Главная страница

Антрипов.Шевченко.Психосоматика у детей. Психосоматические расстройства и патологические привычные действия у детей и подростков


Скачать 4.19 Mb.
НазваниеПсихосоматические расстройства и патологические привычные действия у детей и подростков
АнкорАнтрипов.Шевченко.Психосоматика у детей.doc
Дата24.04.2018
Размер4.19 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаАнтрипов.Шевченко.Психосоматика у детей.doc
ТипКнига
#39837
страница21 из 21
Каталогatlanov_d

С этим файлом связано 52 файл(ов). Среди них: 1pakhomov_s_v_tesman_a_farkhitdinova_o_m_red_mistiko_ezoteric.pd, panchenko_a_a_khristovshchina_i_skopnichestvo_fol_klor_i_tra.pdf, osobennosti-psihoseksualnoy-sfery-bolnyh-s-nevroticheskimi-rasst, Женщины, которые любят слишком сильно.doc, Антрипов.Шевченко.Психосоматика у детей.doc, Vestnik_psikhofiziologii_1_2018.pdf, 2000_Frensis_A_Jeyts_Dzhordano_Bruno_i_germeticheskaya_traditsia, Kudryavtsev_O_F_sost_Chasha_Germesa_Gumanisticheskaya_mysl_epokh и ещё 42 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21
реакции, стойких полиморфных состояний и психогенных пато­логических развитий (формирований), т.е. нажитых аномалий личнос­ти как результат затяжных, неблагоприятно текущих психогенных рас­стройств.

Близость и спаянность различных эмоциональных, сомато-вегетативных и психомоторных компонентов поведения обусловлены не только динамической связью различных мозговых образований составляющих те или иные функциональные системы, но и их соб­ственной полифункциональностью и полихимизмом. Так, например, базальные ганглии участвуют и в эмоциональной регуляции, и в дея­тельности стриапаллидарной системы, и в реализации инстинктив­ных поведенческих моделей. Этим обусловливается клиническое раз­нообразие проявлений органической патологии одних и тех же моз­говых структур, с одной стороны, а с другой – общность церебраль­ных механизмов патогенеза функциональных нарушений различной этиологии (например, невротических и неврозоподобных системных расстройств, психосоматических и соматопсихических нарушений, психогенных и непсихогенных девиаций поведения).

Для оптимальной адаптации человека к условиям трудной, ответ­ственной и субъективно значимой деятельности, требующей мобили­зации энергетических ресурсов, согласованного напряжения кардиоваскулярной, дыхательной, мышечной и других систем, требуется нор­мальное вегетативное обеспечение этой деятельности (Вейн А.М., 1991). Недостаточность или избыточность вегетативного обеспечения в связи с гипо- или гиперфункцией вегетативной нервной системы вторично нарушает поведение человека и прежде всего в ситуации психического напряжения. С другой стороны, и при изначально нор­мальной вегетативной регуляции деятельность может страдать вто­рично в результате психологических механизмов, обусловленных дис­балансом эмоциональной и операционной составляющих психичес­кой напряженности, как производных оценочного и процессуально­го мотивов поведения (Наенко Н.И., 1976). Сочетание двух вариан­тов психической напряженности с доминированием оперативной или эмоциональной напряженности с тремя вариантами вегетативного регулирования – гипо-, гипер- и нормостенического дают шесть ва­риантов сомато-вегетативного обеспечения поведения в условиях эмоционально значимой деятельности. Три из них сопряжены с вы­соким риском неудачи, так как «сдвиг мотива на цель» (Леонтьев А.Н., 1972) при доминировании оценочного мотива деятельности наруша­ет сам смысл поведения человека, делая его невротическим. Один вариант представляется оптимальным (сочетание процессуального мотива с нормостеническим вегетативным обеспечением), два других варианта оперативной напряженности ставят деятельность в зави­симость от способа ее организации по темпу и интенсивности.

Регрессивная природа психосоматических расстройств и пато­логических привычных действий обусловливает их частое возникно­вение при депрессиях различного генеза, неврозах, различных пси­хических заболеваниях и стрессовых ситуациях, приводящих к рас­торможению механизмов сомато-вегетативно-инстинктивного уров­ня нервно-психического реагирования в виде общего невропатоподобного симптомокомплекса или его парциального варианта в фор­ме системных нарушений. В одних случаях – это «кардионевроз», диссомнический симптомокомплекс, «термоневроз», анорексия и т.п., в других – расторможение модели врожденного поведения (комплек­сы фиксированных движений), типы инстинктивного реагирования (смещенная активность, импринтинг, переадресованная агрессия), усиленные биологические потребности. При этом если слабо выра­женные депрессии проявляются преимущественно вегетативно-висцеральным компонентом, который исчезает при смене аффективной фазы на маниакальную, то смешанные состояния, большие, поли­морфные синдромы (аффективно-параноидные), атипичные депрес­сии и мании нередко маскируются поведенческими, психопатоподобными проявлениями (Шевченко Ю.С., Данилова Л.Ю., 1997).

Если для детей школьного возраста, подростков и взрослых сомато-вегетативные симптомы можно рассматривать как маскирую­щие депрессию, а представленность их в клинической картине пси­хопатологического состояния обратно пропорциональной аффектив­ным, то в более младшем, особенно раннем, возрасте эти проявления выступают скорее как эквиваленты депрессивных нарушений, так как последние устанавливаются с трудом. В определенной степени пос­леднее положение относится к психосоматическим заболеваниям, когда относительно массивная или усиленная за счет патологически (биологически и конституционально) неполноценной почвы, приводит к выраженным органическим изменениям (сахарный диабет, аменорея, пептическая язва, алопеция и т.п.), тогда как подавляющее большинство психосоматических заболеваний формируется в процессе длительного существования депрессивных или связанных с ними сомато-вегетативных проявлений (язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, атопический дерматит, гипертоничес­кая болезнь, альгоменорея, дисменорея, психогенная рвота, одыш­ка, бронхиальная астма и т.п.). В некоторых случаях как отдельные симптомы и симптомокомплексы соматические расстройства высту­пают в качестве следствия психического заболевания (облысение при трихотилломании, кахексия при нервной анорексии).

Если рефлекс, по мысли И.П. Павлова,- это первичный элемент, соединяющий физиологию и психологию, то психосоматические рас­стройства – то звено, где смыкаются соматическая медицина и психи­атрия. И не удивительно, что это звено характеризуется базовой пред­ставленностью эмоциональных реакций, ибо эмоция – это первичная форма психического отражения (Платонов К. К., 1982).

Психо-биологическая роль эмоций как первичной формы пси­хического отражения проявляется на всех этажах организации чело­веческого функционирования. На нижних этажах эмоции проявляются протопатическим чувством удовольствия или неудовольствия, сомато-вегетативными феноменами и инстинктивно поведенчески­ми реакциями. Эти три компонента, характеризующие сомато-вегетативно-инстинктивный уровень нервно-психического реагирования младенца обеспечивают триединую задачу природно-психической адаптации – социальный сигнал, регуляцию внутренней среды, при­ближение или удаление от источника, вызвавшего эмоциональную реакцию. Адекватность или неадекватность психосоматического от­вета зависит от интенсивности и силы эмоциогенного (внешнего или внутреннего) сигнала, сохранности и зрелости анатомо-физиологических механизмов, запускающих, регулирующих и прекращающих эмоционально-соматическую реакцию, динамики внешних условий, в которых реакция протекает.

Перспектива дальнейшего изучения природы и сущности пси­хосоматических и тесно связанных с ними инстинктивно-поведен­ческих нарушений нам видится в координатах двух пересекающихся осей. Первая соединяет кортико-висцеральную теорию функциональ­ных систем (И.П. Павлов, П.К. Анохин и др.) и психоаналитический полюс данной проблемы (3. Фрейд, Ф. Александер и др.), вторая сбли­жает этологическое изучение человека с уточнением роли импринтинга (Ч. Дарвин, К. Лоренц и др.) и концепцию психического ди­зонтогенеза (Г.К. Ушаков, В.В. Ковалев).



1 Нумерация таблиц и рисунков автономна для каждой части монографии.

2 Имеются в виду не только более общие по отношению к усиленной телесной аутоактивности признаки нарушения созревания, но и вторичные по отношению к ним дизонтогенетические образования (психогенные личностные «комплексы», патохарактерологические реакции и развития, страхи физического и морального ущерба и проч.).


3 На данный прибор получено положительное решение НИИГПЭ о выдаче Сви­детельства на полезную модель «Устройство для лечения патологических привычных действий» от 29 06.93 г. Патентная заявка № 93-012782/14 от 15.03.93 г.


4 Подробное изложение концепции онтогенетически ориентированной психоте­рапии см. в кн. «Психокоррекция: теория и практика». – М., 1995, с. 66-92, а руковод­ство по практическому применению методики ИНТЭКС – в кн. Ю.С. Шевченко и В.П. Добриденя «Онтогенетически ориентированная психотерапия (методика ИНТЭКС)» – М., 1998.


5 Программа методики ИНТЭКС воссоздает в трансформированном и рафиниро­ванном виде ключевые моменты подготовки и осуществления сложного обряда иници­ации (посвящения в новый, более высокий социально-психологический ранг), суще­ствующего в любой традиционной культуре и изобилующего чувственными агрессивно-героическими испытаниями (смена стереотипов, парциальная изоляция, система табу, тотемическая имитация, символическая смерть всего плохого и «детского» и второе рож­дение в зрелом, здоровом, умудренном качестве, слияние с возвышенным идеальным образом, открывающим перспективы духовного роста и т.п.). В современной России обряды инициации, ранее существовавшие в институциях «октябрят», «пионеров», «ком­сомольцев», военно-спортивных организаций, студенческих строительных отрядов и проч., частично выродились, частично насильственно отменены. Блокирование биологической потребности в инициации проявляется в признаках агрессивно-асоциального поведения и психических расстройствах, типологически сходных с переживаниями во время инициации (Клинков В.Н., 1995; Самохвалов В.П., 1997). Данная методика слу­жит альтернативой беспорядочному инстинктивному поиску способов удовлетворения онтогенетически обусловленной потребности в инициации.


6 По нашим наблюдениям, дети с онихофагией чаще нуждаются в релаксирующих формулах внушения, снимающих напряжение, агрессивность, тогда как детям, сосу­щим палец, показаны стимулирующие варианты гипноза, сближающие их с реальнос­тью, настраивающие на внешние источники удовольствия.

7 И.О. Полищук (1998) наблюдал острые аффективно-бредовые приступы (психогенно спровоцированные шизоаффективные психозы) у лиц, вовлеченных в тоталитарные культовые организации. Деструктивное влияние на личность через вызываемые состояния измененного сознания с последующим контролем над мышлением и поведением человека достигаются с помощью таких психотехнических приемов, как изоляция и социальная депривация, а так же многочасовые изнурительные культовые церемонии на фоне истощения в результате депривации сна и ограниченной диеты. В процессе литургий, медитаций, инициаций, трансцендентальной медитации, императивной суггестии формируются стойкие доминирующие и сверхценные идеи (непатологические, патологические и бредовые) в рамках религиозного мировоззрения, к которому особенно склонны шизоидные и паранойяльные личности. Сформированная психологическая зависимость обусловливает патологическое развитие личности, паранойяльные состояния или аффективно-бредовые расстройства.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

перейти в каталог файлов
связь с админом