Главная страница

Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей. Николай Иванович КурдюмовЗащита сада и огорода без химии. Какперехитрить болезни и вредителей


Скачать 3.74 Mb.
НазваниеНиколай Иванович КурдюмовЗащита сада и огорода без химии. Какперехитрить болезни и вредителей
АнкорЗащита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей.pdf
Дата12.06.2017
Размер3.74 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаZaschita_sada_i_ogoroda_bez_khimii_Kak_perekhitrit_bolezni_i_vre
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#23433
страница1 из 7
Каталогid55697108

С этим файлом связано 23 файл(ов). Среди них: Н.Курдюмов - Умный виноградник для всех.doc, M_shel_Brussel_Fotografia_100_putey_k_sovershens.pdf, K_Golombinski_R_Khagen_-_Dobav_vozdukha_Osno.pdf, 5_Macmillan_English_Grammar_and_Vocabulary.pdf, 4_Shablony_rezyume.pdf, Krestyanskoe_iskusstvo_Voronov_V_S_1924.pdf, Russkoe_narodnoe_iskusstvo_Kruglova_O_V_1996.pdf, Zhizn_Bozhestvennaya_Kniga_II_Shri_Aurobindo.pdf и ещё 13 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7

Николай Иванович Курдюмов
Защита сада и огорода без химии. Как
перехитрить болезни и вредителей
Серия «Дачная школа Николая Курдюмова»
Издательский текст
http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6657206
Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей: Издательский дом
"Владис"; М.; 2016
ISBN 978-5-17-095283-0
Аннотация
Новая серия книг Николая Курдюмова, самого известного в нашей стране популяризатора природного земледелия и эффективного садоводства – долгожданный подарок для миллионов поклонников садового мастера, как он сам себя называет. Здесь вы найдете как материалы из уже полюбившихся изданий, так и новые, об открытиях и приемах,
позволяющих собирать экологически чистый урожай, причем без особых усилий.
В этой книге автор расскажет об агротехнических мероприятиях, которые помогут уберечь ваш сад и огород от вредителей и болезней, а также подскажет безопасные для здоровья и экологии способы борьбы с напастью.

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
3
Содержание
Глава 1 5
Агроценоз на самом деле
6
«Добро и зло» в экосистеме
8
Живая кухня биоценоза
13
Специи
15
Рецепты
17
Главное условие умной защиты
20
Глава 2 22
Эффект мозаики
25
Защитные эффекты агротехники
29
Глава 3 34
Как ужиться с болезнями
36
Природная вакцинация
41
Окультуриваем сапрофитов
43
Стимиксы – биопрепараты нового поколения
45
Как правильно применять живые препараты?
48
О любимом – о болезнях…
49
Глава 4 61
Червяк, как он есть
62
Червяк прирученный
66
Биогумус со всех сторон
72
Червячок домашний
75
Глава 5 80
Прочие шестиногие хищники
81
Разные прочие не брезгующие
92
Глава 6 95
Исповедь противника химии
96
Или обмануть, или договориться
99
Снова о грибках
107
Древесная косметология и хирургия
109
Не просто побелка
110
Как омолодить старую кору
111
Как залечить рану
112
Бороздование
117
Камедетечение косточковых
120

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
4
Николай Иванович Курдюмов
Защита сада и огорода без химии. Как
перехитрить болезни и вредителей
© Курдюмов Н.И., фото, текст, 2013
© ИД «Владис», илл., 2015
© ООО «Издательство «АСТ», 2016

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
5
Глава 1
Там, где не надо защиты
Эссе-прозрение
Действительность – то, что процветает без нас.
Навязав растениям свое общество, мы стали воспринимать действительность как-то по-детски: на наше «хорошее» растение нападает «плохой» враг. Культурные растения – как бы за нас, а «враги растений» – как бы против. Враги растений? Да ну?.. По лесу идешь: во,
гусеничка листик лопает, какая милашка. А в своем саду: ах, вредитель, мать ее!
Ой, хитрим, братцы. Враги, они только наши бывают. Потому как присваивать – это только мы додумались! Это нам архиважно, насколько мы богаты, круты, признаны и правы.
Настолько важно, что ученый почти не смотрит на природу: ему достаточно собственных идей о ней.
А у жизни цель одна: процветать. И если природа процветает, значит, она давно выра- ботала механизмы самозащиты. Они пережили сотни миллионов лет, переварили все мыс- лимые виды катаклизмов. Они по факту идеальны и единственно верны на этой планете.
Бейте меня, что-то я не вижу тут ни величия, ни хоть какой-нибудь значимости научного прогресса! Совершенство экосистем, судя по всему, до сих пор непостижимо для научного ума.
Никаких врагов у растений нет: они никогда не росли в одиночку. Растут себе растения,
как природа научила, и знать про нас не знают, и знать не желают. И даже те огурцы с редис- ками, что любовно посеяны вами на ваших грядочках, к вам в друзья по-прежнему не навя- зываются. А вот с насекомыми и микробами – миллионы лет бок о бок. Вот тут они знают все: чем каждого из них накормить, кому сколько дать, кого как приструнить, и кого позвать на помощь, если кто обнаглел. И абсолютно не страдают, отдавая давно оговоренную «деся- тину» в обмен на плодородие и стабильность окружения. В природе царит эффективная
многофакторная защита каждой популяции от вымирания. Как сейчас модно говорить,
«истинная гармония». А вокруг, рыча и гавкая, бегаем мы, «устремленные к господу», и почему-то страшно этим недовольны!
Но время идет, мы набиваем шишек и потихоньку прозреваем. Борьба окончилась пол- ным фиаско: оказывается, с нами никто и не думал воевать! «Дохлый противник», как глав- ная цель защиты, себя политически не оправдал: цель не достижима в принципе, и мы выгля- дим слишком глупо. Теперешняя цель науки – «здоровое растение». Явный прогресс мысли!
Но в широте формулировки та же хитрость: «что может быть лучше для здоровья, чем грох- нутый патоген?..» И мы продолжаем воевать, хотя и более скрыто: подстегиваем иммунитет,
впихиваем чужие гены. И остаемся в состоянии «борьбы за мир», не усекая каламбурности ситуации.
Какая же цель определит перелом, прорыв к устойчивой жизни? Только одна: «отсут-
ствие нужды защищать». Создание условий, при которых нужда в защите минимальна, а в идеале – не нужна. Предрекаю: скоро этот бизнес станет самым высокооплачиваемым.
Какое «здоровое растение» нам нужно? 1. Не стерильное, а просто достаточно здоро- вое, чтобы дать нормальный урожай. 2. Здоровое практически без нашего вмешательства.
Кто способен создать такое здоровье? Только тот, кто создает его миллионы лет: устойчивая
среда. Нас не должно интересовать убийство тех, кто уже вредит. Сама возможность явного вреда – вот наш прокол. К счастью, все больше биологов и агроэкологов работают в этом направлении. Их выводы однозначны: основа здоровья растений – биоразнообразие.

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
6
Агроценоз на самом деле
Поля Европы продолжают обрабатывать население. В этом
году каждый житель обработан минимум на 5000 евро.
Почему естественные ценозы так фантастически стабильны? И почему наши агроце- нозы так сказочно неустойчивы? Снимем наши розовые очки – все сразу и увидим.
Никаких агроценозов, братцы, на планете нет. Все, что здесь есть – биоценозы. Про- сто они различаются: масштабом и возрастом, разнообразием и биомассой, устойчивостью и степенью деградации. Их может изменить наводнение, пожар, налет саранчи или взрыв вулкана, а может и некое двуногое, нагнав кучу техники. Разницы нет – одна беда. И если кто-то перепахал степь или свалил деревья, чтобы посеять пшеницу, биоценоз не становится чем-то другим – он просто деградирует.
Но биоценоз не просто стабилен – он защищен от любой напасти вшитым механизмом самовосстановления. «Свято место пусто не бывает» – как раз об этом. Порой случается катаклизм, стихия просто сметает все с лица земли – образуется дырка, пустая ниша. И ценоз тут же залечивает рану: мгновенно взращивает семена летников, потом биомассу многолет- ников, привлекает всех нужных насекомых и животных, восстанавливает почву. И вот уже на месте дыры – молоденький биоценозик, отпрыск старого. Жизнь процветает. Биосфера не терпит пустоты!
А теперь представьте: эта дырка почему-то сошла с ума. Она противится жизни: все время фыркает, шевелится и выплевывает сеянцы. Так и живет, развороченная и покрытая редкими кустиками самых цепких сорняков. Вот это, братцы, и есть агроценоз. В сущности –
пустой, все время разрушаемый, недоделанный биоценоз. Недоценоз! Экологическая дырка.
А еще точнее – черная дыра. Круговорот веществ разорван, круговорот энергии запре- щен, и мы стягиваем сюда бесконечные потоки горючки, электричества и всяких веществ,
с трудом добывая их из тела планеты, а заодно перепродавая друг другу с огромными нава- рами. Добро бы все добытое приносило пользу! Но оно только загаживает почвы, океан и атмосферу, все более обостряя и удорожая сей трудоемкий бизнес. И за это тоже придется платить. Как мы уже знаем, интенсивное земледелие давно нерентабельно: оно тратит
в несколько раз больше энергии, чем получает с урожаем. Разницу оплачиваем мы: на содержание сельского хозяйства во всех его ипостасях уходит до половины семейных бюд- жетов. Фактически, интенсивные поля обрабатывает все население планеты.

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
7
Среду для себя приспосабливают все. Растения буравят почву корнями и перехваты- вают солнце, муравьи выращивают тлю и грибы, кроты роют длиннейшие ходы, бобры валят лес и строят плотины. И даже экодырки делают многие. Слоны вылеживают себе целые пруды. Дикая курица нагребает «грядки» по два метра высотой. Кабан распахивает всю землю под дубами. Стаи береговых птиц почти под ноль выедают живность на мелководьях.
Но «агроценозами» это никто не называет! А вот мы свои дырищи зовем гордо, по-научному.
Чем же они отличаются? Только тем, что мы присвоили их, и со страшной силой оберегаем от биологической полноценности. Слава богу, полноценность лезет со всех сторон, и деться от нее некуда. Живые существа обязаны создавать устойчивые сообщества!
Вот этим, братцы, и заняты наши противники по эконише.
Сорняки, грибки и насекомые – армия экологического спасения, передовой отряд ассе- низаторов и колонизаторов. Их миссия – не дать земле превратиться в пустыню, взрастить на ней лес или степь, вернуть стабильность и богатство жизни. А задача традиционной защиты растений – постоянно уничтожать эту стабильность, убивая это богатство. Фактически, мы
пытаемся запретить биосфере заполнять и возрождать к жизни пустые места. Нехилые амбиции! Пока биосфера жива, эта задача невыполнима в принципе. Пустые ниши будут заполняться, хотим мы этого или нет. «Природу нельзя победить – ее можно только уничто- жить».

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
8
«Добро и зло» в экосистеме
Висит у бабушки на черешне клетка, а в ней кот, орёт благим
матом.
– !??!?
– А як же ж! Вин у мэнэ скворцов пугае. А то ци гады и ягодки
внучкам не оставлють!
Кубанская быль
Наш взгляд на живое, в том числе и научный, грешит странным инфантилизмом. Рас- тения стоят себе, никого не трогают, и посему для нас «бездушны». Зато все, что шевелится и пищит, как и мы – «твари одушевленные»! И, конечно, их мир похож на наш: друзья и враги, добро и зло. Симбиоз в нашем разумении – «дружба», а съедание друг друга на обед
– «кровожадная жестокость». Слово «хищник» у нас – ругательство. Излюбленный мате- риал западных фильмов о природе – сцены охоты и убиения жертв. Их снимают, как трил- леры! Биоценоз для нас – мир индивидуумов, а понятие «сверхорганизм» – только метафора.
К счастью, это вовсе не метафора. Организм – он и есть организм.
Прошу к столу! Отломим румяную ножку от курочки, мокнем в чесночный соус и заглянем внутрь себя. Думаете, мир и благодать?.. Поле боя! Во-первых, три-пять кэгэ мик- робов и разных склизких существ, о коих к обеду не поминают. Тут просто оргия: они все время жрут наши клетки, а те – их. Но даже абсолютно чистое тело по сути – биоценоз. Во всех закоулках органов, в каждом капиллярчике кишат хищные лейкоциты и лимфоциты –
клетки-киллеры. Их задача – жрать! Зачем? Для общего блага. Кто-то обязан подстегивать активность популяции – отбраковывать кривых и нерадивых. Всякому задохшемуся эритро- циту, отупевшему нейрону или измотанному мышечному волоконцу грозит «неминуемая и кровожадная расправа»! Страшно?.. Не-а. Понимаем: надо, иначе тело за неделю развалится.
Вот и экосистема без хищников развалится!
Доели ножку?.. Пройдемте в лес. Растения непрерывно трудятся: ловят фотоны света,
хватают углекислый газ и воду, чего-то еще из почвы достают; из всего добытого сшивают глюкозу, потом крахмал, жиры с белками – и кормят всех, кто вообще умеет кормиться. Жив- ность тоже трудится: усердно ест, и три четверти съеденного честно превращает в удобова- римый корм для всех идущих следом, вплоть до микробов. Самая последняя «какашка» этой цепи – гумус. А в целом, вся эта толпа постоянно кухарит пищу и варганит среду для своих кормильцев растений. Круговорот-с! Если он тормозит, все впадают в депрессию.
Вслушаемся: над головой треск, хрумк и хряпк. (Чавк в собственной голове пока опу- стим.) Что происходит? «Как что? Вредители уничтожают листья деревьев». Глубоко оши- баетесь! На самом деле, это популяция деревьев кормит популяцию гусениц в обмен на комплексную поддержку своего процветания. Во-первых, без помета гусениц семена не прорастут, а год как раз урожайный. Во-вторых, пришло время избавиться от старых нижних веток: именно они и отомрут, потеряв листья. В третьих, пора подкормить гусеницами дру- жественных птиц: в последние два года они плохо размножались. Да и хищных насекомых надо развести – зима была суровая. Но главное, пора и свою популяцию подправить: встрях- нуть гормоны, освежить иммунитет, отсеять слабых, попрощаться со стариками – поумнев- шим семенам место дать.
Заметим: жрут в природе не абы как. Все берегут своих кормильцев! Кролики и всякие антилопы откусывают только кончики побегов, вызывая их ветвление. Мало того: в их слюне содержится стимулятор, быстро заживляющий ранки. И в нашей, кстати, тоже. Любители семян прежде всего выедают плохие, а хорошие часто прячут. Если бы не кедровка с ее кла- довыми, сибирские сосны не имели бы никаких шансов прорастать в новых местах! Плодо-

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
9
ядные, наоборот, трескают лучшие плоды – чтобы посеять лучшие семена, удобрив к тому же пометом. Зная это, растения накапливают в плодах больше сахара, делают их яркими или пахучими. «Хорошо. А если шелкопряд полностью оголяет лес!?» Встречный вопрос:
а может, до нашего явления с дустом он и не оголял его так опустошительно?.. Но если даже и оголял, значит, это для чего-то нужно. Периодически растениям нужно отдать листву гусе- ницам и вырастить новую. Было бы не нужно – лес бы этого не делал. Факт: лес прекрасно жил с шелкопрядом миллионы лет. Менялся, становился хвойным и снова лиственным – но жил. И виды, между прочим, не вымирали раз в неделю! И только для нас это непостижимо.
Мы со своими ядами лезем даже в лес: защищаем, едрена копоть! «Ладно. А как же крово- жадные хищники?!»
Отломим-ка вторую ножку от курочки. Кстати, она совсем недавно радовалась жизни.
Ну, бог с ней, не мы же убивали, мы только скушаем… Польем кетчупом, прожуем задумчиво
– и признаем факт: сколько живут хищники на планете, столько травоядные и процветают!
Вот наездникяйцеед тучей напал на жуков-дровосеков. Девять личинок из десяти жуками уже не станут. Хана жукам?.. Наоборот! Во-первых, налицо высочайшая жесткость отбора:
выживут только самые умные личинки. А во-вторых, выжившим гарантировано изобилие пищи. Дай им волю, они в три года превратят весь лес в труху – и вымрут, как динозавры.
А им это ни к чему. Задача едоков – обеспечить процветание своего корма. Поймал волк зайца – позаботился о хитрости заячьей популяции, а заодно и численность заячьих растений подрегулировал. Станут исчезать зайцы – волки детенышей рожать перестанут, но косых пощадят. Посему никогда гепарды не сожрут всех милых антилоп. Как бродили они милли- онными стадами, так и будут бродить – если мы с нашим «гуманизмом» не вмешаемся.
Что же в итоге, братцы? А вот что: личностный подход в природе – ошибка. Индиви- дуум в ценозе – всего лишь живая единица, «клетка». «Личность» экосистемы популя-
ция. Питаясь друг дружкой, все популяции действуют исключительно социально: улучшают жизнь всех популяций. Интересно: дорастет ли наша, человеческая популяция до такой гуманной социальности?..

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
10
Кстати, многие ученые и философы подтверждают: у насекомых и мелких живот- ных нет «духовных сущностей». Их «монада» – единая «душа» популяции. Она и наделена разумом – стремлением бесконечно процветать. И ведет себя очень мудро. Популяции необ- ходимо комплексное эволюционное обслуживание, и она покупает его, оплачивая частью своих «клеток». А как иначе?.. Справедливый обмен – главный закон жизни.
Отбор и прогресс видов обслуживают все факторы планеты: и космос, и климат, и сами жильцы биоценоза. Космические циклы провоцируют похолодания и потепления, землетря- сения и смену магнитных полюсов. С неумолимой периодичностью живность попадает в дикие морозы, потопы или пожары – и приспосабливается. Семена учатся летать и зары- ваться в почву, стволы и корни матереют, живность роет норы, впадает в долгую спячку,
массово мигрирует. Нам трудно осознать, но и сама цикличность катастроф давно записана в генах каждого семечка и каждой икринки.
Растения точно знают космический календарь! Перед гибельно холодной зимой дере- вья всегда дают дикий урожай семян. Я уже рассказывал, как наш сад недавно показал это во всей красе. Лето 2005-го завалило нас плодами, а осень – орехами, как никогда. К чему бы это? Достало б ума, догадались бы: к зиме. Мороз почти дошел до сорока – такого на Кубани семьдесят лет не было! Косточковые вымерзли на две трети, а орехи – целиком. Только к июню они выпустили по стволу новые побеги. И тут мы увидели массу ореховых всходов.
Они прорастали везде: в клумбах, грядках, и даже прямо в газоне. Зная о плановом вымер- зании, орехи не просто дали тьму семян – они дали семена особой энергии прорастания!
И вот 2009-й продолжил эту историю. Прошлым летом мы не знали, куда деться от урожая фруктов. Пришлось спасать ломающиеся яблони, срезав три четверти завязей! Ябло- ками любовались все друзья. Но котелок уже варит, порадовались и думаем: к чему бы это?..
Весна показала, к чему. Сначала была немыслимая неделя в середине апреля: шесть дней –
до минус семи по утрам. Вымерзли все цветы и бутоны на всем плодовом, кроме смородины.

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
11
А потом бахнул шелкопряд, да как! Три обработки акарином сняли едва половину, пришлось капитально обрезать все деревья.
Живность не даром знает все наперед: у них общее информационное пространство.
Фактически, ценоз – общее живое тело. Любой сеянец, любая личинка воспринимает такой поток информации, какой нам даже присниться не может! Все постоянно общаются: с рас- тениями и друг с дружкой, звуками и знаками, химически и электрически, ментально и теле- патически. Думаете, преувеличиваю?..
Канадские ученые обнаружили: растения одного вида узнают и поддерживают друг дружку: умеряют рост и аппетиты, делятся пищей и симбионтами, создают общую микоризу и, по сути, общую корневую сеть. Академик С.Н. Маслоброд показал: взошедшие вместе сеянцы – неразрывная пара. Их можно развезти по разным районам, но если один гибнет,
другой тут же «надевает его портрет»: меняет свою биохимию, некоторые реакции, и даже направление листовой спирали. Неразрывная дружба возникает и у разных видов. В опытах академика А.А. Жученко разные виды клевера всегда узнавали своих злаковых сотоварищей,
вместе с которыми выросли. В их присутствии они давали двойной урожай! Давно известен и «улиточный телеграф»: увези часть выводка в Америку – и они там сжимаются, когда в
Европе их братишек током жалят. Во многих опытах зафиксировано совпадение физиоло- гических параметров у людей, находящихся на разных концах планеты, в момент их мыс- ленного контакта.
И даже больше того: обитатели ценоза знают о его плановом изменении. Регулярно меняется климат, леса становятся степями, а степи превращаются в леса. Озера становятся болотами, русла рек – старицами, старицы – озерами. Березняк заменяется ельником по одной и той же схеме. Намытый потопом песчаный берег зарастает в строгой последователь- ности: травы готовят место кустарникам, те – первому эшелону деревьев, а эти – второму,
основному. Живность следует за растениями. Ценозы меняются по четкому, известному плану. Так происходит во всех климатических зонах, от джунглей до тундры. Популяции движутся туда, где они необходимы, и уходят, выполнив свою миссию. Они не просто живут
– они готовят место для тех, кто придет следом за ними. И им это генетически известно.
Любая живая форма – прямой продукт, оттиск, точное отражение, проекция всех остальных обитателей, корма, почв, климата и природных ритмов данного места. Чтобы сохранить точность отражения, организм меняется и адаптируется. Вот это и есть «абсолют- ная гармония с природой» – гарантия выживания при минимальных затратах. Как бы мы ни пыжились, нам такое даже присниться не может!
Осознаем, братцы: для природы жизнь это жизнь всей биосферы. Массовая гибель индивидов сохраняет популяцию, помогая отбору. Гибель отдельных популяций сохраняет биоценоз, помогая ему измениться. Ни один щелк челюстей, ни одно мановение усика, ни один пожар или потоп не происходит во вред общей жизни. «Отбор шлифует не только самих обитателей, но совершенствует главное – их отношения. Все отношения в ценозе, будь то симбиоз или паразитизм, необходимы для общей пользы и генетически закреплены» (ака- демик А.А. Жученко).
«Добро и зло» – это люди выдумали. И нужно это лишь для одного: себя оправдывать.
Повесил ярлык: «добро» – и сразу прав! А в природе нет правых и виноватых. Нет в при- роде зла. Нет добра. Биосфера процветает безоценочно. Дерево растет, птица летит, кроко- дил затаился – вглядитесь: они просто живут. Просто воплощают потребность жизни про- цветать. Просто делают то, что должны. Хороший, плохой? Слава творцу, нет у них этой проблемы.

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
12
Паучиха съедает своего «мужа» вовсе не от избытка «кровожадности»! Она внемлет разуму популяции: оставшись в живых, этот «выжатый лимон» запудрит мозги еще несколь- ким самкам, и те останутся неоплодотворенными. Все самцы австралийской мыши, оплодо- творив самок, гибнут не «от истощения и стресса», а конкретно для выживания потомства:
популяция избавляется от них, чтобы их детям хватило корма. Это не зебра, бедненькая,
«принимает мученическую смерть» в лапах гепарда. Это стадо зебр мудро избавляется от лишних слабаков, зарабатывая себе отбор, качественное потомство и богатство кормовой базы. А представьте, гепард этого не знает, и его мучит совесть. Он же сразу вымрет! Кто тогда будет о зебрах заботиться?
Любая трапеза в биоценозе – труд во имя общего процветания. Здесь нет борьбы
индивидуумов есть взаимопомощь популяций. Никто не ест задаром. Никто не гиб-
нет от все гибнут для.
Кстати, курочка была не дурна. Хорошо перекусили! Пора и на работу. Вы чем заняты?
Бензином торгуете?.. Прибыльное дело. А я лес валю под Апшеронском. Заповедный. Горы кругом, цветочки, запах сосновый – красота!..

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
13
Живая кухня биоценоза
МЕНЮ
Если все едят всех, то всем всех хватает.
Закон экологического равновесия
Чем больше разных видов живет в биоценозе, тем лучше они заботятся, чтобы никто не исчез и не вспыхнул сверх меры. Мера эта филигранно балансирует меж двух резонов.
Резон первый: есть корм – скорее лопай и плодись. Чего лишнему корму пропадать-то! Резон второй: сметешь больше дозволенного – вообще корма лишишься: вымрет он, не приведи бог. Вот так популяции и блюдут друг дружку. Живи – и давай жить другим!
Весной поднимается живая волна: растения выдают валовой продукт. К июлю накаты- вает «девятый вал» – огромная масса молодой живности. А к осени остаются ручейки пены:
все друг дружку съели! Поэтому плодиться в природе принято и за себя, и за того парня, и за всех его друзей с родственниками.
Растения наращивают минимум вдвое больше, чем нужно для выживания. Это страхо- вой фонд и дань всем едокам. Насекомые эту дань поглощают и плодятся – на порядок, на два порядка больше, чем нужно для жизни популяции. Это их фонд естественного отбора.
Отбор обеспечивают хищники и паразиты – выедают 95 %. А как вы думали? Иначе лучших не отберешь!
Хищные шестиногие тоже плодятся с огромным запасом: им ведь отбор тоже нужен.
Для этого и у них полно своих хищников, от яйцеедов до птиц и мелких животных. Одно- временно все дружно отбираются на иммунность патогенными грибками и микробами. И
периодически на закаленность – погодой.
Так все и выживают – по крутой синусоиде. В самый тяжкий год вымирают почти дочиста. Но те, кто ухитрился выжить, не лыком шиты: за лето – новая популяция, как с куста, да еще с новой хитростью!
А порой плохой год случается у хищников. Казалось бы, пользуйся моментом, нара- щивай численность до беспредела! Но отбор мудр. Стоит популяции загустеть сверх меры,
как она сама начинает вымирать – от болезней, бескормицы и общей нервозности. Стресс и теснота отшибают у самок желание спариваться, из немногочисленных яиц вылупляются в основном самцы – популяция мудро уходит в подполье. Три-пять, ну семь процентов выжив- шего потомства – норма приличия для среднеблагополучной популяции насекомых. А в море, у крабов с рыбами, и того хуже: из десятков и сотен тысяч икринок выживают еди- ницы. И жизнь вида продолжается вечно!
К сведению. Хищники и паразиты – треть видового разнообразия насекомых и десятая доля по массе. Но эта доля вездесуща! На каждого едока растений охотятся два-три десятка видов хищников. Столько же видов паразитов пытаются съесть его изнутри. Паразиты пора- жают от 40 до 80 % популяции, хищники съедают львиную долю оставшихся. Кроме того,
каждого вредителя могут заразить три десятка разных грибков, столько же бактерий и деся- ток вирусов.
«Мясоеды» есть почти во всех отрядах насекомых. Я посвятил им отдельную главу.
Самые завзятые – осы, стрекозы и богомолы, а так же многие кузнечики, клопы и жуки, мухи и муравьи. Паразитов тоже хватает. Наездники – самая обширная, но далеко не единственная группа любителей отложить яичко в чужое тело. Очень много паразитов среди мух, клопов и клещей. Самых полезных плотоядных наука пытается использовать. В России найдено

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
14
уже около полутысячи видов перспективных убийц. Пауков в полях на порядок меньше, чем насекомых.
Но по паре вредителей в день усредненный паучок выпивает. Иное дело – сады: здесь пауки могут составлять треть населения, заметно подъедая вредных бабочек. А в лесах пауки
– хозяева! В кронах деревьев их может быть больше, чем насекомых, и их улов – четверть всех гусениц и личинок.
Многие плотоядные берут размахом. Одно только семейство наездников-яйцеедов –
трихограммовые – поражает яйца двенадцати отрядов насекомых. То есть и жуков, и мух, и бабочек, и клопов, и еще восьми отрядов. Для справки: сейчас известно около 60 000 видов наездников. Видимо, столько же еще не известно.
Другие хищники, наоборот, однолюбы. У иной бабочки целая толпа таких «фанатов» –
дергаться без толку, все равно найдут. Например, у айвовой моли двадцать два паразита, и только три из них жрут еще и платановую. Айва, что ли, вкуснее?.. Но и у платановой – тот же аншлаг!
Примерно то же и у грибов с микробами. Каждого грибка тоже ищут десятки парази- тов: бактерии, хищные грибочки. Не остались в одиночестве и нематоды. Найдено уже около двухсот штаммов грибов, поражающих картофельную нематоду! В «удачные» годы болезни почти полностью выкашивают популяцию-жертву – никаких ядов не нужно.
И у сорняков жизнь – не мед. Все они болеют разными мучнистыми росами, пятнисто- стями и корневыми гнилями. На одном только полевом вьюнке найдено 29 видов грибов, три из которых уничтожают растение почти полностью. Такие же грибы найдены и для амбро- зии. И для лебеды с осотом. Я уже молчу, как их обожает тля! Их цветки жрут долгоносики,
а листья – листоеды. И чем их больше, тем меньше у нас хлопот.
Вот почему, оказавшись в лесу, степи или давно заброшенном саду, мы кожей чув- ствуем покой, устойчивость, надежность мира. А поля и огороды вызывают какую-то фатальную озабоченность. Что у нас тут? В теплицах, где применяют биозащиту, может обитать 5–6 видов хищников. Дай волю – и они могут заменить половину ядов, но кто ж даст? В огородах и полях без химического пресса – до 30 видов: по 3–6 охотников на одного вредителя. Это мало, но половину урожая и они порой сохраняют! Поля и сады с обычной химзащитой практически пусты: всего 5–7 видов хищников. Вместо положенных 20–30, на каждого вредителя охотится один вид, максимум два! Да и те еле ползают. Комментарии нужны?..

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
15
Специи
Если б все дело было в калориях, кулинарии не существовало бы.
И вот самое интересное о насекомых. Как думаете, кто управляет их взаимным пожи- ранием? Растения! Оказывается, они прямо регулируют численность своих поедателей. Для этого они организуют, в частности, беспроводную воздушную связь – химическую.
Скажи мне, что ты ешь, и я скажу, кто ты! Миллионы лет питаясь растениями, поне- воле присваиваешь себе их вещества. И в том числе БАВ: ферменты, гормоны, феромоны
1
По сути, биохимию животных определяет биохимия корма. И к нам это относится в не меньшей степени, и восточная медицина давно это знает и использует. А у насекомых, кле- щей, нематод и грибов с микробами это почти буквально.
Ученые Никитского ботанического сада (Ялта) обнаружили: каждый биоценоз создает общие блоки химической сигнализации. Судя по всему, один из главных блоков – аромати- ческие растительные вещества из группы терпенов
2
. Ими пахнут многие листья, цветки или плоды. Оказалось: одновременно они – гормоны и феромоны многих насекомых и клещей.
И даже грибов! Общий эффект этих веществ – равновесие экосистемы.
Понюхаем грушу: аромат – так и съел бы! Заметьте: «слюнки текут» и у членистоно- гих, и у грибков. Это запах терпена в кожице плода. Он привлекает едоков – скажем, пло- дожорок. И тянет за собой всю развеселую пищевую цепь. Он же – половой феромон пло- дожорок: есть пища – надо размножаться. Он же – гормон роста и линьки: есть корм – надо расти. Однако он же тормозит линьку цикадок и нематод: растение – не самоубийца. Но нюхнем глубже. Тот же терпен прекрасно известен хищникам: где плоды – там и жертвы!
Он же – привлекающий феромон для наездников, хищных клопов и ос. Он же – их феромон размножения. Но он же привлекает и всех, кто паразитирует на хищниках. Это особая армия:
и насекомые, и клещи, и грибы. А у них есть свои паразиты. А у тех – свои… В общем, все попытки взаимно сглажены: все взаимно съедены. Вспышка не удалась. Ужас. А все этот проклятый грушевый аромат!
На этой же грушке, разумеется, хозяйничают и микробы, и сценарий у них похожий.
Запах плода для многих грибов означает пищу. Он же – их половой феромон. Он же привле- кает хищных грибков – их паразитов. Он же говорит многим бактериям, что тут есть, чем поживиться…
1
ФЕРОМОНЫ – сигнальные вещества гормональной природы, управляющие поведением и развитием. Многие уже синтезированы и используются. Половые феромоны сгоняют в кучу самцов, феромон тревоги возбуждает дикий хаос,
другие феромоны отвечают за линьку, включают превращение. И т. д.
2
ТЕРПЕНЫ – класс пахучих углеводородов. Собственно, ими и пахнут эфирные масла. Названия часто говорят за себя:
лимонен, камфен и пр.

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
16
Таких «общественных» терпенов найдено уже больше полусотни. А есть и другие классы веществ. Представьте все это в объеме. Налицо факт – единое сигнальное простран- ство экосистем. И общением тут дело отнюдь не ограничивается. Терпены жестко управляют развитием большинства «травоядных»: многие насекомые без них просто не способны раз- множаться, превращаться и линять! Помните, мы говорили о биоценозе-организме?..
А теперь добавим последний штрих: вещества, столь необходимые для одних насеко- мых и грибков, столь же омерзительны или ядовиты для других. Вместе с феромонами рас- тения выделяют массу «антиферомонов» – ингибиторов. Вдохнешь такую прелесть, и ника- кой феромон уже не учуешь! Например, щелкуны, подышав ингибитором, не находят даже корм, ползая буквально вокруг него.
И самый последний штришок: многие вещества растения выделяют только в ответ на повреждение. И на разные повреждения у них разные ответы!
Итого.
Основа супербаланса, гиперравновесия в экосистеме – разные растения на одном
пространстве. Агрометод защиты
3
неизменно показывает: смесь сортов, сочетание разных видов по защитному эффекту превосходит все лучшие пестициды.
3
АГРОМЕТОД – защита с помощью только разумности агроприемов. О нем – отдельная глава.

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
17
Рецепты
Весной радуйтесь заморозкам, летом – пеклу, осенью – ливням,
зимой – стуже. И хоро-ошее настроеение не поки-инет бо-ольше вас!
Другой важнейший фактор взаимной регуляции – ритмичные колебания погоды.
Иногда погода действует прямо: зима может заморозить, лето высушить, а весна вымо- чить под ноль. Но чаще климат влияет опосредованно. Кормовые растения могут закормить до отвала, а могут не дать почти ничего. Хищники и паразиты могут перезимовать плохо, а могут очень даже замечательно!
Все это складывается в одну результирующую: численность «вегетарианцев» зависит от суммы погодных условий года. А год зависит в основном от активности Солнца. Это под- тверждают самые разные исследования. Кажется, все, кто сравнивает графики численности и урожайности с графиками солнечной активности, находят их соответствие. Даже урожай- ность арбузов и дынь четко колеблется по солнышку. Удивительно, что это до сих пор не стало обычной практикой фермеров: данные об активности Солнца общедоступны.
Яркий пример – многолетний анализ мышиных популяций в Ростовской области. Ока- залось: мыши активно плодятся в прохладно-влажные годы, и так же активно вымирают в сухие и жаркие. Ритмика нашествия мышей параллельна ритмам Солнца: прохладное лето всегда бывает на третий год после солнечного минимума. Гибнут мыши и в сухие морозные зимы – от голода, и в мокрые весны – от болезней. В мокром марте 2005 огромная популяция вымерла за месяц, оставив 4 %. Приход такой погоды тоже ритмичен, хотя и определяется другими циклами (чуть подробнее о них – в главке о погоде).
Разные насекомые по-разному переносят год: кому-то страшнее жара, кому-то мороз.
Популяция растет или худеет, и вслед за ней меняется численность хищников. Но разные хищники тоже по-разному переносят экстрим погоды. Кроме того, у многих из них десятки разных жертв. Не повезло с вредителем – годятся и его невредные родичи! В итоге всегда найдется достаточно хищников, и вредители постоянно редеют по разным причинам.
Пример – кукурузный мотылек на Кубани. В 1995-м его гусениц извел крохотный наездник габробра́кон, а в 2003 его яйца заразил другой наездник – упомянутый яйцеед три- хограмма. В другие провальные годы он дружно мер студеною зимой.
А теперь глянем в целом: никакой фактор не действует сам по себе. Погода и биохимия
– две стороны одной саморегуляции.
Страдая от погодного экстрима, все организмы становятся более уязвимыми для фитонцидов, ингибиторов, разных токсинов и пестицидов, для паразитных микробов и гри- бов. Самцы теряют пыл, самки рожают хуже, личинки окукливаются неряшливо, куколки превращаются через силу, а те, кто из них вышел, бегают хромо и летают криво – легкая добыча для хищников.
В свою очередь, наевшись и нанюхавшись всякой гадости, живность ощутимее стра- дает от засухи, жары и мороза. А страдая, массово мрет от болезней. Исследования ученых
ВИЗР
4
показали: все насекомые всегда заражены несколькими видами грибков, бактерий и вирусов. Они и подкашивают популяцию в трудные годы. В естественной природе, кроме болезней, есть еще хищники, и трудными получаются четыре года из пяти. А то и все пять.
До весны доживают немногие «вредители», и численность первого поколения обычно про- валивается.
4
ВИЗР – Всероссийский институт защиты растений.

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
18
Но вот, наконец, погода складывается просто идеально, растения выдают огромную биомассу – травоядная популяция вспыхивает сверх меры. Это другая крайность, и на нее свой кнут. Гормоны резко меняются: все жрут, как кадавры, растут, как бройлеры, психуют друг на дружку, бегают лениво и рожают мало, и в основном самцов. Так происходит и у насекомых, и у мышей. А уж у нас-то – прости, господи… Но гармония есть гармо- ния: кишеть кишмя никому не позволено! Тут же накрывает стресс, вспыхивают массовые болезни, а за ними и бескормица. Как не отъедайся, к зиме в активе снова остается нормаль- ный минимум. Что такое, по сути, вспышка? Это популяция вредителя кормит хищников и удобряет почву.
Все вышеописанное – и у грибков, и у бактерий в почве. У каждого вида своя выносли- вость. Например, корневые гнили – грибки рода фузариум – в целом более засухостойки, чем поедатели растительных остатков. Но и они привязаны к температуре и влажности. Каждый год разные виды гнилей занимают разные зоны в почвенном слое. Каждый год их состав разный: сыро – в шоке одни, сухо – другие. А кто в шоке, того проще отравить и съесть.
И особенно обостряются эти коллизии вокруг корешков. Грибов и бактерий тут на порядок больше, чем в окружающей почве. Через корневые волоски наружу хлещут потоки сахаров, кислот и витаминов для «сервисной службы». Оазис! Естественно, сюда же лезут и фузарии, и прочие паразитные грибки. Вопрос – кто кого. Пока оазис процветает, симбионты четко держат оборону. Но если он «высох», паразиты начинают диктовать свои условия.
Год, погода, корм, хищники, паразиты, болезни – популяцию все время бросает вверх- вниз. Что я забыл? Ах да: пестициды! Уж они-то должны ставить популяцию на уши!
Ученые нашего ВНИИ биозащиты прошерстили и просветили насквозь колорадского жука по всей Кубани. Оказалось: край оккупирован тремя разными популяциями коло- раки. В каждой – до двадцати форм. Четыре из них – рабочее большинство, к ядам не сильно

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
19
устойчивое. А устойчивость несут «жрецы» – три продвинутых, но редких формы. Примени яды – и жрецы, по идее, должны стать большинством. Но идея не прокатывает. Структуру популяции не меняет ни химия, ни ядовитая трансгенная картошка, ни погода – среднее большинство остается большинством. Почему? Не выпендриваясь по отдельным вопросам,
эти жуки-пролетарии ровненько устойчивы и к климату, и к хищникам, и к почвам, и к корму
– к жизни в целом. И плодятся стабильно.
То же – у тлей. Нежным тлям не до специализации: ветер, и тот их сдувает! Их популя- ции держатся на плодовитости. Не устойчивость к ядам, не острота хоботков, даже не все- ядность – плодовитость определяет успех. Накрыл тучей за полмесяца – будешь жить!
Пестициды – только один фактор, к тому же эпизодический. В среде таких – десятки, и перекуров не бывает! Вымрешь – некому будет и к пестицидам приспосабливаться. «Жрецы»
нужны только на форс-мажор: гены передать. А основа любой популяции – общая устой-
чивость.
Все как у нас: элита – нахлебник среднего класса!

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
20
Главное условие умной защиты
Мы не можем ждать милостей от природы, наделав ей столько
гадостей!
Обычно у нас проходят конференции по «защите растений». В ноябре 2006-го в НИИ
фитопатологии прошла первая конференция по иммунитету растений – серьезный прорыв в сторону экологизации. Здесь академики РАСХН А.А. Жученко и В.А. Павлюшин конста- тировали главное стратегическое условие разумной защиты. Глубину идеи трудно переоце- нить, и я счастлив донести ее до вас. Сугубо научный текст из их докладов «перевожу на общечеловеческий» под свою ответственность.
«Основа устойчивости агроценозов – богатый агроландшафт. Смотреть на агроце- ноз, как на полное следствие человека – опасная глупость. На самом деле, никакой искус-
ственный ценоз не управляем искусственно: он находится в природе, и управляет им при- рода. Хотим мы этого или нет, в любом агроценозе идет естественный отбор. Из-за нашего вмешательства он становится жестким и быстрым, и всегда идет в сторону усиления наших противников. Вызывая изменяющий отбор, мы сами исключаем стабильность агроценозов.
В грамотном агроценозе, как в естественном биоценозе, у патогенов и вредителей нет изменяющего отбора – только стабилизирующий. Наша задача в том, чтобы в наших агро- ландшафтах ничто не эволюционировало в ненужном направлении. Управление эволю-
цией в агроценозах – вот наша цель» (академик А.А. Жученко).
«Ценоз реагирует на среду двумя способами. 1. На обычные естественные факторы
и друг друга организмы реагируют, проявляя естественную устойчивость и генетиче-
скую стабильность. Их приспособления, поведение, биоактивные вещества и взаимодей- ствия приводят к взаимному сдерживанию и создают стабилизирующий отбор.
2. На жесткие факторы – перестройку среды, пестициды, изменение генома и биохи- мии растений – организмы реагируют быстрой эволюцией, новой адаптацией и ростом
генетической устойчивости. Пока в агрономии будут присутствовать жесткие факторы,
отбор будет изменяющим. Результат такого отбора – сверхвредные виды болезней и вреди- телей, взрывающие агроценоз. Иммуномодуляторы
5
и многие биопрепараты также могут вызывать эволюцию патогенов, и надо честно изучать их эффекты.
Выход один: перестать вызывать эволюцию патогенов. В агроценозе должен пре-
обладать стабилизирующий отбор» (академик В.А. Павлюшин).
Все обитатели биоценоза заняты одной общей работой: они регулируют стабильность общего выживания.
Растения запасают 2–4 % радиации Солнца, падающей на листья – колоссальная энер- гия! Куда она тратится? Исключительно на процветание ценоза. Этот всеобщий шобурш,
хруст и копошение – величайшая созидательная сила. Каждый добросовестно ест, три чет- верти еды передавая другим в виде помета. А четверть тратит, как нас учили, «на себя». На себя?.. Тело пойдет туда же, на общий стол. А вся энергия – движение, мышление, общение –
есть саморегуляция и самооздоровление ценоза в чистом виде. Бесплатная, конструктивная
«ландшафтная сила». В пересчете на топливо – 10 тонн древесины или 5 тонн нефти на гектар. Представляете, работка? И мы не используем ее – мы с ней боремся!
«Богатый ценоз агроландшафта всегда может сгладить и уравновесить воздействия среды – этим он и отличается от наших агроценозов. Чем хуже условия, чем выше вмеша-
5
МОДУЛЯТОРЫ ИММУНИТЕТА – сигнальные вещества, включающие в растении реакции иммунного ответа. Уже широко используются, как защитные биопрепараты.

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
21
тельство человека, тем нужнее и важнее «ландшафтные силы». Чем уже монокультура, чем больше площади и беднее почвы, тем меньше возможности выживания у культурных расте- ний. Монокультурное поле – самое дорогое и нелепое явление в биосфере» (А.А. Жученко).
«Мы долго пытались изменить природу. Теперь мы должны стать ее имитаторами» –
констатировал доктор У. Джексон тридцать лет назад. Сейчас мы вынуждены осознать это,
хотим того или нет: «недоценозы» становятся несуразно дорогими. Эта нелепость должна исчезнуть из нашей практики.
Норма разумного земледелия – агроландшафты. Угодья, созданные человеком для процветания природы, а не для борьбы с нею. Или природа, приспособленная для наших нужд без ущерба для ее богатства. В целом – мозаика полей, лесов, лугов и водоемов. Те самые райские уголки нашего интуитивного знания: манящие пейзажи из религиозных книг,
мечты о природной гармонии в родовых поселениях, гостеприимные зеленые миры фанта- стов, картинки из журналов. Разумные компромиссы наших запросов с живой действитель- ностью – вот что такое агроландшафты.
И наша роль в них так же очевидна: стать теми, кто мы есть – полноценными участни- ками ценоза. Мы – обычные потребители растений, как мыши или гусеницы. Вся разница в том, что мы не умеем потреблять конструктивно. Пока что мы – нахлебники, паразиты био- логического круговорота. Мы не в состоянии возвращать то, что берем, не способны поддер- живать равновесие и стабильность, не умеем сохранить плодородие, а полученную энергию направляем на разрушение собственной среды.
Звонок прозвенел, братцы. Пора учиться у гусениц!

Н. И. Курдюмов. «Защита сада и огорода без химии. Как перехитрить болезни и вредителей»
22
  1   2   3   4   5   6   7

перейти в каталог файлов
связь с админом