Главная страница

Порфирий - Сочинения (α. Сочинения


Скачать 16.43 Mb.
НазваниеСочинения
АнкорПорфирий - Сочинения (α
Дата05.04.2017
Размер16.43 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаPorfiriy_-_Sochinenia__945__954__956__951__-_2011.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#10639
страница1 из 48
Каталогciemspb

С этим файлом связано 56 файл(ов). Среди них: otchet-o-deyatelnosti-tsentra-po-izucheniyu-ezoterizma-i-mistits, Anons.pdf, Programma_Shamanovedcheskaya_konferentsia_V_5_0.pdf, Nosachev_P_G_Issledovanie_zapadnogo_ezoterizma_v_zarubezhnom_rel, Prezentatsia_k_dokladu_Ezoterizm_mezhdu_religiey_i_naukoy.pdf, Kulakov_afisha_na_29_01_18.docx, БЧМ программа секции 2017.docx, Contents.pdf, asem_program_2017.pdf и ещё 46 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

ПОРФИРИЙ
*
СОЧИНЕНИЯ
*
ακμη

ПОРФИРИЙ
*
СОЧИНЕНИЯ
Б Б К 63.3(0)32 П Т. Г. Сидаш,
пер. с др.-греч., сост статья, 2011
© В. М. Линейкин, перс нем, 2011
© Издательство,
С . - Петербургского 978-5-288-05156-2 университета, 2011
©
Скан и обработка glarus63
От составителя и переводчика
Мы рады представить читателю самый значительный корпус сочинений Порфирия на русском языке. Выбор публикуемых здесь произведений обусловливался не в последнюю очередь мерой малодоступности их для русского читателя поэтому в том не вошли, например, многократно издававшиеся Жизнь Пифагора, Жизнь Плотина и О пещере нимф Для самостоятельного издания мы оставили также логические трактаты Порфирия, требующие отдельного, весьма пространного комментария, неуместного в этом посвященном этико-теологическим и психологическим проблемам томе. В основу нашей книги положено французское издание Э. Лассэ (Париж, Я весьма благодарен Татьяне Исааковне Смо- лячковой, Вадиму Михайловичу Линейкину и Григорию Юрганову, оказавшим неоценимую помощь в подготовке этой книги бездеятельного участия этих людей она не увидела бы свет.
В Приложении даю две статьи больших немецких ученых (в переводе В. М. Линейкина), которые помогут читателю сориентироваться в круге освещаемых Порфирием вопросов.
Т. Г. Сидаш

В11з1Б11з1Б1Б1Б|1з1Е11з1Б|1з1В|1з1Б1Б11з1Б11з1Б1В1Б11
ПОРФИРИЯ ОТПРАВНЫЕ ТОЧКИ В ДВИЖЕНИИ]
К УМОПОСТИГАЕМОМУ СЕНТЕНЦИИ

ЭННЕАДА ПЕРВАЯ. ТРАКТАТ ВТОРОЙ (32)1. Иные добродетели у гражданина, иные — у человека, восходящего к созерцанию, которого благодаря этому его устремлению называют теоретиком, и иные добродетели — у теоретика, ставшего совершенным, уже достойного вйдения, — у ума самого по себе, очистившегося от души.
Добродетели политические состоят в умерении страстей и следовании на практике разумности должного а поскольку цель этих добродетелей состоит в том, чтобы сделать нас безвредными для близких в нашем общении сними, то они называются политическими, так как взаимообъединяют граждан. Рассудительность (φρόνησις) относится к разумному, мужество к духовному, целомудрие заключено в согласии и созвучии раздражительного и разумного, справедливость же состоит в том, чтобы каждая из этих душевных сил делала ей свойственное, начальствуя или будучи подначальной » 3.
2 (8). Добродетели того, кто хочет продвинуться к созерцанию, состоят в поставлении себя вне Цифра вне скобок обозначает нумерацию сентенций по
Guitrie, в скобках — по Lamberz.
2 Θυμ ούμεVOV — гневному, раздражительному.
3Плотин. Эннеады, I. 2. 1, 16-21. Здесь и далее, цитируя своего учителя, Порфирий не всегда буквален, вольно или невольно привнося тем самым свою трактовку в цитируемый фрагмент

8
Порфирий
здешнего, а потому называются очищениями: они состоят в воздержании от действий, видимых в сфере тела и ему телу симпатических. Очищения восхищают душу к сущностно сущему, в то время как гражданские добродетели украшают душу смертного человека добродетели политические предшествуют очистительным, ибо тот, кто сам по себе отстраняется от какого-либо совместного с телом поступка, должен быть украшена потому рассудительность состоит в том, чтобы не мнить ничего вместе с телом, но совершать исключительно самостоятельные действия, которые осуществляются благодаря чистому мышлению целомудрие состоит в том, чтобы не становиться подобострастным телесному мужество — в том, чтобы не бояться отделиться от телесного, мня будто смерть толкает тебя в пустоту и несущее в то время как на самом деле ничто не противно властвующему Логосу и Уму. Гражданские добродетели умеряют страсти, имея целью жизнь, согласную с природой, созерцательные же добродетели учат бесстрастию, их цель — уподобление Богу.
Есть разница между очищением и бытием чистым следовательно, очистительные добродетели могут рассматриваться двояко как очищающие еще замаранную пороком душу и как пребывающие с уже очищенной душой, ибо цель очищения чистота но поскольку и очищение, и чистота состоят в отделении от всего чуждого, то благо есть нечто, отличное от очищающегося. Если очищающееся, прежде чем стать чистым, было благо, то очищения достаточно для достижения
4Плотин. Энм., I. 2. 3, 13-19.
Порфирия отправные точки в движении].
9
блага], ибо оставшееся будет благом. Но природа души не была и не есть благо как таковое, однако она может быть причастной к благу и благовидной будь душа самим благом, она не возникла бы возле. Благо души состоит в единении со своим породителем, и зло в соединении с позднейшими вещами. Зло также двойственно одно представляет собой соединение с этими низшими вещами, другое — перебор в страстях (μετά
παΌών ϋπερβολής). Потому-то гражданские добродетели обязаны своим именем и честью тому, что они освобождают от одного из этих зол, очистительные же добродетели обладают большей честью, ибо освобождают от зла душевного. Следовательно, когда душа чиста, она соединяется со своим Родителем, и ее добродетель после ее обращения состоит в знании и ведении Сущего не потому, чтобы она не имела его сама по себе, но потому, что без того, кто прежде нее, она Его не увидит
(9). Но есть и третий род добродетелей — тот, что после очистительных и гражданских это добродетели души, действующей умно. Здесь мудрость и рассудительность состоят в созерцании того, чем обладает Ум, справедливость же, как деятельность, свойственная душе, — в следовании Уму ив действиях, направленных на Ум, це­
ломудрие—в близком к Уму обращении, муже­
ство—в бесстрастии, благодаря которому душа
5Ср.: Плотин. Энн., I. 2. 4, 1-12.
6 То есть без Сущего или Ума здесь, как ив издании Плотина, первую Ипостась мы будем обозначать с прописной буквы ив именах, ив местоимениях, а вторую и третью Ипостаси — только в именах.
7То есть Благо.
8Плотин. Энн., I. 2. 4, 15-23.

10
Порфирий
уподобляется тому, на кого взирает и чья природа бесстрастна. Эти добродетели столь же взаи­
мообусловлены, сколь и другие низшие доброде­
тели]9.
Есть и четвертый вид — добродетели парадигматические те, что суть в Уме они превосходят душевные добродетели — как умные образцы превосходят душевные подобия, ибо в Уме суть разом все образцы тех добродетелей, что есть по отдельности в душах Рассудительность в Уме есть точное знание мудрость — знающий ум, целомудрие — обращенность к себе, а занятие своими делами как рази есть свое дело мужество есть само тождество, пребывание чистым в себе силою превосходства.
Итак, мы имеем четыре рода добродетелей парадигматические добродетели Ума, сопутствующие его сущности добродетели Души, вперившейся в Ум и наполненной его созерцанием добродетели человеческой души, очищенной и очищающейся от неразумных страстей тела наконец добродетели души, которая, укрощая неразумное мерой и делая страсти размеренными, украшает человека. Обладающий большими добродетелями необходимо обладает вскрытом виде и меньшими, ноне наоборот. Обладающий высшими добродетелями не станет применять низшие только оттого, что ими обладает, но воспользуется ими, лишь если вынудят обстоятельства. Ибо, поистине, различным родам добродетелей соответству­
9Ср.: Плотин. Энн., I. 2. 6, То есть в дольнем занятие своими делами есть, по существу, занятие делами тела в горнем же, занимаясь своим делом, Человек подлинно занимается собой Плотин. Энн., I. 2. 7, 1-21.
Порфирия отправные точки в движении. .. ют разные цели. И цель политических добродетелей состоит в том, чтобы, умеряя страсть, действовать согласно природе. Цель очистительных добродетелей — чтобы, усвоив меру, совершенно отстранить душу от страстей. Цель созерцательных добродетелей — настолько воссоединить душу с Умом в деятельности, чтобы забыть об отстранении от страстей цель же парадигматических уже не вне Ума, нов его сущности. Пото­
му-то осуществляющий практические добродетели становится дельным человеком, становящийся совершенным в добродетелях очистительных — человеком демоническим, или благим демоном осуществляющий умные добродетели становится богом, парадигматические же Отцом богов. Нам следует особенно заботиться об очистительных добродетелях, понимая, что мы можем обрести их еще в земной жизни, благодаря чему взойти и к более славным добродетелям. Нам должно, насколько это возможно, овладеть очищением, состоящим в отстранении от тела и неразумных страстных движений.
Но необходимо сказать и о том, как может стяжать душа чистоту и до какого предела простирается очищение. Во-первых, основанием и опорой очищения является знание себя, сознавание того, что ты есть душа, сущая в чуждом и иносущ- ном. Во-вторых, когда человек убедится в этом, он должен собрать себя в своем внутреннем месте, стремительно рванувшись из тела и отделив себя от страстей. Тот, кто непрерывно работает чувствами — пусть даже без пристрастия и удовольствия, — все равно отвлекается от умопости­
жения] телесной заботой и тем самым привязывается к телу к тому же, претерпевая удовольствия и печали, исходящие от чувственных ве­

12
Порфирий
щей, душа и ее сила склоняются к симпатии к телу. Вот от этого-то происходящего от симпатии к телу состояния и следует особенно очищать душу. Чтобы беспрепятственно достигнуть этого, душа примет необходимые удовольствия исключительно ради исцеления от страданий и освобождения от трудов. Следует извергнуть страдание из души если же для кого-то] это невозможно, должно кротко сносить его, ослабляя отсутствием симпатии. Следует, посильно умеряя гнев, возмочь извергнуть его совершенно, если же это [кому-ли- боне удается, тоне должно добровольно смешиваться с ним, но предоставить иному невольное, которое само по себе мало и бессильно. И страх да будет извергнут, ибо нечего бояться, однако ж и здесь будет невольное, значит, следует пользоваться гневом и страхом во исправление и назидание (έν νουθετήσει). Всякое же дурное желание должно быть изгнано. Пищей и питьем душа будет обладать не как собой, естественными любовными радостями — не как произвольным, разве что в меру сонного полета воображения. Умная душа чистого человека будет совершенно очищена от всех страстей. Она даже пожелает, чтобы тов ней, что движется в отношении к неразумным страстям тела, двигалось несимпатиче­
ски и неосознанно (άπροσέκτως), так что непосредственное движение этой ее части будет разрешено присутствием разумного. Следовательно, когда очищение продвинется вперед, борьбы небу дет, но достаточно и присутствия логоса. Худшее смирится (αίδέσεται) перед лучшим, укорит себя
(έπιτιμησαι) за слабость и будет недовольно своим
12Здесь употреблен глагол λυω, и разрешать я здесь употребляю в значении отпускать, освобождать от
Порфирия отправные точки в движении. .. движением как таковым, если оно возмутит покой (ήσυχίαν) его господина. Пока душа даже умеренно страстна, ей следует продолжать движение к бесстрастью; совершенно же бесстрастна душа, искоренившая саА
му симпатию с телом, ибо тело обретает власть, когда разумное слабнет, а страстное получает движение.
ЭННЕАДА ПЕРВАЯ. ТРАКТАТ ДЕВЯТЫЙ Что природа связала то и разрешает, что связала душа и освобождает душа природа ввязала тело в душу, душа же сама ввязалась в тело. Значит, дело природы — освободить тело из души и дело души — освободиться из тела.
Смерть двойственна: известная всем состоит в освобождении тела от души философская же смерть — в освобождении души от тела и не всецело следует одна за другой.
ЭННЕАДА ВТОРАЯ. ТРАКТАТ ЧЕТВЕРТЫЙ ОМА ТЕР И И
(26). Отделяясь от сущего, мы порождаем несущее материи. Обладая сущим, мы предварительно мыслим [несуществование Единого отделяя себя от сущего, мы немыслим того несущего, что сверх сущего, но порождаем несущее материи, мысля ложь, находясь в состоянии несущего, оказавшись совершенно вне себя. И как каждый может стать причиной своего восхождения к тому Несущему, что сверх сущего, так мо­
13Нетрудно заметить, что этот отрывок вмещает чуть лине все основные понятия эллинистического аскетизма. Ср.: Плотин.
Энн., I. 2. 5, 7-24 и 27-31.

14
Порфирий
жет статьи причиной своего нисхождения к тому несущему, которое приникает к сущему снизу.
ЭННЕАДА ТРЕТЬЯ. ТРАКТАТ ШЕСТОЙ ОБЕ С СТРАСТИ И БЕСТЕЛЕСНЫХ. Бестелесное не обозначает одну и туже родовую общность, как, например, тело, но означает чистоту, существующую благодаря лишенно­
сти тела. Потому опять жени сущим, ни несущим ничто не препятствует быть имеют место и те, что существуют прежде тела, и те, что существуют вместе с телом, и отделимые, и неотделимые и те, что суть благодаря себе, и иные, ввязанные в бытие и нуждающиеся в нем, и те, что сами суть энергии, самодвижные жизни, и те, что сопутствуют жизни, те, что суть качественные энергии. Так что когда говорится бестелесное, тоне называется посредством утверждения, что оно есть, но обозначается посредством отрицания, что оно не есть (17). Душа есть сущность невеличинная, нематериальная, бессмертная ее бытие есть жизнь — та жизнь, которая в ней из нее самой (23). Есть то, сущность бытия чего есть жизнь, и то, чьи страсти суть жизни и чья смерть состоит в определенного качества жизни, а не в полной лишенности жизни, ибо это ее состояние не приводит ее к совершенной безжизненности (18). Иное претерпевание — тел, иное бестелесного. Претерпевания тел ведь совершаются благодаря изменению усвоения же (οικειώσεις) и претерпевания души суть энергии, не подобные ни Речь идет здесь, видимо, о двух видах бестелесного идеях и абстракциях
Порфирия отправные точки в движении . .. нагреванию, ни охлаждению тела. Поэтому если всякое претерпевание совершается благодаря изменению, то должно утверждать, что все бестелесные вещи бесстрастны. Ибо те вещи, что отделены от материи и тел, таковы же в своих энергиях как ив своей сущности те же, что оказались близки к материи и телам, хотя сами по себе и бесстрастны, посылают страдать тех, при которых созерцаются. Ибо в случае, когда живое существо ощущает, душа подобна гармонии, отделимой от своего инструмента, гармонии, которая движет настроенные струны, тело же подобно гармонии неотделимой. Причина, по которой она движет живое существо, состоит в том, что последнее одушевлено, душа подобна музыканту, заставляющему гармонически звучать свой настроенный инструмент, поскольку он обладает гармонией в себе. Ударяемое чувственными восприятиями тело подобно настроенным струнам. Ибо не гармония издает звук, но струна. Музыкант же движет ее согласно гармонии в нем. Тем не менее, даже захоти того музыкант, струна не зазвучит музыкально, если ей не скажет гармония (7). Душа привязывает себя к телу — посредством обращенности к тем претерпеваниям, что от него, и освобождается опять же посредством бесстрастья.
Бесстрастность материи (20). Отличительные черты материи, согласно древним, таковы бестелесность, иначе она была бы телом безжизненность, ибо она не есть ни Умни Душа, ни жизнь сама по себе без-
15Плотин. Энн., III. 6. 4: 41-43, 47-52.

16
Порфирий
видность, неразумность, беспредельность, немощность. А потому материя не есть сущее, но несущее, и не такое несущее, как покой и движение, но истинно несущее, эйдол и призрак (φάντασμα) объема, ибо первичное несущее в объеме она есть скудость и стремление к ипостаси, она поставлена не в покое, при ней воображаются противоположности малое и большое, худшее и лучшее, недостаток и преизбыток, она всегда становится и никогда не пребывает, несмотря на это, она неспособна бежать [какой-либо формы, она есть отсутствие сущего. И, следовательно, все то, что материя возвещает о себе, — неправда когда она представляется большой — она мала она, подобно шутке (παίγνιόν)16, бежит в несущее она бежит не из места, но исчезает из сущего. Потому в себе бытие эйдолов состоит в худшем эйдо- лев материи как в зеркале находящееся водном месте представляется в другом зеркало, кажущееся наполненным образами, не имеет в себе ни единого, но все они мнятся в нем]»17.
Страстность тела
(21). «Претерпевание принадлежит тленному, ибо есть путь к смерти способное принять страсть способно и погибнуть. Бестелесные неуничтожимы; всякое бестелесное либо есть, либо нет в любом случае оно ничего не претерпевает. Претерпевающее не должно быть таким, но изменяющимся и гибнущим благодаря качествам вещей, привходящих и творящих претерпе-
16Здесь имеется ввиду, конечно, иллюзия, вызванная
фокусником.
17Плотин. Энн., III. 6. 7, Плотин. Энн., III. 6. 8, 9-1 h
вающее19, ибо то, что в нем, не изменится от случайного. Так что ни материя не страдает — ибо сама по себе бескачественна — ните эйдосы, что при ней, эйдосы, которые входят и исходят из нее, но претерпевающее есть составленное из обоих, претерпевающее есть то, чье бытие в обоих, ведь оно созерцается в этих противоположных силах и качествах вещей привходящих. Потому-то те сущности, что имеют жизнь извне, а не от себя, живут или не живут в силу своей страдательности ноне деятельности, не благодаря себе. Те же, чье бытие состоит в бесстрастной жизни, необходимо пребывают живыми вечно, также и неживое бесстрастно в силу своей безжизненности. Следовательно, изменение и претерпевание имеют место лишь в составленном из материи и эйдоса: они относятся к телу, а не к материи, равно как жизнь и смерть и связанные с этими вехами страсти созерцаются в составленном из души и тела ничего подобного не происходит с душой, ибо она не составлена из живого и безжизненного, но есть сама жизнь, ибо, согласно Платону, сущность и логос души есть нечто самодвижное.
Порфирия отправные точки в движении . ..
17
ЭННЕАДА ТРЕТЬЯ. ТРАКТАТ ВОСЬМОЙ ОП Р ИРОДЕ, СОЗЕРЦАНИИ И ЕДИНОМ ibО мышлении, (?) или о сущем
(10). Все во всем. Нов тоже время особым образом в сущности каждого в Уме умно То есть делающих его обладающим тем или иным ка­

чеством-претерпеванием , состоянием-отпечатком.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

перейти в каталог файлов
связь с админом