Главная страница

Антрипов.Шевченко.Психосоматика у детей. Психосоматические расстройства и патологические привычные действия у детей и подростков


Скачать 4.19 Mb.
НазваниеПсихосоматические расстройства и патологические привычные действия у детей и подростков
АнкорАнтрипов.Шевченко.Психосоматика у детей.doc
Дата24.04.2018
Размер4.19 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаАнтрипов.Шевченко.Психосоматика у детей.doc
ТипКнига
#39837
страница4 из 21
Каталогatlanov_d

С этим файлом связано 52 файл(ов). Среди них: 1pakhomov_s_v_tesman_a_farkhitdinova_o_m_red_mistiko_ezoteric.pd, panchenko_a_a_khristovshchina_i_skopnichestvo_fol_klor_i_tra.pdf, osobennosti-psihoseksualnoy-sfery-bolnyh-s-nevroticheskimi-rasst, Женщины, которые любят слишком сильно.doc, Антрипов.Шевченко.Психосоматика у детей.doc, Vestnik_psikhofiziologii_1_2018.pdf, 2000_Frensis_A_Jeyts_Dzhordano_Bruno_i_germeticheskaya_traditsia, Kudryavtsev_O_F_sost_Chasha_Germesa_Gumanisticheskaya_mysl_epokh и ещё 42 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
ГЛАВА 2 Частные проявления психосоматических расстройств у детей и подростков
2.1 Нарушения пищеварительной системы
Болезни органов пищеварения входят в число наиболее распространенных соматических заболеваний детско-подросткового населения. Большая часть этих заболеваний представлена вегетативно-висцеральными, функциональными нарушениями желудочно-кишечного тракта или алгическими проявлениями.

А.В. Мазурин с соавт. (1989) указывает на то, что характерной чертой гастроэнтерологической патологии является ее психосоматическая, социально-биологическая обусловленность при значительном росте ее удельного веса (до 11% среди обследованных) в структуре общей соматической заболеваемости детей и подростков.

Особенно часто встречаются психосоматические (вегетативно-висцеральные) расстройства со стороны пищеварительной системы в детском возрасте – абдоминальные боли отмечаются у 3,6 – 16,7% детей (Apley J., Hale B., 1973; Garralda E., 1983; Изачик Ю.А., 1985), но лишь 1,3% больных поступают в детские больницы по поводу язвенной болезни (Strunk R., 1980). В то же время, по данным И.В. Молдовану (1991), до 90-95% абдоминалгий не имеют в основе органических изменений.

На определенную связь психических и желудочно-кишечных расстройств давно указывают как терапевты и педиатры (Сперанский Г.Н., 1909; Плетнев Д.Д., 1927; Михов Х., 1977; Мазурин А.В. и др., 1989; Кубергер М.Б., 1986 и мн. др.), так и психиатры. Много внимания с учетом психогенного характера желудочно-кишечных расстройств этой патологии уделяли и уделяют психиатры-психоаналитики, выделяя особенность взаимоотношений матери и младенца (Ribble M., 1945; Escalona S., Leitch M., 1947; Kreisler L., 1994). Г.Е. Сухарева (1959) отмечала при невротических расстройствах частоту нарушений пищеварительной системы, особенно в раннем детском возрасте.

Нами также неоднократно подчеркивался психогенный (аффектогенный) характер нарушений пищеварительной системы у детей и подростков и значительная роль депрессии в патогенезе гастроэнтерологической психосоматической патологии (Антропов Ю.Ф., 1994, 1996, 1997) и были разработаны патогенетически обоснованные терапевтические подходы.

Мы наблюдали 242 больных в возрасте от 1 года до 16 лет (мальчики – 118, девочки – 124) с желудочно-кишечными психосоматическими проявлениями. В возрастном аспекте обследуемые подразделялись следующим образом: 1 группа – раннего детского (0 – 4 года) возраста – 34 больных; 2 – дошкольного (5-6 лет) – 36; 3 – младшего школьного (7-9 лет) – 61; 4 – предподросткового (10-11 лет) – 49; 5 – младшего подросткового (12-13 лет) – 31; 6 группа – среднего подросткового (14-15 лет) – 29 и 7 группа – старшего подросткового (16-18 лет) возраста – 2 больных. Средний возраст обследованных – 9,1±0,45 года.

Возникновение заболевания до года отмечалось у 61 (25,2%) больного, в возрасте от 1 до 5 лет – у 91 (37,6 %), от 5 до 10 лет – у 59 (24,4 %) и от 10 до 15 лет – у 31 (12,8% случаев). Средний возраст, в котором возникало заболевание, – 4,1±0,5 года. Длительность заболевания (жалоб) до 1 года имели 17 (7%), от 1 года до 5 лет – 95 (39,3%), от 5 до 10 – 94 (38,8%) и более 10 лет – 36 (14,9%) детей и подростков. Средняя длительность заболевания – 5,0±0,4 года. Средняя длительность обострения (декомпенсации) – 1,9±0,2 года.

Психиатрическое обследование этих детей позволило установить явления невропатии на первом году жизни у 95 (39,3%) больных, отклонения в психическом развитии – у 42 (задержка – у 32, ускорение – у 10), в моторном – у 30 (задержка – у 27, ускорение – у 3), тяжелые заболевания, травмы, операции под наркозом, интоксикации – у 65 (25,6%) больных. Отклонения в воспитании – в 139 (57,4%) случаях, в основном по типу гиперпротекции и кумира семьи. Наследственность в 42 (17,4%) случаях психопатологически отягощена – в 31 психическими расстройствами непсихотического, а в 11 психотического характера. Патологические личностные особенности родителей выявлены в 140 (57,9%) случаях, у женщин преобладающей являлась тревожная мнительность, у мужчин – аффективная возбудимость. Психосоматические заболевания у ближайших родственников отмечены в 121 (50%) наблюдениях, из них 72 (29,8%) имели патологию желудочно-кишечного тракта.

Изучение церебрально-органических факторов риска возникновения психических расстройств у детей (по Ковалеву В.В., 1985) выявило резидуально-органическую недостаточность ЦНС (ММД) у 205 (84,7%) больных, подтвержденную электроэцефалографически в 115 (97,5%) из 118 исследований.

Акцентуации черт характера (лабильный тип – 59, истерический – 50, лабильно-истерический – 40, сенситивный – 37, астено-невротический – 16, психастенический – 7, лабильно-аффективный – 5, лабильно-сенситивный – 2 , лабильно-неустойчивый тип – 1 и эпилептоидный – 1) и формирование патологических черт характера (аффективно-возбудимый тип – 3), по А.Е. Личко (1983), установлены у 221 (91,3%) больных.

Уровень реактивной тревожности по Ч.Д. Спилбергеру – Ю.Л. Ханину: средний – 39,66±1,7, личностная тревожность высокая – 53,58±3,7.

Психосоматические расстройства пищеварительной системы выступали в виде нарушения аппетита (снижение или повышение), аэрофагии, тошноты, рвоты, болей в животе, метеоризма, нарушения стула (запоры, понос). У 36 детей и подростков эти проявления были определяющими, имеющими моносистемный характер, а у 206 – ведущими, выступающими в сочетании с вегетативно-сосудистыми нарушениями в других органах и системах, то есть полисистемными.

Практически у всех детей с вегетативно-висцеральными (психосоматическими) расстройствами желудочно-кишечного тракта отмечались нарушения пищевого поведения. В подавляющем большинстве случаев это был пониженный аппетит, редко – повышенный. Сниженный аппетит проявлялся избирательностью в еде, уменьшением потребности в приеме пищи, ограничении ее объема, а иногда активным отказом от еды. Как правило, причины ухудшения аппетита не назывались – «есть не хочется», в старшем возрасте мотивировка нередко была связана со сверхценным желанием уменьшить массу тела. Менее часто отмечалась тошнота – спонтанная или связанная с приемом пищи, запахом или видом съестного, а иногда даже мыслями о еде. Рвота с предшествующей тошнотой, отмечавшаяся в основном после приема пищи, реже проявлялась без предвестников, после волнения или незначительной психотравмы, еще реже искусственно вызывалась больными с целью удаления съеденного, с течением времени приобретая привычный характер.

У маленьких детей тошнота, предшествовавшая рвоте, могла проявляться беспокойством, высовыванием языка, покраснением и побледнением лица, а после рвоты отмечалось явное облегчение, тогда как при срыгивании извержение содержимого желудка не отражалось ни на поведении, ни на настроении ребенка. Рвота у этих детей могла быть следствием заглатывания при приеме пищи воздуха (аэрофагия) или отрыжки его. Отрыжка воздухом обычно не фиксировалась детьми и их родителями как болезненное проявление, только иногда дети говорили о ней как о чем-то неприятном – «кисло». Изредка тошнота, отрыжка, рвота возникали на фоне болей в животе как непосредственное продолжение болевого синдрома с последующим, после рвоты, ослаблением боли.

Боли чаще не сопровождались тошнотой и рвотой. Обычно они отмечались в эпигастральной области, реже в области пупка и других отделах живота, в единичных случаях были лишены определенной локализации. Дети обычно затруднялись в описании болевых ощущений, не всегда могли определить их характер. Как правило, имели место указания на давящие, колющие, ноющие боли – «крутит», «жжет», «выпячивает», «спазмы». Иногда у более старших детей характеристика болей носила вычурный оттенок – «колет как иголкой, большой иголкой», «болит, урчит, живот надувает, большой как барабан», «бьет изнутри», «болит, что трудно дышать». Для этих детей было характерно уменьшение болей при отвлечении внимания разговором или игрой, даже при пальпаторном обследовании живота. Редко боли имели связь с приемом пищи, сопровождались тошнотой, рвотой, урчанием кишечника с последующим послаблением стула и облегчением, чаще отмечалась связь болей с задержкой стула.

Причины болей назывались не всегда, еще реже – органы, дающие болевые ощущения, – «печень болит», «желудок ноет». Иногда отмечалась связь болей с психическим состоянием – «болит, как понервничаю», «увижу плохой сон».

Продолжительность болевого синдрома составляла от нескольких минут до дней и месяцев. Была различна и интенсивность болей – от очень слабых – «почти не слышно» – до выраженных – «разогнуться не могу». Между продолжительностью и выраженностью абдоминальных болей существовала обычно следующая зависимость: слабые боли были более продолжительны, а сильные – кратковременны, приступообразны.

Несколько реже дети предъявляли жалобы на нарушения функции кишечника, хотя склонность к запорам как атоническим, так и спастическим с задержкой стула на несколько дней, урежением его или затруднениями при дефекации была очень частой. Гораздо реже отмечался понос с предшествующим урчанием кишечника, чувством вздутия живота, связанный с эмоциональными потрясениями.

Патология беременности и родов отмечена у 144 (59,5%) и 139 (57,4%) обследованных. Анамнестические данные о характере вскармливания позволили установить отклонения у большинства из 173 (71,5%) больных: искусственное вскармливание – 28 (11,6%) больных, грудное до 6 месяцев – 122 (50,4%), больше года – 23 (9,5%) больных.

Ранний отказ от естественного вскармливания является фактором риска возникновения желудочно-кишечной патологии, тогда как поздний – формирования акцентуаций или патологических черт характера на ранних возрастных этапах.

Параклиническое обследование – фиброэзофагогастродуоденоскопия (ФЭГДС) – у 150 (85,7%) детей и подростков из 175 выявило различную патологию – антрумгастрит, бульбит и дуоденит (53), гастродуоденит (33), антрумгастрит (14), гастрит (10), язвенная болезнь 12-перстной кишки (8), дуоденит (5), синдром мальсорбции (4) и др.; ректороманоскопия (РРС) – в 16 (88,9%) из 18 случаев установлен проктосигмоидит; фиброколоноскопия (ФКС) – во всех 10 случаях - колит. По данным ультразвукового исследования (УЗИ), у 203 (94,9%) из 214 обследованных отмечались изменения со стороны желудочно-кишечного тракта – реактивный панкреатит (64), дискинезия желчевыводящих путей (ДЖВП) (54), сочетание ДЖВП и реактивного панкреатита (41), сочетание ДЖВП, реактивного панкреатита и обменной нефропатии (16), деформация желчного пузыря (6), увеличение печени (4) и другие.

Описанные выше нарушения диагностировались как хронический гастродуоденит (75 наблюдений), дискинезия желчевыводящих путей (22), язва двенадцатиперстной кишки (16), гастродуоденит (14), гастрит (12), долихосигма (8), синдром мальсорбции (7), гастрохолепатия (7), функциональные нарушения моторики желудочно-кишечного тракта (6), дисбактериоз кишечника (6), хронический гастрит (5), целиакия (5), реактивный панкреатит (5), хронический панкреатит (4), хронический колит (4), лактазная недостаточность (4), хронический энтероколит (4), неспецифический язвенный колит (3), хронический проктосигмоидит (2), хронический дуоденит (2), хроническая спаечная непроходимость (2). Другая желудочно-кишечная патология (эзофагит, хронический холецистит, болезнь Крона, желчекаменная болезнь, долихосигма, холецистопанкреатит, стеноз пищевода и др.) была представлена по 1 наблюдению, а в 12 наблюдениях психосоматические нарушения не были диагностированы как желудочно-кишечные.

Вегетативно-висцеральный характер расстройств желудочно-кишечного тракта подтверждается результатами исследования вегетативной нервной системы с помощью кардиоинтервалографии (КИГ).

Кардиоинтервалография, проведенная 170 больным, установила преобладание тонуса парасимпатической вегетативной нервной системы у 127 (74,7%) больных при симпатической – 53, гиперсимпатической – 58, асимпатической – 13 и нормальной – 3 вегетативной реактивности, а симпатической – у 29 (17,1%) при симпатической - 8, гиперсимпатической – 12, асимпатической – 7 и нормальной – 2 вегетативной реактивности, тогда как нормальный гомеостаз отмечен только у 14 (8,2%) при симпатической – 3, гиперсимпатической – 7 и асимпатической 4 реактивности больных.

Нарушение гомеостаза с преобладанием тонуса парасимпатической вегетативной нервной системы у большинства больных свидетельствует об изменении эмоциональности больных в сторону понижения с соответствующим снижением реактивности и возможностью становления преимущественно дуоденальной патологии.

По качественным особенностям, степени выраженности и длительности существования клинических проявлений в детском возрасте можно было выделить психосоматические реакции (92 наблюдения), психосоматические состояния (134 наблюдения) и психосоматические заболевания (16 наблюдений).

Проводимая этим детям симптоматическая терапия, а в некоторых случаях даже оперативное лечение, как правило, не давали выраженного эффекта.

У всех больных с нарушениями пищеварительной системы были выявлены различной степени выраженности депрессивные проявления невротического уровня: субдепрессия – 221 случай, скрытая депрессия – 6 и средне выраженная (дистимия и дисфория) – 15 случаев. Средний балл по шкале М. Гамильтона – 12,4±0,7. У 143 детей депрессивные нарушения определяли клиническую картину психопатологических состояний – скрытая депрессия, субдепрессия и средне выраженная депрессия у детей и подростков с акцентуированными чертами характера, с патохарактерологическим или невротическим развитием личности, субдепрессия и средне выраженная депрессия у детей с остаточными явлениями раннего органического поражения ЦНС. У 99 больных аффективные нарушения выступали в структуре других психических расстройств – невротических и астено-невротических реакций и состояний, нервной анорексии, резидуально-органических, с неврозоподобными и психопатоподобными проявлениями, состояний, задержки психического развития, олигофрении и шизофрении.

Клинико-психопатологический анализ аффективных (депрессивных) проявлений позволил на основе наличия сопутствующих гипотимии аффективных проявлений выделить следующие типологические варианты депрессии: астеническая, тревожная, тоскливая и смешанная (астено-тревожная и тревожно-тоскливая) депрессии.

Наиболее часто у обследованных отмечалась тревожная депрессия (105), реже – астено-тревожная (62) и астеническая (53), редко – тревожно-тоскливая (14) и крайне редко – тоскливая (8).

В подавляющем большинстве случаев (181) депрессия была психогенного (реактивного) происхождения, в 49 – соматогенного (резидуально-органического) и лишь в 12 случаях – эндогенного.

Сопоставление клинических и параклинических данных двух разных диагностических групп больных – с гастродуоденитом (89 наблюдений) и язвенной болезнью 12-перстной кишки (16 наблюдений) – выявило существенные различия отдельных показателей. Так, в 1 группе обследованных с гастродуоденитом средний возраст больных – 10,2±0,6 года, болевые проявления (абдоминалгии) отмечались в 80,9% случаев, а во второй – средний возраст – 12,3±0,9 года, боли в 100% случаев; в 1 группе – психосоматические реакции (12) и состояния (77), во 2 – психосоматические заболевания (16); начало заболевания в 1 группе на первом году – в 17,9%, в возрасте от 1 года до 5 лет – в 39,3% случаев, средний возраст начала заболевания – 5,0±0,8 года, а во 2 – в 31,3% и 25% случаях соответственно, средний возраст начала – 4,4±1,9 года; средняя длительность заболевания – 5,2±0,7 года в 1 группе и 7,9±1,7 года во 2; акцентуированные черты характера – в 86,5% и 93,8%; резидуально-органическая недостаточность – в 75,3% и 100% соответственно; данные КИГ: в 1 группе – преобладание тонуса парасимпатического отдела в 71,7% случаев, симпатического – в 16,7% и нормальный гомеостаз – в 11,6%, во 2 – преобладание тонуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы – в 66,7% случаев, симпатического – в 25,1% и нормальный гомеостаз – 8,3% случаев.

В сравниваемых группах больных выявляются определенные различия в частоте типологических вариантов и клинической выраженности психопатологических расстройств. Так, в 1 группе – субдепрессия – в 87,6% скрытая – в 3,4%, средне выраженная депрессия – в 9% наблюдений, во 2 группе – субдепрессия – в 93,8%, средне выраженная депрессия – в 6,2%; 1 группа – эндогенная депрессия – 4,5%, психогенная – 78,6%, соматогенная – 16,9%, 2 группа – психогенная депрессия – 93,8%, соматогенная– 6,2%; 1 группа – астенический вариант депрессии – 22,5%, тревожный – 41,6%, тоскливый – 2,2%, астенотревожный – 27% и тревожно-тоскливый – 6,7%, во 2 группе – тревожный – 18,8%, астенотревожный – 50% и тревожно-тоскливый – 31,2%.

Таким образом, у больных 2 группы с язвенной болезнью 12-перстной кишки обмечается большая длительность при раннем начале заболевания, большая частота выявления значимых факторов риска возникновения психосоматических расстройств (конституциональных и церебрально-органических), параклиническое подтверждение депрессивного характера аффекта несколько реже, но чаще данные об эрготропном влиянии, свидетельствующие о тяжести клинических проявлений, обострении заболевания. Отличия депрессивных проявлений у больных 2 группы свидетельствуют о большем полиморфизме и степени выраженности преимущественно психогенных депрессий, вместе с тем качественные особенности депрессий в 1 группе косвенно свидетельствуют о прогностической тяжести имеющих в части случаев эндогенный характер аффективных нарушений.

Следует отметить, что формирование психосоматических заболеваний (язвенной болезни 12-перстной кишки) происходит в основном при раннем (до 5-летнего возраста) начале на фоне факторов внутренних (резидуально-органическая недостаточность ЦНС и патологические черты характера) и внешних (неправильное воспитание и психотравмирующая обстановка) условий на протяжении нескольких (6-8) лет.

Нарастание и фиксация гастроэнтерологических расстройств коррелирует с динамикой аффективной патологии в плане усложнения депрессивного синдрома и некоторого увеличения степени его выраженности. Так как в основе своей психосоматические нарушения имеют эмоциональные (депрессивные) расстройства, ведущее положение в терапии больных должны занимать антидепрессанты и другие лекарственные средства, обладающие антидепрессивной направленностью действия. В то же время типологические особенности депрессий (астеническая, тревожная, тоскливая, астено-тревожная и тревожно-тоскливая) диктовали применение антидепрессантов с учетом наряду с тимоаналептическим их дополнительного (активирующего или седативного) характера действия.

Гастроэнтерологические психосоматические нарушения в раннем детском и дошкольном возрасте, имеющие чаще всего характер реакций, можно устранить с помощью антидепрессантов и седатиков растительного происхождения.

Срыгивания, метеоризм, спастические запоры, диарея, болевой синдром в сочетании с двигательным беспокойством хорошо снимаются одним из адаптогенов (элеутерококк и т.п.) и настоев седативных трав: корня валерианы (1 ст. л. растертых корней на 200,0 охлажденной кипяченой воды, настоять 24 часа) по 1 ч. – 1 ст. л. 2-3 раза в день после еды или ежечасно, травы пустырника (1 ст. л. на 200,0 кипящей воды, настоять 8 часов) или мелиссы (1 ст. л. на 200,0 кипятка) в сочетании со зверобоем в том же соотношении: по 1 ч. – 1 ст. л. 3 раза в день до еды (Лавренова Г.В. и др., 1993). Можно применять спиртовые настойки этих растений по 1 капле на год жизни (после 5 лет эта доза может быть увеличена в 1,5 раза) 2-3 раза в день до еды.

В случаях устойчивого нарушения стула (понос), без подтверждения инфекционной природы, хорошо помогает настой цветков ромашки (1 ст. л. на 200,0 кипятка) или сборы: зверобой, тысячелистник, мята перечная – в равных соотношениях (1 ст. л. на 500,0 кипятка), корни валерианы – 2 весовые части, цветы ромашки – 3 ч., плоды тмина – 5 ч. (1 ст. л. на 200,0 кипятка, настоять 40 мин.) по 1 ст. л. – 1/3 стакана 3 раза в день до еды.

Слабо выраженный болевой абдоминальный синдром в некоторых случаях, особенно в младших возрастных периодах, устранялся настойкой мяты перечной или цветков ромашки (ромазулан) в возрастных дозах 3 раза в день. При более выраженных и длительных абдоминалгиях наряду с антидепрессантом с относительно выраженным противотревожным действием – амитриптилином в малых и азафеном в больших дозах – назначались также относительно сильные транквилизаторы – элениум, реланиум, фенозепам в возрастных, иногда малые нейролептики – терален, хлорпротиксен – в малых дозировках.

Рвота как фиксированное нервное расстройство в детском возрасте неплохо поддается лечению сбором из следующих трав: мелисса – 3 в. ч., мята перечная – 3 ч., ромашка (цветы) – 4 ч. (1 ст. л. смеси на 200,0 кипятка, настоять 1 час) по 1 ч. – 1 ст. л. 3 раза в день. В более старших возрастах наряду с антидепрессантами нередко достаточно назначения транквилизаторов (с учетом характера депрессии), обладающих вегетостабилизирующим действием (мезапам, нозепам, сигнопам, мебикар, элениум, реланиум, фенозепам), в возрастных дозировках.

Иногда, при упорной рвоте, следует назначать этаперазин. Дополнительно к проводимой терапии, начиная с дошкольного возраста, необходимо назначение вит. U.

Больным с патологически измененной «почвой» резидуально-органического генеза обязательно проводили дегидратирующую терапию (настойка боярышника, настой соцветий клевера, глицерин, микстура с цитралью, диакарб, триампур) с назначением препаратов, улучшающих мозговое кровообращение (кавинтон, циннаризин, трентал, сермион).

Проведение патогенетической терапии в части случаев только фитопрепаратами наряду с симптоматической способствует достижению терапевтического эффекта у всех больных с психосоматическими расстройствами желудочно-кишечного тракта, до этого устойчивых в отношении традиционного лечения.

Наиболее результативно применение антидепрессантов и препаратов подобного действия в комбинации с фитоседатиками или транквилизаторами при болевых проявлениях различной степени выраженности, продолжительности существования и локализации, органическая природа которых не была подтверждена параклинически, а соматические расстройства являлись, по существу, психосоматическими реакциями. Как правило, болевой синдром у этих детей купировался в период от 3 до 10 дней.

Несколько более отдаленный терапевтический эффект у детей с болевой симптоматикой и наличием признаков органического повреждения органов пищеварительной системы (психосоматические состояния и заболевания): боли исчезают на 7 – 14-й день лечения.

Тошнота, предшествовавшая боли и рвоте, редуцируется вместе с болевыми проявлениями. Отрыжка, тошнота и рвота как самостоятельные психосоматические проявления исчезают также не позднее 1-2 недель терапии, а в выраженных случаях только при комбинировании антидепрессантов с нейролептиками. Нормализация моторики кишечника с последующим улучшением выделительной функции происходит в течение 7 – 10 дней, к этому времени прекращаются поносы, запоры становятся реже, а спустя 1 – 2 месяца стул нормализуется полностью. Одновременно с уменьшением боли, тошноты, частоты отрыжки и рвоты у детей налаживается аппетит, отмечается прибавка массы тела, тогда как при повышенном аппетите и избыточной массе изменение пищевого поведения с уменьшением массы тела происходит несколько позже, к концу 1 – 2-го месяца терапии.

Результаты терапии следует оценивать как в соматическом (с учетом динамики психосоматических нарушений в других органах и системах), так в психиатрическом (редукция аффективной и другой психопатологической симптоматики) аспектах. Терапевтический эффект достигается у всех детей с желудочно-кишечными психосоматическими нарушениями, получавших наряду с симптоматической терапией лечение препаратами с антидепрессивной, транквилизирующей и стимулирующей направленностью действия.

Выздоровление и значительное улучшение достигается у 77%, улучшение – у 21,4% и незначительное улучшение – у 2% больных. У больных, получавших симптоматическую терапию, сочетавшуюся в ряде случаев с седативной, показатели эффективности значительно меньше: выздоровление и значительное улучшение – у 5% больных, улучшение – у 57%, незначительное улучшение – у 15%, без перемен – у 22% и у 1% больных – ухудшение. Различия показателей эффективности лечения между группами больных достоверны (P < 0.01).

Анализ результативности антидепрессивной терапии в группе больных с гастродуоденитами (26 больных) и язвенной болезнью 12-перстной кишки (5) показывает значительную эффективность в обеих группах: выздоровление в 2 случаях (7,7%) в 1 группе больных, значительное улучшение – в 18 (69,2%) в 1 группе и 5 (100%) во 2, улучшение – в 6 (23,1%) случаях в 1 группе больных, что при симптоматической терапии практически невозможно.

Таким образом, психосоматическая патология желудочно-кишечного тракта у детей и подростков представляет собой эмоциональные нарушения, клинически проявляющиеся в локализованных различной степени выраженности вегетативно-висцеральных (реакции, состояния и заболевания) и аффективных (субдепрессия, скрытая депрессия и средне выраженная депрессия) расстройствах, и возникает, как правило, в раннем детском возрасте при функциональном перенапряжении пищеварительной системы и/или конституциональной предрасположенности к гастроэнтерологическим расстройствам. Депрессивные нарушения на основе преобладания качественных особенностей подразделяются на тревожные, астенические, тоскливые и смешанные (астенотревожные, тревожно-тоскливые). Депрессивный характер эмоциональных расстройств у большинства больных подтверждается нарушением гомеостаза, связанным с преобладанием тонуса парасимпатической вегетативной нервной системы, а также данными экспериментально-психологических исследований.

Динамика психосоматической патологии у детей и подростков характеризуется постепенной, через частые обострения, трансформацией функциональных нарушений в органические, острое возникновение психосоматических болезней пищеварительной системы относительно редко.

Эффективность лечения гастроэнтерологических психосоматических расстройств с применением наряду с симптоматическими и седативными препаратов антидепрессивного и ноотропного действия с учетом качественных особенностей, степени выраженности и генеза депрессивных расстройств значительно выше традиционной, сочетающейся только с седативной, терапии.

Проводимое на ранних возрастных этапах адекватное психосоматическому состоянию лечение может иметь и профилактическую направленность с целью предотвращения формирования психосоматических заболеваний пищеварительной системы в последующие возрастные периоды.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

перейти в каталог файлов
связь с админом