Главная страница
qrcode

Пуйдзьмы до бэтлеем


НазваниеПуйдзьмы до бэтлеем
Дата24.03.2020
Размер52 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаPuydzmy_do_Betleem.doc
ТипДокументы
#68408
Каталог





ПУЙДЗЬМЫ ДО БЭТЛЕЕМ
Особы:

Сцена 1
На троне сидит Люцифер а вокруг него грехи и потэмпеньцэ.
Люцифер: Ту, на полях Бабилёну ним на земи пулноц пшэйдзе, пшэз мэ вернэ служэбницэ холд ми зложы людзке племе. Як рыбацы сець жуцаёу в глэмби вуд – так я жуцам в сэрц глэмбины невуд свуй.
Входит хцивосьць.

Хцивосьць: Владцо вечыстых цемносьци, пшэзэмне жэщэ бэз личбы нёсоу ци холды подданьчэ. Спойжый тылько, ото там, идоу тлумы за тлумами, яко фале за фалями на взбужонэй можа тони. Идоу, бегноу на высьциги.
Слышен шум разговоров.

Люцифер: Едэн тэатр цалы сьвят!
Хцивосьць: Трэсьць драмату крутка, проста! Жэбы людзе могли жыць, мушоу яко власносьць мець чонсткэу дубр. Леч в то «мець», мець хоць кэнс, едэн грош, жуцам мэго тхненя яд, пожондливосьць в сэрцу будзэу, жэбы мець юж не кэнс, Але сто. А сто нех сеу множы, множы, множы… аж уросноу капиталы з крви и поту роботника, аж повстане пшэстшэнь жыця з цудзэй земи заграбёнэй! Для зродзонэй жондзы дубр лепеу льсьнёнцы целец злоты. Ото там! Видиш го? Вокул него таньчы тлум, запатшоны в его бляск.

Слышен шум голосов в далеке.

Видиш в очах тлуму бляск? Я з их очу огнем патшэу! Видиш рэнцэ выцёнгнентэ, пальцэ длуге, скурчэм згентэ, як пазуры у ястшэмбя, кеды в полю дойжы луп? Ям сеу вжарлам в их внэнтшносьци!
Люцифер: Як розкошнэ видовиско! Гдыбым згонил глоднэ псы, жуцил пшэд не з менсэм косьць, то бы ешчэ не скочылы так лапчыве и облэндне, як тэ тлумы до нуг цельца, абы здобыць злота гарсьць!
Хцивосьць: Чы тэ тлумы котлуёнцэ могоу встшымаць свое ноги, бы до Бога рэнцэ взнесьць? Вшыстких вёдэу до твых ступ!

Входит змысловосьць.

Змысловосьць: Твоя слуга, владцо пекла. Зовеу сеу пожондливосьцёу, ктура в людзкей кронжы крви. Дам ци мое видовиско… Спойжый, яка цудна лонка! На ней вонных квятув моц. В каждым квеце нэктар плыне, тылько пиць, тылько пиць. Вшэлькоу розкош цялу даць! Ствурца мондры людзём дал ружнэ цяла пшыемносьци, леч е уёл в рамы прав – тылько тыле, а не венцэй! Леч я будзэу пожондливосьць, як найвенцэй мець розкошы.

За сценой лёгкая танцевальная мелодия.

Ото видиш вельки тлум, в ктурым мое тхнене дрга. Розэсьмяны, розиграны, мкне пшэз лонки, квяты рве. Таньчоу млодзи, таньчоу стажы, сьмехы лецоу з уст до уст. Вшысцы прагноу жыць вэсоло и розкошы дргнене чуць. Чы тэ тлумы роигранэ могоу мысьлеу взнесьць сеу взвыж? Дотшэць там, гдзе Бога трон? Вшыстких вёдэу до твых нуг!
Входит пыха.

Пыха: Люцыфэжэ, позвуль, жэ кулисы зменеу. Ям повстала з твэго тхненя, кедысь шэптал до Адама: «Вэзь тэн овоц, вэзь и зъедз, бэндзеш вельки яко Буг!» Правдэу жэклэсь Адамови: «Хцей быць вельки яко Буг». Алесь скламал гэниальне, кедысь додал: «Овоц зъедз». Чловек бэндзе яко Буг, есьли Ему власноу волеу корне зложы на олтажу, а знув в замян Его волеу так глэмбоко в себе вэзьме, жэ на земи яко в небе една тылько бэндзе воля – воля Божа! Леч тысь шэпнол: «Овоц зъедз!» волеу Бога оджуць прэч, а станеш сеу яко Буг! Не унижам сеу пшэд Ствурцоу! З думоу мувеу як ты втэды: «Богу мэму служыць не хцэу!» - Ото патш! Там сьвёнтыня, цо мысьль людзка накрэсьлила, цо ствожыла выобразьня, цо з учуця пенкно взело – вшыстко вэшло в ей будовэу. На сьвёнтыни людзких чынув, людзких взлётув, людзких звыцензтв, тылько так написаць вольно: «На венкшоу Бога хвалэу!» Леч я, пыха, написалам, чытай слова в злоце рытэ…
Люцифер читает смотря в даль.

Люцифер: На венкшоу хвалэу чловека.
Пыха: Стонд не уйжыш тэй сьвёнтыни розмодлёных людзких жэш, цобы корне свэму Богу бэзустанне холд складалы. Видиш олтаж всьруд промени? На ним стои постаць нага… то богини, в ктурэй людзе власны умысл убуствили. Тлумы плыноу до сьвёнтыни упоёнэ своу велькосьцёу. Слышыш яко вокул кшычоу?
Толпа (за сценой): Умарл Буг! Мы, надлюдзе жыць бэндземы яко Буг!
Пыха: А там Инна жэша вола.
Толпа: Зжуцьмы вензы Божых прав, а на земи бэндзе рай!
Пыха: И цуж, владцо, чыли вшыстких не провадзэу до твых нуг?
Люцифер: Вшэндзе едно эхо бжми мэго бунту на небёсах! Венц отвужце сеу пшэпасьце, нехай уйжэу мэ звыцензство!
Выбегают потэмпеньцэ, каждый из грехов хватает их по одному и бросает к ногам

Люцифера.

Потэмпеньцэ: Родзицу кламства, неправосьци крулю, потэмпеньцув маро в огнистэй отхлани, холд ци складамы з нашых лэз и Булю, вечне пшэкленци, розпачоу таргани!
Люцифер: Овэ енки, зложэчэня, цо з отхлани пекла плыноу, то триумфу мэго песьнь!
Потэмпеньцэ: Поведз, чы радосьць, цо од нас уцекла, повруци ешчэ? Чы знайдоу сеу рэнцэ, цо кроплеу воды пшынёсоу до пекла, бы нас охлодзиць в розпачливэй мэнцэ?
Люцифер: Яко Ствурца своу вшэхмоцоу поддал мне на вечноу мэнкэу, так я з себе своёу мэнкэу вечне в вас пшэлеваць бэндэу.

Грехи оттягивают потэмпеньцув и их вышвыривают.

Хоць мне Ствурца з неба стронцил, то на земи я звыценжам, пекло людзьми сеу напэлня, а пшыбытки яснэ в небе вечне стаць пустыми бэндоу. Чыж не могэу думне жэц: «Найвыжшэму ям подобны?!» «Нех сеу стане!» - так жэкл Он. И з ницосьци выпровадзил сьвяты духув, гвязд и людзи. Ям тэж ствурца! В Божэ сьвяты – добра, правды – вплётлэм гжэх. Ям ест ствурца неправосьци! Чыж не могэу думне жэц: «Найвыжшэму ям подобны?!» Буг-Ствожыцель зове себе Альфоу добра и омэгоу, бо цо добрэ з Него вышло и до Него в коньцу вруци, з ним сеу злончы в вечнэй хвале. Я тэж могэу жэц о собе: естэм альфоу и омэгоу вшэлькей в сьвеце неправосьци! Бо як з мэго тхненя вышла, так тэж до мне вшыстка вруци в еднэй вспульнэй пекла мэнцэ. Чыж не могэу думне жэц:

Высокомерно смотрит в небо, говорит медленно и прерывает, как будто что-то

Увидел.

Найвыжшэму ям по… до…
Пыха: Люцыфэжэ, цо сеу дзее? В твоих очах блышчы ленк. Чы ты видзиш там в небёсах Найвыжшэго з пёрунами?
Люцифер: Чы слышыце?
Слышна мелодия «Буг сеу родзи…»

Пыха: Ноц на земи, вшыстко сьпи. Тылько гвязды цихо држоу.
Люцифер: Чы слышыце гвязд музыкэу?
Вшыстке: Гвязд музыкэу? То злудзэне!

Люцифер: Очы вашэ тылько дойжоу сьвятэл држэне, леч бы слышэць гвязд розмовэу… то не для вас! Высьце з земи! Ото гвязды, якбы харфы, в вельким хужэ зэсполёнэ, дзивноу песьнь дзисяй граёу якбы Ствурцэу витаць хцялы. Так сеу ленкам песьни тэй.

Утихает музыка входит Весьць

Ким естэсь, таемнича истото?
Весьць: Естэм весьцёу вшэхсьвята! Оповядам новинэу, цо як зожа поранна сьвят усьмехэм оздабя.
Люцифер: Поведз, весьци, цужэсь гвяздом мувила, жэ так граёу? А граёу мэлёдъеу вэсэльноу.
Весьць: Буг сеу родзи в Бэтлеем! Тэу вэсолоу новинэу слоньцом, гвяздом занёслам, бы загралы радосьне свэго Ствурцэу витаёнц зродзонэго на земи. Тэраз помкнэу над земёу, зэ сну слодкего пшэбудзэу роля, лонки и лясы, жэки, гуры и можа, навэт тэго робачка, цо сьпи в морскей глэмбине. Вшыстко збудзэу новиноу: Буг сеу родзи в Бэтлеем з сьвентэй Матки-Дзевицы! Вшыстко злончэу до хуру, абы бжмяло радосьне: «Глёрья ин эксэльсис Дэо!»

Выбегает со сцены.
Люцифер: Тылько я сеу не злончэу, не засьпевам: Глёрья!

Вдали слышен сьпев с возростающей силой: «Глёрья…!»

(смотря в даль) Як промене раннэй зожы свым воланем вшыстко будзи. Вшыстко сьпева.

(заслушавшись повторяет за хором): Глёрья ин ексэльсис Дэо… Не, не доконьчэу песьни тэй. Збёрэу вшысткоу своу потэнгэу, а радосноу песьнь склуцэу, змонцэу, здушэу!... Слышалысьце? Буг сеу родзи! Обетница сеу выпэлня, ктуроу Ствурца выжэкл в раю, гды пшэклинал руд Адама!
Вшыстке: Чыж Ствурца можэ пшыёнць постаць слуги?
Люцифер: Милосьць Его то шаленьство учынила! Дзись в Бэтлеем Буг сеу родзи, несе людзём правдэу з неба. Гдзе Он жуци зярно правды, там вы сейце конколь кламства!
Вшыстке: Бялэ в чарнэ пшэробимы, а з выстэмпку цнотэу ствожым!
Люцифер: Дзись в Бэтлеем Буг сеу родзи! В Его сэрцу шал милосьци, ктуроу хцэ запалиць сьвят! Вы ненависьць розпаляйце, бы на брата брат шэдл з ножэм!...

Гжэхы выходзоу

З земи, з поветша и з можа затрвожэу вшыстке народы, жэ никт не пове: Хосанна! Богу цо з неба пшыходзи!

Выбегает




перейти в каталог файлов


связь с админом