Главная страница
qrcode

Нил Доналд Уолш - О взаимоотношениях. Нил Доналд Уолш о взаимоотношениях


Скачать 211.5 Kb.
НазваниеНил Доналд Уолш о взаимоотношениях
АнкорНил Доналд Уолш - О взаимоотношениях.doc
Дата21.11.2017
Размер211.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаНил Доналд Уолш - О взаимоотношениях.doc
ТипДокументы
#34320
страница1 из 2
Каталог
  1   2

www.koob.ru

Нил Доналд Уолш - О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ
ПОСВЯЩЕНИЕ

И вновь посвящается Нэнси.
То, что люди называют Прекрасными Отношениями,

воплощено в ней.

Если вы знаете её, вам не нужно читать книги,

слушать кассеты или проповеди и задавать вопросы.

Достаточно просто смотреть на неё.
ВВЕДЕНИЕ
Отношения — это самое важное в нашей жизни.Без них мы — ничто.

В буквальном смысле слова.

Потому что в отсутствии того, что вне нас, мы не существуем.

К счастью, нет такого человека, который не находился бы с кем-то в каких-нибудь отношениях. Действительно, мы постоянно находимся в каких-то отношениях с кем-либо или с чем-либо. Мы находимся в отношениях с самим собой, с нашей семьей, с окружающей средой, с работой, друг с другом.

Фактически, всё, что мы знаем и испытываем по отношению к себе, мы понимаем в контексте наших взаимоотношений. И по этой причине взаимоотношения священны. Все взаимоотношения. И где-то в глубине души мы знаем это. Именно поэтому мы так стремимся к отношениям, наполненным большим смыслом для нас. И, безусловно, именно поэтому у нас столько проблем с ними. На определённом уровне мы должны очень чётко сознавать, как много в нашей жизни связано с ними и даже поставлено на карту. И поэтому иногда мы так переживаем из-за них. Обычно уверенные в себе и компетентные люди делают неуверенные шаги, спотыкаются, падают и просят о помощи.

В самом деле, ничто не приносит нам больше проблем, не причиняет больше боли и страданий, не ведет к большим трагедиям, чем то, что первоначально было предназначено нести самую большую радость в мире, — наши отношения друг с другом. Ни индивидуально, ни коллективно, ни социально, ни политически, ни на местном, ни на международном уровне не нашли мы ещё способ гармоничного сосуществования. Нам очень сложно ладить друг с другом, тем более — любить друг друга.

Что бы всё это значило? В чём здесь, собственно, дело? Мне кажется, я знаю. Нет, я, конечно, не гений, но я хорошо умею слушать. И я задавал вопросы об этом долгое время. А несколько лет назад я начал получать ответы. Я верю, что они пришли от Бога. В тот момент, когда это началось, я был так потрясён, что решил записывать то, что мне посылалось. Этот мой отчёт вылился в серию книг «Беседы с Богом», которые стали бестселлерами во всём мире.

Вам совершенно необязательно разделять мою веру об источнике этих ответов, чтобы извлечь из них пользу. Всё, что вам необходимо, это хотя бы допустить вероятность того, что взаимоотношения могут представлять собой нечто такое, что большинство людей пока до конца не понимают, и именно понимание этого может изменить всё.

В таком умонастроении небольшая группа из сорока человек собралась у меня дома в окрестностях Сан-Франциско в Калифорнии в январе 1999, чтобы более глубоко исследовать вместе со мной всё, что сказано о взаимоотношениях в «Беседах с Богом». Я поделился с этими людьми своим пониманием того, что сказал мне об этом Бог, а также ответил на их вопросы, возникшие в ходе нашей беседы. Совместные усилия, которые мы предприняли тем утром, породили совершенно поразительный опыт, или, можно сказать, — поток мудрости, и я рад сообщить вам, что мне удалось запечатлеть нашу беседу на видеоплёнку и аудиокассету. Я отредактировал эти материалы, и теперь они доступны широкой публике.

Эта книга является записью того события, и она читается намного легче, чем те тексты, которые специально готовятся для публикации. И поскольку мы не ограничены временными рамками, как в случае с видео и аудио версией, мы смогли включить в книгу те материалы, которые не попали на видео и аудио.

Очень важно то, что Бог указывает нам в «Беседах с Богом» на неверные мотивы наших отношений. То есть на то, что мы вступаем в отношения по причинам, не имеющим ничего общего с целью нашей жизни. Когда причина, по которой мы вступаем в отношения, соответствует цели нашего бытия, мы не только понимаем, что наши отношения священны, но мы также радуемся им.

Радостные отношения. Слишком многим людям эта фраза представляется странным сочетанием противоположных по своему значению, взаимоисключающих слов. Что-то наподобие военного интеллекта или эффективного правительства. Но, тем не менее, существует возможность обрести радостные отношения, и необыкновенное понимание, изложенное в «Беседах с Богом» позволяет нам увидеть путь к этому.

И вот они, эти знания — в том виде, в каком я получил и понял их. Я смиренно делюсь с вами тем, что пришло прямо из первоисточника. И я надеюсь, что сослужу вам добрую службу, если хоть один мой комментарий отворит для вас новое окно или распахнёт дверь к большему счастью.

Нил Доналд Уолш

Июль 1999

Эшланд, Орегон
Нил Доналд Уолш

О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ
Здравствуйте. Добро пожаловать, проходите. Я рад вас всех видеть здесь.

Сегодня мы будем обсуждать человеческие взаимоотношения — именно то, что создает так много проблем для многих из нас. Я понимаю, что никто из присутствующих, за исключением, может быть, некоторых из нас, не имеют серьёзных проблем взаимоотношений. И если вы читали что-нибудь из того, что вышло из под моего пера, то знаете, что я как раз отношусь к категории тех людей, которым трудно создать длительные отношения, действительно имеющие какой-то смысл в их жизни.

Я никогда не мог понять — вплоть до недавнего времени, — что же делает отношения действительно эффективными, и в какой степени они влияют на мою жизнь. В своей жизни я часто вступал в отношения, имея ложные мотивы.

В общем и целом, я вступал во взаимоотношения, думая о выгоде, о том, что я получу от них. И я не уверен, что, вступая в такие отношения, я готов был открыто признаться в своих мотивах. Вернее, я не определял их в таких выражениях, потому что я не хотел знать себя таким, каков я был. Я бы ни за что не сказал себе: «Так-так, что же я хочу получить от этого?» Я бы никогда не произнёс такой фразы. Я, вероятно, и объяснил бы это иначе. Но, возможно, я сразу бы понял, какую цель я преследовал, как только перестал бы получать от отношений то, что я предполагал получать. В тот момент, когда я переставал получать от взаимоотношений то, что предполагал получить, я стремился прекратить отношения.

И в таком духе я строил свои взаимоотношения большую часть моей жизни. Я разрывал отношения, которые не давали мне то, что я хотел получить. Вы понимаете? И, закончив одни отношения, я начинал другие. Очень быстро. Таким образом, я был убеждённым сторонником единобрачия. На смену одним отношениям приходили другие, и затем ещё и ещё — просто я искал того единственного подходящего мне друга, который удовлетворил бы меня. Который бы понял, кто я такой, на самом деле. И кто дал бы мне счастье.

Тогда я уже был готов к справедливой сделке. Это не значит, что у меня не было желания пускать пыль в глаза и выглядеть более привлекательным. Совсем наоборот, я знал, как надо играть в эту игру. И после нескольких отношений, которые не удались, я знал или думал, что знаю, что же ищут другие люди, вступая в отношения. И я старался изо всех сил дать им это. Я научился, например, прорабатывать определённые аспекты своей личности, которые, как я выяснил после многих неудавшихся отношений, были не слишком привлекательными для других людей.

Я приведу вам один пример - глупый, может быть, но он запомнился мне именно потому, что он глупый. Какое-то время я общался с одной дамой, и я думал, что она станет любовью всей моей жизни. На самом деле, она была любовью той части моей жизни, которую я провел с ней. Вы помните старую песню: «Когда я не рядом с той, которую люблю, я люблю ту, которая рядом». Я знаю, что никто из вас никогда не играл в такую игру.

Итак, у меня были такого рода отношения с этой восхитительной дамой. И я был страстно влюблен в неё — по крайней мере, я думал, что это так. И однажды вечером мы пошли в театр, это была одна из наших первых вылазок в свет — в мир всяких социальных условностей, — вы понимаете. Это оказалась комедия, и я стал смеяться.

Ну, у меня очень громкий и хриплый смех. Когда я смеюсь, все в зале знают, что это я смеюсь, — в отличие от многих из вас, которые вообще смеются негромко.

Когда я смеюсь, я действительно смеюсь от души. Это мне присуще. Я не притворяюсь, я смеюсь, когда мне действительно смешно. Ну, хорошо. Итак, я смеюсь своим громким смехом. Ну, актёрам, конечно, это нравится, потому что это заразительно, и зал оживает. Актёры обожают это. Они получают живой отклик зала. Знаете, как они говорят: «Мы имели обратную связь с залом».

Итак, я всегда желанный гость в театрах, потому что я генерирую обратную связь. Но та дама, с которой я пришёл в театр и в которую я был отчаянно влюблён (я использую это слово намеренно: я был отчаянно влюблён в свою любовь к ней), — чем больше я смеялся, тем больше она вжималась в кресло. Я до сих пор вижу её, сидящую рядом со мной и мечтающую испариться. В антракте она меня спросила: «Тебе обязательно надо так смеяться?» И я помню, что подумал: «Как?», потому что не понимал, что мой смех заставляет её чувствовать себя крайне неловко. Оттого, что другие люди оборачивались на нас. На неё оборачивались из-за того, что парень, с которым она пришла в театр, так громко смеялся.

И я помню сильнейшее желание удержать её в своей жизни. Во что бы то ни стало.

Кстати, я должен сказать, что большую часть своей жизни я пытался удерживать вас, люди, в своей жизни. Что я только не делая! Я делал почти всё, что можно себе вообразить. Только останьтесь. Только останьтесь в моей жизни. Не уходите. Что мне сделать, чтобы удержать вас здесь? От какой части самого себя отказаться, чтобы вы не уходили? Я откажусь от чего угодно, только останьтесь.

И вы не представляете, какую только «чечётку» я не вытанцовывал — и, притом, не под свою «музыку». Вы включаете музыку, и я танцую. Так и случилось в тот вечер в театре.

Итак, второй акт, и я в зрительном зале. Актёры произносят смешные реплики, а Нил сидит здесь и пытается подавить свой смех. К третьему акту мне это удалось. Я превратил «ха, ха, ха, ха» в «хи, хи...» И я смеялся именно так следующие несколько лет. Я привык смеяться так, словно я и не смеюсь, пока кто-то не сказал мне: «Что с тобой? Ты в порядке?» Однажды я был на семинаре с доктором Элизабет Кёблер-Росс, и она, можно сказать, застала меня с поличным. Она набрала мой номер, сказала что-то забавное, и я захихикал. Она спросила: «Что с Вами?» — «Ничего, — ответил я, — я подумал, что это смешно». Она спросила: «Почему же Вы не даёте этому выход?» Кто-нибудь знает Элизабет Кёблер-Росс? Она говорит с сильным швейцарским акцентом. Мы с ней очень подружились. Я работал у неё. Пусть это будет предупреждением для вас: кто-то из вас может до КОНЦА этого дня оказаться в моём штате.

И она спросила меня: «Почему Вы не даёте этому выход?» С её швейцарским акцентом: «Потчэму вы нэ дайотэ выйты вашэму смэху?» «Что Вы имеете в виду, — спросил я, — Я же смеялся».

«Нет, не смеялись, — сказала она, — почему Вы не позволите своему смеху выйти? Почему Вы не даёте выйти своей боли. Боли, которая возникает, когда Вы удерживаете в себе того, кем Вы, в действительности, являетесь».

Итак, я знал или думал, что знал, что нужно делать, что на что нужно обменивать, чтобы удержать вас в своём пространстве, в своей жизни. Я знал, и я желал удержать. Поэтому я делал то, что, как я думал, поможет мне сохранить моё пространство заполненным. И в этом была загадка: я делал всё, что, как я думал, могло помочь мне сохранить моё пространство заполненным, а оно продолжало пустеть. Они всё равно продолжали уходить от меня, и, в конце концов, я закричал: «Что вы от меня хотите? Что я должен сделать, чтобы отношения действительно стали эффективными?» И я даже не понимал, что происходит. Я не понимал, что я меняю одно на другое, я торгуюсь. Я говорил: «Я не буду так смеяться, если ты не будешь так кашлять. Послушай, я не буду так есть, если ты не будешь забывать завернуть колпачок на тюбике зубной пасты...» — и так далее и тому подобное. И, боюсь, мы торговались по поводу гораздо более важных вещей.

Итак, я заключал подобные сделки. Однажды, 14 февраля, я долго искал и не мог найти открытку, «валентинку», в которой было бы написано: «Я очень люблю с тобой торговаться. Я действительно люблю торговаться с тобой. И я вечно буду торговаться с тобой!» Но я, в действительности, играл в сделку. Я также знал, что играю в сделку, когда другой человек переставал давать мне то, что, как я думал, он должен был мне дать. У нас был уговор: «услуга за услугу», т.е. я даю тебе это, а ты даёшь мне то. И когда я переставал получать то, что я предполагал получить, я разрывал отношения. Или в некоторых случаях, когда другой человек переставал получать то, что, как он думал, безоговорочно принадлежит ему, что, по его убеждению, я должен был дать ему, он покидал моё пространство.

И именно это открывало мне глаза на то, что, вступая в отношения, я имел совершенно неправильные мотивы, что я искал то сокровище, ту валюту, которая была бы достаточно велика, чтобы удержать каждого в моём жизненном пространстве. Я пытался понять, что во мне могло бы быть достаточно привлекательным, неотразимым, притягательным, чтобы, несмотря ни на что, вы остались в моей жизни? И я не понимал до тех пор, пока я не потерял слишком много важных для меня людей.

А затем у меня состоялся мой разговор с Богом, и Бог сказал мне: «Нил, Нил, Нил, ты, очевидно, не понимаешь, что происходит. Прежде всего, ты вступаешь в отношения, исходя из неверных мотивов. Ты вступаешь в отношения ради того, чтобы что-то от них получить. И ты готов к хорошему обмену. Однако ты рассматриваешь это почти как бизнес-сделку. Ты не понимаешь действительной сути отношений между людьми. Суть отношений не имеет ничего общего с тем результатом, который ты расчитываешь получить от этого; важно то, что ты сам готов привнести в эти отношения. Это не означает сделку: я даю это, но взамен я хочу получить то. Ты просто отдаёшь что-то, чтобы проявить себя таким, какой ты на самом деле.

«Итак, если ты что-то привносишь в отношения, делай это по-настоящему. И никогда, ни на одну минугу не отказывайся от своего истинного Я. И если твоё истинное Я недостаточно привлекательно, чтобы удержать кого-то в твоей жизни, то дай им уйти. Потому что в твою жизнь придут те, для кого твоё истинное Я будет достаточно привлекательным.

И если они пришли в твою жизнь из-за того, что ты им понравился таким, какой ты есть, то они останутся в твоей жизни, потому что тебе не придётся всё время играть, чтобы удержать их. И тогда тебе не придётся плясать под чужую дудку».

И это изменило для меня всё в отношениях с людьми. Это изменило всю парадигму моего опыта, всю схему, потому что я, наконец, понял, как я строю свои отношения.

Я также понял, что отношения — это наиболее важная часть нашей жизни, которую мы создаем сами. Без отношений с другими людьми мы ничто. Без вас я просто ничто. Возможно, вы это знали, когда входили сюда. Вы садились и думали: «Без меня Нил — ноль» (смех). Но это правда. Без вас я действительно ничто. (Указывает на разных людей.) И без вас я ничто, и без вас, и без вас. Просто ничто. И это правда, потому что без отношений нас просто нет. В этом мире относительности я могу быть тем, кто я есть, только при наличии кого-то ещё в моей жизни. Я хочу сказать, что я могу понять, кто я есть, только через отношения с другими людьми.

Бог привёл мне интересный пример, чтобы я понял, насколько это справедливо. Он сказал мне: «Представь, что ты находишься в совершенно белой комнате: белый пол, белый потолок, белые стены. И представь себе, что ты подвешен в этой комнате, словно по волшебству, так, что ты не можешь до чего-либо дотронуться, ты просто висишь там прямо в воздухе, как рождественское украшение, но только без ниточки — просто в воздухе. Ты находишься в море белизны. И представь, что ничего больше не существует. Как долго ты сможешь так протянуть сам по себе?» Ответ нашелся сразу: «Не слишком долго».

Потому что в отсутствии того, что вне меня, я не существую. Не в моём собственном опыте. Я, конечно, есть то, что я есть. Но я не могу проверить, практически убедиться в том, что я есть, без отношения к чему-либо другому. Итак, я не могу ничего узнать о себе.

Однако, если бы кто-то вошёл в эту белую комнату и оставил бы на стене маленькое, но заметное для меня чернильное пятнышко, то внезапно я стал бы существовать. Прежде всего, появилось бы «там» и «здесь». Потому что пятнышко было бы там, а я — здесь. Я бы начал определять себя по отношению к этому маленькому пятнышку на стене. Я бы вообразил, что я — это нечто такое, что называется... Возможно, я бы даже издал звук похожий на «бо-о-оль-шее».

Возможно, я даже набрался бы смелости сказать, что, по сравнению с пятном на стене, я «ум-не-е». Иногда я не уверен, что я намного умнее, чем пятно на стене, но, в общем, я вообразил бы это. Я могу быть быстрее или медленнее, здесь или там — по отношению к пятнышку.

Поместите кошку в эту комнату, и у меня будет намного более глубокое понимание себя самого, потому что этот новый объект намного больше, чем пятнышко на стене. Итак, теперь я начинаю осмысливать то, что находится вокруг меня. Вероятно, кошка более мягкая, чем я, но, может быть, я старше её или что-нибудь ещё в этом роде. Вы понимаете, я начинаю постигать, кто я есть, через то, что находится вокруг меня. Следовательно, отношения — я сейчас говорю об относительном мире, в котором мы физически существуем, — отношения с другими людьми, местами и даже малозначительными вещами не просто важны — они являются жизненно необходимыми. И без этих самых отношений со всем, что нас окружает, мы не существуем.

И, таким образом, я начал понимать, для чего вообще существуют отношения — мои отношения с этим столом, с этим стаканом воды и со всеми вами, уделяющими мне своё время и внимание. И именно через мои отношения с вами я не только познаю себя самого — и в этом весь трюк, — я не только познаю себя через отношения с вами, но я также буквально определяю себя через них. То есть, определяя себя, я воссоздаю то, что я есть по отношению к тому, кто вы есть.

Вот здесь и возникает интересный момент. По большому счёту, я не могу воссоздать себя таким, каким, вы по отношению ко мне не являетесь. Иными словами, я могу увидеть в себе только то, что я готов увидеть в вас. И то, что мне не удаётся увидеть в вас, я никогда не смогу найти в себе, потому что я не знаю, что это существует. Следовательно, я не смогу найти божественность в себе, пока я не найду, не обнаружу, не узнаю божественности в вас. И до какой степени я не смогу увидеть и узнать эту божественность в вас, до такой степени я не смогу увидеть ни её, ни какую-либо ещё хорошую черту в себе. А также никакую плохую. Потому что здесь не может быть того, чего нет там. И объяснений тому множество. Немаловажная причина заключается в том, что только один — и в то же время каждый из нас — присутствует в этом пространстве. Больше здесь никого нет. Таким образом, мы знаем, что отношения занимают уникальное место в нашей жизни, не просто важное, но — если позволите — «незаместимое» место. Я хочу сказать, что вы не сможете это место ничем заместить. Нет ничего такого, чем вы могли бы заменить отношения, и что при этом приносило бы вам то, что приносят отношения, потому что отношения — это то единственное в нашей жизни, что приносит нам знание о самих себе. И мы говорим здесь об отношениях не только с людьми, но также и с местами, вещами и событиями — даже со случайностями в нашей жизни.

Мы все имеем своё отношение к обстоятельствам и событиям нашей жизни. И именно через эти полностью созданные нами отношения мы получаем опыт, заявляем о себе, декларируем, выражаем и реализуем себя — становимся теми, кем мы на самом деле являемся.

И когда мы начинаем понимать, какую священную роль играют отношения в жизни каждого из нас, мы начинаем воплощать это понимание в своих делах и поступках — не только в мыслях, словах, но и в поступках. И мы начинаем себя вести иначе по отношению к другим людям.

Сначала мы замечаем секрет, о котором я говорил минуту назад: только то, что я вижу в вас, я могу увидеть в себе. И если этот секрет уже разгадан, нашей главной задачей в отношениях с вами становится внимательно посмотреть на вас, чтобы увидеть в вас самое великолепное видение, которое только можно себе представить; и даже, на самом деле, помочь вам это видение создать — настолько, насколько вы сами хотите уклониться от его создания. Таким образом, партнерам следует стремиться не взять что-то у другого, а отдать другому и помочь этому своему партнеру понять и почувствовать, кто он есть на самом деле, потому что это является жизненно необходимым. И вы видите, что это и есть суть всех отношений, причина их существования.

Таким образом, цель наших отношений неожиданно и полностью меняется и трансформируется. Мы больше не пытаемся выяснить, что мы можем получить от отношений — мы пытаемся выяснить, что мы можем дать. Что мы можем позволить? Что мы можем создать? Что мы можем помочь реализовать, то есть сделать реальным — реализовать? Вы можете «реализовать» людей. Вы просто заставите их засиять. И они реализуются. Это и есть, в конечном счете, пик самореализации.

Именно этим секретом я и хочу поделиться с вами сегодня. Многие люди вовлечены в процесс самореализации. Они думают, что самореализация может каким-то образом быть достигнута, если тихонько побыть наедине с собой. Потому что, в конце концов, это принято называть самореализацией. Итак, мы собираемся реализовать себя, сидя тихо наедине с собой в своей комнате — возможно, при свечах и под тихую музыку. И, возможно, мы будем издавать какие-нибудь интересные звуки типа «Охххмммм». Мы можем делать что угодно — и я не хочу это принижать или критиковать, — но, если вы думаете, что это и есть путь к самореализации, и что, чем больше часов этим заниматься... — то вы не поняли основную мудрость: мы здесь — друг для друга.

По большому счёту, самореализация не может быть достигнута в одиночку. Самореализация достигается, когда мы понимаем своё Я таким, каким видим его в других. Именно поэтому великие мастера ходили среди людей и возвращали их самих себе. Видели ли вы когда-нибудь живого мастера? Находились ли вы когда-нибудь в обществе того, кого вы считали духовным учителем; приближались ли вы хотя бы к такому человеку настолько, насколько это вообще возможно в этой жизни? Были ли вы когда-нибудь в одной комнате с тем, кто приблизился к такому уровню самосовершенствования? И если такое случалось в вашей жизни — а таких людей можно сразу узнать, — вы наверняка заметите, что они тратят большую часть своего времени и своей жизни на то, чтобы разглядеть совершенство в вас. Они посмотрят на вас, в ваши глаза, и увидят вас такими, какими вы сами себя никогда и не представляли. И вы удивитесь, почему вы не видите себя такими, какими они вас увидели. А они удивятся, почему вы сами себя не можете таким увидеть. Я попытаюсь объяснить снова (смех). Определённо, это то утверждение, которое я не должен делать. Вы готовы слушать? И они захотят узнать, почему они не... и они захотят узнать, почему вы не... Нет, не то... (Смех) Я знаю, что иногда слова не поддаются мне.

Понимая отношения таким прекрасным образом, мы совершенно меняем, трансформируем весь наш опыт взаимоотношений с нашими близкими. Мы вдруг обнаруживаем, что ничего не хотим брать от них, — мы только хотим отдавать и отдавать им. И мы стараемся отдать им всё, ничего не требуя взамен.

Объясню ещё раз, чтобы было понятней. Такие отношения не означают, что мы позволяем своим партнёрам совершенно не считаться с нами. Это не означает, что мы позволяем себе быть своего рода жертвами нефункциональных отношений с ними. Речь не об этом. Жизнь не требует от нас, чтобы мы находились вместе с теми, кто злоупотребляет нашим расположением к ним. И именно поэтому я ухожу из этой комнаты сейчас. Вы могли бы смеяться над моими шутками и погромче...

Однако настоящие взаимоотношения предполагают, что если мы отдаём себя другому в полной мере, мы даём себе возможность любить без всяких условий, даже когда мы говорим: «Я решил, что не буду жить с тобой». Понимаете, однажды мы даже найдём способ разойтись, не испытывая при этом горечи. Понимаете, нам не потребуются адвокаты. Есть одна единственная причина, почему нам нужны юристы, и знаете, почему? Потому они есть.

Однажды мы сможем посмотреть друг другу в глаза и сказать: «Кажется, пришло время расстаться. Кажется пришло время любить друг друга без каких-либо условий, продолжая дарить друг другу подарки, но уже на расстоянии — живя на разных улицах или в разных частях света. Потому что кое-что в твоём поведении не совместимо с тем образом жизни, который я выбрал для себя. И это вовсе не значит, что я не люблю тебя».

Однажды мы сможем сказать эту правду, не выискивая в другом изъянов и не делая из него «главного злодея», дабы оправдать эту свою правду. Когда мы достигнем таких отношений, тогда мы и сможем построить отношения любви, длительные отношения, к которым мы стремились всю свою жизнь, — потому что такие отношения также не зависят от каких-либо условий и ограничений.

Вот это то, что я знаю о прекрасных отношениях и о том, как они работают. Прежде всего, это отношения, которые не признают никаких условий. Нет никаких условий в таких отношениях. И нет никаких ограничений. Потому что отношения, построенные на настоящей любви — истинной любви, — такие отношения абсолютно свободны.

Свобода — это суть того, что ты есть. Свобода — это суть любви. Слова любовь и свобода эквивалентны. А также слово радость. Радость, любовь, свобода — любовь, свобода, любовь, радость. Они все означают одно и то же. Душа человека не может радоваться, если она каким-либо образом ограничена.

Итак, когда мылюбим кого-либо, мы никогда не стараемся ограничить этого человека тем или иным способом. Любовь говорит: «Я желаю тебе то, что ты хочешь себе. Любовь говорит: «Я выбираю для тебя то, что ты сам выбираешь для себя». Когда я говорю: «Я выбираю для тебя то, что я выбираю для тебя», это означает, что я не люблю тебя. Я люблю себя через тебя, потому что я становлюсь тем, кем я хочу, и не забочусь о том, чтобы ты стал тем, кем ты хочешь стать.

Эта парадигма в высшей степени парадоксальна. Если я говорю: «Я выбираю для тебя то, что ты выбираешь для себя», то ты уже никогда не покинешь меня. Потому что всё, что нам нужно и что мы ищем, — это такой человек, который позволит нам делать в этой жизни то, что мы хотим. Понимаете, весь мир изощряется в том, чтобы не позволить нам взять от жизни то, что мы хотим, — начиная с наших родителей, которые говорили, когда нам было два года: «Нет, ты не можешь иметь это». Учителя в школе говорили: «Не жуй жвачку в классе». И было много других, более серьезных ограничений — большое им всем спасибо.

Так продолжалось всю нашу юность, когда наша пробуждавшаяся сексуальность пробуждала в нас какие-то желания, а мир вокруг умудрялся доказывать нам, что недопустимо желать такое, а некоторые религии запрещали даже думать о таком. О, какую путаницу и неразбериху устроили мы на нашей Земле этими неразумными сексуальными установками! Просто безумие.

И так продолжалось в годы нашей молодости и даже в более зрелом возрасте. Все вокруг твердили нам, что мы не можем иметь то, что мы действительно хотим иметь. Я даже встречался с женщинами, которые говорили своим мужьям: «Дорогой, здесь неподалеку есть курсы кройки и шитья. Занятия каждый вторник вечером. Я бы хотела ходить на эти курсы. Они продлятся шесть недель». И я знаю мужей, которые ответили своим жёнам: «Нет». Вы можете вообразить мужа, сказавшего: «Нет, я не хочу, чтобы ты ходила на курсы кройки и шитья»? Но, тем не менее, такое случается. «Арчи, но это всего лишь курсы кройки и шитья». — «Угомонись. Угомонись, Эдит».

Помните такое? Почему вся страна смеялась над Арчи Банкером? Просто полстраны узнали себя в нём. И они смеялись от смущения.

Мой отец — Господи, успокой его душу — я очень люблю его, но он был именно таким человеком. В некоторых вопросах он не был похож на Арчи Банкера; он не был расистом, но, о Боже, он ведь частенько думал: «Я главный в этом доме. И она не может пойти на курсы кройки и шитья без моего разрешения, и я вряд ли ей позволю».

В отношениях, которые построены на истинной любви, всё в порядке не только тогда, когда жена подходит к мужу и просит: «Пожалуйста, позволь мне посещать курсы кройки и шитья», но и когда жена говорит: «Послушай, я хочу пообедать с Гарри. Это мой знакомый». И муж — назовём его Майк — говорит: «Твоё желание — для меня закон. Хочешь пообедать с Гарри? Пообедай с Гарри. Я тебя люблю настолько сильно, что хочу для тебя того же, что ты сама хочешь для себя».

И если Гарри хочет увести эту женщину у Майка, то ему лучше забыть об этой затее, потому что число людей, готовых покинуть таких Майков, которые дают им полную свободу самовыражения, ничтожно. Но множество женщин уйдёт от Майка немедленно, если он скажет: «Ты не будешь обедать с Гарри. И даже не упоминай его имя в этом доме! Даже и не думай об этом — в чем дело, в конце концов? Ты что не понимаешь, что принадлежишь мне? Ты — моя женщина».

Да и женщины иногда так поступают с мужчинами. «Кстати, дорогая, я хотел бы пообедать с Матильдой». — «Не стоит». Я привел этот глупый пример, просто чтобы вы меня поняли. Жизнь постоянно даёт вам возможность показать, кто вы есть на самом деле.

Любовь никогда не говорит «нет». Знаете, как я пришёл к этому? Бог никогда не говорит «нет». А Бог и любовь — это понятия взаимозаменяемые. Бог никогда не говорит вам «нет», независимо от того, что вы у него просите. Даже если Бог знает, что то, что вы хотите, может привести вас к беде. Матильда ли, Гарри ли, или что-нибудь ещё. Понимаете, Бог никогда не говорит «нет», потому что Бог понимает, что, в конечном счете, вы не сможете попасть в самую большую беду. То есть я хочу сказать, что с вами не приключится самая большая беда, если вы будете самим собой. В этом случае вы будете лишь развиваться, расти и становиться тем, кем вы действительно являетесь. Поэтому Бог говорит нам: «Я выбираю для вас то, что вы выбираете для себя. И я прошу вас поступать так же с теми, кого вы любите».

Итак, проснитесь. Я хочу, чтобы вы все проснулись. Потому что я знаю — вы все начинаете засыпать, когда вам говорят то, что вы не хотите слушать. Вы начинаете засыпать прямо на стуле! (Смех) И вы думаете, что причина этого в чём-то другом, не связанном с тем, что я говорю. «Я просто устал», — думаете вы. Но, на самом деле, так срабатывает ваше подсознание, когда вы сталкиваетесь с информацией, которую вы не хотите полностью воспринять. «Подрем-лю-ка я пока». Будьте осторожны, потому что многие из нас умудряются продремать всю жизнь. Поэтому будьте осторожны, если вы не хотите проспать всю жизнь. Проснитесь и бодрствуйте, бодрствуйте. Вы ведь не знаете часа, когда придёт ваш хозяин.

Я вижу, что у вас есть вопросы по поводу этого деликатного аспекта отношений. Давайте послушаем эти вопросы...

Нил, в книге 3 «Бесед с Богом» Вы спрашивали Бога об институте брака. И... Бог отверг его, Он сказал, что этот институт недействителен. Вы верите в это?

Ну, я думаю, что вы не совсем правильно поняли то, что Бог хотел сказать. Бог не говорил, что брак недействителен, Бог не отрицал его. Бог сказал, что брак, то, как вы его в настоящий момент строите, это — Институт.

Ну, даже институт брака, то, как он вами в настоящее время разработан, — не институт сам по себе и не брак сам по себе, а брак в том виде, в котором вы (общество) создали его, — он недействителен, не законен, если при этом вы говорите, что хотите уйти.

Законность — это понятие относительное. Относительно чего? Законен, действителен относительно чего? Послушайте, Бог сказал, что нет правильного или неправильного — хотите верьте, хотите нет, — потому что правильное и неправильное — это относительные понятия. То, что вчера было правильно, может быть неправильным сегодня. И наоборот. Жизнь в изобилии предоставляет нам подобные примеры.

Но у нас нет необходимости углубляться в эти вещи здесь. Любой думающий человек понимает, что понятия правильного и неправильного — относительные. И Бог использует такие понятия как правильное и неправильное или действительное и недействительное в отношении того, что мы выбираем для себя все вместе как род человеческий и каждый индивидуально.

Мы объявляем, что выбираем для себя брак как наивысшее выражение любви, на которую способны люди. Это то, что мы говорим. Мы говорим: «Мы выбираем брак как выражение наивысшей и самой глубокой любви, на которую способны люди». И затем мы строим институт брака, который демонстрирует абсолютно противоположное — буквально самые низкие формы любви, на которые способен человек. Любовь, которая владеет, а не освобождает. Любовь, которая ограничивает, а не раздвигает границы. Любовь, которая обладает, а не любовь, которая отказывается от права собственности. Любовь, которая делает буквально всё вокруг себя мелким, а не та, которая делает всё вокруг великим.

Мы создали брак, который не имеет ничего общего с любовью, и тому имеется слишком много примеров. Мы создали оправу, скорлупу, футляр. И это то, чем мы хотим, чтобы был брак. Мы хотим, чтобы это был футляр, в котором всё лежит на своём месте и неизменно с того самого момента, когда вы сказали: «Я люблю». Но люди меняются, и множество разных событий происходит вокруг. Всё меняется. Жизнь — это эволюция. И институт брака в том виде, в каком мы его имеем сейчас, противостоит процессу жизни. В том виде, в каком многие общественные, религиозные и семейные традиции создали его, он оставляет слишком мало места для свободного дыхания.

В значительной степени брак используется многими обществами, религиями и семьями как минитюрьма, как своего рода контракт, который гласит: «Как оно есть сейчас — так оно и будет во веки веков. Ты не будешь любить никого другого, кроме меня, и ты не будешь проявлять любовь к кому-либо ещё, кроме меня. Ты не будешь никуда ходить без меня. Ты не будешь делать ничего, в чём я бы не принимал участия, и вообще с этого дня твоя жизнь будет ограничена — во всяком случае, до некоторой степени». Итак, именно то, что должно было бы снимать ограничения и отпускать человеческий дух на свободу, работает против этого, ограничивает людей и заточает их дух в неволю.

И в этом парадокс того института брака, который мы создали. Мы говорим: «Я согласен» — и с этого самого момента мы уже не можем по большей части делать то, что мы действительно хотели бы сделать в этой жизни. Лишь немногие люди смирились бы с этим — в период влюблённости и в первое время после свадьбы. Они в любом случае пришли бы к неутешительным выводам через три, пять... или, как это говориться, «на седьмом году»... через семь лет, когда они вдруг поняли бы, что мир вокруг них сжался, а не расширился после их вступления в брак.

Конечно, это не относится ко всем бракам без исключения. Но это справедливо для достаточно большого количества браков. Я даже думаю, что для большинства. Именно поэтому у нас такой высокий уровень разводов. Не потому, что люди устали друг от друга, а потому, что они устали от запретов и ограничений, которые брак накладывает на их жизнь.

Далее, любовь, на самом деле, это полная свобода. По определению, любовь — это свобода. Любовь всегда свободна, она не знает ограничений, запретов и не приемлет никаких условий. И, я думаю, мы создали искусственное сооружение вокруг живого явления. Любовь — это самое настоящее, что человек может испытать в жизни. И в этом самом настоящем мы создали нечто искусственное. И поэтому людям так нелегко продолжать любить.

И поэтому нам совершенно необходимо изменить институт брака, если мы вообще собираемся его оставить. И выглядеть это должно следующим образом. «Я не ограничиваю тебя. Мы не ставим никаких условий для того, чтобы быть вместе. Я не хочу тем или иным образом ограничить тебя в выражении твоего Я. И, на самом деле, новая форма брака предназначена для того, чтобы помочь тебе быть тем, кем ты действительно являешься и кем ты хочешь быть».

И еще одно, что даёт Новый Институт Брака. Он говорит: «Я признаю, что всё — даже ты — изменится. Твои идеи изменятся, твои вкусы изменятся, твои желания изменятся. Твоё понимания себя должно измениться, потому что, если оно не изменится, то через много лет ты станешь очень статичным человеком, и это будет мне крайне неприятно. И поэтому я признаю, что в процессе развития ты изменишься».

Эта новая форма брака не только допускает перемены, но и приветствует их.

Ваш старый вариант института брака — учитывая то, что вы, судя по вашим словам, хотите делать, и то, каким хотите его видеть, — не предназначен для этой цели. Он не является действенным способом достижения того, что вы желаете. Но всё равно мы пытаемся достичь желаемого в нашей повседневной жизни, используя старый вариант брака.

Даже свадебные обещания, некоторые традиционные брачные клятвы — слава Богу, за многие годы мы кое-что изменили в них, —даже некоторые свадебные обещания на протяжении столетий подразумевали отношения собственности, при которых один человек владеет другим, и они породили такие философские установки, которые не могут поддержать то, что истинная любовь хотела бы создать.

Кстати, молодёжь знает это. Молодые инстинктивно чувствуют это, и поэтому в течение многих лет, особенно, в шестидесятые, семидесятые и восьмидесятые годы молодежь обычно взирала на старшее поколение и говорила: «Знаете, мы это не покупаем. Мы этого не делаем. Мы не пойдем туда».

И поэтому они ввели в практику то, что называлось сожительством, но, вы помните, в шестидесятые в таких случаях говорили. «Как они могут?» В конце пятидесятых, в 1958 году, если вы жили с кем-то, это был скандал. Но вскоре молодые стали делать это здесь и там, говоря: «Оставьте свои идеи о браке себе, мы их не принимаем. Мы знаем, что любовь не имеет границ, не знает собственности, не желает сдерживать кого-либо, но она растёт, освобождает и помогает нам выразить то лучшее, что в нас есть».

И таким образом, как и повелось с начала времен, какие бы крупные изменения ни происходили в обществе, их осуществляли зеленые юнцы, дети, которые показывали нам пример. Это были не мы. убелённые сединами консерваторы, а, главным образом, юноши, которые говорили: «Мы знаем и можем показать вам, как будет лучше. И мы собираемся так жить».

Мы видим эти огромные изменения на подступах к двадцать первому веку, и мы замечаем — и это самое забавное, — что не только молодые люди, то есть тинейджеры и двадцатилетние живут в гражданском браке, но и более взрослые и даже пожилые люди. Люди, которым 80, 70 и 65, смотрят друг на друга и говорят: «Послушай, Марта, все так поступают. А чем мы хуже? Давай жить вместе». И невероятно большое количество 80-, 70- и 65-летних женщин, говорят: «Ну, почему бы и нет?» Итак, это не аргумент против брака как общественного института. Давайте расставим все точки над «и». Это просто исследование института брака — каким мы хотим видеть его в подавляющем большинстве случаев. Очень много браков созданы именно на основе любви, в них не ставится никаких условии и не допускается никаких ограничений. Например, я с радостью могу сказать, что мы с женой имеем именно такие отношения. Именно поэтому это лучшие отношения в моей жизни. Потому что в нашей жизни нет ограничений, и мы не допускаем, чтобы наша любовь требовала от нас какого-то особого поведения или действий, Нэнси и я требуем друг от друга только одного: «Живи естественно Живи так, как тебе подсказывает твоя душа. И если ты любишь меня за что-то, люби, потому, что я живу так, как мне подсказывает моя душа». Вы слышите? И тогда вы понимаете, что имеете благословенные отношения.

Однажды я подошел к Нэнси — мы с ней тогда прожили вместе года три — и сказал нечто, что поразило меня самого. Я взглянул на неё однажды и сказал: «Ты знаешь, жить с тобой — это почти то же самое, что жить одному». Это потрясающе. Потому что я наиболее естественен, наиболее адекватен себе самому, когда никого нет рядом. Я могу вылезти из постели и ходить абсолютно обнажённым хоть десять минут. Я могу прошмыгнуть на кухню, не одеваясь, или нырнуть в бассейн. Я могу говорить сам с собой, могу петь песни, могу... Я могу делать всякую ерунду — просто быть самим собой, — но только когда я совершенно один. И теперь, будучи с этим восхитительным человеком, я чувствую себя так, словно я один.

Она ответила: «Знаешь, каким я тебя люблю больше всего?» «Нет, каким же?», — спросил я.

И она ответила: «Именно таким, какой ты есть».

«Ты хочешь сказать толстым и так далее? С неприлично громким смехом и всё прочее?» «Я не только люблю тебя, несмотря на твой смех, я люблю тебя за твой смех. Я не только люблю тебя, несмотря на твои недостатки, как ты их называешь. Я люблю тебя за них».

Это и есть любовь. Всё остальное — подделка.

Кстати, знаете ли вы что такое недостатки? (Я где-то оставил свой носовой платок и не могу даже поплакать над тем, что говорю.) Вы знаете, что такое недостатки? (Кто-то даёт ему платок.) Огромное спасибо. Ложные оценки, самообман, который кажется реальностью. Это совершенно точно. В этом-то весь ужас — самообман кажется реальностью. Я раньше думал, что у меня есть все эти недостатки, — вот почему я не мог построить отношения с другими людьми.

Я раньше думал, что, если я сделаю над собой усилие, я смогу предстать в таком виде, что меня можно будет выносить, если уж не получать удовольствие от моего общества. Потому, что я думал, что у меня есть все эти недостатки. Ведь все окружавшие меня люди, включая и моих родителей (благослови их, Господи), говорили мне о том, что у меня есть эти недостатки. А потом, много лет назад, я повстречался с учителем, который помог мне во всём разобраться. Она сказала: «Подумай о том, что твои недостатки — это твои самые большие достоинства, просто их у тебя немного через край. Подумай, может быть, люди влюбляются в тебя из-за того, из-за чего и уходят от тебя, потому что этих качеств в тебе слишком много. Воз можно, твои друзья называют тебя чересчур самонадеянным. Они говорят: «Он слишком самонадеян». Но ведь это же то самое качество, именно то качество, в котором они нуждаются, когда говорят: «Кто может взять это на себя? Кто вытащит нас из этой неприятности? Нил — наш лидер. Только он. Именно за это мы тебя любим, Нил».

Я очень спонтанный человек. Поэтому, когда нужно что-то быстро придумать и немедленно воплотить... «Эй, Нил, где ты?» Это тоже часть меня, которую они называют (теперь все вместе) «безответственностью». Таким образом, моя безответственность — это просто моя спонтанность, но выраженная чуть сильнее. Так вот, учитель сказал: «Нил, это просто вопрос интенсивности, ты иногда выражаешь свои чувства слишком сильно. Но не избавляйся от этого. Не старайся в своем поведении скрыть, кто ты на самом деле. Не теряй это. Просто убавь интенсивность и обрати внимание, что у каждого аспекта твоего Я существует соответствующая интенсивность, приемлемая в каждом отдельном случае. Просто иногда тебе надо прибавить интенсивность, а иногда убавить».

Разве это не восхитительное решение? Итак, теперь я уже могу думать о себе не как о человеке со всеми этими недостатками. У меня полно отличных качеств, просто иногда они слишком интенсивны. (Но не часто — теперь нет.) Вы поняли?

Итак, настоящие отношения видят и понимают всё это. Настоящие отношения основаны или построены на совершенно новом подходе, который гласит: «Я вижу в тебе то, что хочу видеть в себе. Я даю тебе то, что я сам хочу получить». И истинные отношения также говорят: «То, от чего бы я хотел, чтобы ты избавился, и то, что я не могу позволить тебе, я хочу избежать и в себе. То, что я не могу позволить тебе, я не позволю и себе».

Таким образом, наша проблема в следующем: можем ли мы построить отношения, не выдвигая никаких условий? Можем ли мы иметь отношения, где нет слова «нет», но есть только «да»? Можем ли мы использовать отношения для того, чтобы выразить самую огромную любовь, какую только можем себе представить? Любим ли мы наших возлюбленных достаточно сильно для того, чтобы сказать три волшебных слова? Нет, не «Я тебя люблю». Скажем честно — они слишком затрёпаны. Вот три волшебных слова: «Как ты хочешь».

Как ты хочешь.

Когда мы готовы сказать это, только тогда мы действительно возвращаем людей к самим себе. Но до тех пор, пока мы не готовы сказать это, мы просто хотим получить от взаимоотношений с другими людьми то, что мы считаем необходимым для своего счастья. У Вас есть вопрос...

У меня миллион вопросов. Но есть вопрос, который очень важен в моей жизни. Уже много лет я учу людей строить отношения, я преподаю на курсах. Я состою в браке много лет. Наш брак был удачен, как Вы это называете. Но в данный момент я не так уж счастлива. Ну, я бы сказала, что совершила ошибку. Мы предоставляем друг другу полную свободу. Наш брак был построен на декларации, которая гласит: наши отношения работают — это важно, и всё, что происходит, вносит свой вклад в эти отношения. Поэтому я жила с идеей о том, что всё, 1 что происходит не обязательно должно соответствовать тому, что мне хотелось бы увидеть. Всё, что происходило, я пыталась использовать для своих целей. Так оно и получалось, даже если что-то расходилось с тем, как я себе это представляла. Я видела, что, разрешая эти проблемы, я тем самым сама могу быть полезной людям.

  1   2

перейти в каталог файлов


связь с админом