Главная страница
qrcode

Пособие по химии для поступающих в вузы - Хомченко.pdf Краткий курс по химии - Кузьменко Н.Е., Еремин В...pdf Химия ДЕМО ЕГЭ 201. Кэннон Память пяти жизней


НазваниеКэннон Память пяти жизней
АнкорПособие по химии для поступающих в вузы - Хомченко.pdf Краткий курс по химии - Кузьменко Н.Е., Еремин В...pdf Химия ДЕМО ЕГЭ 201
Дата24.10.2017
Размер1.08 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаДолорес Кэннон - Память пяти жизней.doc
ТипРеферат
#31013
страница9 из 15
Каталог
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15
А.: Я маленькая для своего возраста. Почему ты говоришь «взрослой»?

Дж.: Тебе десять лет, и ты учишься писать...

А.: (Смеясь) Все умеют писать!

Дж.: Но для этого нужно много упражняться.

А.: Да, нужно.

Дж.: Здесь есть какие-нибудь индейцы?

А.: Немного, они держатся лесов. Мой папа говорит, если мы не побеспокоим их, то и они не побеспокоят нас.

Дж.: Значит, ты никогда не говорила с ними, и не пыталась подружиться?

А.: Я видела их, но не могу говорить на их языке. Он похож на... (Она изобразила хрюкающие звуки) Я не могу произнести ничего из того что они говорят. Иногда они говорят на языке жестов. Мама дает им пищу, если они приходят сюда. На моем языке они говорят: «Хорошая женщина... добрая леди». Они называют ее хорошими именами. Мама помогла одному, который был болен. Она дала ему чай с сарсапарелью, это сняло жар. Они возвратились и принесли шкуры, положили у нашей двери, для «Хорошей Женщины».

Дж.: Это было мило с их стороны.

А.: Мой папа говорит — всегда будь дружелюбной, не показывай страх. Они ненавидят страх.

Дж.: Ты когда-нибудь видела, где живут индейцы?

А.: Нет! Они живут в лесу. Я боюсь уходить так далеко от дома. Говорят, что они забирают детей. Мы слышали об этом. Мой папа говорит, что мы дружим с ними, пока они хотят быть друзьями, но всегда следует быть начеку. Они могут передумать.

Дж.: Понятно. Как долго вы живете здесь?

А.: Мы здесь уже два года. Время идет так быстро! Мама теперь не плачет о доме. Мы не будем возвращаться, построим наш дом здесь.

Дж.: Разве некоторые люди говорят о возвращении?

А.: Некоторые хотели бы. Мы — гордый народ, мы останемся. Если времена трудные, затяни пояс и больше работай, говорит папа.

Дж.: Это звучит хорошо. Я собираюсь досчитать до трех, Сара, и будет 1707 год... Что ты делаешь?

А.: Ничего.

Дж.: Ничего?Где ты?

А.: Я точно не знаю.

Дж.: Что ты видишь?

А.: Я вижу странное... происходит новое... чего я никогда не знала раньше... Это должно было случиться.

Дж.: Что это?

А.: Новая страна, в которой жить, к которой привыкать! Новые идеи... люди изменятся, и не будут бояться того, чего они не знают. Вещи, которые невозможно выдержать, ты уедешь.

Очевидно, она была духом, но это казалось неопределенным и запутанным. Она наблюдала за первыми колонистами, приезжающими в новую страну, в Америку? Джонни быстро продвинул ее к 1715 году, когда она должна была быть живой и пятилетней Сарой.

Дж.: Сейчас 1715 год. Что ты делаешь?

А.: Наблюдаю за обстановкой.

Дж.: За чем ты наблюдаешь?

А.: Семьи. Семьи становятся готовыми.

Дж.: Сколько тебе лет?

А.: Нисколько. Я собираюсь сделать странную вещь!

Дж.: Что ты собираешься сделать?

А.: Я войду в тело, которое живет сейчас.

Дж.: (Удивленно) Ты собираешься... что?

А.: Войти в тело, которое живет сейчас. Дух болен и должен отдохнуть, но ребенок должен жить.

У Аниты был совершенно другой, безмятежный голос и спокойные манеры.

Джонни лишился дара речи на мгновение. Затем он спросил: «Сколько лет этому ребенку?»

А.: Он очень молодой... Я наблюдаю... Я могу видеть их... Я буду девочкой теперь. Я буду маленькой девочкой.

Дж.: Кто-то сказал тебе сделать это?

А.: Мы всегда следуем тому, что чувствуем. Голос говорит нам. Дж.: Ты слышишь этот голос или только чувствуешь его?

А.: У духов нет ушей. Мы слышим, чувствуя. Видим, чувствуя.

Джонни пытался угнаться за этим странным развитием событий.

Дж.: А ребенок...ребенок болен, когда ты принимаешь его?

А.: Тело больно. Но более важен дух... дух должен отдохнуть сейчас.

Дж.: Тот дух оставляет тело, и ты входишь?

А.: Дух уйдет, а я войду, и... ребенку сразу же будет лучше. Лихорадка прекратится... и они не заметят изменения... ибо я буду ребенком. Я буду тихой и узнаю, на что походит ребенок. Никто не заметит большого изменения. Только то, что после лихорадки она затихла на некоторое время, как будто бы отдыхала.

Дж.: И таким образом у другого духа теперь может быть шанс отдохнуть?

А.: Он должен возвратиться, чтобы отдохнуть. Он еще не был готов, когда его позвали. Иногда такое случается, и это может быть исправлено очень легко.

Дж.: Да. А как зовут маленькую девочку?

А.: Маленькую девочку зовут Сара.

Дж.: Сара. И сколько ей лет?

А.: Я думаю, ей пять/десять лет. Трудно сказать, пока я не стану ближе. Скоро я буду там.

В этом месте Джонни решил продвинуться вперед на три года, в надежде получить более ясную картину этой странной ситуации.

Дж.: Сейчас 1718 год. Что ты делаешь?

А.: Помогаю моей матери.

Дж.: Какая погода сегодня?

А.: Солнечный день.

Дж.: Прекрасный и солнечный. Как тебя зовут?

А.: Меня зовут Сара.

Дж.: Сколько тебе лет, Сара?

А.: Мне семь. Скоро будет восемь.

Дж.: Где ты живешь?

А.: Я... Я не живу со своей настоящей семьей сейчас. Я остаюсь здесь, с этими людьми, пока мы не уедем.

Дж.: Ты остаешься с... кем... какими-то друзьями?

А.: Да, мы уедем вместе... чтобы переехать в сельскую местность.

Дж.: Значит, ты сейчас живешь в городе?

А.: В городе.

Дж.: И вы уезжаете на ферму?

А.: Наверно, это будет ферма.

Дж.: А ты была на корабле?

А.: Да. Да.

Дж.: Как вы называете это место, ты знаешь?

А.: Новая... Новая Англия.

Дж.: Значит, ты только что приехала сюда?

А.: Да.

Дж.: Ты остаешься с друзьями, а твои родители строят дом.

А.: Они не говорили мне... Я должна вести себя хорошо. Они скоро вернутся за мной. Они говорят, что я переволновалась. Для меня не хорошо покидать дом слишком часто... пока я не буду более самостоятельной.

Дж.: Ты болела?

А.: Да, недавно, сильно болела. Я полностью поправилась. Те - перь я здорова, но, по их мнению, я брежу, говорю им то, чему они не верят.

Дж.: Что ты говоришь им, чему они не верят?

А.: Я говорю им то, что я вижу. То, что произойдет в будущем. Но они говорят, что я не могу видеть этого. Моя мать говорит: «Тише! Опасно так говорить!»

Дж.: О... хорошо, я верю, тому, что ты говоришь, тому, что произойдет.

А.: Когда мы приехали в город, я смотрела, и внезапно он стал городом... огромного размера. Мои глаза не могли охватить его! Город был везде вокруг нас, и здания отличались от этого времени. И люди были одеты по-другому на улицах. Улицы были уложены, не вымощены. Гладкие, обкатано гладкие.

Дж.: Ты можешь сказать, когда все это должно случиться?

А.: Это будет в далеком будущем, потому что произошло много изменений. Моя мать вытерла мне лоб, и сказала: «Бедный ребенок, она никогда не была той же самой после лихорадки». И она плакала.

Дж.: Но ты действительно видела этот очень большой город?

А.: Огромный, гигантский.

Дж.: Много людей? Как люди были одеты, Сара?

А.: Возможно, если бы я не сказала ей, она бы мне поверила. Она не смогла поверить мне.

Дж.: Скажи мне!


А.: Ты поверишь мне?

Дж.: Я поверю тебе.

А.: Платья, которые носили женщины, были короткие... около колен, но не совсем, возможно до середины. И они носят прозрачные чулки, которые можно просматривать насквозь... и каблуки, слишком высоки, чтобы ходить на них. Они должны быть очень ловкими, чтобы так ходить. Мужчины носят странные шляпы, и их брюки более узкие, и все же они сидят ровно.

Дж.: Ты видела что-то еще в будущем?

А.: Да, я видела, но мама говорит, что этого быть не может, и она волнуется. Она говорит, что мой рассудок расстроен.

Дж.: Нет, я не думаю, что твой рассудок расстроен. Я думаю, что ты просто видишь то, что должно произойти.


А.: Ты думаешь, что это произойдет?

Дж.: Я полагаю, что да. И я хочу, чтобы ты рассказала мне о том, что видела.

А.: Однажды, я увидела болезнь вокруг мамы. Я сказала ей, а она засмеялась. Но два дня спустя она потеряла ребенка, которого носила и была очень больна.

Дж.: Она не поверила тебе после этого?

А.: Нет, она сказала, что это был только ребенок. Возможно, мне нужно было еще что-то сказать. Я много раз говорила о мелких вещах, которые вижу. Я знаю теперь, что не нужно говорить им о видимых мною больших вещах. Они будут думать, что я брежу.

Дж.: Какие другие большие вещи ты видела?

А.: Я смотрела на причал, и сказала им, что корабли будут сделаны из материала, из которого мы делаем стволы наших ружей. Это будут большие, большие корабли, и они будут пересекать океан за несколько дней. Все вокруг смеялись. «Бедный ребенок», сказала моя мать, «у нее было воспаление мозга». Я кажусь странной женщинам.

Дж.: Я думаю, что они должны слушать тебя.

А.: Я могу сказать многое, посмотрев на них. Когда я смотрю на людей, я вижу добро и зло вокруг них, и иногда я могу сказать, что произойдет. Я смотрю на них, и они изменяются, они выглядят так, какими будут в последующие годы. Однажды я смотрела на человека, он... он исчез на моих глазах, и я поняла, что он скоро будет духом.

Дж.: И ты говоришь, что смотришь на людей и можешь видеть добро и зло вокруг них. Как выглядит зло?

А.: Зло выглядит черным. Оно затеняет. Иногда смотришь на человека, как будто он стоит в облаке, или частично в тумане. И ты знаешь, что этот человек сделал злые вещи, или сделает, или что-то злое случится. Если сконцентрироваться, то можно сказать, что именно. Я смотрю на них очень пристально, и закрываю глаза, и могу узнать, случится ли что-то плохое или болезни. Иногда я вижу прошлое и все что они делали там.

Дж.: А как выглядит добро?

А.: Оно светится, как будто человек стоит в ярком солнечном свете. Красивый вид.

Дж.: Там разные цвета?

А.: Много цветов. Так много цветов, как в радуге и больше. Красивое зрелище.

Дж.: А, есть ли значения у различных цветов?

А.: Временами я вижу, что они означают различные вещи. Иногда, я могу сказать точно, что это будет, но бывает я сомневаюсь, мне непонятно. И я могу наблюдать и видеть.

Дж.: Твоя мать и те другие женщины должны слушать тебя. Они могли бы узнать что-то.

А.: Они все молятся за меня. Они молятся, чтобы с моего рас - судка была снята порча.

Дж.: Хорошо, Сара, и сейчас 1718 год?

А.: Сейчас 1718 год.

Дж.: Я собираюсь досчитать до трех, и мы отправимся к 1700 году.

Когда она была перемещена к этому году, она стала духом снова. Об этих эпизодах будет рассказано в отдельной главе. На последующем сеансе Джонни снова кратко коснулся 1770-х годов. Этот прием использовался несколько раз, отчасти для того, чтобы проверить на противоречивость. Но каждая личность всегда проявлялась весьма отчетливо. Анита переключалась немедленно от одной к другой, как будто не было никакого перерыва, даже после нескольких недель. Эта следующая часть была из 1770-х годов, когда ее спросили: «Что ты делаешь?»

А.: Я спала!

Дж.: Ты только что проснулась?

А.: Я должна... я неважно себя чувствую... только проснулась... Должен быть хороший день.

Дж.: Солнце уже взошло?

А.: Да, солнце здесь. Все выглядит прекрасно... Я люблю утро.

Дж.: Какое время года сейчас?

А.: Весна. Должен быть хороший, ясный день. Я всегда ставлю свою кровать к западу, чтобы я могла смотреть в восточное окно.

Дж.: Как тебя зовут?

А.: Меня зовут Сара.

Дж.: Какая у тебя фамилия, Сара?

А.: Брэдвелл. Сара Брэдвелл.

Дж.: Ты замужем, Сара?

А.: Да, замужем.

Дж.: Где твой муж?

А.: Он не возвращался вчера вечером. Он уехал лечить.

Дж.: Кто-то заболел?

А.: Роды. Приходится нелегко. За ним приехала акушерка. Надеюсь, что он там переночевал. Ему не нравится ездить по темноте. Его глаза не такие, как раньше.

Дж.: И, конечно, лошадь может споткнуться и упасть.

А.: Это правда. Конечно, он знает дороги весьма хорошо, и лошадь тоже.

Дж.: Как давно уехал твой муж?

А.: Вчера вечером около... о, прямо перед тем, как стемнело. Мы сидели на веранде, разговаривали и они приехали за ним. Ему редко платят наличными деньгами, но ему нравится помогать людям и он всегда едет. Иногда ему дают зерно, или то, что у них есть. Это молодая девушка, мы знали ее семью.

Дж.: Что ты собираешься делать сегодня?

А.: Я думаю, что посижу немного, чтобы можно было встать и двигаться лучше. Бедро не может болеть вечно.

Дж.: Ты повредила бедро?

А.: Я упала в подвале и сломала его. Должна была лежать в кровати. Думала, что с ума сойду, так долго заживало.

Дж.: Да, это самое тяжелое при болезни, лежать в кровати.

А.: Оно уже не болит так сильно, но когда двигаешься болит. Я боюсь, что оно не будет сгибаться, поэтому надо встать и двигаться больше.

Дж.: Конечно. У тебя есть дети, Сара?

А.: Двое.

Дж.: Где они?

А.: Их тут нет. Знаешь, они женаты, и не живут здесь.

Дж.: Они живут очень далеко?

А.: Нет, не далеко.

Дж.: Как называется город, Сара?

А.: Кажется, его называют Бостония. Так его хотят называть, я думаю.

Дж.: Как вы называли его, когда только приехали сюда?

А.: Когда мы только приехали сюда, мы не называли его так. Сначала это был просто как Перекресток на Почтовой Дороге. По той дороге ездят из... Говорят, вроде, что она идет прямо до Нью-Йорка, где живут голландцы.

Дж.: Голландцы?

А.: Да, немцы, голландцы, живут там в Нью-Йорке. И их полно ездит по этой дороге. Ее собираются продолжить до Филадельфии. Эта дорога будет начинаться в Филадельфии и пойдет через Нью-Йорк и сюда. Наверно, мы находимся в конце ее.

Я никогда не слышала, что она идет дальше на север. Я думаю, что она будет доходить только досюда.

Когда я попыталась проверить некоторые из этих фактов еще раз, я столкнулась с проблемами. Я написала в несколько исторических обществ в Бостоне, и получила по существу один и тот же ответ от каждого. Они получают слишком много запросов об информации; поэтому, они не могут отвечать почтой. Их архивы доступны для исследования только профессиональным специалистам по генеалогии, которые, конечно, должны быть оплачены. Одно общество упомянуло, что термин «Бостония» близок к латинскому написанию слова «Бостон», и что в течение многих лет была большая дорога, ведущая на запад, известная как Бостонский почтовый тракт.

Некоторые данные поступили из неожиданного места: из книг по истории наших детей. Цитата из «Истории наших Соединенных Штатов», глава 12, «Решение транспортных проблем». «Тропинки становятся дорогами. В раннюю колониальную эпоху лес казался бесконечным. Человек, который путешествовал по земле, шел по индейским тропинкам. Постепенно люди расчистили некоторые из этих тропинок или прорубили новые, достаточно широкие, чтобы человек смог проехать верхом. К концу колониального периода некоторые из этих тропинок были сделаны достаточно широкими для повозок. Когда путешественник подъезжал к реке, он должен был найти мелководное место, чтобы перейти вброд. Около городов предприимчивые люди иногда организовывали паромную переправу, а также иногда строились дороги.

Таким образом, в 1760 году одна длинная дорога, по которой дилижансы и частные экипажи могли ездить от колонии к колонии, была дорога соединяющая Бостон, Нью-Йорк, и Филадельфию. Летом можно было доехать дилижансом от Бостона до Нью-Йорка приблизительно за неделю, и достигнуть Филадельфии три дня спустя. Зимняя поездка занимала больше времени.

Если ты хотел отправиться на юг из Филадельфии в 1760 году, нужно было сесть на судно, идущее вдоль берега до Саванны или Чарльстона. Если ты передвигался по суше, то нужно было ехать верхом, поскольку в некоторых местах прибрежная «дорога» была невозможна».

Таким образом, оказалось, что лучшая информация может поступить из самых неожиданных источников.

Сеанс продолжался, когда Джонни перенес Сару к 1790 году и спросил: «Что ты видишь?»

А.: Семью.

Дж.: Что ты делаешь?

А.: (Ее голос перешел на шепот) Я лежу в кровати.

Дж.: Ты больна?

А.: Очень больна.

Оказалось, что Сара умерла в почтенном возрасте 80 лет, который был весьма велик для того времени.

Странное происшествие в этой ее жизни и последовавшая в результате паранормальная способность, вероятно, исчезла через нескольких лет; очевидно, она не поощрялась. В последующие годы ее жизнь, по-видимому, была вполне нормальной.

Могло ли случиться так, что у Сары были такие паранормальные способности, потому что она не имела нормального рождения, а вошла в тело ребенка прямо из мира духов? Оказалось, что нормальное рождение притупляет и подавляет память о прошлой жизни и мире духов. Поскольку развитие ребенка фокусируется на обучении управлять телом, ходить, разговаривать, и т. д., воспоминания исчезают в дальнейшем, и в большинстве случаев никогда не возвращаются, разве что под гипнозом. Этот случай показывает исключение из правила. Оказалось, мир духов и наша физическая жизнь намного более сложны, чем мы могли когда-либо представить.

Это было несколько лет спустя (в 1970-х годах), после того, как Рут Монтгомери придумала термин «вошедшие», чтобы описать то, с чем мы столкнулись, в ее книге «Странники среди нас». Этот термин относится к случаю, когда две души обмениваются местами по целому ряду причин. Но во время нашего эксперимента о такой идее мы совсем не слышали, и все это ошеломило нас. «Вошедшие» рассматриваются более полно в моей книге «Между смертью и жизнью».
Глава 8


Мэри в Англии
Вплоть до этого времени Анита была весьма последовательна относительно своих дат и времен на всем протяжении жизней Джун/ Кэрол, Джейн и Сары. Но всюду по остальным жизням она начала путаться со временем. Мы могли оценить лишь по тому, что именно она сказала, из какой эпохи она это говорила.

Когда появилась четвертая личность, мы, очевидно, пересекли океан, и были теперь в Англии. Она ворвалась на сцену как старая женщина, говорящая с очаровательным ирландским акцентом. Мы установили, что ее имя было Мэри, и она жила около шотландской границы. Но опять, ради ясности, было бы лучше, если бы мы начали с самой ранней записи, которая у нас есть, о ее жизни.

Джонни возвратил ее приблизительно к десятилетнему возрасту. Ее голос и речь немедленно стали как детские.

Дж.: Что ты делаешь, Мэри?

А.: Я еду в повозке... рассматриваю мои лоскутки... и думаю, где мы скоро будем. Это долгая поездка.

Дж.: Куда ты едешь?

А.: Это город... город... папа! Папа, ты говорил мне город, но я забыла. (Пауза, как будто слушая) Да? Папа сказал мне, что это Локх. Мы собираемся там жить. Наши вещи перевезли на телеге, а теперь мы сами едем.

Дж.: Где вы жили до этого?

А.: Мы жили в маленьком городе, там, на берегу. Вряд ли кроме нас там кто-то остался!

Дж.: Далеко ехать до Локха?

А.: О, нет. Наверно, если ты ездил далеко. Я всегда спрашиваю папу, мы можем поехать далеко? Но если ехать прямо туда в повозке, то доберешься туда за два часа.

Дж.: Как называется другой город?

А.: Кру.

Я знала, что Локх по-шотландски — озеро. Я смотрела на карты, пытаясь найти любое упоминание о городе под названием Кру. Все, что мы смогли найти, был Кру в центральной Англии, который не был построен до 1800-х годов при развитии железных дорог. К счастью, в Бивилле жила жена служащего ВМФ, которая была из Шотландии. Я спросила ее о Кру. Она сказала, что был город под названием Кру на шотландской стороне, и он был настолько маленьким, что его, вероятно, не показывают на картах. Она сказала, что он всегда был маленьким городком.

Дж.: А что твой папа делал в Кру?

А.: Он был учеником сапожника.

Дж.: Ты ходила в школу?

А.: Нет. Моя мать учит меня тому, что умеет. Женщинам не подобает знать слишком много. Мой папа говорит, они становятся недовольны женской участью, если учатся как мужчины. Это против природы.

Здесь Джонни продемонстрировал неожиданный шовинизм, заметив (самодовольно): «Твой папа очень умен!» Мэри продолжала:

А.: Папа изучил свое ремесло, и я попросилась ходить в шко - лу и изучать ремесло, а он смеялся надо мной. Он сказал, что он добудет достаточно денег для всех нас. А я должна учиться быть леди, делать то, что делает женщина, а не пытаться быть мужчиной. Мужчина должен учиться, а женщина должна оставаться дома. Учиться, готовить, и шить, содержать в порядке дом. Грех и позор — делать это неправильно.

В следующий раз, когда мы нашли Мэри, она была старше и была замужем.

Дж.: Что ты делаешь?

А.: Я жду солнца.

Дж.: Солнце еще не взошло?

А.: Нет.

Дж.: Как давно ты встала?

А.: Очень рано. Мне нравится, когда вот так, ни темно, ни светло.

Дж.: Тебе нравится наблюдать, как солнце всходит утром? Это очень красиво.

А.: Мне действительно это нравится.

Дж.: Как тебя зовут?

А.: Мэри.

Дж.: Какая у тебя фамилия, Мэри?

А.: (Смеясь) Райли («сердитый»).

Дж.: Ты замужем, Мэри?

А.: Да.

Дж.: Как долго ты замужем?

А.: Долго... много лет.

Дж.: И что делает твой муж?

А.: Он делает обувь, ботинки и тапочки.

Дж.: Сколько тебе лет, Мэри?

А.: Мне... пожалуй, почти 40.

Дж.: Сколько у тебя детей?

А.: У меня одна дочь.

Дж.: Как ее зовут?

А.: Я назвала ее Мэри.

Дж.: В твою честь?

А.: В честь Святой Марии — пусть Дева всегда хранит ее.

Дж.: Давай посмотрим твой дом, в каком он городе?

А.: Локх.

Дж.: Как долго ты живешь вЛокхе?

А.: Почти всю свою жизнь. Я приехала сюда маленькой девочкой.

Дж.: (Он знал, что Локх означает Озеро) Ты живешь около воды?

А.: Совсем рядом. Город построен около воды.

Дж.: Значит, ты живешь прямо в городе.

А.: На его окраине.

Дж.: Давай посмотрим, ты находишься в Англии, правильно?

А.: Да, в Англия.

Дж.: Кто король?

А.: У нас королева.

Дж.: Как ее зовут?

А.: Мари.

Это было единственное из сказанного ею, что могло, вероятно, помочь определить дату. Исследование показало, что была Королева Мария I (Мари Тюдор) также называемая Мария Кровавая, которая правила с 1553 по 1558 гг. Эта Мари была дочерью Генриха VIII, следовательно, была единокровной сестрой Елизаветы I. Прозвище «кро - вавая» было дано ей протестантами, из-за того, что Мария намеревалась восстановить римско-католическую (папскую) церковь в качестве английской государственной церкви, даже если бы это означало войну. Около 300 протестантов были преданы мученической смерти в это время. Было также совместное правление Вильгельма III и Марии II с 1689 по 1694 гг. Это, возможно, была одна из этих правительниц.

Дж.: Ты когда-нибудь видела Королеву Марию?

А.: Я никогда не была там, это слишком далеко.

Дж.: Где она живет?

А.: На юге страны. Я слышала, что она приезжает сюда иногда — в замок, не далеко от сюда. Но я никогда не видела ее.

Исследование показало, что замок Балморал, в лесах Абердиншира в Шотландском Высокогорье является шотландской резиденцией правящего монарха Великобритании. Могло ли это быть замком, о котором она говорила?

Дж.: Она, вероятно, приезжает, на летний отдых?

А.: Да, лучше здесь, чем там. Она любит воду.

Дж.: Где твой муж сегодня?

А.: Он работает.

Дж.: У него есть своя собственная лавка?

А.: Есть. Он много работает. Сегодня должна быть готова особая пара ботинок.

Дж.: Он работал всю ночь, и ушел работать рано?

А.: Я сделала ему завтрак, и он уехал не так давно.

Дж.: Что было на завтрак?

А.: Его любимые шотландские блины-лепешки, как он их называет. Я делаю еще пироги, которые он ест на обед. Их можно подавать с маслом, медом или вареньем. Они хороши холодными или горячими. Я очень хороший повар, знаешь ли.

Дж.: Да. Твоя дочь все еще спит?

А.: Да. Она похожа на ангела. Ее волосы — они очень черные. Красивый ребенок. (У нее была такая гордость в голосе)

Дж.: Сколько ей лет?

А.: Ей скоро будет девять.

Мы встретили Мэри снова примерно в том же возрасте на другом сеансе.

Дж.: Что ты делаешь, Мэри?

А.: Подметаю, мою, и начищаю вещи до блеска. Я устраиваю праздник.

Она казалась счастливой и взволнованной.

Дж.: Ты!

А.: День рождения моей дочери.

Дж.: Сколько ей лет?

А.: Ей будет десять.

Дж.: Сколько тебе лет, Мэри?

А.: О... (тихо засмеявшись)... Мне 40. Около 40.

Дж.: Кто придет на день рождения?

А.: Все ее друзья, которых она знает.

Дж.: Она ходит в школу?

А.: Да, здесь в небольшом городе школа маленькая. И она хорошо учится. Она умный смышленый ребенок, не как ее мать!

Дж.: Как называется ее школа?

А.: (Смеясь) Локхская школа. Мы не называем ее по-другому. Священник называет ее иногда церковным названием.

Дж.: Какое церковное название?

А.: Святого Джозефа, ее назвали в честь святого Отца.

Это была единственная жизнь, в которой она говорила как католик.

Дж.: Что ты готовишь для праздника?

А.: Тщеславия! Моя дочь так любит их.

Дж.: (Озадаченно) Что такое тщеславия?

А.: Это пирожное. Оно выглядит легким и пушистым, и думаешь, что оно будет прекрасным внутри тоже. Но когда раскрываешь его, оно почти пустое, дыра внутри. Так что мы называем его тщеславием, надутое от тщеславия.

Исследование в старых поваренных книгах ничего не раскрыло с этим названием. Я лично думаю, что это очень походило на легкую сдобу.

А.: Она хотела, чтобы это было похоже на праздник для леди, поэтому я налью для них чай.

Дж.: Я полагаю, что всем маленьким девочкам нравится притворяться, что они леди.

А.: О, да. И она будет самой прекрасной из всех. Красивая. Но если ты не возражаешь, я бы хотела продолжить работать, чтобы все успеть.

Дж.: Да, продолжай. Она запомнит этот праздник на всю жизнь.

А.: Да, я надеюсь. Мы ждали так долго ее!

Дж.: Что вы собираетесь подарить ей на день рождения?

А.: Ее отец сделал ей самые прекрасные туфели, а я сделала ей платье... из бархата! Она будет так гордиться.

Дж.: Конечно, будет.

В следующий раз, когда мы встретили Мэри, она была старой женщиной, которая вязала платок.

Дж.: Красивый платок ты вяжешь.

А.: Да, яркого цвета, он будет радовать меня.

Дж.: Это мило. Мэри, ты не говорила мне свою фамилию.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

перейти в каталог файлов


связь с админом