описать мне это чувство, или как оно влияет на тебя?

А.: Я не знаю, как сказать, чтобы ты понял. Просто смотришь на кого-то, и чувствуешь это, точно так же, как знаешь их имя, и все, что можно знать о них. Это даже нечто большее. Это просто как будто знаешь, насколько они высокие, какого цвета их волосы, и знаешь, когда они будут там с тобой. Можешь знать все о прошлом и... обо всем.

Дж.: И ты говоришь, что можешь видеть их прошлое?

А.: Иногда, да. Я могла сказать много об Эле, больше, чем когда-либо за все годы, что знала его. Потому что раньше, когда он говорил что-то мне, я должна была поверить или не поверить. Сейчас я просто смотрю на него, и знаю.

Дж.: Скажи мне что-нибудь об Эле, что ты узнала сейчас, что не знала раньше.

А.: Раньше он говорил мне, насколько он любил меня, но иногда он был настолько ненавистным, и я никогда не знала, действительно ли он любил. Теперь, я знаю, что он всегда очень любил меня. Я иногда беспокоилась, когда не видела его, думала, где он, и нет ли у него другой подруги. Теперь, эти вещи мне стали известны. Он действительно не любил никого, кроме меня.

Дж.: Но он был женат и имел детей.

А.: Да, да. Но он не был счастлив с ней. Я не ревную к ней больше. Раньше я ревновала. Я хотела, чтобы он женился на мне, но я знаю теперь...

Дж.: Можешь посмотреть на Эла и определить, какого рода работой он занимался?

А.: Да, я могу сказать. (Печально) Он занимается плохими вещами. Он всегда говорил мне раньше, чтобы я не спрашивала его. Я знала немного, но я не хотела знать что-нибудь плохое. (Почтирыдая) Так что я просто не думала об этом. И когда я узнала, мне было так больно. Я не думаю, что он собирается выходить из этого. Его убьют прежде, чем это будет закончено.

Дж.: Что он делает?

А.: Он делает то, что ему не следует делать. Он в ответе за многое, что не правильно. Перевозит женщин туда-сюда.

Дж.: Куда туда-сюда?

А.: В различные города, различные штаты. Они называют их «белыми рабынями».

Дж.: Что это за вещи, которые он делает?

А.: Они покупают этот белый порошок. Я теперь вижу, что он делает. Они смешивают сахар и что-то другое с ним. Кладут в небольшие конверты и продают это.

Дж.: Что еще он делает?

А.: Они достают оружие людям, которые хотят его. Он даже убивал людей. Я не думаю, что он когда-либо делал это сам, но для него убивали их.

Дж.: Он заставляет кого-то еще делать это?

А.: Есть много парней, которые работают на него.

Дж.: Он — главный?

А.: Он один из больших парней. Мало кто стоит над ним.

Дж.: Есть кто-то, кто его босс?

А.: Есть еще двое, выше, чем он.

Дж.: Кто они?

А.: Я видела, того, который был с ним. Он отвечает за другую территорию, и они говорили о боссе. Есть один из них, которого никогда не поймают. Вряд ли когда-нибудь узнают кто он, или замешан он в этом или нет.

Дж.: Но ты не знаешь, кто он?

А.: Я не знала самого верхнего, а когда стала догадываться испугалась. Я очень не хочу знать такие вещи о нем, но я знаю, что он работал с Фрэнком.

Дж.: Фрэнк? Это босс?

А.: Это один.

Дж.: Это тот, настолько большой, что никто никогда не тронет его?

А.: Нет. Просто Фрэнк... когда они взяли его, они думали, что взяли главного.

Дж.: Ты знаешь его полное имя?

А.: Когда я встречала его, я не знала, что он был боссом. Но когда я вернулась, чтобы увидеть Эла, тогда узнала. Я узнала его имя и все остальное.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

перейти в каталог файлов


связь с админом