Главная страница

Разговор с тобой. Винтгольц. Разговор с тобой


Скачать 0.56 Mb.
НазваниеРазговор с тобой
АнкорРазговор с тобой. Винтгольц.doc
Дата29.09.2017
Размер0.56 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаРазговор с тобой. Винтгольц.doc
ТипДокументы
#13487
страница1 из 13
Каталогglobus6969

С этим файлом связано 34 файл(ов). Среди них: Iskonnaya_fizika_AllatRa.pdf, Duhovnye_praktiki_i_meditacii_Anastasia_Novykh.doc, AllatRa_Anastasia_Novykh.pdf, Ezoosmos.doc, Pticy_i_kamen.doc, ?art=2572885&format=a4.pdf&lfrom=241867179, Sensei4.doc, Sensei3.doc, ?art=2572815&format=a4.pdf&lfrom=241867179, Sensei1.doc и ещё 24 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

 Разговор с тобой

  

  

  

  

  

  

  

  

   - Ты думаешь, что когда умрешь, попадешь прямо к богу, потому что ты верующий? А может, ты сидишь в ловушке материализма и по ночам вздрагиваешь от страха смерти, задаваясь вопросом?

   - А что там за спиной костлявой? Бездна, темнота, только забвение и ничто? Нет? Наверное, ты духовный практик или воин света и поэтому ты точно знаешь куда идешь? Тогда, можешь ли ты изменить свою судьбу, помогает ли тебе в этом твои мысли-формы и еще тысячи всяких практик или, разочаровавшись, ты давно послал всех подальше и теперь ищешь внутреннею свободу от всех этих... ? Тогда давай встретимся на странице этой книжки и, перелистывая ее, может, ты лишний раз убедишься, что все ответы лежат в твоем сердце.

   - Ну что, если ты решился, тогда до встречи, ведь я тоже у тебя хочу чему-нибудь научиться.

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

   Содержание.

  

  

   Глава 1 - Ярость.

   Глава 2 - Магия.

   Глава 3 - Тело.

   Глава 4 - Смерть.

   Глава 5 - Люди.

   Глава 6 - Чувства.

   Глава 7 - Разум.

   Глава 8 - Он и она

   Глава 9 - Любовь

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

   Ты столкнулся с собой и оказался

   Внутри надутого до предела шара.

   Я отражалась в твоих глазах,

   Но в виде иголки.

  

   Мария Виндгольц

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

   Глава 1

  

  

  

   Ярость.

  

   Море. Штиль. Декроновый парус на моей маленькой спортивной яхте уснул беспробудным сном бывалого моряка. Жизнь как-будто остановилась, замерла, как и мой белый парус, спит себе, забыв о своем предназначение. Я лежу в полудреме в кокпите лодки, сложив голову на левый борт. Хорошо вот так, ни о чем, не думая, лежать на спине и разглядывать облака, словно застывшую голограмму, которые дополняли эту сонную реальность своей неподвижностью. Еще некоторое время мое сознание боролось за свое существование, затем сдалось и ушло в небытие под убаюкивающую песню штиля.

   Внезапно раздался сильный хлопок паруса, вытолкнув меня из мира снов. Ещеничегоне соображая, я приподнялся в лодке и сел. В лицо ударил сильный холодный ветер. Это был настоящий шквал, который всегда неожиданно обрушивал свою мощь на расслабившихся штилем яхтсменов. Мне повезло, что лодка в этот момент находилась носом к ветру, не то пришлось бы мне искупаться в холодной октябрьской воде. Еще минуту назад я пребывал в мире своих грез, а теперь в бурном море боролся с ветром. Я автоматически натянул шкоты и подтянул гик. Парус перестал бессознательно трепыхаться в смертельной схватке с бурей, наполнился силой движенияи быстро потащил лодку в крутом бакштаге навстречу яростному шквалу. Я практически полностью свисал за правым бортом, стараясь откренить лодку, которая уже черпала воду своим корпусом. С меня уже давно слетела вся сонливость. Я уже забыл, что минуту назад был в спокойном, безопасном мире, а теперь сражался с яростным ветром. Лодка врезаласьвовстречную волну, ныряла в ее гребень, которая обдавала меня с ног до головы холодными брызгами. Но я этого не замечал, все мое внимание было сосредоточено на курсе яхты, направляя ее к спасительной бухте. Стоило лодки отклониться от ветра, как парус набирал полную мощь и кренил лодку с такой силой, что она вот - вот ляжет боком на воду. Мне приходилось травить шкоты, чтобы ослабить парус, тогда он начинал бешено колыхаться, словно хотел разорваться от неподвластной ему силы. Затем я снова поворачивал лодку круче к ветру, подбирал парус, после чего он наполнялся, становясь упругим, как - будто обретал смысл жизни. Этот сильный ветер пронизал меня всего, вселив в меня свою же ярость. Я ощущал его дикую первозданную силу, наполнявшую меня сопротивлением и злостью. Еще мгновение, я и моя яхта были уже одним телом, как будто внешний враг объединил нас вместе, слил воедино, превратив в новое существо. Оностало белой птицей-вестникомбури. Это существо,возбуждаясь энергией битвы, бросиловызовсилам природы,используя его же оружие - ярость. Оно получало дикий восторг, когда носом, врезаясь в волну и,разрушая ее, создавало тысячи брызг, которые тут же уносились,подхватываемые ветром, словно маленькие беглецы, покинувшие свою стихию, чтобы хоть на миг обрести свою свободу и индивидуальность.

  

  

   Когда я злюсь, я чувствую, как мои клетки начинают кипеть и булькать от напряжения, отчего мое тело трясется от возбуждения, излучая энергию разрушения. Эта сила шипяще-горячим обручем поднимается к голове и сдавливает голову, чтобы мои мозги в конец отупели, и я не смог адекватно реагировать на ситуацию. Еще мгновение, и, если я не возьму эту энергию гнева под контроль, она просто захватит меня целиком и уничтожит все вокруг, все то, что создавал все эти годы своим намерением и трудом. Это может быть семья, когда от злости могу наговорить всякую гадость своей любимой жене, или даже ударить ее. Дать подзатыльник своим очаравашкам-детям, попавших не вовремя под руку. На работе, например, послать с горяча шефа на .., в общем, как можно подальше. Или устроить войну с каким-нибудь "козлом" на дороге, подрезая друг друга, создавая тем самым аварийную ситуацию. Еще минуту назад я был добропорядочным гражданином, даже ощущал на спине у себя ангельские крылья, как, вдруг, что-то внутри меня лопнуло тяжелой пружиной и откуда-то из глубины моего сознания вырывается демон, как джин из кувшина

   - Что прикажешь начальник! И тут начинается вся эта свистопляска. Мои глаза затмевает ненависть. Ненависть ко всему, что мгновение назад я так любил: подругу, без которой не прожил бы и дня, а теперь послал бы эту суку на все четыре стороны, чтобы не закрывала пространство вокруг. И наплевать, что разрушится семья, что дети останутся без отца. Да пусть все оно катиться ко всем чертям, вместе с этой долбанной планетой и всеми тварями на ней! Ненавижу, всех ненавижу, сейчас бы пулемет, желательно крупнокалиберный, чтобы от стрельбы сильнее трясло и тра-та-та, и тра-та-та..... Но пулемета, конечно, нет под рукой, и убивать в своих мыслях надоело, да уж сил никаких нет, вся энергия улетучилась через гнев, куда-то вовне. И, после получасового ступора в сознании, наступает протрезвление. В голове появляются первые признаки разумного мышления, что вызывает щемящую боль в груди, к горлу подкатывается комок обиды, и начинаются душевные муки. Внутри меня кто-то поскуливает, переходя в завывание.

   - Ах, так! Тогда напьюсь всем назло, "нажрусь" так, чтоб ничего не помнить и не чувствовать. А может лучше сдохнуть? Посмотрим, как вы без меня. Еще пожалеете, что не ценили мое чувство собственной важности!

   - О, как у тебя все запущено то?!

   - Да нет, все не так. Ведь я человек сдержанный, воспитанный и, конечно интеллигентный. Я не буду никого "посылать", не буду напиваться от обиды. Еще чего! Все, что нажил -все "коту под хвост"? Нет уж господа хорошие, не дождетесь! Я закроюсь от всех стеной видимого благополучия. Я надену маску доброжелательности, буду вежливым и корректным. Никто не увидит моей слабости. Я запихну свои эмоции глубоко внутрь себя и забуду о них; ведь от них только одни проблемы. И когда у меня будет очередной конфликт с женой, вернее недоразумение, я ей вежливо дам знать, чтобы она не переходила границы дозволенного, а сам отгорожусь от нее холодной отчужденностью. Ну и что, что между нами будет расти пропасть непонимания! Зато я не потеряю свое лицо перед собой и обществом. Кто меня упрекнет, что я плохой семьянин? Ведь все видят как я целую жену в щечку, обхожусь с ней на людях подчеркнуто вежливо, говорю ей ласковые слова. Я никогда не ударю своего ребенка, если он в чем-то провинится передо мной или обществом. Это так низко! Я заткну свой гнев пробкой добропорядочности, а ему просто культурно и грамотно объясню, что не хорошо так поступать, послушные дети так себя не ведут. Я буду ему читать нравоучения до тех пор, пока он не осознает, или хотя бы сделает вид, что меня слушает. Ну и что, если я вижу, что мой ребенок закрылся от меня такой же стеной отчуждения, отражаясь передо мной таким, каким хочу его видеть. А что на улице он совершенно другой, так это не моя вина, а вина того же общества. Да. Он тоже растет неискренним?! Зато у него хорошие оценки в школе. Ведь он такой умница! Я делаю для него все, что могу, стараюсь создать хорошее условие для жизни, дать образование. Вырастит, станет нормальным человеком. Все у него будет, как у порядочных людей. И какая разница, что он будет такой же черствый, как и я! Ведь все люди такие. Что, не так? Что-то я не вижу вокруг людей с открытыми, искренними глазами без поволоки фальши? Зачем искренность нужна? От нее одни только проблемы. Мы все сидим в "бетонных дзотах лицемерия" и отстреливаемся в смертельном бою за свою собственную значительность от ближних и дальних противников; будь-то маленький отряд родственников или полчища людей. Побеждает тот, у кого убежище покрепче и оружие посмертоноснее.

   Может все таки шлепнуть его по заднице, чтобы не смел кричать на свою мать. А то говоришь, говоришь, а ему как об стенку горох: глаза разфокусированные от компьютерных игр, сознание мечется где-то между виртуальными уровнями. В то время как повзрослевшее тело зависло на "автопилоте" в мире людей, создавая проблемы для своего хозяина и тех, кто еще его содержит. Нет, все-таки надо треснуть! Чтобы его тело, почувствовав боль, послало сигнал в мозг, а мозг забил бы тревогу, разбудив инстинкт самосохранения, а инстинкт собрал бы в кучу сознание тинэйджера, а потом..., глядя в его уже ясные от осознания глаза, ласково так сказать.

   - Сынок, не хорошо на старших голос повышать, не хорошо. Нет, не могу, не буду его шлепать! Я против всякого насилия к себе и к другим людям, да и жалко как-то. Пусть его жизнь учит! А она его точно научит! У нее нет жалости, т. е. жизнь безжалостна. Ее невозможно уговорить, подкупить, навешать ей лапшу на уши, мол: я хотел, но не получилось. Я не хотел, а оно случилось. Она просто идет своей уверенной поступью, а кто не успевает за ней, задыхаются в пыли прошлого. Также, торопыги, которые лучше жизни знают, как жить, забегая вперед движения, попадают под ее безжалостные колеса, словно асфальт под каток.

   - Нет как-то жутковато, все-таки это мой сын. Он будет мучиться от уроков жизни, страдать! Я не смогу на это спокойно смотреть, у меня в груди от жалости щемит и к горлу комок подступает. Пусть лучше я его до его пенсии оберегать буду, понесу на своих родительских плечах! А что? От этого меня не убудет, нес же его все это время. Тогда что будет с ним, если я умру? Кто будет о нем заботиться? Мне что, и уйти в рай нельзя будет? Зависну между мирами, привязанный кармической веревкой к его судьбе, словно "мышка" к его компьютеру. Бррр.. Что-то не так?! Даже совсем не так?! Нет, лучше дать ему вовремя подзатыльник, пусть летит своей дорогой, а я своей. Мы не будем мешать и привязывать друг друга. От этого наши отношения только окрепнут. Я сделаю свою жизнь безупречной, чтобы не привязать его к себе своей беспомощной старостью и долгой смертью под капельницей в больничной койке. А он, как любящий сын, своей горячей и "всезнающей" молодостью не натворит лишних проблем и не навешает их на близких. И, не дай бог, еще сотворит что-нибудь такое, что придется расхлебывать всему человечеству.


   - Что? Все так и есть, как ты тут говоришь?

   - Да нет, все это было в прошлой жизни. Сейчас все по-другому. Нет, я не стал лучше или хуже, просто я стал самим собой. Я увидел в себе все стороны бытия, его светлые и темные стороны. Я был похож на шкаф, забитый всякой всячиной, покрытый пылью бессознательности. Мне пришлось много лет протирать, промывать себя, раскладывая по полочкам трезвости. А когда я сдул с себя пыль забвения, под которым я спал беспробудным сном, пуская слюни отупения, то под ее толстым слоем я увидел, что весь этот хлам был бесценным моим сокровищем. Вобщем этим сокровищем был я, а не дерьмо на палочке, каким себя до этого чувствовал. Даже мои злейшие враги - тупость, обида, жалость, злость, страх и все пороки, от перечисления которых я устану, стали моими верными помощниками. К стати о злости! Я научился контролировать свою злость, приватизируя ее в ярость. Ярость - эта контролированная направленная ненависть. Эти три качества - "злость, ненависть и ярость" - несут в себе энергию разрушения.

   - Слушай, ну зачем мне эта обуза, истощающая и пугающая меня? Лучше избавиться от них, и станешь похож вон на тех ребят, что сидят в позе лотоса вокруг своего святого учителя. Какая тишина вокруг них! Какие у них одухотворенные лица! Глядя на них, так и хочется оставить этот бестолковый мир, покаяться во всех своих грехах, бывших и будущих, продать все с молотка, и дожить свои годы в каком-нибудь ашраме в поисках божественного кайфа. А теперь посмотри на себя? От тебя же все люди шарахаются, как от прокурора. А твои глаза? В них же невозможно смотреть, жуть берет от этого взгляда!

   - Ладно, не преувеличивай. Это уже в прошлом. Сейчас я научился контролировать свои чувства, вернее, их постоянно оттачиваю. В данный момент внешне я такой же, как все, живу жизнью простого обывателя. По мере возможности стараюсь быть незаметным, словно дух. Еще в Советской Армии я прошел хорошую школу по превращению физического тела в дух. Нас так и звали первые пол года службы - "Духи". Только и слышишь от дедов: "дух полетел туда! Дух, а ну-ка быстро прошуршал! А ты че в натуре, прибурел? Улыбаешься?! Что? Служба медом кажется? А ну бы-ы-ыстро отжался двадцать раз!" В следующий раз, проходя мимо того же сержанта, делаешь серьезную мину, как тут же натыкаешься на другой пинок." Дух стоять! Ты че такой грустный, что служба в тягость?! Ныкаа бы-ы-ыстра-а отжался!! И... рааазз... И.. дваа..." Вот тогда у меня сработал инстинкт выживания. Я быстро сообразил, что надо быть действительно прозрачным как дух, не излучать никаких чувств. Даже эмоции радости вызывали у дедов беспричинную злость. Как так? "Дух" и счастливее "деда"? Еще больше раздражало их эмоции страха и тоски, тогда не миновать тебе кирзовых сапог старослужащих. Меня в армии удивляло, почему, и без того слабых ребят, беспощадно забивают до полуживотного состояния такие же с виду нормальные пацаны? Пока не вспомнил себя до службы, на гражданке, когда я со своими друзьями в двенадцать ночи стоял на тротуаре под одиноким фонарем, а мимо в это время, проходил незнакомый парнишка, испуганно поглядывая в нашу сторону. Я с детства не люблю насилия, но тут, при виде его испуганного вида, я почувствовал огромное желание догнать его и дать пинка под зад. Да просто так! Чтобы не боялся! Во мне тогда проснулся инстинкт хищника, увидевшего свою испуганную жертву.

   Здесь в армии, чтобы не оказаться в роли жертвы, я стал настоящим духом, прозрачным как стекло и незаметным как воздух. До службы на гражданке я вел артистический образ жизни, был заметной фигурой в своем обществе, так сказать, видным парнем. А тут все наоборот, просто ты никто, "пшик" в солдатской фуражке. Конечно, я не прятался по углам, таких "прикольщиков" быстро вычисляли и наказывали. С меня в течение нескольких дней слетела вся гражданская спесь, и я инстинктивно старался быть безупречным воином, выполнял все предписание службы: не рвался в передовики, доказывая, что я что-то из себя значу, и не был в последних рядах. Слишком ретивых воинов останавливали кулаком по "фанере" т.е. по груди, а тех, кто отставал, подгоняли пинками.

   За все мое пребывание в армии я не разу не драил полы в казарме, только один раз чистил умывальники. В тех далеких семидесятых, я, конечно, не знал ни о духе, тем более, об эзотерике. Я был типичный, зомбированный продукт своего времени - материалист в духе коммунизма.

   - Ладно, вернемся из далекого прошлого, к нашей современной действительности и обратимся к нашей злости. Вот скажи мне, ты хотел бы, чтоб у тебя не было эмоций? Представляешь, тебя матерят, а тебе хоть бы хны, ты еще ему левую щеку подставишь, для пущей убедительности. Жена тебя ругает, почем зря, а тебя это не трогает, не злишься, не обижаешься, зачем вся эта пустая трата энергии. Ведь вся эта освободившаяся сила нужна тебе для духовного роста, до полного слияния с богом. Вот твоя главная цель! А желания? Они же тянут тебя ко дну. То хочу, это хочу! Хочуха какой-то, а не человек разумный? К примеру, зачем тебе любовь, от нее одни проблемы: то сердце затрепещется, заволнуется, запереживает, а то не дай бог еще заболит. А так тебя ничем не пробьешь, стоишь себе как электронный истукан, напичканный только логикой.

   - Ну, это ты загнул, как без любви? Без нее никак! А радость! Я хочу наслаждаться радостью, а все эти отрицательные эмоции я бы выкинул: ну там злость, ненависть, обиду, и оставил бы только положительные.

   - Это как выкинул? Вот, к примеру, автомобиль. Зачем тебе выхлопная труба? Смердит, дым оттуда нехороший. Просто возьми и заткни ее, и посмотри, что получится. Так и мы люди созданы великим конструктором, со своей "выхлопной трубой". И наши эмоции положительные, так и отрицательные создают общий механизм, если можно так выразиться, в нашем существе. Мы гибридная раса. Взяли ангелов света и демонов тьмы и получились люди. Ты скажешь, зачем такой "грейптфрукт нужен богу? А чтобы мы были на него похожи.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

перейти в каталог файлов
связь с админом