Главная страница

Куманяева Н. - Подлинное Таро Эттейлы - 2006. Таро Эттейлы Содержание


Скачать 3.16 Mb.
НазваниеТаро Эттейлы Содержание
АнкорКуманяева Н. - Подлинное Таро Эттейлы - 2006.doc
Дата10.09.2018
Размер3.16 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаКуманяева Н. - Подлинное Таро Эттейлы - 2006.doc
ТипРеферат
#45370
страница1 из 11
Каталогid51219122

С этим файлом связано 14 файл(ов). Среди них: Vestnik_AIEM_4.pdf, Куманяева Н. - Подлинное Таро Эттейлы - 2006.doc, Masonstvo_v_ego_proshlom_i_nastoyaschem_V_2-kh_toma.pdf, А.М.Вейн. Сон. Тайны и парадоксы.doc, Иванов В.В._афиша.doc и ещё 4 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Куманяева Наина

Таро Эттейлы

 

 

Содержание

 

Введение. О Таро вообще и о картах Эттейлы в частности

Глава 1. Правда и домыслы о картах Таро

Глава 2. Символика Старших Арканов Эттейлы

Глава 3. О значениях Младших Арканов

Глава 4. Расклады карт по методике Эттейлы

Приложение Значения четырех мастей Младших Арканов колоды Эттейлы

согласно Папюсу

 

 

 

 

 

 

Введение

О Таро вообще и о картах Эттейлы в частности

 

Гадание при помощи игральных карт имеет очень любопытное и глубокое историческое основание; оно в корне отличается от других видов гадания (напри­мер, основанных на воле стихии, таких как ауспиции и гаруспиции, от случайного выброса предметов — на бобах, петушиной поклевке и т. п.), где гадающий ориентируется на замечаемом соответствии между различными фигурами гадальных предметов и соб­ственным духовным настроем.

Гадатель представляет, что во время гадания он бывает преисполнен сверхъестественной силой, вла­ствует над силами природы, проникает внутрь вре­мени, и, раскладывая под их влиянием запечатленные на листках картона таинственные образы, он вместе с тем сочетает эти силы для благоприятного или неблагоприятного для Спрашивающего их взаимо­действия.

В феномене карт много странного и запутанного. Прежде всего это относится к истории их происхож­дения. Ведущие тароисты полагают, что карты, кото­рые в наши дни служат средством развлечения, игры или приобретения денег, в древности были одним из важнейших аспектов в тайных (эзотерических) науках, внешним выражением различных понятий о природе, ее законах, о человеке и т. п.

В древнем карточном гадании мы можем видеть две цели: 1) желание узнать посредством перегруппировки карт и под влиянием духов природы, ее бо­жественных и разумных сил, как предрасположены к нам воздействия сил и явлений природы, и из этого вывести предсказание или 2) самостоятельно по­влиять на сочетание и взаимодействие этих сил природы.

Во всяком случае, карты служили посредниками между гадающим и природой, между силой его духа и силой духа мирового. Отсюда понятно, насколько сложные символы должны были быть начертаны на древних (вернее, старинных, XIV в.) гадательных картах. Именно старинных, поскольку карты античных времен до нас пока не дошли. Дошли лишь их описания, хотя в довольно неопределенной форме, и эти описания не имеют достаточного доку­ментального подтверждения. Совершенно точно можно сказать, что единственным доказательством существования карт служит само их существование, сроки возникновения карт подтверждены лишь европейскими законами, направленными против них, и наконец, изобретение карт приписывают на­роду, который никогда и ничего не изобретал, кроме танцев, песен и тысячи способов надувать людей.

В нашей книге мы намерены познакомить читате­ля с карточными гаданиями, с гаданиями посредством особенных карт, называемых картами Таро (или «таро­ками», в некоторых странах «таротами»), а главное — нам хочется указать на значение и происхождение изображений карт, чтобы этим хоть сколько-нибудь содействовать пониманию причин возникновения различных видов гаданий.

Из наиболее старинных и традиционных видов карт нам известны по меньшей мере три семейства карт игральных (в 32, 36 и 52 листа) с бесчисленным множеством видов, а помимо них еще и несколько сотен (их насчитывают до полутора тысяч) видов колод карт Таро. В наши дни карты Таро издаются в самых разнообразных формах (в зависимости от фантазии художников), однако если и принять на веру их древнеегипетское происхождение, то в любом случае символы карт чрезвычайно искажены, изуро­дованы и им не найдено соответствия ни на одной из древнеегипетских гробниц. Но давайте по порядку рассмотрим теории (вернее легенды) о возникновении карт Таро.

Легенда 1. Теперешние сюжеты карт Таро появи­лись в Европе не раньше чем во времена французского короля Карла VII. Этот король лишился рассудка, и полагают, что для его вразумления придворный художник Жакмен Григоньер нарисовал занятные картинки, игра в которые стала вскоре всеобщим ув­лечением. Художник полагал, что благодаря этим голо­воломкам к королю вернутся утерянные умственные способности; но король на эти картинки смотрел просто как на забаву. Предупреждаю: это вовсе не точ­ные данные, а всего лишь легенда 1, но легенда не в большей степени, чем легенда о древнеегипетском происхождении карт.

Легенда 2. «Последовало время,— пишет д-р Па­пюс,— когда Египет, более неспособный бороться с захватчиками, подготовился погибнуть с достоин­ством. И египетские ученые (по крайней мере, как утверждает мой таинственный информант) созвали великую ассамблею, чтобы принять меры для сохра­нения от разрушения знаний, которые до последнего времени доверялись людям, достойным принять их.

Сначала они решили было доверить свои тайны людям, выбранным самими посвященными, которые должны были передавать их из поколения в поколение. Но один жрец, заметивший, что добродетель — самая хрупкая вещь и ее труднее всего найти, во всех собы­тиях нашей жизни она непостоянна, предложил дове­рить научные знания пороку.

Последний, сказал он, никогда полностью не исчезнет, и мы можем быть уверены в длительном и продолжающемся сохранении наших идей через него.

Это мнение было, очевидно, принято, и как порок была выбрана игра. На маленьких пластинках выгра­вировали тайные изображения, которые прежде обу­чали самым важным научным секретам, и с тех пор игроки передают это Таро из поколения в поколение гораздо лучше, чем могут это сделать самые добро­детельные люди на земле».

На какой же документ ссылается при этом по­чтенный доктор? «Конфиденциальную историю об этом предмете,— пишет он,— я извлек из старого пыльного манускрипта, забытого в углу библиотеки. Можете принять это за выдумку или правду, как же­лаете; это неважно, если ваше любопытство будет удовлетворено».

Будем считать, что наше любопытство удовлетворе­но, и заметим, что нашествие пресловугых захватчиков-варваров на Египет, коему фараоны не в силах были противостоять, случилось в 332—331 гг. до н. э., и варва­рами было войско Александра Македонского.

Легенда 3. Она возникает, когда к древнееги­петскому происхождению карт Таро приплета­ется еще и еврейская каббала. Основоположником (но не провозвестником) этой теории стал известный французский мистик середины XIX в. Элифас Леви. «Все действительно догматические религии произо­шли из каббалы и в нее же возвращаются...— пишет он. И далее продолжает: — Проникая в святилище каббалы, поражаешься изумлением при виде учения столь логического, столь простого и в то же время столь абсолютного. Необходимое согласие идей и знаков; освящение самых основных реальностей первичными признаками; троичность слов, букв и чисел; философия простая, как азбука, глубокая и бесконечная, как само Слово; теоремы — полнее и светлее теорем Пифагора; теология, которую можно резюмировать, считая по пальцам; бесконечность, которая может уместиться на ладони ребенка; десять цифр и 22 буквы, треугольник, квадрат и круг — вот все элементы каббалы. Это элементарные принципы Слова писанного, отражения того Слова сказанного, которое создало мир».

Тут все понятно, и на этой основе можно идеально трактовать не только карты Таро, но и шаш­ки, шахматы, игру в маджонг и теорию относи­тельности. Невозможно будет лишь убедить раввинов согласиться с тем, что из учения жрецов древне­египетского бога Тота произошел Талмуд, как и за­ставить ученых-египтологов признать, что мифы про Озириса и Изиду, Анубиса и Нут берут начало от Торы.

Однако на этих трех легендах, вернее, на двух последних, поскольку первую никто всерьез не рас­сматривает (а зря! в ней тоже есть рациональное зерно!) базируется все современное учение о предска­зательном Таро.

Таким образом, теоретики Таро разрываются между двух мнений: карты Таро были изобретены то ли египтянами, то ли евреями, и ни одно из мнений не находит тому достаточного подтверждения, кроме общего мнения, что египетские жрецы доверили свои эзотерические труды цыганскому народу.

Нами найдена выписка из некоего французского сочинения, истолковывающего происхождение не только карт Таро, но и самого их названия.

«Эти странные карты занесены в Европу, по всей вероятности, цыганами, которые под различными названиями появились в ней в конце XV в. Они для своих гаданий уже в это время употребляли самые странные и непонятные фигуры. Эти фигуры, бывшие в цыганских гадательных книгах, пред­ставляли все древние верования, ключ к разгадке египетских иероглифов и первых писаний Гермеса.

Эта книга принадлежит очень древнему вре­мени; она составлена по звездному кругу автора, или астарота (вот почему и надо писать Таро, та-рот, а не тароки), которое, подобно индийскому «оттара», Полярной Медведице или Северному Арктуру, есть сила (тари), на которую опирается небо и земля.

Этот круг, это колесо, подобно Полярной Медведи­це, из которой сделали колесницу Солнца, колесницу Давида и Артура, есть счастье греков, судьба кирейцев, случай египтян; вращаясь беспрерывно около северной Полярной Медведицы, звезды посылают земле счастье и несчастье, свет и тень, холод и тепло, откуда происхо­дит добро и зло, любовь и ненависть, составляющие счастье и несчастье людей.

Вот эти обращения звезд вокруг Медведицы и представляют до сих пор наши расположения карт при гаданиях; все дело, таким образом, основано на вере во влияние звезд на человека.

Таким образом, карты Таро происхождения индо­татарского, но, проходя через цивилизации различных народов, они видоизменялись под влиянием их веро­ваний и взглядов на вещи».

Итак, к числу изобретателей Таро прибавились еще и татары...

Однако известно, что, помимо них, в Китае, кото­рый подарил Европе макароны, равиоли-пельмени, рис и порох, существует довольно древняя игра мад­жонг, состоящая из перекладываемых пластинок с изображенными на них сюжетами.

Папюс указывает, что и в Индии существовали оригинальные круглые карты (ганджифа) с изобра­жениями различных богов и философских понятий. Правда, мастей там было не четыре, а восемь, однако сути дела это не меняет.

Не исключено также, что карты могли быть изобретены в самой Европе, в Италии, в Венеции, которая в X в. уже активно торговала с арабами и где с помощью карт Таро могло вестись обучение детей арифметике, пока карты не приспособили к азартной игре.

Но, не уходя слишком далеко от Европы, от­метим, что еще Тацит рассказывал о германской системе гадания на рунах. Всего у галлов насчитыва­лось 24 руны кельтского алфавита, каждая из которых символизировала определенное божество, природное явление, философскую категорию и имела опреде­ленное предсказательное значение.

Некоторое смущение в дружные ряды тароистов внесли ученые-этнографы, которые категорически отрицают египетское происхождение цыган.

«Еще в 1783 г. немецкий профессор Грелльман впервые, на основании сравнения физических и, в особенности, лингвистических особенностей цыганского языка с языком племени судра в Индии, стал доказывать, что цыгане — народ индийского происхождения. За ним последовал целый ряд лингвистов и этнографов, которые не только под­твердили мнение Грелльмана о первоначальном происхождении цыган, но и детально разработали вопрос о миграции этого народа за пределами их ро­дины. В настоящее время индийское происхождение цыган раскрыто с полной несомненностью» (Энцикло­педический словарь Брокгауза и Ефрона, СПб, 1904).

С этой точкой зрения согласны и современные энциклопедии. Хотя, конечно, можно предположить, что в незапамятные времена цыгане из Индии пере­кочевали в Египет... хотя с такой же легкостью они могли бы перекочевать в Америку и в Антарктиду — для фантазии пределов не существует. Но не будем путать фантазию с логикой!

Таким образом, у нас имеются по меньшей мере восемь народов, каждому из которых можно с разным основанием приписать изобретение карт: египтяне, цыгане, евреи, итальянцы, скандинавы, китайцы и индусы.

Как же описывались эти древние (вернее, старин­ные) карты Таро? Насколько они искажены теперь? Полагают, что основой нынешних сюжетов карт служат египетские иероглифы, т. е. их азбука, состо­явшая из различных фигур. Буквы иероглифов пред­ставляли богов, идеи, числа и проч. Эти буквы состав­ляют содержание древней книги, которую называли «Книгой Тота» и из которой, как говорят, взяты фи­гуры нынешних карт.

До нас дошли рассказы о том, что на некоем египетском памятнике эти знаки были изображены. Его описывают следующим образом. На памятнике изображена таблица. Эта таблица разделена на три равные отдела: вверху 12 небесных домов, внизу 12 по­ложений года, в середине 21 священный знак, изобра­жающий буквы.

В середине средней части представлено изобра­жение сфинкса — пантоморфа — символа всемирного существа, из которого образуются все прочие. Вокруг него три фигуры, соответствующие трем основным буквам египетской и еврейской азбук. Направо две тройные фигуры и налево тоже; левые фигуры пред­ставляют начало действительное и страдательное, летучее и нелетучее, плодотворный Огонь и плодо­творную Воду, т. е. основные силы природы.

Каждая пара тройных фигур образует с централь­ной число семь, а три фигуры по семь образуют три мира и все буквы азбуки.

10 цифр и 22 буквы составляют то, что в каб­балистике называют 32 дорогами к знанию, и их философское описание, как полагают, заключается в древнееврейском каббалистическом сочинении, из­вестном под именем «Сефер Иезира».

Таково описание изображения, но самого изобра­жения у нас не имеется! Однако отсутствие определенности в истории Таро не снижает интереса к этой игре. Да, автор не оговорился, карты Таро — это есть прежде всего игра, в которую человек играет, загадывая на свою будущую судьбу.

Читатель, хоть немного знакомый с Таро Райде­ра-Уайта и Алистера Кроули, будет озадачен колодой Эттейлы — настолько она отличается от принятой теперь методики. Это отличие касается прежде всего символики карт как Старших, так и Младших Арканов.

Разногласия начинаются с самой первой карты Старших Арканов, которая у Эттейлы называется Хаос, а у Райдера-Уайта и также у Элифаса Леви, Папюса, Алистера Кроули и др. символизируется Магом. Трудно сказать, у кого из авторов эта симво­лика наиболее верная, однако у Эттейлы она старше, чем у Элифаса Леви, по меньшей мере лет на 100, и лет на 150, чем у Райдера-Уайта.

Эттейла писал свое руководство, базируясь на исследованиях одного из наиболее видных эзоте­рических авторов своего времени - Курта де Жебелена, а Элифас Леви все же домысливал символику Таро, основываясь на собственном изучении каббалы.

Однако на чем же базировался Курт де Жебелен в своих изысканиях? Этот вопрос неожиданно пови­сает в воздухе, поскольку, как нам известно, ученый этот никуда дальше Парижа не выезжал, да и сообще­ние с Египтом в последней трети XVIII в. было более чем проблематичным. До той самой поры, пока войска Наполеона не вторглись в эту страну (1798— 1789 гг.), для европейцев это была самая настоящая terra incognita. Правившие Египтом мамлюкские эми­ры, мягко говоря, не одобряли интереса христиан к своей стране. Однако вначале расскажем немного о примечательной личности автора этих изысканий.

 

 

 

 

 

 

Глава 1

Правда и домыслы о картах Таро

 

Если бы кто-то вознамерился объявить, что все еще сохранились труды древних египтян, что от огня, в котором погибли величайшие библиотеки, уцелела одна из их древнейшихкниг, содержащая глубочай­шие знания, разве нашел бы он иной способ привлечь внимание публики, чем превратив этот труд в забаву для читателей?

А. Курт де Жебелен.

«Примитивный мир, проанализированный в соответствии с миром современным»

Если рассказы о происхождении карт во времена фараонов, мягко говоря, нуждаются в корректировке на две-три тысячи лет ближе к нашим дням, то леген­ды об их древнейшей предсказательной силе не менее сомнительны. Как бы некоторые увлеченные авторы, вроде Э. Леви, Папюса и их современных эпигонов, ни пытались уверить нас в том, что еще Рамзесу жре­цы гадали на картах Таро, однако на протяжении всей истории бытования карт Таро в Европе (а в Египте, Азии или Америке их так и не знали до прихода евро­пейцев) об их предсказательной способности никто и никогда не писал ни строчки на протяжении столе­тий, хотя столь доступный инструмент предсказания, без сомнения, должен был быть известным не меньше, чем астрология или библиомантия (гадание на Псал­тире или Библии).

И тем не менее до второй половины XVIII в. о предсказательной силе карт Таро никто не знал или не помышлял, хотя азартная игра в карты пользо­валась большой популярностью во всей Европе и пришла в Россию (где была, кстати, нещад­но преследуема властями). Вот на игральных кар­тах и гадали цыгане со Средних веков и гадают по наши дни!

Первоначально игральные карты и впрямь насчи­тывали 56 карт четырех мастей и 22 козыря, которые отличались по старшинству. Однако игра тарокки в наши дни употребима лишь в некоторых отдален­ных местностях Италии, а в Европе широкое распро­странение получили более простые карты, от них про­изводные. И это были не карты Таро, а обычная колода в 36 карт или сокращенная колода пике (piquet), с которой игра шла быстрее и становилась еще азартнее. И то, что для гадания цыгане пользо­вались картами, никоим образом не говорит о том, что именно они были изобретателями символики Таро или носителями древнего вечного знания еги­петских жрецов, как и открытие африканским пле­менем догонов спутника Сириуса не говорит об их контактах с инопланетянами. Даже наиболее полная книга по истолкованию древнеегипетской символики - «Иероглифика» Гор-Аполлона (III в. н. э.) - среди сотен символов, используемых при составлениях египетского иерог­лифического письма, не упоминает ни одного из 78 символов Таро, а уж тем более не подыскивает им соответствия в еврейском алфавите. Шут, Папесса, Дьявол, Андрогин - это все не древнеегипетские и уж тем более не древнееврейские образы, а пер­сонажи, свойственные балаганам средневековой Европы. Если бы в символике Таро употреблялись излюбленные символы Древнего Египта, то мы увидели бы там скарабея, коршуна, кошку, бабуина, кобру, корову, барана, то есть персонажей, в которых древнеегипетские жрецы и в самом деле вкладывали глубочайший смысл.

Легенда, которую рассказывают нам Элифас Леви и Папюс о том, как перед лицом нашествия вар­варских племен древнеегипетские жрецы зашифро­вали свои знания в колоде карт, предназначенных для азартной игры, и доверили ее кочевому цыган­скому племени, по сей день остается легендой, и науч­ной точности в ней не больше, чем в легенде о Сотво­рении мира в шесть дней или в мифе о Девкалионе и Пирре. Миф прекрасен, но с точки зрения науки он несостоятелен. Чем глубже и пристальнее мы вглядываемся в историю, тем очевиднее становится тот факт, что ученые и философы Античности и Средневековья либо ничего не знали о картах Таро, либо не придавали им никакого значения, ибо относились к ним как к обычному людскому пороку вроде игры в кости (по которым, кстати, также можно гадать) или пьян­ству. Истоки современной символики Таро надо искать в алхимических и каббалистических изыска­ниях средневековых ученых, которые пользовались каббалой и еврейским алфавитом для совершения мистический действий. То, что 22 козыря Таро совпали с 22 буквами иврита, оказалось не больше чем удачным совпаде­нием. Тому, что на картах многих современных колод красуются буквы иврита, мы обязаны увлечению ведущих французских мистиков XIX в, еврейской каббалой. Если бы они увлекались древнеиранской религиозной культурой, то на теперешних картах Таро красовались бы имена Ахурамазды, Ангра-Майнью и Амеша-Спента. До появления книг Э. Лефи «Догматы и ритуал высшей магии» и «Таро магов» Освальда Вирта карты Таро не носили букв еврейско­го письма, и об их философском значении мало кто помышлял. Появление на свет трудов швейцарского пастора Курта де Жебелена и пособия по предсказанию Эттейлы дали миру новую философскую и манти­ческую систему, но и работа де Жебелена не отли­чалась строгостью доказательств. Автор не видел необходимости привлекать символы еврейской каб­балы к истолкованию карт Таро. Однако он сделал такое допущение, поместив в своем труде отрывок из сочинения некоего Милле. Но давайте рассмотрим все по порядку. Антуан Курт (1719—1784), сын французского протестантского пастора, родился в Швейцарии, вероятно, в 1719 г. Однако в настоящее время исто­рики расходятся в точной дате его рождения, относя ее порой к 1728 г. Известно, что, окончив обучение в семинарии в 1754 г., он также избрал для себя карье­ру пастора. В 1762 г. он переехал во Францию и там под псевдонимом Антуан Курт де Жебелен издал свою первую книгу «Ту­лузцы, или Несколько исторических и умиро­творяющих писем в за­щиту протестантизма». Эта книга привлекла к личности пастора вни­мание общественности и королевского двора. Во Франции еще сохранялось противостояние между католиками и протес­тантами, против чего выступала просвещенная часть общества.

 

 В 1752 г. правительство сделало еще одну попытку подавить протестантизм, объявив все кре­щения и браки, совершенные реформатскими свя­щенниками, недействительными и предписав като­лическому духовенству произвести их вновь. Эта мера вызвала сильную волну эмиграции из страны; общест­венное мнение заставило правительство взять свое постановление обратно.

Работа де Жебелена была написана в пользу тулуз­ского торговца-протестанта Жана Кала (JeanCalas), который предстал перед судом за убийство собствен­ного сына, обратившегося в католицизм. Эта книга вызвала ожесточенные нападки Вольтера, который хотя и выступал против католической религии, но от­нюдь не в пользу протестантизма. Объективно работа де Жебелена способствовала примирению общества и привлекла к его личности внимание публики и ко­ролевского двора.

Позже де Жебелен объездил всю Францию, по­всюду посещая протестантские общины и постоянно улаживая острые моменты в их спорах с католичеством. Он открыл офис в Париже, где принимал представи­телей общин. Он даже был назначен королевским цензором — замечательное достижение для протестан­та. В течение последних 12 лет своей жизни он за­нимался эзотерическими учениями и погрузился в по­пулярный мир масонства, которое имело во Франции сотни лож, насчитывавших тысячи членов.

В 1771 г. Курт де Жебелен был рекомендован в парижскую ложу «LesAmisReunis». Впоследствии он присоединился к ложе «Девять Сестер», где в 1778 г. содействовал инициации в масоны своего прежнего критика Вольтера, который привлек к ма­сонству таких известных личностей из числа своих друзей, как астроном Лаланд, натуралист Ласепед, скульптор Гудон и американский посол во Франции Бенджамин Франклин.

Хотя большинство франкмасонов были больше заинтересованы вопросами социального переустройст­ва общества или политиканством, чем исследованием философских или духовных вопросов, существенное количество масонов с энтузиазмом увлекались филосо­фией нонконформизма и оккультизма.

Некоторые члены лож благодаря масонству узнали о классической мифологии и древних культурах и вре­мя от времени отправляли языческие обряды.

Например, популярные масонские альманахи, обычно выпускаемые на французском языке, часто содержали календари, в которых описывались ежеме­сячные праздники в соответствии с установлениями древнеримской мифологии. В канун Рождества 1793 г. масоны Амстердама даже праздновали древнеримский языческий праздник сатурналии.

Иногда лекции в ложах были посвящены тради­циям древних тайных наук. Один голландский масон писал в 1794 г., что лектор «развлекал нас рассказами об обычаях древнеегипетских жрецов, чтобы передать потомству героические дела и историю страны по­средством метафорических символов» (см.: Маргарет К. Джекоб. «Жизнь и просвещение: масонство и полити­ка в Европе XVIII столетия. Лондон, 1991).

Кроме того, Курт де Жебелен основал Общество Аполлония (SocieteApollonienne), позже названное Па­рижским музеем, и неустанно трудился в качестве его президента. Под его руководством члены общества посвятили себя изучению древних искусств и наук.

Де Жебелен также стоял у истоков основания секты филалеитов (Philalethes), тайного братства масонского толка, и в мистической секте Избранные кохены (ElmCoens).

Имея прочные позиции в религиозно-философ­ских кругах, де Жебелен мог посвятить себя главному труду своей жизни: в 1773 г. вышло в свет его про­граммное сочинение «Mondeprimitif, analyseecompareaveclemondemoderne» (Примитивный мир, проана­лизированный в сравнении к современному миру) в 4 томах. Это сочинение привлекло к нему тысячи поклонников, в числе которых были известные писа­тели и философы: Дидро, Даламбер, Бенджамин Франклин. Книга разошлась большим по тем вре­менам тиражом свыше 1000 экземпляров, из которых 100 экземпляров заказало королевское семейство. За последующие 9 лет (с 1773 по 1782 г.) де Жебелен выпустил 9 изданий этой книги, и лишь его смерть в 1784 г. оборвала его дальнейшую работу над книгой.

В своей книге (обычно ее название сокращают до Mondeprimitif) де Жебелен стремился восстановить образ жизни и мировосприятия первобытных цивили­заций. Следуя по стопам некоторых ведущих ученых Возрождения, он утверждал, что древняя цивилизация была универсальной, интеллектуально развитой и духовно просвещенной. Труд де Жебелена был сосредоточен на двух главных аспектах: а) лингвис­тика и Ь) мифология и символика. В отношении пер­вого де Жебелен выдвинул теорию универсальной грамматики и единого для всех народов мира разго­ворного языка и письменности.

В отношении мифологии и символики он обсуж­дал происхождение древнейших аллегорий и истории календарных систем от гражданских, религиозных и мифологических традиций. Кроме того, он пред­ставил первые известные эссе относительно гада­тельной практики. В свой труд он включил два таких эссе, одно собственное, а другое подписанное неким «M. Le K. де M. ***». Историки решили, что полное имя этого автора было Луи-Рафаэль-Люкре да Файолль, граф де Мелле (Louis-Raphael-LucrecedeFayolle, ComtedeMellet), французский вельможа XVIII столетия, кавалерийский офицер, мало из­вестный как лингвист.

В своем эссе де Жебелсн описал свое первое столкновение с картами (за исключением детских забав). Это состоялось приблизительно в 177 1778 гг. во время визита некоего приятеля, при­бывшего к нему из Швейцарии или Германии. Собрались сыграть в карты; де Жебелен бросил взгляд на. карты, прервал игру и начал их рассмат­ривать. Давно утратившие популярность в Париже карты Таро были фактически неизвестны фран­цузам, поскольку оказались совершенно вытеснен­ными игральными колодами. Однако де Жебелен заявил, что он сразу же понял происхождение Таро и осознал их символическое содержание. Он на­писал об этом почти мистические сроки: «.,.я по­глядел на это [Мир] и сразу же понял аллегорию. Любой человек прекратил бы игру и остановился для созерцания этих изумительных карт. Я сознавал, что вижу то, чего никто и никогда не видел, В тече­ние четверти часа колода была мною пройдена, изучена и истолкована. И это не было уловкой собственного воображения, но плодом сознатель­ного построения ассоциаций и чувств, вызванных колодой карт у человека, который имел представле­ние о египетских идеях».

Затем, ссылаясь на эс­кизы марсельского Таро, де Жебелен обсуждал каж­дый из Старших Арканов и карту Дурака. Он ут­верждал, что фигура По­вешенного должна быть повернута другой сторо­ной и что Колесница изо­бразила египетского бога Осириса в момент его триумфа; Дьявол, по его мнению, изображал грече­ское божество Тифона, ча­сто ассоциируемое с древнеегипетским богом Сетом, а карта Звезды включала самую яркую звезду небосклона Сириус и семь тра­диционных планет; Правосудие фактически изобра­жало создание Мира; и Мир в действительности символизировал Время. Кроме того, он утверждал, что правильный порядок нумерации Арканов был полностью изменен, начинаясь с Мира и заканчи­ваясь Жонглером (позже переименованным в Мага, или Фокусника).

 

 Де Жебелену человечество обязано тем, что он впервые привлек внимание мыслящих людей к сак­ральной, скрытой стороне карт, на которые до той по­ры смотрели как на предмет азартной игры.

Он писал: «Должны ли мы услышать, что и в наши дни существует работа древних египтян, одна из их книг, избежавшая пламени, пожравшего их превосходные библиотеки, и которая содержит чистейшие доктрины по наиболее интересным предметам. Любой будет несо­мненно стремиться к приобретению таких важных

и экстраординарных знаний. Должны ли мы до­бавить, что эта книга широко распространена на большей части Европы, где в течение нескольких веков она была доступна каждому, и не будет ли это еще более удивительным? И не будет ли слишком смелым утверждение, что люди никогда и не подо­зревали, что она египетская; с трудом можно сказать, знали ли они ее вообще, ведь никто никогда не пытался расшифровать даже один листок, что резуль­тат неиссякаемой мудрости воспринимался как набор экстравагантных рисунков, которые ничего не значат сами по себе? Не дума,™ ли люди, что кто-то пытался развлечь себя и сыграть на доверчивости чьих-то зрителей?

Да, этот факт имеет место быть. Это един­ственная египетская книга, что осталась нам от их превосходных библиотек. Она настолько часто встречается, что ни один ученый не беспокоит себя ее исследованием, никто до меня и не подозревал об ее прославленном происхождении. Эта книга состоит из 77 или 78 листов или иллюстраций, разделенных на 5 классов, где каждый объект настолько же уникален, насколько поразителен и поучителен. Одним словом, эта книга — колода карт Таро».

Если же обратить внимание на само слово «Таро» с целью выяснить его истинное происхождение и значение, то Курт де Жебелен заявляет, что имеются три слова восточного происхождения, сохраненные в спецификации колоды. Это: «Таро», «Мат» и «Пагад» (Тага, Mat, Pagad). Таро, замечает он, имеет чисто египетское происхождение от слов «тар» — «тропа», и «ро», «рос» или «рог» — «королев­ский», т. е. королевская тропа жизни. Мат — тоже восточное слово, и означает «подавление», «убий­ство», «бессмысленность», хотя Пагад, как он добав­ляет, происходит от «Паг» — «вождь», «хозяин» и «Гад» — «судьба». Валиант, возражая ему, говорит: «Один из вариантов происхождения от слова Аш-гарос, Ас-Тарос, это не что иное, как Индо-Тартар, Тан-Тара, Таро, Зодиак».

Стоит добавить, что Мак-Грегор Мазере отыскал иную этимологию этого слова, которая не встречается ни у одного автора,— от иероглифического египетского слова «Теру» —- «требовать ответа, кон­сультироваться». Существуют интересные метатезы (анаграммы, полученные переставлением) букв слова ТАРО: Тора (иврит) = закон, Троа (иврит) = ворота, Рота (латынь) = колесо, Орат (латынь) = говорящий, обсуждающий или упрашивающий, Таор (египет­ский) = Тюр, богиня темноты, Атор (египетский) = Хатхор, египетская Венера.

Де Жебелен также утверждал, что четыре масти Младших Арканов символизировали социальные группы. Он утверждал, что масть Мечей представляла дворянство и военное сословие, Кубки (Чаши) — жречество или духовенство; Жезлы (позже названные Палками, или Скипетрами), относились к сельчанам, а Монеты (позже названные Денариями, или Пен­таклями), символизировали торговый класс. К со­жалению, де Жебелен не сумел найти рациональные доводы для доказательства своей теории. Совре­менные лингвисты и историки давно и вполне спра­ведливо отклонили многие из его идей, включая и гипотезу о том, что карты Таро были родом из Древ­него Египта.

Эссе графа де Мелле было помещено в сле­дующем томе Mondeprimitif. Подобно де Жебелену, он утверждал, что колода карт Таро берет начало из Древнего Египта и что с веками правильный (изна­чальный) порядок Арканов был полностью изменен. Он утверждал, что колода должна была начинаться с Мира и заканчиваться Жонглером, сопро­вождаемым Дураком. Он также первым указал на соответствие карт Старших Арканов буквам еврей­ского алфавита. Он полагал, что карта Мира соот­ветствовала букве Aleph, Страшный суд — букве Bet. Однако в те годы эта система не привлекла почита­телей. Потребовалось почти 100 лет для того, чтобы озвученная Элифасом Леви и орденом «Золотой Зари» (влиятельной группой оккультистов) теория обрела множество поклонников в Европе и Север­ной Америке.

Де Мелле также кратко упомянул об исполь­зовании «Книги Тота» (термин, который он часто использовал вместо слов «колода карт Таро») для предсказания будущего. Он объяснил, как читать рас­кладку карт Таро, используя расположение десяти карт, взяв за основу четыре масти, предсказательные значения Старших Арканов и комбинаций карт.

В отношении мастей он писал, что Мечи предве­щают бедность, волнения, боль и смерть; Жезлы

-успех, обретение имущества, благосостояние и день­ги; Кубки — удовлетворенность и счастье; и Денарии (Монеты) означали сельскую местность и отвернув­шуюся удачу. До настоящего времени определенная часть тароистов все еще пользуется некоторыми из этих ассоциаций (по крайней мере, иногда).

В отношении отдельных карт он, в частности, написал:

«Девятка бубен ([Монет]) подразумевает задерж­ку — или для хорошего, или плохого.

Девятка пик ([Мечей]) — худшая из карт: это предвестие крушения, болезни, смерти.

Десятка червей ([Кубков]) подразумевает город...»

Описание де Мелле было неопределенным и не­полным. Даже скрупулезно изучая его эссе, не каждый способен понять его систему. Прискорбно, что, по­добно де Жебелену, он не стремился к какому-либо ра­циональному объяснению собственных доводов или хотя бы к поиску каких-либо убедительных аргумен­тов для доказательства правоты своих теорий.

В заключительные годы жизни де Жебелен был сторонником довольно спорной практики австрий­ского врача Франса Антуана Месмера. Тот был извес­тен в Париже и в Европе тем, что исцелял пациентов, пользуя их собственным «животным магнетизмом» путем наложения рук. Он также использовал для исцеления специальные чаны, бадьи и ванны, на­полненные намагниченной его «магнетическими флюидами» водой и брался за лечение любых видов болезней. По сути, эти методы легли в основу це­лительской практики его позднейших российских эпигонов типа Кашпировского и Чумака. Однако поначалу приемы Месмера и реальные случаи исце­ления привлекли к нему широкие массы почитате­лей. В исцелениях мы не сомневаемся — ведь из тысячи случаев заболеваний по меньшей мере 10% носят психический характер, и людям по сей день очень легко внушить веру в магические силы целите­ля, особенно, когда обычное лечение у врача резуль­татов не дает.

Известно, что, когда французское правительство предложило Месмеру раскрыть свои методы лечения, он потребовал за это миллион луидоров. Его ученики собрали половину искомой суммы, но Месмер не рассказал им в своей методике ничего принципиально нового. Какое-то время Месмер наслаждался почетом, всеобщим преклонением и восхищением, прибыльная практика приносила ему значительные доходы, однако затем его разоблачила официальная комиссия фран­цузского правительства под руководством знаменитого химика Лавуазье.

В 1783 г. де Жебелен перенес серьезную инфекцию на ногах и обратился к Месмеру, который вылечил его. Пациент был так доволен, что разослал своим под­писчикам на Mondeprimitifписьма, расхваливающие методику Месмера. К сожалению, в следующем (1784) году он перенес осложнение болезни и вновь обратил­ся к Месмеру. При прохождении терапии, сидя в бадье с намагниченной водой, он умер. Он не был женат и не оставил после себя наследников или родствен­ников. Рассказывают, что на его надгробном камне высечена следующая эпитафия:

 Ci-gitcepauvreGebelin,

Qui parloit Grec, Hebreu, Latin;

Admirez tous son heroisme:

Ilfut martyr du magnetisme.

 

Под камнем сим лежит бедняга Жебелен.

Он ведал греческий, еврейский и латынь.

Он восхищал своим душевным героизмом.

И пал злосчастной жертвой магнетизма.

 

Сегодня де Жебелен, и особенно де Меле, в зна­чительной степени забыты; современные ученые отклоняют их идеи как не имеющие под собой фак­тических оснований. Даже учитывая, что они жили до зарождения современной египтологии и расшиф­ровки иероглифов в XIX в., надо признать, что их утверждения относительно нравов и обычаев жрецов Древнего Египта, включая происхождение Таро, мяг­ко говоря, сомнительны.

Высказав идеи о предсказательном значении Таро, они не позаботились о том, чтобы подтвердить их ка­кими-нибудь фактами. Согласно де Жебелену, он один понял тайное содержание карт Таро. Однако отрывок из сочинения де Мелле предполагает, что, возможно, он в Европе был далеко не первым ученым, который размышлял над истоками древней истории Таро и их тайном содержании. Кроме того, тон объяс­нения де Меле предполагает, что, возможно, он сооб­щал знакомым свои идеи относительно карт Таро еще до выхода книги де Жебелена. Историки полагают, что практика предсказаний посредством карт Таро суще­ствовала в Италии задолго до Mondeprimitif; однако то немногое, что известно об этой системе, значительно отличается от теории де Мелле.

Оккультисты, включая некоторых членов масонских лож и подобных организаций, возможно, исследовали и обсуждали историю и тайное содержание карт Таро до выхода Mondeprimitif, и, конечно, де Жебелен был восторженным членом таких собраний. Возможно, де Жебелен сначала услышал о тайнах Таро в масонской ложе или в подоб­ном окружении. Однако это и тому подобные утверж­дения наводят на размышления.

В действительности у нас нет никаких доку­ментальных свидетельств относительно того, что в масонских ложах того времени обсуждалось тайное содержание Таро. Масоны всегда активно занимались религией, философией, теософией, эзотерическими науками, но было ли гадание на картах в числе этих интересов? «Первое, что поражает каждого, входящего в масонскую ложу, это имя Иеговы, окруженное луча­ми и написанное по-еврейски над жертвенником или троном,— пишет А. Д. Философов в книге «Разобла­чение великой тайны франкмасонов»,— к которому не прежде должно приблизиться, как пройдя через две ступени, означающие экзотерическое (внешнее) и эзотерическое (внутреннее) масонство. Известно, что франкмасоны шотландского ритуала прямо при­знают себя служителями Иеговы, и это не как Бога Христианского, а как Бога иудейского, освобож­дающего их от новых обязанностей, налагаемых учением Христовым». Но означало ли это, что в пред­дверии Великой французской революции масоны гадали на картах Таро?

Вместе с тем известно, что в конце XVIII в. во всех европейских столицах, и в частности в Париже, про­цветали всяческие эзотерические салоны, где активно практиковалось гадание на картах. Впрочем, это счи­талось отнюдь не праздным занятием. Гадать на «суже­ного-ряженого» испокон веков было принято среди женщин, и не только во Франции, но и во всех странах Европы, и карты тут были в ходу.

Но это не были карты Таро. Для гадания исполь­зовались самые обычные цыганские (игральные) карты. В 1770 г. подобный салон открыл Жан-Батист Альетте (взявший себе эзотерический псевдоним Эттейла).
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

перейти в каталог файлов
связь с админом