Главная страница

[Химия войны - Теллур]. Вы все ничтожества!


Скачать 72.33 Kb.
НазваниеВы все ничтожества!
Анкор[Химия войны - Теллур].docx
Дата26.09.2017
Размер72.33 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файла[Химия войны - Теллур].docx
ТипДокументы
#8751
страница1 из 3
  1   2   3

-Вы все ничтожества!

Сержант расхаживал перед новобранцами взад-вперёд по потрескавшемуся каменному плацу, щурясь от утреннего солнца – его лучи били ему прямо в его единственный левый глаз и грели его серую лысину. И хотя солнце поднялось только час назад, оно уже припекало настолько, что уже можно было выжимать вспотевшие одежды под бронёй солдат. Лёгкий ветерок не спасал от жары, а лишь дразнил их иллюзией прохлады.

-Черви, насекомые, моллюски… -Сержант поморщил лоб, силясь вспомнить ещё какие-нибудь ругательства. –Вы недостойны даже хоть по этой земле… Ведьмины дети!

Как только он произнёс это, новобранцы обозлились. Понятно, что никто не любил людей, но «дети ведьм» - это уже слишком. Ведьмами называли детей, родившихся от смешанных межрасовых браков, ну а люди заслужили честь носить это клеймо постоянно. Особенно часто их оскорбляли так неоры – поборники расовой чистоты.

Один из солдат, рыжий человек с бледным веснушчатым лицом в гневе сжал кулаки. Сержант заметил это и усилил свой словесный напор.

-Кто, кто позволил вам держать в руках оружие?!

Сержант всё ещё мерил шаг перед строем только что призванных людей – восемнадцать зелёных новичков из Инопланетного Легиона, формирования для неграждан из Объединённых неорских государств. Они прибыли сюда примерно стандартный час назад: их выгрузили из транспортного корабля, что прибыл в местный космопорт в пяти километрах к югу отсюда, и безо всяких инструкций привели на плац. Тут над ними взял командование сержант Хаар – неор-калека, с выбитым глазом и трясущимися руками. И вот он уже шесть минут распинался перед солдатами, стараясь вылить как можно больше грязи на них за короткий промежуток времени. Хаар полагал, что только так можно добиться от «инопланетян» беспрекословного повиновения.

Наконец сержант остановился и оглядел два приписанных ему взвода повнимательней. Все восемнадцать солдат были людьми , прибывшими из человеческих общин, разбросанных по всему Пространству; несколько человек прибилось по пути во врем погрузки рекрутов в космопорту за две сотни световых лет отсюда. Они неуверенно держали доверенное им оружие – электромагнитные винтовки, хромированные стволы которых ярко блестели на солнце -, многие откровенно нервничали. Одеты они были не по штату: кто-то в «скорлупки» - лёгкие металлические кирасы -, а кому-то достались кевларовые бронежилеты, неспособные остановить ни один серьёзный заряд. Три человека были без защиты совсем: лохмотья, издалека напоминавшие одежду, стыдливо прикрывали их тощие тела. Сержант-неор в чёрном бронекостюме резко выделялся из этой толпы.

-Ну что за сброд! Видели бы вы, как воевали наши бойцы! Не чета вам, оборванцам! – Сержант сплюнул на каменный плац. –Впрочем, вы их скоро увидите, ха-ха! – Неор подмигнул единственным левым глазом и криво улыбнулся, обнажая свои жёлтые гнилые зубы.

При упоминании неорских солдат новобранцы напряглись. Никто не желал воевать ни с ними, ни против них – образ несущих смерть воинов, полностью закованных в чёрную пластинчатую броню и уничтожающих всё на своём пути, внушал ужас большинству смертных. Чёрные обсидиановые маски без лиц завершали образ живых воплощений смерти – может, уязвимых по одному, но непобедимых в большом количестве. Такая же маска висела у Хаара на поясе; она, висящая вместе с флягой на поясе, неприятно стукала по набедреннику при ходьбе.

-Да, желторотики! Вы будете поддерживать наших славных ребят в бою против этих уродцев! Они им пока-ажут! –Сержант погрозил невидимому врагу кулаком и принялся расхаживать по плацу далее, что-то бубня себе под нос.

Спустя несколько секунд он остановился и повернулся лицом к солдатам.

-Рассчитаться! –гаркнул он.

Все восемнадцать человек были на месте.

-Нале-во! Шагом марш! Ать-два, гелланы! Шевелитесь!

Люди направились к казармам – серому двухэтажному зданию неподалёку от плаца, окружённому колючей проволокой, там и сям валяющейся будто клоками густой шерсти и стоящему на отшибе от других таких же бетонных коробок – там должны были располагаться штаб, столовая и склад местного отделения Инопланетного Легиона. Но люди прибыли на два дня раньше всех остальных, поэтому здания пустовали.

А вокруг лагеря – одна выжженная равнина да лес на севере, у самой кромки горизонта. Далеко за космопортом, говорят, есть горная гряда, но так ли это на самом деле – никто из солдат-людей не проверял, да и не смог бы.

Солнце немилосердно бьёт в глаза новобранцам, неторопливо, несмотря на выкрики сержанта, шагающим до казармы. Теллур приложил к глазам руку на манер козырька и осмотрел своих сослуживцев да местность вокруг.

-На что смотришь, рыжая морда? Шевелись… Ну же!

Неор достал из-за пояса резиновую дубинку и принялся ею подгонять отстающих. Те нехотя присоединялись к основному строю, замыкая его. Теллур – та самая «рыжая морда», бледнолицый молодой мужчина с рыжей растрёпанной копной волос на голове - замыкал строй.

-У-у, скотины! Ненавижу вас, улитки!.. – сквозь зубы процедил сержант, но так, чтобы всем было слышно.

Под непрекращающуюся хриплую ругань сержанта новобранцы добрались до казармы. Там их уже ждали.

У входа стояло шесть солдат-неоров. Пятеро из них, в полном боевом облачении, держа своё оружие в руках, выстроились в линию. Их лица были полностью закрыты чёрными обсидиановыми масками, без каких бы то ни было отверстий на них. Среди них стоял шестой – от других он отличался лишь тремя оранжевыми полосами на правой стороне чёрной матовой брони, а его винтовка висела за спиной. Свой шлем неор держал в руках.

-А-а, капитан Хок! Пр-риветствую! –Сержант неуклюже отдал тому честь. Из-звольте пропустить этих новобранцев…

Капитан остановил его речь одним движением руки и внимательно осмотрел прибывших солдат.


-Сержант Хаар? Кто они?

-Девятый и десятый взводы, мой капитан. Гелланы. Прибыли буквально час назад из учебки. Те ещё пустые головы, капитан! Все мозги выбили! –Хаар попытался пошутить, но капитан шутки не оценил.


-Я вижу. –Безразлично ответил тот. -Когда они будут готовы?

-Да хоть сейчас! Ха! . –Сержант расхохотался; видимо, он решил, что его шутка на этот раз оказалась удачной.. Хок строго взглянул на него, и тот осёкся. –Через пятнадцать часов будут готовы. Эти худощавые белокожики совсем утомились от полёта!

-Хорошо. –Капитан ещё раз бегло осмотрел солдат, затем сказал Хаару:

-Они нам ещё пригодятся. Отведите их в их обиталище.

Сержант отдал честь и провёл новобранцев в их место жительства.

Внутри казарма выглядела ещё более убого, как и снаружи. Всюду, где ни посмотреть, валялся мусор, кое-где виднелись пятна крови. В затхлом воздухе стоял резких запах фекалий, доносящийся, похоже, откуда-то снизу.

-Что за гадость!.. –Один из людей брезгливо поморщился, когда обнаружил, что наступил на дохлую крысу. Остальные осмотрели пол, затянутый коричневой дымкой, внимательнее, и обнаружили, что он почти весь усеян трупами какой-то живности – по большей части, насекомых и мелких грызунов.

-Ха-ха! У нашего мальчика слишком нежный нос! –Хаар дёрнул брезгливого за ухо так, что тот взвыл. –Вам тут жить до самой смерти вашей, салаги! Так что привыкайте! Привыкнете – без проблем под себя будете ходить!.. – Сержант засмеялся, но его смех тут же перешёл в хриплый кашель. Откашлявшись, он харкнул кровью на пол казармы.

-А-ах, опять. Всё, живо на второй этаж! Лестница там! –Он указал на коридор справа от входа в казарму. В конце его виднелась лестница, ведущая на второй этаж. Новобранцы лениво потянулись по коридору, безо всякого успеха подгоняемые пинками Хаара, хлебавшего из фляги что-то спиртное. Осилив непреодолимое препятствие в виде десяти метров коридора и двадцати ступеней лестницы, люди, основательно покрывшись пылью, лежащей на стенах годами, добрались до второго этажа, который выглядел так же серо и уныло, как и первый. Плотно зарешечённые окна без рам только добавляли хандры и уныния. Не спасал даже утренний свет, лучи которого просачивались через ячейки плотной сети, закрывавшей окна. Сержант отвёл людей в первую же жилую комнату в коридоре. Комната была закрыта чёрной металлической дверью с маленькой решёточкой на уровне лица; дверь резко контрастирует со светло-серыми стенами коридора. Хаар отпер дверь ключом и впустил людей внутрь, а когда последний человек переступил порог, захлопнул её.

-Прохлаждаться будете в этой каморе! Жрать и спать – больше ничего от вас тут не требуется! Чтобы через пятнадцать часов были готовы!

Скрипнул механический замок – сначала один раз, потом другой. Солдаты оказались в полной изоляции от окружающего мира.

-Шмаль серокожая!

Один из солдат, смуглый щупленький человечек, в отчаянии ударил по металлической дери ногой. Раздался глухой стук, и человек схватился за ступню – этот удар оказался последним, который выдержал его ботинок, и от того отделилась подошва. Солдат взревел ещё сильнее и ударил обеими руками об дверь.

-А-а, уроды! Я вас ненавижу! Умрите!!!

Послышались шаги. Сержант подошёл к решётке и злобно уставился на возмутителя беспокойства.

-Ты! –Хаар ткнул в решётку пальцем. –Я запомнил тебя, амёба. Пойдёшь в расход первым.

Он провёл этим пальцем по своей шее и харкнул в лицо незадачливому бунтарю. Человек схватился за лицо и, всхлипнув, упал на колени.

-Так-то, простейшее… Сбор через пятнадцать часов!

Сама комната была относительно просторной, но тесно поставленные трёхъярусные кровати, размещённые кольцом, занимали большую часть комнаты. Обшарпанные стены комнаты, исписанные ругательствами на всех возможных языках, окрашивали стену в разные цвета (хоть и потускневшие), когда на какое-либо слово падал свет. В центре стояло большое металлическое ведро, заполненное какими-то сухими ветками. Рядом лежала газовая зажигалка.


-Какой идиот сюда это поставил?

Теллур осмотрел комнату ещё раз. Тесная комната, тесные кровати, недовольные сожители – ему уже было не привыкать. Бывало похуже, вспоминает он. Сейчас главное – выспаться и подготовиться к бою, хотя бы морально.

-Ну гляньте, они оставили нам жратву! Как благородно с их стороны!..

На каждой из коек лежал бумажный пакет с чем-то приятно пахнущим внутри. Теллур, добравшись до ближайшей свободной койки, коей оказалась верхняя и ближайшая до двери, он открыл пакет. Внутри лежало несколько жёлтых печёных клубней и пластмассовая трубочка с какой-то жидкостью внутри.

-А, каноп! Печёный! Вот это дело!

Крупный коренастый мужчина с нижней койки довольно потёр руками и принялся уписывать клубни один за другим. Солдат напротив, раскрыв пакет, достал трубочку и принялся сосать из неё жидкость, но не прошло и пяти секунд, как он выплюнул эту жидкость и бросил трубочку.

-Что за гадость! Это невозможно пить.

-Это пить не надо –подсказал ему сосед выше, тонкий высокий парень, с усыпанным прыщами лицом. Это же земляной соус. Приправа для канопов. Вставь трубочку в клубень ненадолго…

Теллур тут же последовал его совету и вставил в клубень трубочку с земляным соусом – полупрозрачной коричневой массой, лениво стекающей в сердцевину клубня. Вскоре он почувствовал пряный запах, исходящий от канопа. Отбросив трубочку, Теллур надкусил каноп. Что ж, действительно вкусно! В кои-то веки их кормят не синтетическими остатками от полуфабрикатов, которые даже едой назвать сложно – не говоря уже о том, что от них осталось.

Опустошив пакеты и насытившись, солдаты стали засыпать. Вскоре уже вся комната погрузилась в сон, тишину которого нарушали лишь беспокойные ёрзания солдата, получившего плевок от сержанта. Солнце вошло в зенит, перестав освещать комнату через окна на одной стороне стены, и та погрузилась в полумрак, нарушаемый случайными отблесками.

Теллур наконец решил осмотреть доверенное ему оружие. Им оказалась обычная электромагнитная винтовка – гладкий, отполированный метровый ствол цилиндрической формы, затворная рама, к ней были присоединены ручка со спусковым крючком и приклад. На конце ствола – простая мушка и выемка под штык-нож. Затворный механизм вмещал в себя лишь один заряд – батарейку с иглой, основным зарядом. Сами заряды им ещё не выдали, равно как и штыки, и пока что винтовка оставалась совершенно бесполезной вещью, ярко блестящей на свету. Наконец, солдат положил винтовку рядом и улёгся на жёстком матраце.

Лёжа на спине, Теллур осматривал потолок. Он тоже был исписан всяческой руганью и похабными выражениями, дополняемыми всякими развратными картинками. Но вот среди кучи непонятного текста, в самом уголке стены он нашёл несколько выцарапанных слов, понятных ему. Приподнявшись, он пригляделся и, наконец, разобрал сами слова. Вздохнув, Теллур снова лёг на койку. Спустя несколько минут, он уже спал, как и все остальные новобранцы в этой комнате.

А может, подумал он перед тем, как свалиться в глубокий сон, это очередной знак? Сам Теллур никогда не верил в предзнаменования, но слишком уж подозрительным выглядели эти несколько слов, нацарапанных на его родном языке – так же, как и множество странностей, произошедших по пути сюда. Может, это замыкающий, последний знак, а может, просто очередная чушь, залетевшая в голову простому солдату перед сном – а перед сном так часто бывает -, и не стоит беспокоиться по поводу пустых подозрений. Впрочем, он уже и не побеспокоился бы, так как почти сразу же после этого заснул ровным спокойным сном, какой обычно бывает у людей, уверенных в себе и завтрашнем дне.

А слова, выцарапанные на бетонной стене, несли в себе простой без обиняков, смысл.

«Нам всем пропадать тут.»

Кто-то с силой заколотил по двери снаружи.

-Подъём, подъём, ведьмины дети! Сегодня вам предстоит ваш первый и последний бой! Шевелитесь, амёбы!

Солдаты были уже готовы к выходу. Одевшись и прихватив с собой оружие, они вывалились из комнаты и побежали вслед за сержантом прочь из казармы. Через минуту они уже построились перед выходом. Снаружи было уже темно, а багровый закат освещал своими последними лучами выжженную равнину вокруг. Солдаты отбрасывали неровные тени на тёмно-бурую землю.

Послышался звук мотора. Из-за казармы выехал грузовик, обшитый металлом и выкрашенный в синий цвет; несколько обвисших кусков брони то и дело дребезжали при езде; присмотревшись, можно было увидеть ровные круглые дыры от лучевых орудий.

-Интендант! Ты ка-ак раз вовремя! –Хаар выдавил из себя ухмылку и сплюнул на землю, потянувшись за флягой.

Грузовик остановился, и из двуместной кабины вышел молодой неор в зелёном рабочем комбинезоне. Его пассажир остался сидеть на месте.

-Припасы здесь. Вам – два ящика с зарядами, синие крышки, и один со штыками, с чёрной крышкой. Быстрее, мы спешим.

Сержанту не стоило долго объяснять ситуацию.

-Шевелитесь, простейшие! Забирайте свои припасы.

Солдаты тут же побежали к ящикам в кузове грузовика. В машине было полно груза – в основном, оружие для неоров и боеприпасы к ним. В дальней части кузова поблёскивали стволы новеньких электромагнитных пулемётов крупного калибра; остальное оружие в беспорядке валялось посреди ящиков из пластика с маркировочными лампочками. Среди всего этого разнообразия припасов нужные людям вещи нашлись быстро: ящики с зарядами для винтовок и штыками были деревянными и покрашенными краской цвета рвоты.

Ящики вынесли на свет, и сержант вскрыл их при помощи своего пехотного ножа. Крышки отодвинули, и холщовые патронташи с зарядами были извлечены.

-Напяливайте на себя эту дрянь… Живее! –Хаар погрозил солдатам пистолетом, но его угрозы остались без внимания.

Когда патронташи были разобраны, люди принялись за штык-ножи – ржавые, кое-где погнутые куски металл с пластиковыми ручками и креплениями к винтовкам.

-А теперь живо стать в строй! Ну! –Хаар икнул.

Сержант схватил свою резиновую дубинку и принялся подгонять людей, беспорядочно махая ею перед их лицами. Через полминуты все восемнадцать солдат опять выстроились у входа. Неор в зелёном комбинезоне сел в грузовик и уехал на север – в сторону фронта.

Хаар стал перед строем.

-Так, животные! Сегодня вы опробуете первый настоящий бой. Будете сражаться на нашем левом фланге и прикрывать нашу доблестную армию от окружения всяким сбродом. Будете воевать с себе подобными – лоарами, менграми и прочим – ик !- отребьем! Теперь вы вооружены и способны задержать своими телами проходы для этих рептилий, ха-ха!

-Да, сержант. – смуглый солдат, сверкнув глазами, посмотрел прямо в лицо сержанту. –Теперь мы вооружены.

Тот воспринял это как вызов и подошёл к нему вплотную, своим единственным глазом сверху вниз пялясь в его глаза.

Ты! –Хаар рявкнул и схватил смуглого за подбородок. –Думаешь, что чего-то стоишь, да? Ты – ничто, расходный –ик!- материал, смазка, ржавчина наших военных механизмов! –Он отдёрнул руку от его лица. –Как и все вы тут! –Он ещё более повысил голос. –Вы все не стоите даже одного нашего солдата! Пыль с сапогов наших воинов, пар двигателей наших танков – вот кто вы! Даже инфузории –ик!- полезнее вас, уроды! –Хаар тяжело дышал во все три ноздри.

Люди были подавлены. Конечно, они знали, что воюют за жалкие гроши и возможность сохранить свою жизнь чуть подольше. Они понимали, что кроме них, им никто не поможет: командованию на них плевать, семьи, скорее всего, их больше не увидят, а других людей поблизости нет. Также они отдавали себе отчёт в том, что для большинства из здесь стоящих первый бой, скорее всего, окажется последним.

-Вперёд, за мной, козявки! Раз-два! Ик!

Солдаты зашагали по сухой земле вслед за сержантом, прищёлкивающим языком в такт своего шага. Отряд вышел в сторону леса на севере. Уже совсем стемнело, и кроме силуэтов деревьев, видневшихся на самом краю горизонта, да истрескавшейся земли под ногами, ничего не было видно. Стояла мёртвая тишина. Могло показаться, что из-за леса уже доносились звуки стрельбы и грохот орудий, но, прислушавшись, можно было понять, что тишину пока что ничего не нарушает.

Пока что.

Через стандартный час отряд во главе с сержантом Хааром достиг края леса. И если, шагая по равнине, можно было различить очертания местности, леса вдали и людей вокруг, то в лесу была кромешная тьма, разбавляемая разве что одинокими светлячками, еле виднеющимися в траве.

-Идём линией по одному. –Хаар непривычно заговорил шёпотом. –За мной, уродцы…

Свет электрического фонаря осветил несколько ближайших деревьев. Сержант повёл людей вглубь леса. Он оказался не таким густым, каким виделся вдали, но солдаты то и дело спотыкались о кустарник и царапались о низко свисавшие ветки.

-Осторожнее!..

Люди были вынуждены цепляться друг за друга руками, чтобы не потеряться в беспроглядной темноте, накрывшей лес. В почти абсолютной тишине, нарушаемой лишь тихими потрескиваниями насекомых, каждый перелом сухой веточки под ногами солдат бил по ушам. Каждый шаг, сделанный не самим человеком, заставлял оборачиваться и пытаться осмотреться: кто здесь, кроме меня? Единственным видимым ориентиром в этом, казалось бы, мёртвом и одновременно живом царстве леса был маленький фонарик Хаара, который он сжимал в левой руке; в правой руке был электромагнитный пистолет. И так получилось, что Хаар, ненавидимый всем отрядом, остался единственным, кто мог вывести их всех из леса до наступления рассвета. Она шагал уверенно, будто знал, куда идти (а может, и в самом деле знал?), почти не сворачивая и не сводя света фонаря с пути.

Через полтора часа лес тал более редким. Через поредевшие деревья уже виднелась такая же выжженная равнина, что была позади леса.

-Ускорить шаг!

Солдаты стали идти быстрее, стараясь не наступать друг другу на пятки. Через минуту Хаар выше л из леса и посветил фонариком вокруг. Прямо за лесом оказались окопы. Одиночная линия, вытянувшаяся по всей длине леса, уже почти вся была занята несколькими ротами неорских воинов. Людям же отводился крайний левый фланг, откуда они должны были отражать удары вспомогательных войск противника.

-Скорее! Враг идёт!

Сержант помахал фонарём, подгоняя отстающих. Менее, чем через минуту последний человек вышел из леса.

Отряд тут же занял окоп. Неровная канава, глубиной от метра до полутора метров, вырытая – или, скорее, выдолбленная в сухой земле – служила ненадёжным укрытием против сколь-нибудь серьёзной силы противника, но людям выбирать не приходилось. На участке длиной в двадцать метров, ими занятом, равномерно были расставлены четыре прожектора, покрывшихся ржавой пылью от местных условий, и пулемётное гнездо посередине участка. Пороховой пулемёт, такой же ржавый, как и прожекторы, был установлен в небольшом углублении прямо перед траншеей. Несколько коробок с патронами валялись тут же.

-Рассредоточиться по линии окопа! Занять пулемётное гнездо! Без моей команды прожекторы не включать!

Люди заняли отведённые им позиции и принялись ждать.

-Приготовить оружие к бою! Сейчас же! –Хаар потряс своим пистолетом.

Теллур достал из холщового патронташа, висящего через правое плечо, одну батарейку. Отдёрнув рычажок заряжания на затворном механизме назад, он вставил батарейку с утопленной в ней иглой в приёмник для единственного заряда, затем дёрнул рычажок вперёд, досылая заряд в ствол. Лёгкое потрескивание, издавшееся из затворной рамы означало, что винтовка готова к стрельбе. Другие солдаты тоже уже зарядили своё оружие и ждали приказа. Многие волновались – скорее всего, большинство из них никогда не держало в руках чего-либо серьёзнее вил или рогатины. Теллур же достал штык-нож и нанёс себе надрез на мизинец левой руки. Такие же надрезы, замазанные красной краской, виднелись на других пальцах той же руки.
«Пятый бой. Говорят, почти все погибают именно в пятом бою. И я, конечно, не Таракан, но выжить постараюсь и здесь.»

-Примкнуть штыки!

Солдаты достали штык-ножи и прицепили их к стволам своих винтовок. Вряд ли они будут эффективным орудием в ближнем бою, подумал Теллур. Прошлый бой его многому научил…

-Они скоро будут здесь, уродцы! –кричал шёпотом сержант. –Не оплошайте!

Люди напряжённо вглядывались в темноту. Солнце уже совсем зашло за линию горизонта, и дальше нескольких метров разглядеть что-либо было проблематично. Сержант нервно теребил рукоять пехотного ножа.

Вдали послышались какие-то хриплые крики. Затем – шаги, переходящие в бег, и нечленораздельные крики.

-Они здесь! Сейчас вы будете сражаться против себе подобных, животные!

Теллур встревожился. Что, если он имеет в виду…

Резкий свист оборвал его размышления по поводу возможного противника. Мина упала в лесу, в трёх метрах от окопов. Взрывом оглушило всех находящихся рядом солдат, но никто ранен не был. Люди отделались испугом, Хаар же, находящийся ближе всего к месту взрыва, как ни в чём ни бывало смотрел вперёд, пытаясь взглядом выцепить из темноты хоть кого-нибудь из врагов. Наконец он скомандовал:

-Три… Два… Один… Включить прожекторы!

Все четыре небольших прожектора были включены почти одновременно. Равнину вокруг неравномерно залил яркий оранжевый свет. И теперь враги увидели друг друга.

Больше сотни ящероподобных существ бежало прямо на них. В руках у них были копья, мечи, даже простые палки – всё, чем можно сражаться в ближнем бою. Ни одного ружья или чего-то подобного. Толпа ящеров устремилась прямо на окопы, на солдат, вооружённых дальнобойным оружием. Их и окопы разделяло около сотни метров.

-Огонь, уродцы! Раскромсайте их огнём!

Будто одетый в серую невзрачную чешуйчатую шкуру, молодой лоар с копьём наперевес бежал прямо в сторону Теллура. Тот вскинул ружьё и прицелился ящеру в грудь.

«Как в прошлый раз. Первыми идут.»

Теллур спустил курок. Раздался резкий треск, и лоару разорвало грудь; разбрасывая ошмётки внутренних органов через дыру в спине. Он выронил копьё из своих неуклюжих лап и упал мордой вниз. Его большие, уже мёртвые глаза поблёскивали в тьме равнины, лишь частично развеянной искусственным светом.

«Девятнадцать зарядов. До конца боя должно хватить.»

Перезаряжая винтовку, он бросил взгляд на других солдат. Те также активно отстреливали ящеров, не давая им никакого шанса на приближение к окопам даже на тридцать метров. Сержант Хаар остервенело стрелял из своего электромагнитного пистолета по бегущим на них солдатам противника. Справа от него пулемёт срубал серые тела так, как широкий нож – траву. Ещё дальше по правую сторону слышался постоянный треск штурмовых винтовок на электромагнитной тяге и стихающий стук гаусс-орудий – неоры, похоже, уже очистили видимую часть от противника. За минуту боя число нападающих резко сократилось.

-Вторая волна на подходе!

Из толпы врагов раздались первые выстрелы.

«Живые штыки закончились, так они за живые ружья принялись. Трусы.»

Новая толпа ящеров появилась из темноты. Теперь они бежали сбившимися кучами по десять-тридцать существ в каждой. Прицелившись, Теллур заметил около двух десятков ящеров, пытающихся пробраться в обход линии окопов. Выждав момент, когда они соберутся в плотную толпу, он выстрелил. Четверо из них тут же свалились замертво, а пятый, злившись собственной кровью, тщетно пытался присоединить оторванную руку обратно. Остальные разбежались кто куда, тут же попав под обстрел солдат, стоящих рядом.

-Ловко ты их… -сквозь зубы процедил один из них.

  1   2   3
связь с админом