Главная страница

Пол Пильцер. Безграничное богатство. Теория и практика «экономической алхимии». Пол Пильцербезграничное богатство. Теория и практика экономической алхимии


Скачать 231.12 Kb.
НазваниеПол Пильцербезграничное богатство. Теория и практика экономической алхимии
АнкорПол Пильцер. Безграничное богатство. Теория и практика «экономической алхимии».pdf
Дата02.06.2018
Размер231.12 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаPol_Piltser_Bezgranichnoe_bogatstvo_Teoria_i_praktika_ekonomiche
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#41296
страница1 из 3
Каталогid191384051

С этим файлом связано 56 файл(ов). Среди них: R_Payps_-_Kommunizm.pdf, R_Payps_-_Rossia_pri_starom_rezhime.pdf, Pol_Piltser_Bezgranichnoe_bogatstvo_Teoria_i_praktika_ekonomiche и ещё 46 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3

Пильцер П. Безграничное богатство
1
Пол Пильцер
БЕЗГРАНИЧНОЕ БОГАТСТВО.
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
«ЭКОНОМИЧЕСКОЙ АЛХИМИИ»
Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. / Под ред. В.Л.
Иноземцева. М.: Academia, 1999. С.401-431.)
Пол Зейн Пильцер, американский экономист и бизнесмен, получил образование в Lehigh
University и Wharton Graduate School. С 1979 года он занимал пост адъюнкт-
профессора финансового факультета Университета Нью-Йорка. С 1985 по 1992 год
был советником по экономическим вопросам в администрациях президента Р.Рейгана
и президента Дж.Буша. С 1992 года П. Пильцер является совладельцем и управляющим
широко известной в США риэлтерской корпорации Zane May Interests со штаб-
квартирой в Техасе. Он женат и живет в Далласе, штат Техас.
Книга «Безграничное богатство. Теория и практика "экономической алхимии "» (1990)
была написана им в бытность экономическим советником в администрации
президента Дж.Буша. Работа посвящена осмыслению тех перемен, которые
происходят в современном постиндустриальном обществе под воздействием
информационной
революции. Наблюдая радикальные изменения значения
традиционных производственных ресурсов, повышение значимости информации и
знаний как. основного условия хозяйственного успеха, превращение знаний и других
индивидуальных способностей человека в новый вид капитала, даже более важный,
чем его традиционные типы, П.Пильцер обобщает все эти явления в понятии
«экономическая "алхимия "», что служит в его работе не столько законченным
инструментом постижения новой реальности, сколько средством, способным
заставить людей задуматься над масштабами происходящих перемен.
Основным тезисом, обосновываемым в книге профессора Пильцера, является
утверждение о том, что современный постиндустриальный мир вступил в полосу
многолетнего хозяйственного роста, который не сдерживается ограниченным
характером
естественных
ресурсов,
подталкивается
беспрецедентным
технологическим прогрессом и обеспечивается новым характером финансовых
показателей, который способствует притеканию все новых и новых денежных
ресурсов в страны, специализирующиеся не на разработке природных ресурсов или
производстве стандартных материальных благ, а на создании технологий будущего.
Стремясь представить читателю основные подходы П.Пильцера, а также показать
ту парадоксальность, которая нередко обнаруживается в работе, мы остановились
на главе 2 — « "Алхимия " предложения» и главе 5 — «Труд есть капитал» (эти
фрагменты соответствуют стр. 22, 24, 24—30, 30—45, 96—101 в издании Crown
Publishers, Inc.).

Пильцер П. Безграничное богатство
2
БЕЗГРАНИЧНОЕ БОГАТСТВО. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
«ЭКОНОМИЧЕСКОЙ АЛХИМИИ»
Вначале семидесятых годов в мире царил пессимизм. Все запасы подходили к концу. Необходимо было принимать решительные меры, в том числе экономное использование ресурсов и общее снижение уровня жизни, — иначе дальнейшее существование человечества было обречено.
<...>
В последующие несколько лет эти пророчества, казалось бы,
подтвердились. В 1973—1981 годы подскочившие цены на энергию ввергли Соединенные Штаты в самый жестокий за последние сорок лет кризис. Рост экономики прекратился, уровень безработицы подскочил,
инфляция почти не поддавалась контролю. У бензозаправочных станций выросли огромные очереди, где отчаявшиеся водители часто решали споры кулаками. Летом в городах стали часто отключать электричество, а поскольку поставки горючего стали нерегулярными, обеспокоенные домовладельцы Новой Англии зимой уменьшали мощность своих термостатов.
Будущее рисовалось в мрачном свете. Американцам, говорили нам,
придется потуже затянуть пояса, загнать машины в гараж, отключить электроприборы и вообще привыкнуть к более низкому уровню жизни.
Правительство даже позаботилось о том, чтобы отпечатать миллионы талонов на бензин. По наблюдениям Дэвида Рокфеллера, в 1975 году нельзя было игнорировать тот факт, что появились «ограничители темпов экономического роста, которых не было в предыдущие двадцать лет»
1
Но затем произошло нечто странное.
По мере приближения к концу столетия мы приходим к поразительному и обнадеживающему открытию. Пессимисты семидесятых ошибались.
Мировые запасы естественных ресурсов не сокращаются, а, наоборот,
растут.
Рассмотрим это на примере одного из самых важных и проблемных ресурсов в мире — сырой нефти.
Накануне нефтяного кризиса 1973 года мировые запасы нефти, по оценкам, составляли порядка 700 млрд. баррелей, которых при современном уровне потребления могло хватить еще лет на сорок
2
. Если бы пессимисты оказались правы, то в течение следующих пятнадцати лет эти запасы должны были бы сократиться до 500 млрд. баррелей. Но они ошиблись. В 1987 году мировые запасы нефти оценивались почти в 900

Пильцер П. Безграничное богатство
3
млрд. баррелей, то есть почти на 30% больше, чем пятнадцать лет назад. А
в эти 900 миллиардов вошли только подтвержденные запасы, и не учитывались еще 2000млрд. баррелей нефти, которую можно найти и добыть при использовании новейших методов.
То же самое произошло и с другими видами сырья. В 1970 году мировые запасы природного газа оценивались приблизительно в 1500 триллионов кубических футов. К 1987 году эти цифры были пересмотрены в сторону повышения и составили почти 4000 триллионов кубических футов.
Аналогичным образом за период с 1970 по 1987 год запасы меди увеличились более чем в два раза (с 279 млн. до 570 млн. тонн); серебра —
более чем на 60% (с 6,7 млрд. до 10,8 млрд. тройских унций), золота — на
50% (с 1 млрд. до 1,52 млрд. тройских унций), бокситов — более чем на
35% (с 17 млрд. до 23 млрд. тонн)
3
. Этот список можно продолжить.
По мере увеличения запасов снижались цены. В 1980—1985 годах индекс цен на тридцать наименований сырьевых товаров, рассчитываемый
Международным валютным фондом, упал на целых 74%. В течение восьмидесятых годов цены на бокситы, уголь, какао-бобы, кофе, медь,
хлопок, кожу, железную руду, свинец, марганец, никель, нефть, поташ,
рис, каучук, серебро, соевые бобы, сахар, олово и пшеницу упали до самого низкого уровня за последние 50 лет. В обозримом будущем вряд ли стоит ожидать перемен. Снижение цен на сырье было таким резким, что
Бюро технологических оценок США в одном из исследований в 1988 году пришло к выводу, что «будущее Америки, вероятно, никогда еще не было столь независимо от стоимости природных ресурсов»
4
. <...>
Увеличение запасов и снижение цен традиционно считаются классическими симптомами экономического спада, иными словами —
рецессии и депрессии. Однако <...> в восьмидесятые годы этого не наблюдалось. Напротив, как мы уже отмечали, для США и большинства других промышленно развитых стран в 80-х годах был характерен наивысший для мирного времени экономический подъем. Масштабы промышленного производства, реальная заработная плата, уровень жизни
— все эти показатели неуклонно росли, в некоторых случаях достаточно резко, и продолжают расти до сих пор. <...>
Сейчас мы богаче, чем когда-либо раньше. В это трудно поверить в то время, когда нас одолевают нищета и преступность, когда мы все чаще понимаем, что надо работать напряженнее, чем когда-либо, чтобы просто сводить концы с концами. Но, тем не менее, это так. Хотя временами может показаться, что мы попали в ловушку и вынуждены, как Алиса в
Стране чудес, участвовать в беге, когда надо бежать все быстрее и быстрее, только чтобы остаться на том же месте, — однако, чтобы получить желаемое, нам нужно работать значительно меньше, чем мы

Пильцер П. Безграничное богатство
4
привыкли. В 70-е годы, например, американцам приходилось трудиться в три раза больше, чтобы заработать на телевизор, чем в конце 80-х.
Аналогичным образом, в 70-е годы им требовалось в два раза больше времени, чтобы заработать на новую одежду, и на 25% больше, чтобы заработать на новый автомобиль. Кроме того, сегодня наши дома стали просторнее (средняя площадь нового частного дома на одну семью в
Соединенных Штатах составляла в 1985 году 1785 кв. футов, тогда как в
1980 году — 1595 кв. футов, а в 1968 году — всего 1385 кв. футов), у нас появились новые возможности для отдыха и развлечений, увеличилась продолжительность жизни.

Так что же все-таки происходит? Как нам удается получать больше ресурсов, чем раньше, по более низким ценам?
На этот вопрос можно ответить одним словом — «Алхимия».
Согласно традиционной экономической теории, в мире существует фиксированный запас естественных ресурсов. Имеется определенное количество угля, нефти, железной руды, золота, воды, земельных угодий и т. д. В соответствии с такой точкой зрения единственный способ увеличения реального богатства, как для отдельного индивидуума, так и общества в целом, — это разбогатеть за чей-либо счет.
Согласно нашей «Алхимии», напротив, естественные ресурсы не являются скудными и ограниченными, особенно в эпоху, когда современные технологии «позволяют сделать компьютер из грязи», как выразился недавно математик Митчел Фейгенбаум. Сегодня важны не конкретные минералы, которые мы откопаем на заднем дворе, а наши растущие возможности использовать то, что мы там обнаружим, наилучшим образом.
В этом суть «Алхимии»: богатство — это продукт не только естественных ресурсов, на также и технологии. И из этих двух слагаемых технология неизмеримо важнее.
Математически эту глубокую истину можно выразить простой формулой:
W=PTn.
В данном выражении W означает богатство, Р — естественные ресурсы,
такие, как земля, рабочая сила, полезные ископаемые и т. д., Т—
технологию, а n — степень влияния технических достижений на них самих. Как мы увидим, технология приумножает сама себя, поскольку каждое техническое достижение создает основу для следующего.

Пильцер П. Безграничное богатство
5
Эта простая формула имеет глубокий смысл — не только с точки зрения лучшего понимания экономической основы общества, но и в качестве ключа к разработке более эффективной стратегии нашей жизни как потребителей, предпринимателей и граждан. Она говорит, что нам больше не придется постоянно играть с нулевым результатом. Вместо того, чтобы искать возможности половчее разрезать один и тот же маленький пирог, в мире «Алхимии» мы можем найти способ испечь новый пирог побольше.
В течение последних пяти или шести тысячелетий, с тех пор как появилось организованное общество, люди представляли себе богатство как обильное удовлетворение физических потребностей, а именно — изобилие еды,
одежды и жилья. На ранних стадиях развития общества источники этих благ были очевидны: земля, скот и строительные материалы... <...> Чем больше естественных ресурсов имел человек, тем более богатым считало его общество.
Тем не менее, даже в самых примитивных обществах простое наличие естественных ресурсов само по себе не могло гарантировать человеку выживание, не говоря уже о комфорте и роскоши. Владей он хоть всей землей и всем скотом в мире, человек мог умереть с голоду, если он не умел охотиться и ставить ловушки, сеять и собирать урожай, забивать скот и разделывать туши. Для того чтобы естественные ресурсы принесли какую-то пользу, необходимо знать, как ими пользоваться, иметь хотя бы самое общее представление о том, что мы сегодня называем технологией.
Именно благодаря технологии, т. е. знанию о том, как эффективно использовать природное сырье, такие ресурсы, как земля, скот и строительные материалы, имеют первостепенное значение. Только вслед за открытием огня, или, по крайней мере, после того, как люди научились добывать и поддерживать его, стало нужно собирать дрова. Только после изобретения хлеба появился смысл в выращивании таких культур, как рожь и пшеница. И только когда люди научились плавить металлы, стало полезным добывать железную руду и олово.
Короче говоря, с самого начала цивилизации технология была, по крайней мере, столь же важной составной частью богатства, как и естественные ресурсы, а на самом деле она всегда была намного важнее, поскольку в ее отсутствие эти ресурсы оставались бесполезными. Другими словами,
только с помощью технологии можно отделить зерна от плевел.
Таким образом, мы подошли к первому закону «Алхимии»:
Позволяя нам продуктивно использовать то или иное сырье, технология
определяет, что является естественными ресурсами.

Пильцер П. Безграничное богатство
6
Хотя сегодня эта мысль, может быть, и кажется очевидной, на протяжении большей части истории таковой она не казалась. Причина в том, что до последнего времени технологии развивались сравнительно медленно.
Поколения рождались и умирали, пока Каменный век сменился Железным,
а Железный — Бронзовым. Способы перевозок, земледелия, лечения,
строительства тысячелетиями оставались неизменными. В результате влияния технологии на общество <...> как бы и не существовало, а те, кто его все же замечал, при принятии решений рассматривали технологию как величину постоянную на протяжении их собственной жизни.
Возможно, для жителя южных островов конца девятнадцатого века тот факт, что пальмовые листья можно сплетать определенным образом, чтобы сделать из них крышу для хижины, воспринимался как неотъемлемое свойство пальмового листа. Живя в обществе, в котором, сколько он себя помнил, крыши делались из пальмовых листьев, он и не задумывался о том, что пальмовые листья стали ценным естественным ресурсом только благодаря определенному набору знаний, а именно технологии их плетения. Для его земляков-островитян эти листья были строительным материалом по определению, полезным, а следовательно — ценным.
Плетение крыш из пальмовых листьев было для них естественно и составляло часть их жизни, как, скажем, ловля рыбы с помощью гарпуна.
Доказывать нашему островитянину, что пальмовые листья сами по себе не являются ценным естественным ресурсом было бы так же бесполезно, как,
например, доказывать ему же, что и рыба, в общем-то, не так уж ценна.
Как же так? Ведь, как и пальмовые листья, рыба всегда была главной жизненной потребностью и всегда таковой останется. Тем не менее очевидно: чем больше у тебя рыбы или пальмовых листьев, тем ты богаче.
На самом деле, конечно, как пальмовые листья, так и рыба сами по себе не являются ценными ресурсами. Последняя становится пищей только в обществе, владеющем технологией рыбной ловли. Без этой технологии рыбы не более чем призрачные тени, которые могут иногда мелькнуть в воде и снова исчезнуть в глубине волн.
Мы начинаем сознавать решающее значение технологии, только когда массовые ее изменения происходят в течение короткого промежутка времени. Для нашего островитянина переломным моментом могло бы послужить прибытие миссионеров с крышами из оцинкованной жести.
Узнав другой, и предположительно более совершенный, способ строительства, он, возможно, пересмотрел бы свой взгляд на пальмовые листья и их назначение. Они уже не олицетворяли бы для него богатство,
как раньше; в новой ситуации зажиточным человеком считался бы тот, у кого сложатся лучшие отношения с миссионером.

Пильцер П. Безграничное богатство
7
Только в последнее время технологии стали развиваться достаточно быстро, чтобы мы обратили на это внимание. Возьмем нефть — один из основных ресурсов современной эпохи. Немногим более века назад она считалась не более чем липким черным веществом (ее называли
«странным загадочным жиром^), на которое кто-то однажды наткнулся,
карабкаясь вверх по скалам в богом забытом месте. Даже после того как полковник Эдвин Л. Дрейк пробурил первую нефтеносную скважину в
Титусвиле, штат Пенсильвания, в 1859 году, нефти не нашли лучшего применения, чем использовать ее в качестве смазочного материала,
общедоступного лекарства и сильно чадящего зловонного горючего для ламп. Вплоть до 1885 года, когда Готтлиб Даймлер и Карл Бенц создали первые легкие двигатели внутреннего сгорания, работавшие на продукте переработки нефти, известном как бензин, который до тех пор считался бесполезным отходом, нефть не рассматривалась как ценный ресурс.
В начале 70-х годов XX века нефтехимическая промышленность заняла ведущее место в мире, а нефть (как в качестве горючего, так и в качестве химического сырья) превратилась в двигатель мировой экономики. Более того, в результате признания ее значения бесплодные пустыни стран
Персидского залива, которым посчастливилось расположиться над богатейшими на земном шаре нефтяными месторождениями, перестали быть самими нищими, с которыми никто не считался, и оказались среди богатейших и наиболее влиятельных стран мира.
Другими словами, с помощью технологии плевела могут превратиться в зерна, а зерна — в плевела прямо на наших глазах. В последние годы мы могли наблюдать, как технология превращает в важные ресурсы такие обыденные и привычные вещи, как песок (из которого изготавливают кремниевые кристаллы) и морская вода (где содержатся разнообразные минералы — от золота до магния). В то же время технология снижает, если вообще не сводит к нулю, значение таких когда-то ключевых ресурсов, как натуральный каучук (на смену которому приходит синтетический), олово
(вытесняемое алюминием и пластмассами), алюминий (который, в свою очередь, замещается новыми керамическими материалами и углеродно- волоконными соединениями), медь (спрос на которую падает в результате недавних открытий в области волоконной оптики и сверхпроводимости) и листовая сталь (которой стало трудно выдерживать конкуренцию со стороны легких и устойчивых к коррозии суперполимеров).
Технология, рассматриваемая с точки зрения первого закона «Алхимии»,
позволяющего определить, можно ли с ее помощью использовать то или иное сырье и является ли оно ценным естественным ресурсом, может быть названа «определяющей технологией». Не вызывает сомнений, что таковая играет исключительно важную, можно сказать, важнейшую роль в предопределении благосостояния общества. Но <...> существует еще одна

Пильцер П. Безграничное богатство
8
категория технологий, которую следует рассмотреть, — технологии,
проверяющие, какую отдачу мы получаем от уже установленного материального ресурса.
Хотя мы живем в постоянно меняющемся мире, <...> не все в нем трансформируется ежедневно. В любой конкретный момент существует фиксированный уровень определяющей технологии, т. е. некая база естественных ресурсов <...>. В 80-е годы, например, она состояла из таких относительно знакомых компонентов, как бокситы, медь, уголь, железо,
золото, природный газ, нефть, кремний, древесина, олово, уран и т. д.
Сто лет назад этот перечень выглядел бы иначе (в нем отсутствовали бы бокситы, кремний и уран, зато вполне могли присутствовать, например,
слоновая кость и китовый жир). И через десять лет он тоже будет иным,
причем даже трудно представить, каким именно. Тем не менее, приходится работать с теми инструментами и ресурсами, которые сегодня признаются значимыми. Поэтому в 80-е годы, как, впрочем, и в любой другой исторический момент, имело смысл задаться вопросом: как увеличить запас того, что в настоящее время считается ценными естественными ресурсами?
Обращаясь к истории, можно по вполне понятным причинам прийти к выводу, что наилучший, а по сути и единственный, способ увеличения запасов естественных ресурсов — взять их у кого-то другого. В конце концов, не только традиционные экономисты рассматривали борьбу за процветание как игру с нулевым исходом, но и большинство историков смотрели на мир с этих позиций. И действительно, представление, что пирог ограничен, и если отрезать кусок побольше, это будет означать, что кому-то достанется меньше, всегда воспринималось большинством человечества как вполне разумное. Казалось, что это понятие, как и идея
Аристотеля о том, что Солнце вращается вокруг Земли, согласуется с нашими ощущениями. <...>
На самом же деле ресурсная база никогда не была ограниченной, и не только потому, что природа ее составляющих постоянно меняется с развитием «определяющей технологии». Если бы эта база была конечной,
как бы могли мировые запасы нефти, газа, меди, золота, серебра и других
[полезных ископаемых] возрасти за период с начала 70-х годов до конца
80-х? Даже в рамках ранее определенных естественных ресурсов их запас постоянно увеличивается.
Это не значит, что где-то глубоко в недрах Земли стихийно создаются новые массы нефти, газа или меди. Количество этих ископаемых в целом неизменно; конечно, за вычетом того, что мы израсходовали в течение тысячелетия. Но количество ресурсов — это не то же самое, что их запасы.

Пильцер П. Безграничное богатство
9
Первое определяется их естественным объемом; второе — это то их количество, о существовании которого нам известно и которое нам физически доступно. <...>
Отсюда следует второй закон «Алхимии»:
  1   2   3

перейти в каталог файлов
связь с админом