Главная страница
qrcode

Химик-скелет. Книга первая. Книга первая химик-скелет и бледнокожая элен


НазваниеКнига первая химик-скелет и бледнокожая элен
АнкорХимик-скелет. Книга первая.pdf
Дата23.10.2017
Размер0.76 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKhimik-skelet_Kniga_pervaya.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#30837
страница9 из 15
Каталог
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15
– Мне? – заморгала Амина. – Мне комедии нравятся. «Трудный ребенок», «Бетхо- вен», «Денис-мучитель» Смотрел?
Ребров был вынужден сознаться, что знал только одного Дениса Червякова
3
. Ко- гда-то ходили вместе в музыкалку, а потом Денис сбежал в художественную школу.
Тут поведение Амины внезапно переменилось. Она приняла таинственный вид.
Даже кожа на ее лице, казалось, отливает особенным светом.

– Хочешь спальню мамы посмотрим?
Будуар хозяйки квартиры оказался единственным местом, содержавшимся в не- укоснительном порядке. Центром храма была роскошная двуспальная кровать. По четы- рем ее углам возвышались амуры со стрелами и рогами изобилия. Туалетный столик пе- ред зеркалом был заставлен парфюмерией. Духи «Блю леди», популярные парфюмы
«Квин Мари», «Тризор», «Фиджи», «Париж». И даже Пуазон», «Шалимар», «Опиум» и
«Клима».
Амина нажала на выключатель. Зеркало в виде полукруглой арки залил голубова- тый свет. Валентину на миг показалось, что комната внезапно расширилась, и в отражен- ной ее глубине шевельнулись легкие занавески, в глубине которых показался силуэт де- вушки в темно-коричневом жакете и плиссированной юбкой до колен. Мой герой вздрог- нул, но тут свет погас и виденье исчезло.
– Пойдем, я тебе ванную покажу, – сказала Амина.
Никогда еще Реброву не приходилось видеть таких роскошных ванн. Расширенная за счет уничтоженной кладовки, в общем-то бесполезной, она сверкала отнюдь не деше- вой мутно-розовой кафельной плиткой и даже не известным совковым шедевром «рыбки в аквариуме». Ее стены покрывали большие, ровные квадраты сияющей, будто морская пе- на, белизны. Сама ванная, отливающая аквамариновой глубиной океана, напоминала ги- гантскую раковину Венеры. Хромированный блеск кранов бил в глаза. Но больше всего
Валентина поразило обилие шампуней, дезодорантов и мазей. Имелись даже колбы с аро- матическими солями и маслами для натирания.
– У нас все есть! – похвасталась Амина. – Вот, смотри, мыло «Duru». Я его «Дурой- леди» называю. Еще – серия «Камэй»: «Шик», «Натюрэль» Интим-гель. А вот, – девушка рассмеялась, – как в рекламе, «Видал сосун»? А теперь пойдем снова в зал, я тебе хочу свой альбом с «Аквой» показать. Она недавно появилась. Слышал их песню «Roses Are
Red»? А солистка у них рыженькая такая Ленэ Нистрём. Я на нее хочу быть похожей.
Кстати, ты, наверное, вот смотришь на нашу квартиру и думаешь, почему мама не хочет в центр города переехать. Я тоже поражаюсь. Мама говорит, типа ей там люди не нравятся.
Типа здесь в Инорсе она уже привыкла. У меня, конечно, тоже здесь подружек куча.
Только вот все фонтаны и скамейки давно переломались, а раньше, мама рассказывает, когда папа был жив, очень цветов было много и бордюры весной побелкой белили!
Расположившись в зале, они листали зарубежные журналы с пресловутой группой и голыми девицами. Амина хохотала или прикрывала рот ладошкой. Все в зависимости от того, нравится ей модель или нет.
Затем, несмотря на бурные протесты Валентина, она сбегала в кухню и принесла китайские пакетики с бамбуковыми ростками и кусочками утиной печенки. Реброву нико- гда еще не приходилось есть разогретую прямо под горячим краном еду. Содержимое па- кетиков оказалось настолько ароматным, что Валентину вспомнилась турбаза. Молодые люди разговорились, а потом, когда в их головах сверкнула одна и та же мысли, побежали наперегонки в зал, к ящику. По телевизору шли «Элен и ребята»!
Не сговариваясь, они сели на диване рядом. В тот момент, когда на экране появи- лась главная героиня сериала, Амина, шутя, толкнула Валентина в бок.
– У Элен челка роскошная, прям как у Ленки. Знаешь, как мы ее называем? Вам- пиршей из фильмов ужасов.
У Реброва мурашки пробежали. Последняя фраза запросто могла принадлежать де-
3
См. рассказ «Дарина из ниоткуда».
вушке без имени, 9-це, а потом студентке первого курса. Но, конечно, Амина не была Ри- той, потому что Рита никогда бы не добавила почти с восторгом: – Ленка, прикинь, что утверждает, что нет ничего плохого в профессии проститутки
4
. Только я не понимаю, как можно даже в голландском борделе работать. Нет, если встречаться с мужчинами, то только на своей территории. Но, конечно, лучше сразу найти себе настоящего принца и больше ни о ком не думать. Вот, как в «Элен». – Амина закатила глаза. – Я представляю, давай помечтаем, у тебя будет своя Джоанна, а у меня свой Маню! Ой, так хочется поско- рее школу закончить и поступить в колледж!
Этот первый визит к Амине стал для Реброва как бы распахнутым окном. Идя на свидание, он еще не знал к кому идет: к девочке или просто знакомой, но раннее созрева- ние до сих пор невинной малышки – поразило моего героя. Сидя в «Икарусе», задыхаясь от запаха вспоротых поролоновых сидений, наблюдая за проносившимися за окном хо- лодными однообразными уфимскими улицами, он испытывал сладострастное чувство.
Сладострастие, как пущенный вдогонку выстрел, поразило его. В голову лезли рассказы одноклассников о девочке из параллельного, которая оказалась на задней парте без тру- сов, вид повзрослевшей внезапно, в черных лосинах, старшеклассницы на физре. В голове кружились маты, взрослые девицы в закрытых купальниках, с прическами-химками в сти- ле 80-х, пластиковыми клипсами и ободками для волос. Аэробика по утрам, этот единст- венный разрешенный вид эротического шоу в Советском Союзе и, конечно, «та девочка в маечке и шортиках» из учебника литературы (картина «Утро»). Эти мысли сами собой пе- решли на Амину, на обтянутые брючками ее бедра, ноги, а потом сами собой устремились к тому источнику, к которому должны были устремиться, к – Рите. Вот тут-то мой герой задрожал. Как будто вершиной вознесшегося к небу облачного исполина пахнуло на него.
К счастью, «Икарус» очень быстро преодолел опасный участок от Инорса до Галле.
Машин еще было мало, и Проспект даже в будние дни поражал пустынностью. Скорость болидов сдерживала только волнистая, как доска для белья, мостовая.
Но вот «Фирма Мир», ресторан Галле, Айская. Здесь ничто не напоминало о Рите, и Валентин мог снова думать об Амине. «Надо будет обязательно зайти к ней на следую- щей неделе», – решил он про себя.
Однако, как водится, на следующей неделе нашелся ворох неотложных дел. Ребров зачем-то засел за конспекты, потом просто мечтал. Он еще не знал такой простой истины, что парень должен всегда поддерживать взаимоотношения с девушками, чтобы в любой момент можно было прекратить их. Но счастливая звезда, родом из зазеркалья, взошла и на этот раз ради него на небосклон.
ГЛАВА XII
ЧЕЛОВЕК В БЕЛОМ, С КРАСНЫМИ МАКАМИ, ГАЛСТУКЕ
Отцовские шмотки всегда были для Валентина чем-то загадочным и непонятным.
Как изменилась переменчивая мода! В левом, пропахшем нафталином, отделении платя- ного шкафа висели насыщено желтые рубашки с французскими двойными манжетами, коричневые, с искрой, жилетки с завязочками на атласных спинках. Реброву нравилось рассматривать хранящиеся в пластиковой коробочке запонки: перламутровые, с золоти- стыми ободками. Лет в 10-ть он подвешивал их к алюминиевым цепочкам.
Особенный восторг вызывали галстуки. Они были всех фактур и расцветок: мягкие и ребристые, однотонные и расписные. Но больше всех Реброву нравился белый, с крас- ными маками.
Был прохладный августовский день 1997 года. Утрами чувствовалось дыхание приближающейся осени, как будто невидимый дух заморозков дул на разлившиеся по ас- фальту лужи. Виктория Павловна как всегда вошла с телефонной трубке в комнату сына.
4
Смотреть рассказ «Дьявол курит «Приму».

С недавних пор, как занемог отец, она стала часто советоваться сыном по поводу и без по- вода. Как все сильные, властные натуры, Виктория Павловна держалась до последнего и вдруг, в один месяц, сразу сдала, постарела. Каждый седой локон трогательно расстраивал ее.
На другом конце провода дышала Амина. Она как будто через медный провод рас- пространяла аромат помытой шампунем головы.
– Завтра, в два, ты бы мог составить мне компанию? – услышал Валентин.
Хотя сердце Реброва затрепетало, он напустил на себя важный вид, может быть от того, что еще не умел разочаровываться и притворяться.
– Смотря куда.
– Один мой знакомый должен был сводить меня на шашечный турнир, но он не может. У него дела по бизнесу.
Валентин искренне удивился.

– Ты в шахматы играешь?
– Подругу Ленку, ты ее видел, надо поддержать, а одной идти как-то неприлично.
Обнадежив Амину, Валентин положил трубку и еще долго стоял, не слыша криков матери о том, что «котлеты готовы». Ему опять чудилась волшебная квартира на Ферина, зеркало в виде арки, как в интерьерах бесконечной «Санта-Барбары»…
Однако романтическим мечтам Реброва не суждено было исполниться.
На следующее утро, когда он, уже в куртке, расчесывался перед зеркалом, позво- нила Амина.
– Знаешь, не надо. Он может пойти, мой знакомый.
Валентин рассердился.
– Я, ради тебя, планы отменил свои.
Трубка часто задышала.
– Его Игорем зовут. Я вас как-нибудь познакомлю. Он хороший, очень даже по сравнению с некоторыми мамиными знакомыми.
Ребров не стал раздеваться, просто вышел на улицу. План поездки рухнул, но те- перь, чтобы совсем не чувствовать себя идиотом, мой герой решил пройтись до магазина и обратно. Магазин находился в самом конце улицы и представлял в одном лице и мест- ный клуб, и центр развлечений. Иногда на крыльце магазина отлеживались козы из част- ного сектора. Когда Валентин вышел из подъезда, сахарные облака разошлись, обнажив солнце. Асфальт стал на глазах высыхать материками.
По дороге Реброва вдруг охватила дурацкая мысль. Ему было почти 19, а он до сих пор остается девственником! А ведь в старших классах уже некоторые гуляли с девочка- ми. Валентин припомнил несколько столкновений с одноклассником. Ребров ехал в мага- зин «Умелые руки», а одноклассник шел под руку с девочкой. Было не то что обидно, но глупо жить без подруги. Голова затрещала от нахлынувших соблазнительных репортажей из «Двое» и «СПИД-инфо» под названиями «А мальчиков было двое…», «История поро- ка», а также блестящей кучи той глянцевой обнаженки, которая заполонила Россию вто- рой половины 90-х годов. Нет, он должен и здесь оказаться первым среди закоренелых ботанов!
С этой дурацкой мыслью Валентин решил именно сегодня познакомиться с девоч- ками. Однако на улице, даже возле магазина, были как назло или совсем маленькие или слишком взрослые. Наконец его внимание обратила стайка из трех подруг. Точнее говоря, одна подруга – в матово-пастельных лосинах, в вишневой куртке с широким капюшоном.
Валентин бросился за девушками. Подруги, весело болтая, перешли через дорогу, углуби- лись в частный сектор. Ребров, как в чаду, чувствуя, как кровь приливает к вискам, шел за ними. В мыслях прокручивалась фантазия, что девушки неожиданно примут его странное ухаживание, заведут в какой-нибудь двор, а потом предложат пойти попить портвейна по- ка родителей нет дома.
Но вдруг именно та девица, на которую нацелился мой герой, резко сбавила шаг и
оглянулась. Светлое, слишком совершенное лицо с синими глазами и узкими губами, по- лоснуло его. Ребров разом смутился, потерялся, растерялся, устыдился своих намерений.
И девицы ушли за угол.
Валентин быстро успокоил себя. Он вдруг подумал, что вся жизнь еще впереди.
Возможно, этот его порыв был преждевременен. К тому же избранная девица, по всей ви- димости, явно не отличалась интеллектом. А теперь ему предстояло почти невероятное, найти подругу жизни, такую как... Рита. «Нет, опять Она!» – не заметил, как вслух закри- чал мой герой, так что тетенька с авоськой остановилась, покрутив пальцем у виска. Реб- рова охватила злость на Амину, ведь с нее все началось!
На следующее утро он позвонил ей. Амина как будто нехотя подняла трубку.
– Как сходили? – спросил Валентин, стараясь не выдать волнения.
– Не сходили. Он в тот день обманул меня, поехал по своим бизнесменским делам.
Приходи, пожалуйста, мне очень плохо, – голос Амины оборвался, как поваленная бурей могильная плита.
Не помня себя, Ребров полетел в Инорс. Амина встретила его с бледной полуулыб- кой, в которой было непонятно чего больше: усталости, разочарования, иронии.
– Давай, проходи поскорее в зал, я тебе варенье сейчас принесу ягодное, зачем-то сказала она, отводя взгляд.

– Что-то случилось?
– Тебе этого знать не обязательно.
В зале Валентин задумчиво уселся на диван, взял разбросанные журналы, пролис- тал. И тут раздались шаги.
– Амин, а... – хотел он спросить, как увидел стоящую в проеме прекрасную жен- щину. Она была – ослепительной. Земфира ничуть не изменилась с того дня на турбазе.
– А где Амина? – спросил Ребров.
В улыбке женщины Валентину почувствовалось что-то странное, что-то вроде жа- лости.
– Вот как, она все-таки тебя пригласила? А я думала, что шутит. Не знаю, зачем ей это понадобилось. Может быть, чтобы насолить мне или… – Земфира как будто спохвати- лась, только сейчас обнаружив, что адресат сидит перед ней. – Парень, она сейчас не мо- жет, потому что…
И тут стукнула дверь и в коридоре мелькнула знакомая фигурка, быстро-быстро пробежала и скрылась в ванной. Следом в зал заглянул высокий молодой человек лет 20- ти. Валентин вытаращил глаза. На незнакомце был белый, с красными маками, как две ка- пли воды похожий на отцовский, галстук.

– Игорь Федорович? – засуетилась Земфира. – Как у вас все прошло?
Но Реброву не хотелось думать о галстуке. Его словно пронзили раскаленной спи- цей. Тот самый Игорь? Лицо молодого человека отразило неземное наслаждение. Очаро- вательная улыбка заиграла на его губах.
– За-ме-ча-тельно прошло! – Игорь бросил легкий, скорее ироничный, чем недо- верчивый взгляд на Реброва.

– Ваш родственник?
Женщина улыбнулась.
– Почти. Аминкин друг, еще с турбазы. Наш почетный гость.
Молодой человек осклабился.
– Гость в горле кость.
Реброву показалось, что Игорь что-то хочет сказать. Но молодой человек явно спешил.
– Ладно, подарок Амине я вручил.
– Спасибо вам! Мы всегда будем с дочкой рады видеть вас.
Вместо ответа Игорь с неизъяснимой галантностью поцеловал Земфире руку. Та засмеялась от неожиданности.

– Какой вы джентльмен!
Когда Игорь ушел, в зал вошла Амина. Лицо у нее было бледное, глаза сухие, но было видно, что недавно она плакала.
– Вот, – девушка поставила на столик перед гостем блюдечко с обещанным варень- ем. – Извини, что немного задержалась.
Земфира, обращаясь к Валентину, засуетилась.

– А что вы в куртке сидите не раздеваетесь?
Только тут Ребров вспомнил, что одет, хотя пот давно градом катил с него. Тягост- ное чаепитие прошло почти в одиночестве, потому что Амина, только на пять минут при- сев на краешек дивана, вдруг выскочила в подъезд под благовидным предлогом. Валентин сидел, тупо жрал невкусное, засахаренное варенье, пялился в журнал. Земфира расспра- шивала его:
– Где учитесь? В институте? Моя тоже хочет после окончания поступить в инсти- тут. То есть, сперва хотела в колледж, как все нормальные девчонки, а сейчас в институт намылилась. Сейчас прямо мода какая-то. А раньше мы прекрасно жили без институтов.
Вот у меня обычное средне-специальное образование. Была, помню, в училище филосо- фия. Ну и что она мне лично дала? Главная философия – это жизнь. Вот жизнь всему учит.
Нет, я лично платить за Аминкину учебу не собираюсь: поступит благодаря своим мозгам
– и ладно, нет, пусть работать идет. Не все же матери пахать!
Только тут Валентин с ужасом увидел, как внезапно пала в его глазах до сих пор ослепительная красавица. Теперь он даже различал морщинки в уголках ее глаз, слышал прокуренные нотки в голосе. Теперь он видел перед собой просто ослепительную в моло- дости, а теперь просто вульгарную тетку с недалеким взглядом продавщицы из магазина за углом.
Наконец духота стала не выносимой.
– Ну ладно, я пойду, – сказал Ребров.

– Постойте, может телевизор включить?
– Мне домой надо, автобус плохо ходит.
Земфира пожала плечами.
– Так может Игорю позвонить? Он недалеко наверное.
– Нет, не надо.
Возвращение домой было ужасным. Реброву казалось, что за ним сгущается мрак.
Троллейбус, полупустой, разгонялся как ракета, над головой гремела медь проводов, за окнами сгущались тучи. Валентин презирал собственную тупость и недогадливость. У не- го автоматически сжимались кулаки, так, что от билета скоро остались ошметки. Как он мог быть так наивен, что сразу ни о чем не догадался? Даже если бы Амина повела с ним по-другому, даже если бы он не знал ее – ему было бы неприятно. А тут он чувствовал, что сам, вместе с девочкой, ведь она, в самом деле, была девочкой еще, продал себя ново- му русскому, этому вызывающе гордому хозяину новой жизни.
Но самое страшное, что это чувство не было чистым чувством благородного него- дования. Да, теперь лицо моего героя полыхало, как небо над черниковскими заводами.
Разве он сам не хотел, чтобы Амина дотронулась до него? Разве его последняя позорная попытка расстаться с девственностью не была реакцией на «непонятность» Амины, увы, теперь получившую объяснение? Разве он не хотел оказаться на месте этого Игоря Федо- ровича? Почти сверстника?
Тут за стеклом совсем стало темно, забарабанил дождь.
Когда Ребров понял, что троллейбус не едет до Первомайской, а сворачивает на
«Гастелло», у него вдруг защемило на сердце. Ему вспомнилась одна из апрельских встреч с Ритой, парни ее знакомые возле сцены летнего театра. Он решил сойти на оста- новке.
Под навесом не было никого, кроме высокой девушки в кожаной куртке с пелери- ной и, будто лакированных, коричневых колготках. Увидев Реброва, она подняла лицо.

Это была Рита.
ГЛАВА XIII
РИТА – 3, АЛИНА – 2
И… ИЗОЛЬДА – 2

– Ты что, не узнаешь меня?
Никто бы не узнал Риты в этой взрослой девушке Ее, маньячку в гольфах. Волосы, мягкие, каштановые, почти не были видны под сиреневым беретом. Зато глаза – искри- лись неземной палитрой. В них были все оттенки черного: ночь, замша, кожа, космос.
– Узнаю.
Ребров смущенно потупился, и она обняла его.
– Какой же ты милый становишься, когда смущаешься!
Хотя он чувствовал, как бьется Ритино сердце, он по-прежнему не испытывал к ней желания. Она была выше его, она была даже не богиней, а чем-то, что составляет вечную тайну и чего нельзя достичь ни с помощью науки, ни с помощью волшебства.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

перейти в каталог файлов


связь с админом