Главная страница

Антрипов.Шевченко.Психосоматика у детей. Психосоматические расстройства и патологические привычные действия у детей и подростков


Скачать 4.19 Mb.
НазваниеПсихосоматические расстройства и патологические привычные действия у детей и подростков
АнкорАнтрипов.Шевченко.Психосоматика у детей.doc
Дата24.04.2018
Размер4.19 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаАнтрипов.Шевченко.Психосоматика у детей.doc
ТипКнига
#39837
страница7 из 21
Каталогatlanov_d

С этим файлом связано 52 файл(ов). Среди них: 1pakhomov_s_v_tesman_a_farkhitdinova_o_m_red_mistiko_ezoteric.pd, panchenko_a_a_khristovshchina_i_skopnichestvo_fol_klor_i_tra.pdf, osobennosti-psihoseksualnoy-sfery-bolnyh-s-nevroticheskimi-rasst, Женщины, которые любят слишком сильно.doc, Антрипов.Шевченко.Психосоматика у детей.doc, Vestnik_psikhofiziologii_1_2018.pdf, 2000_Frensis_A_Jeyts_Dzhordano_Bruno_i_germeticheskaya_traditsia, Kudryavtsev_O_F_sost_Chasha_Germesa_Gumanisticheskaya_mysl_epokh и ещё 42 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   21
2.4 Психосоматические расстройства эндокринной системы
Соотношение психического и соматического в обеспечении жизнедеятельности человека с достаточной определенностью проявляется во взаимоотношении центральной нервной системы и эндокринной. Эндокринной системе приписывают роль фактора, по крайней мере, частично управляющего центральной нервной системой и принимающего наряду с ЦНС и автономной (вегетативной) нервной системой участие в сохранении гомеостаза в организме (Добжанский Т., 1973), то есть эти системы наиболее тесно связаны и дополняют одна другую.

В ряде исследований, посвященных этой проблеме, отмечается значительная и даже определяющая роль психических расстройств в возникновении нарушений месячного цикла у женщин (Гуревич Е.И., 1956; Свет-Молдавская Е.Д., 1957; Десятников В.Д, Сорокина Т.Т., 1981; Gregori B.A.J.C., 1957; Prill H.J., 1965; Majima S., 1982 и др.), диабета (Добжанский Т., 1973; Печерникова Т.П. и др., 1990; Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж., 1994), ожирения (Bruch W., 1939; Hamburger W.W., 1951; Krotkiewski M., Krotkiewski L., 1966; Crisp A.H., 1982 и др.) и другой эндокринной патологии. Так, H.J. Prill (цит. по Добжанскому Т., 1973) выделяет в структуре предменструального синдрома психические расстройства – чувство внутренней напряженности, неустойчивость настроения, депрессивные состояния и фобии, Е.В. Елфимова (1995) отмечает подавляющую частоту психогенного возникновения диабета, а по данным некоторых авторов, только у незначительной части больных ожирение имеет органическую природу.

К настоящему времени сложилось относительно полное представление о психогенезе некоторых эндокринных нарушений у взрослых, с выделением значительной роли аффективной (депрессивной) патологии, тогда как в детской практике соотношение психических и эндокринных расстройств при нарушении репродуктивных функций чаще учитывается, исходя из приоритета последних (Микиртумов Б.Е., 1988, 1990 и др.), при нарушении углеводного обмена психические изменения обычно рассматриваются как признак злокачественного течения, а при ожирении в качестве причины в основном называется алиментарный фактор (Андреев И., 1981 и др.) без учета происхождения и особенностей повышения аппетита.

В целом роль эмоциональных (депрессивных) расстройств чаще сводится к провоцирующему воздействию и почти не учитывается их участие в патогенезе эндокринной патологии. Вместе с тем частота эндокринных нарушений велика: болезненность месячных у девушек отмечается в 25% случаев (Жуковский М.А. и др., 1983); в 1993 г. в России зарегистрировано 2,5 тысячи детей и 12,8 тысячи подростков, страдающих диабетом; в США извращение аппетита с изменением массы тела отмечается у 10 - 32,3% детей от 1 до 6 лет, причем с увеличением возраста этот показатель снижается (Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж., 1994). В целом с возрастом выявляется отчетливая тенденция роста эндокринных расстройств, в частности, обусловленных психическими нарушениями.

Исходя из значимости изучения психосоматических эндокринных расстройств не только в педиатрии, но и в детской психиатрии, в условиях гинекологического, диабетологического и эндокринологического отделений было проведено специальное исследование.

Всего было обследовано 90 больных в возрасте от 2 до 17 лет (мальчиков – 13, девочек – 77) с расстройствами эндокринной системы в виде нарушения менструального цикла – 52 больных, углеводного обмена – 30 и пищевого поведения – 8 больных, сочетавшимися с различными психопатологическими проявлениями, послужившими причиной обращения к детскому психиатру.

Распределение больных по возрастным группам следующее: до 4 лет (группа раннего детского возраста) – 4; от 5 до 6 лет (дошкольного возраста) – 4; от 7 до 9 лет (младшего школьного возраста) – 10; от 10 до 11 лет (предподросткового возраста) – 9; от 12 до 13 лет (младшего подросткового возраста) – 15; от 14 до 15 лет (среднего подросткового возраста) – 31 и от 16 до 17 лет (старшего подросткового возраста) – 17. Средний возраст обследованных – 12,5±0,7 года.

Заболевание возникло на первом году жизни у одного (1,1%) больного, в возрасте от 1 до 5 лет – у 10 (11,1%), от 5 до 10 – у 21 (23,3%), от 10 до 15 – у 52 (57,8%) и после 15 лет – у 6 (6,7%) больных. Средний возраст начала заболевания – 10,2±0,9 года.

Длительность заболевания (жалоб) до 1 года имели 10 (11,1%) больных, от 1 года до 5 лет – 72 (80%), от 5 до 10 – 7 (7,8%) и более 10 лет – 1 (1,1%). Средняя длительность заболевания – 2,4±0,5 года. Средняя длительность обострения – 1,4±0,3 года.

Анамнестические данные о беременности и родах позволили установить патологию беременности у 37 (41,1%) и родов у 45 (50%) матерей больных, нарушения вскармливания у 52 (57,8%) больных: искусственное вскармливание – у 9, грудное до 6 месяцев – у 35, больше года – у 8 больных. Ранний отказ от естественного вскармливания является фактором риска возникновения нарушений питания, тогда как поздний – формирования акцентуаций или патологических черт характера на ранних возрастных этапах.

Явления невропатии на первом году отмечались у 27 (30%) обследованных (21 ребенок был крикливым, беспокойным, 6 детей вялыми, малоподвижными), у 8 отмечалась задержка в психическом развитии, у 5 – в моторном, ускорение в психическом развитии – у 2.

Отклонения в воспитании выявлены у 46 (51,1%) обследованных, по типу гиперопеки – в 22 случаях, кумира семьи – в 13, отвергающее – в 3, гиперсоциализирующее – в 2, изменение гиперопеки (4) и эгоцентрического (1) на гиперсоциализирующее и гиперсоциализирующего на гиперопеку – в 1 случае.

Психопатологическая отягощенность наследственности установлена в 18 (20%) случаях: в 15 – психическими расстройствами непсихотического, а в 3 – психотического характера. Психосоматические заболевания у ближайших родственников отмечены в 35 (38,9%) наблюдениях, из них 10 (11,1%) имели патологию эндокринной системы.

Патологические личностные особенности родителей установлены в 60 (66,7%) случаях, чаще
(46) у матерей. В основном это тревожно-мнительные (26), аффективно возбудимые (11), истероидные (6) и эмоционально лабильные (6) черты характера.

Резидуально-органическая недостаточность ЦНС (ММД) как фактор риска возникновения психических расстройств у детей установлена в 56 (62,6%) наблюдениях и подтверждена электроэнцефалографически у всех 51 подвергнутых ЭЭГ – обследованию больных.

Акцентуации черт характера, среди которых преобладали эмоционально лабильные (30), лабильно-истерические (26), истерические (12), сенситивные (6), лабильно-неустойчивые (5), и др., отмечены в 86 (95,6%) наблюдениях. Реактивная тревожность по Ч.Д. Спилбергеру – Ю.Л. Ханину – 38±5,03, личностная тревожность – 51,45±4,57.

У 13 больных эндокринные нарушения были моносистемными (определяющими), а у 77 – полисистемными (ведущими) и сочетались с психосоматическими нарушениями в других (от 2 до 5) органах и системах, чаще пищеварительной, и различными алгическими проявлениями. При анализе учитывались клинические проявления эндокринных расстройств в структуре психосоматических нарушений в других органах и системах (сопутствующих), тогда как основные показатели рассматривались только в группах больных с определяющими и ведущими психогенно обусловленными эндокринными нарушениями.

Расстройства менструального цикла характеризовались болевыми проявлениями в период месячных (альгоменорея), в некоторых случаях резко выраженными и ограничивающими подвижность больных, нерегулярными менструациями, как правило, с удлинением, а иногда укорочением менструального или межменструального периода (дисменорея), задержкой менструаций более чем на 6 месяцев (вторичная аменорея) и отсутствием менструаций после 16 лет (первичная аменорея – одна больная).

Нарушения углеводного обмена в подавляющем большинстве случаев были представлены декомпенсированным инсулинозависимым сахарным диабетом (25 больных) с колебанием уровня сахара крови, нередко связанным с «нервностью», редко (5) несахарным диабетом.

Отмечавшиеся у детей и подростков нарушения питания чаще были связаны с увеличением массы тела – ожирением I-IV степени (6 больных) и лишь у 2 больных со снижением массы тела на 5-15 кг. Избыточный вес в большинстве случаев сочетался с повышенным аппетитом. Как правило, эти дети отрицали усиленное влечение к еде и вместе с тем часто что-то жевали, особенно в периоды плохого настроения, недовольства. Сниженный аппетит проявлялся выраженной избирательностью в еде, резким уменьшением частоты приема пищи, ограничением ее объема и часто активным отказом от еды.

Обычно причины ухудшения аппетита не назывались – «есть не хочется», но при активном расспросе выявлялась связь снижения аппетита со сверхценным желанием уменьшить массу тела из-за плохой фигуры, излишней полноты. Изредка отмечалась тошнота – спонтанная или связанная с приемом пищи, запахом или видом съестного и даже мыслями о еде. В некоторых случаях рвота сразу после приема пищи искусственно вызывалась больными и со временем приобретала привычный и даже навязчивый характер. У девушек с частыми рвотами и выраженным уменьшением массы тела часто отмечались боли внизу живота, запоры, нарушения менструаций. В группе больных с изменением менструального цикла уменьшение массы тела отмечалось в 4 раза чаще, чем повышение.

Описанные нарушения диагностировались в гинекологическом отделении как аменорея (вторичная и первичная), гипоменструальный синдром, ювенальное маточное кровотечение, альгоменорея, дисменорея, гипоталамический синдром, скрытая надпочечниковая недостаточность, нервная анорексия, гиперпролактемический гипогонадизм; в диабетологическом: сахарный диабет, несахарный диабет; в эндокринологическом отделении: гипоталамический синдром, анорексия неясного генеза, кахексия.

Параклиническое обследование – ультразвуковое исследование (УЗИ) матки – у всех девушек с нарушением менструального цикла выявило изменения со стороны яичников – увеличение одного или обоих с множественными мелкими жидкостными включениями.

По данным УЗИ, патология желудочно-кишечного тракта установлена у 25 обследованных больных, а у 9 (36%) из них выявлена патология почек (обменная нефропатия).

Фиброэзофагогастродуоденоскопия (ФЭГДС) у 13 детей и подростков из 14 выявила различную патологию пищеварительной системы, в основном антрумгастрит, бульбит, дуоденит, гастродуоденит.

В результате исследования вегетативной нервной системы с помощью кардиоинтервалографии (КИГ) у 34 (58,6%) больных установлено преобладание тонуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы с симпатической (11), гиперсимпатической (21) и асимпатической (2) вегетативной реактивностью, а преобладание тонуса симпатического отдела отмечено у 18 (31%) с симпатической (6), гиперсимпатической (6), асимпатической (5) и нормальной (1) вегетативной реактивностью, тогда как нормальный гомеостаз с симпатической (1) и гиперсимпатической (5) вегетативной реактивностью установлен только у 6 (10,3%) больных.

Нарушение гомеостаза с преобладанием тонуса парасимпатической вегетативной нервной системы у большинства больных свидетельствует об изменении их эмоциональности в сторону понижения с соответствующим нарушением функционирования эндокринной системы.

По качественным особенностям, степени выраженности и длительности существования клинических проявлений эндокринологических нарушений у обследованных можно выделить психосоматические реакции (10 наблюдений), характеризовавшиеся чаще незначительной степенью выраженности, продолжительностью с критическим возникновением и возвращением к норме, без изменений со стороны «пораженных» органов и систем, психосоматические состояния (46 наблюдений), которым была свойственна большая, чем реакциям, выраженность вегетативно-сосудистых нарушений, при относительно продолжительном времени существования и наличии некоторой параклинической объективизации этих расстройств, не соответствующей степени выраженности клинических (болевых) проявлений, и психосоматические заболевания (34 наблюдения) с выраженными и стойкими вегетативно-висцеральными проявлениями со стороны пораженного органа или системы, подтверждением параклиническими исследованиями их органической измененности и длительным (годами) течением с частыми (сезонными) обострениями или декомпенсациями.

Проводимая этим детям симптоматическая терапия, иногда сочетавшаяся с седативной, а в некоторых случаях оперативное лечение, как правило, не давали выраженного эффекта.

У всех обследованных с нарушениями эндокринной системы были выявлены аффективные нарушения в виде депрессии невротического уровня.

В 56 наблюдениях депрессивные нарушения определяли клиническую картину психопатологических состояний – депрессивное состояние, скрытая депрессия, субдепрессия и средне выраженная депрессия у детей и подростков с акцентуированными чертами характера, с патохарактерологическим или невротическим развитием личности, субдепрессия и средне выраженная депрессия у детей с остаточными явлениями раннего органического поражения ЦНС.

В 34 наблюдениях слабо выраженные аффективные нарушения выступали в структуре других психических расстройств – невротических и астено-невротических реакций и состояний у акцентуированных личностей, нервной анорексии, патохарактерологического развития личности, резидуально-органических, с неврозоподобными, психопатоподобными и церебрастеническими проявлениями, состояний и вялопротекающей шизофрении.

Депрессивные состояния характеризовались в основном незначительно выраженными подавленностью настроения и аффектом тоски (скука, грусть, уныние, печаль), астеническими (вялость, легкая утомляемость, усталость, гиперестезия, раздражительность, настроенность на конфликт или сниженные реакции на происходящее), тревожными (внутреннее беспокойство, напряжение, тревога, опасения, страхи, нередко навязчивые), а также частыми истерическими, редко сенестопатическими и ипохондрическими проявлениями.

Клинико-психопатологический анализ аффективных (депрессивных) нарушений позволил на основе наличия сопутствующих гипотимии аффективных проявлений выделить следующие типологические варианты депрессии: астеническая, тревожная, тоскливая и смешанная (астенотревожная и тревожно-тоскливая) депрессии. Наиболее часто у обследованных отмечалась тревожная депрессия (36), реже - астенотревожная (25) и тревожно-оскливая (18), редко – тоскливая (8), крайне редко – астеническая (3).

Различной степени выраженности депрессивные нарушения были представлены следующим образом: субдепрессия (слабо выраженная депрессия, депрессия с нерезко выраженным аффектом) – у 56 больных, скрытая депрессия (депрессивное состояние, при котором соматические симптомы на первом месте в клинической картине заболевания, а психопатологические ее проявления – на заднем плане) – у 8 и средне выраженная (дистимическая, дисфорическая) депрессия – у 26 больных. Средняя оценка депрессивных состояний по шкале М. Гамильтона у больных с эндокринной патологией – 14,95±1,1 балла.

В подавляющем большинстве случаев (70) депрессия была психогенного (реактивного) происхождения, в 12 – эндогенного и лишь в 8 случаях – соматогенного (экзогенно-органического).

Временные характеристики отдельных групп эндокринных расстройств были следующими: средний возраст больных 1 группы – 14,6±0,5 года, 2 группы – 9,6±1,3 года и 3 группы – 8,0±4,0 года; средний возраст возникновения заболевания – 12,7±0,7 года, 7,4±1,4 и 5,8±4,6 года, средняя длительность заболевания – 2,0±0,5 года, 2,2±0,7 года и 2,2±1,3 года и средняя длительность обострения – 1,0±0,3 года, 1,5±0,7 года и 1,5±0,7 года соответственно.

Определяющей депрессия была у 35 (67,3%) больных 1 группы, у 16 (53,3%) – 2 и у 5 (62,5%) больных 3 группы, в структуре других психопатологических состояний депрессия отмечалась у 17 (32,7%) больных 1 группы, у 14 (46,7%) – 2 группы и у 3 (37,5%) больных 3 группы.

По степени выраженности депрессий отмечалось следующее распределение: 1 группа – субдепрессия – 25 (48,1%), скрытая – 8 (15,4%), средне выраженная – 19 (36,5%); 2 группа – субдепрессия – 23 (76,7%), средне выраженная – 7 (23,3%) и 3 группа – субдепрессия – 8 (100%).

Представленность типологических вариантов депрессии по группам была следующей: в 1 группе больных с патологией гинекологической сферы: астенотревожная – 17 (32,7%), тревожно-тоскливая – 15 (28,8%), тревожная – 11 (21,2%), тоскливая – 8 (15,4%), астеническая – 1 (1,9%); во 2 группе больных с нарушением сахарного обмена: тревожная – 20 (66,7%), астенотревожная – 7 (23,3%), тревожно-тоскливая – 2 (6,7%), астеническая – 1 (3,3%) и в 3 группе больных с нарушением пищевого поведения: тревожная – 5 (62,5%), астенотревожная – 1 (12,5%), тревожно-тоскливая – 1 (12,5%), астеническая – 1 (12,5%).

Депрессивные расстройства по генезу распределялись так: 1 группа – психогенная депрессия – 37 (71,1%), эндогенная – 12 (23,1%), соматогенная – 3 (5,8%); 2 группа – психогенная – 28 (93,3%), соматогенная – 2 (6,7%) и 3 группа – психогенная – 5 (62,5%), соматогенная – 3 (37,5%).

По данным КИГ, преобладание тонуса парасимпатического отдела нервной системы отмечено в 1 группе у 18 больных, симпатического у 9 и нормальный гомеостаз у 4 больных, во 2 группе соответственно у 13, симпатической у 5 и нормальный гомеостаз у одного больного и в 3 группе преобладание тонуса парасимпатического отдела установлено у 3 больных и симпатического – также у 3.

Таким образом, во всех группах больных преобладающей была психогенно обусловленная, легко выраженная депрессия (субдепрессия), тогда как распределение типологических вариантов имело некоторое отличие. В 1 группе больных отмечалось преобладание относительно сложных типологических вариантов депрессии (астенотревожного и тревожно-тоскливого). Этот полиморфизм является показателем тяжести и определенной эндогенизацией аффективных нарушений. Во 2 и 3 группах наиболее частым был тревожный типологический вариант депрессии. Соответственно только в 1 группе больных как основной патогенетический фактор в 23,1% случаев выступала эндогенная депрессия.

В связи с установлением значительной роли аффективных (депрессивных) расстройств в патогенезе вегетативно-висцеральных эндокринных нарушений ведущее положение в терапии части (34) обследованных детей и подростков должны занимать антидепрессанты и другие лекарственные средства, обладающие антидепрессивной направленностью действия. В то же время типологические особенности депрессий (астеническая, тревожная, тоскливая, астено-тревожная и тревожно-тоскливая) диктуют применение антидепрессантов с учетом наряду с тимоаналептическим их дополнительного (активирующего или седативного) характера действия.

При астенической и тоскливой депрессиях у детей с эндокринными нарушениями до 7 лет следует применять в основном препараты растительного происхождения, обладающие антидепрессивным действием: экстракт элеутерококка, настойка заманихи, аралии, лимонника, левзеи, родиолы в возрастных дозах, с добавлением в части случаев ново-пассита в таких же дозировках. В случае малой эффективности этих средств к лечению надо добавлять антидепрессанты азафен или пиразидол в малых дозах. В более старшем возрасте лучше сразу же использовать пиразидол, азафен и амитриптилин, иногда в комбинации с фитопрепаратами.

В возрасте от 10 лет с учетом степени выраженности депрессии также необходимо применять пиразидол, азафен, анафранил и амитриптилин в возрастных дозах. С целью усиления антидепрессивного эффекта из ноотропов лучше назначать ноотропил (пирацетам), пиридитол, сермион.

Тревожная депрессия у детей даже в младших возрастных периодах требует лечения с применением антидепрессантов с седативным характером действия – амитриптилина, пиразидола, азафена в малых дозах – с усилением противотревожного действия средствами растительного происхождения (валериана, пустырник, пассифлора, ново-пассит и седативные растения в сборах) в возрастных дозировках, транквилизаторами (мебикар, мезапам, грандаксин, нозепам, тазепам, элениум, реланиум) и пирроксаном в малых дозах.

Из антидепрессантов препаратом выбора при ожирении и гинекологической патологии является анафранил. С целью усиления антидепрессивного воздействия необходимо применять витамины В-6 и U. Из седативных средств при ожирении, согласно рекомендации Г.В. Лавреновой и др. (1993), можно применять сборы: валериана 3 г, девясил 5 г, тысячелистник 5 г (10 г сбора залить двумя стаканами холодной воды, кипятить 10-12 мин, настаивать 1 час; принимать по 100-150 мл 2-3 раза в день до еды); девясил, зверобой, петрушка, пустырник по 5 г (10 г сбора залить 200 мл холодной воды, кипятить на слабом огне 10-15 мин, настаивать 1 час; принимать с кусочком льда за 20-30 мин до еды по 100 мл 2 раза в день).

При сахарном диабете наряду с антидепрессантами в качестве вспомогательных средств можно использовать сборы по А.А. Плаховой и Ю.М. Плахову (1992): листья брусники 1 ч., створки стручков фасоли 2 ч., листья крапивы двудомной 2 ч., листья березы 3 ч., корень одуванчика 3 ч., трава зверобоя 2 ч. (2 ст. ложки смеси засыпать в термос, залить стаканом кипятка, настоять 20 мин, процедить и принимать по 1 ст. ложке 4-6 раз в день за 20-30 мин до еды); корни заманихи высокой, трава хвоща полевого, плоды шиповника (толченые), трава череды трехраздельной, корни девясила, трава зверобоя, цветки ромашки аптечной, листья мяты перечной по 1 ч., листья черники 2 ч. (1 ст. ложку сбора засыпать в термос, залить стаканом кипятка, настоять 1 час, процедить, принимать по 1 ст. ложке 3 раза в день за 20_30 мин до еды).

При гинекологической патологии (альгоменорея, дисменорея, скудные менструации) можно использовать отвар травы повилики европейской (20 г. на 200,0 кипятка, по 1 д. – 1 ст. ложке 3 раза в день); настой травы зверобоя и цветков терна – поровну (1 ст. ложка смеси на 1 ст. кипятка, настаивать 30 мин, пить ежедневно перед сном по 1/2-3/4 стакана); настой девясила 1:10 по 1 ст. ложке 3 раза в день перед едой; настой душицы, пустырника по 1 ст. ложке 3 раза в день.

Из транквилизаторов при гинекологической патологии предпочтителен грандаксин в возрастных дозах. В последующие возрастные периоды необходимо применять амитриптилин, пиразидол, азафен в возрастных дозах с соответствующим повышением доз транквилизаторов. При значительно выраженной тревоге и страхе дополнительно к антидепрессантам и транквилизаторам обычно следует назначать нейролептики – терален, хлорпротиксен в малых дозах. Для лучшей переносимости терапии лучше использовать пантогам и глицин.

При астенотревожном варианте депрессии используются пиразидол и азафен в возрастных дозировках с добавлением транквилизаторов, фитоседатиков и фитостимуляторов, а также ноотропов, а при тревожно-тоскливом – амитриптилин, пиразидол, анафранил с ноотропами седативного характера действия и нейролептиками – френолон, этаперазин в возрастных дозировках.

В случае наличия истерических проявлений в структуре психопатологических состояний необходимо назначать неулептил, сонапакс, а ипохондрических – этаперазин в малых дозах.

Больным с патологически измененной «почвой» резидуально-органического генеза нужно обязательно проводить дегидратирующую терапию с назначением препаратов, улучшающих мозговое кровообращение.

Части больных с акцентуированными чертами характера в возрасте более 10 лет должна проводиться индивидуальная рациональная психотерапия с целью дезактуализации переживаний, ориентации на другие ценности, в младшем возрасте психотерапевтическое воздействие ограничивается семейной психотерапией.

Проведение патогенетически направленной терапии наряду с симптоматической способствует достижению терапевтического эффекта у всех больных с психосоматическими расстройствами эндокринной системы, до этого устойчивых в отношении традиционного лечения.

Наиболее результативным является применение антидепрессантов и препаратов подобного действия в комбинации с транквилизаторами при болевых проявлениях различной степени выраженности, продолжительности существования и локализующихся чаще внизу живота (альгоменорея), органическая природа которых не была подтверждена параклинически, а соматические расстройства являлись, по существу, психосоматическими реакциями. Как правило, болевой синдром у этих девушек купируется в период от 3 до 10 дней. Аффективные проявления в структуре нарушенного углеводного обмена редуцировались также в этот временной период, вместе с ними, как правило, происходила стабилизация уровня сахара крови.

Несколько более отдаленный терапевтический эффект – у девушек с нарушениями менструального цикла (дисменорея, аменорея), нормализация менструального цикла происходит спустя 2-4 недели после начала терапии. При нарушении пищевого поведения в виде нервной анорексии с потерей массы тела в течение 1-2 недель купируется тошнота и рвота, восстанавливается аппетит, изменяется отношение к еде с последующим нарастанием массы тела.

В случаях нарушения пищевого поведения с булимией и ожирением терапевтическое воздействие с применением антидепрессантов дает положительные результаты в виде снижения аппетита и уменьшения влечения к еде также в первые две недели терапии, тогда как снижение массы тела происходит медленно в последующие 2-3 месяца.

Результаты лечения больных следует оценивать как в соматическом (с учетом динамики эндокринных нарушений и психосоматических расстройств в других органах и системах), так и в психиатрическом (редукция аффективной и другой психопатологической симптоматики) аспектах. Терапевтический эффект обычно достигается у всех детей и подростков с эндокринными психосоматическими нарушениями, получавших наряду с симптоматической терапией лечение препаратами с антидепрессивной, транквилизирующей и стимулирующей направленностью действия.

Нами получены следующие результаты: выздоровление – у 3 (8,8%) и значительное улучшение – у 18 (53%), улучшение – у 13 (38,2%) больных. Результаты лечения по группам различаются незначительно: в 1 группе – выздоровление у 3 (15%), значительное улучшение – у 6 (30%) и улучшение – у 11 (55%) больных, во 2 группе значительное улучшение – у 9 (90%) и улучшение у 1 (10%) больного, в 3 группе значительное улучшение – у 3 (75%) и улучшение – у 1 (25%) больного.

Среди больных, получавших симптоматическую терапию, сочетавшуюся в 5 случаях с седативной, показатели эффективности значительно ниже: выздоровление – у 2 (3,6%), значительное улучшение – у 6 (10,7%), улучшение – у 28 (50%), незначительное улучшение – у 3 (5,4%) и без перемен – у 17 (30,3%).

Различия показателей эффективности лечения между группами больных, получавших симптоматическую терапию в сочетании с антидепрессивной и только симптоматическую в части случаев с седативной терапией, статистически достоверны.

Таким образом, психосоматическая патология эндокринной системы у детей и подростков представляет собой относительно поздно выявляющиеся аффективные нарушения, клинически проявляющиеся в различной степени выраженности вегетативно-висцеральных (реакции, состояния и заболевания) и аффективных (субдепрессия, скрытая депрессия и средне выраженная депрессия) расстройствах.

Депрессивные нарушения на основе преобладания качественных особенностей подразделяются на тревожные, астенические, тоскливые и смешанные (астенотревожные, тревожно-тоскливые), причем более сложные типологические варианты выявляются почти в половине наблюдений.

Депрессивный характер эмоциональных расстройств у большинства больных подтверждается нарушением гомеостаза, связанным с преобладанием тонуса парасимпатической вегетативной нервной системы.

У больных с нарушениями менструального цикла преобладают более сложные типологические варианты депрессии – астенотревожный и тревожно-тоскливый, а при нарушении углеводного обмена и пищевого поведения – тревожный, тогда как частота степени выраженности (субдепрессия) и генеза (психогенная) депрессий имеет сходный характер во всех группах.

Динамика психосоматической эндокринной патологии у детей и подростков характеризуется, как правило, постепенной, через частые обострения, трансформацией функциональных нарушений в органические, но относительно часто, в сравнении с возникновением психовегетативных расстройств в других органах и системах, отмечается острое возникновение психосоматических заболеваний (сахарный диабет, психогенная аменорея) нередко вследствие выраженного или субъективно усиленного психотравмирующего воздействия.

Высокая эффективность лечения психогенно обусловленных эндокринных расстройств связана с применением препаратов антидепрессивного и ноотропного действия с учетом качественных особенностей, степени выраженности и генеза депрессивных расстройств. Тогда как традиционная, даже сочетающаяся только с седативной, терапия менее результативна.

Проводимое на ранних возрастных этапах адекватное психосоматическому состоянию лечение с дополнительным использованием рациональной психотерапии имеет также и профилактическую направленность: способствует предотвращению формирования психосоматических заболеваний в последующие возрастные периоды.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   21

перейти в каталог файлов
связь с админом