Главная страница

Виктор Кала ш ник о в р у с с кая демонология Издательство Лом оно со въ Москва


Скачать 49.83 Mb.
НазваниеВиктор Кала ш ник о в р у с с кая демонология Издательство Лом оно со въ Москва
Анкорlq_Kalashnikov_V_-_Russkaya_demonologia_Istoria_Geografia_Etnografia_-_2014_lq.pdf
Дата02.12.2018
Размер49.83 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаlq_Kalashnikov_V_-_Russkaya_demonologia_Istoria_Geografia_Etnogr
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#48949
страница1 из 17
Каталогid65853895

С этим файлом связано 14 файл(ов). Среди них: lq_Kalashnikov_V_-_Russkaya_demonologia_Istoria_Geografia_Etnogr, Makarenko_A_S__Kniga_dlya_roditeley.pdf, Viktor_Suvorov_quot_Ledokol_quot.pdf, Andrey_V_Kudin_-_Kak_vyzhit_v_tyurme.pdf и ещё 4 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
история география/этнография
Виктор Кала ш ник о в
Р
у с с кая демонология Издательство Лом оно со въ » Москва
УДК 398.1
ББК 82.3(Рос-Рус)
К17
Составитель серии Владислав Петров
Иллюстрации Ирины Тибиловой
ISBN 978-5-91678-204-2
© Виктор Калашников, 2014
© ООО Издательство Ломоносов
Часть первая Герои русских сказок О русских сказках Каждый народ с глубокой древности имел своих легендарных сказителей. Может быть, самым известным из них был, да и посей день остается греческий слепой аэд Гомер. Он бродил от одного города к другому и на пирах правителей, заеду и кров, распевал под аккомпанемент арфы эпические песни о Троянской войне, которые, понятное дело, знал наизусть. Как же иначе Ведь Гомер был слепну а слепому, как считали, открывается то, что остается незримым для зрячих.
Сказителей и странствующих музыкантов у кельтских народов называли бардами, на Украине — кобзарями, в Древней Руси — гуслярами, а то и скоморохами. Кстати сказать, Александр Сергеевич Пушкин водном из вариантов драмы Борис
Годунов» устами своего предка Гавриила Пушкина поясняет занятие стихотворца Пиит. Как бы сказать По-русски — виршеписец. Иль скоморох».
Да только слава греческим аэдам и русским сказителям досталась разная. Считается, что Гомер стал родоначальником греческой, а через нее и всей западноевропейской литературы. Греческие мифы мы знаем только потому, что о них нам рассказали античные поэты Гомер, Гесиод, Аполлодор, Ови­
дий, Вергилий и другие. Ну а что же наши, русские «гоме- ры»? Знаем ли мы их хотя бы по именам Два имени из разных эпох, нам хорошо известны это Бонн, о котором упоминается в Слове о полку Игореве», и скромная болдинская крестьянка Арина Родионовна, няня Пушкина. Поэмы Бояна до нас не дошли. А вот без Арины Родионовны не было бы знаменитых сказок Пушкина ни Сказки о попе и работнике его Балде, ни Сказки о царе Салтане», ни Сказки о рыбаке и рыбке, ни Сказки о мертвой царевне и о семи богатырях, ни Сказки о золотом петушке, ни поэмы Руслан и Людмила. Няня Пушкина — далеко не единственная русская сказительница. Было и множество других, не менее известных русских
«гомеров». Может быть, речь о невежественных крестьянах, которые от скуки сочиняли какие-то небылицы?
Что ж, всем известна пословица — сказка — ложь, давней намек. А на что намек — об этом дальше Русская демонология Золота яр ы бка и невод
Н
аш рассказ о мифических рыбах начнем с такой, казалось бы, простой и понятной сказки Пушкина:
...В третий раз закинул он невод,
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лети три года.
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Если старик удивился, тонами подавно следовало бы, поразившись, призадуматься о том, почему рыбка разговарива-
Герои русских сказок
7
ет и к тому же наделена волшебной способностью исполнять желания просителя. Причем не только она, но и щука виз вестной русской сказке Слез Емеля с печки, обулся, оделся, взял ведра да топор и пошел на речку. Прорубил лед, зачерпнул ведра и поставил их, асам глядит в прорубь. И увидел Емеля в проруби щуку. Изловчился и ухватил щуку в руку Вот уха будет сладка!
Вдруг щука говорит ему человечьим голосом Емеля, отпусти меня вводу, я тебе пригожусь.
А Емеля смеется На что ты мне пригодишься Нет, понесу тебя домой, велю невесткам уху сварить. Будет уха сладка.
Щука взмолилась опять Емеля, Емеля, отпусти меня вводу, я тебе сделаю все, что ни пожелаешь».
Нет, неспроста рыбы разговаривают и исполняют желания людей. Это отмечал писатель Владимир Иванович Щер­
баков: В сказках бывает все, и герои их под стать сюжетам чудовища и великаны, оборотни и феи, говорящие звери. Так я и относился некогда к известной пушкинской сказке о золотой рыбке, рыбаке и его жадной, властолюбивой жене. Казалось бы, чего проще — поэт создал эту историю в стихах, соблюдая законы волшебного жанра, в назидание иным читателям. И далее автор пишет о том, как был найден портрет владычицы морской и золотой рыбки, ее воплощения Болгарский археолог Т. Иванов опубликовал снимки бронзовой пластины, найденной среди других древностей в Западном Причерноморье. На пластине — женщина с рыбой. Одета она в хитон, на голове у нее корона. Все это свидетельствует о том, что она богиня, пришедшая из древности. Когда я узнал об этом, меня смутило имя богини, названное Т. Ивановым, — Анахита. Ведь Анахита хорошо известна в Древнем Иране, Средней Азии, ее портрет описан в Авесте, древнейшем памятнике письменности ариев! Она богиня священных води с ней рядом изображена, естественно, рыба, до некоторой степени ее второй образ. Разумеется, для богини вод не составляет труда обернуться рыбой в случае необходимости. Позднее увидели свети отечественные находки того же рода
Очень важна деталь старуха заставляет своего старика передать рыбке, что она хочет быть владычицей морской, причем сама золотая рыбка должна служить ей на посылках. После этого старуха оказалась у разбитого корыта. Это непросто реакция рыбки — это ответ богини, место которой хотела занять старуха, к тому же — превратив богиню в свою служанку».
Ну что ж, у арийских народов, к которым, возможно, принадлежим и мыс вами, была богиня вод — морская владычица, а рыба была ее посланницей и воплощением, авата­
рой. Но все же это очень давняя история, а не сохранились ли воспоминания освященной рыбе в более близкие к нам времена?
Известный русский этнограф, основатель отечественной этнолингвистики Никита Ильич Толстой, заинтересовавшись выражением, знакомым всем славянским народам, — здоров как рыба, сделал вывод о том, что источники этого выражения исконно славянские и достаточно древние, и не исключил их индоевропейское происхождение. Все же странно говорят, например, здоров как быка рыба Скользкая, пучеглазая. какое уж тут здоровье Тем не менее рыба всегда была у наших предков символом не столько огромной физической силы, как быка воплощением чистоты, резвости, а значит, телесного и духовного здоровья (в этом значении рыба была одним из первых символов христианства. Старинные обряды, связанные с рыбой, исполняются посей день. Например, в Болгарии, в Добрудже, приговаривают Хотя бы рыбьей костью поковырять в зубах, чтобы быть здоровым».
Этот обычай широко известен другим славянским народам. В Сербии, на Большой Мораве (река с таким же названием есть ив Чехии, в Моравии, — так что не путать) гадают на только что отловленной рыбе — поворожат и тут же отпустят обратно в реку. В Славонии (историческая область в северо- восточной части Хорватии) в конце XIX века существовал обряд, когда перед тем, как надеть ребенку первую рубашку, через нее пропускали живую рыбу — чтобы ребенок был чистыми резвым, как рыба.
Живущие в Карпатах русины уверены, что увидеть во сне живую рыбу — к здоровью, дохлую (уснувшую) — к болезни.
а __________________________________ Русская демонология Герои русских сказок.
9
А у нас, в Поволжье, считают, что если рыба приснится, то это к деньгам, а вот, если ты ее съешь, тоне видать тебе денег вообще разоришься подчистую!
Пожелания рыбьей чистоты и здоровья запечатлено на сербских пасхальных яичках — «писанках». На них часто изображают рыб.
Рыбы стали частью изображения зодиакального знака Рыбы. Там их две одна живая, а другая — мертвая. Первая предвещает удачу и здоровье, вторая — разорение или даже смерть.
Но если бы только знаки-предвестники! Можно ведь. и оказаться живьем проглоченным огромной рыбиной. Китом, например. Тут уж не до здоровья, остаться бы просто в живых. Кроме библейского мифа об Ионе существует еще множество легенд разных народов, в которых рассказывается о героях, переживших временную смерть в чреве огромной рыбы. Там они встречают своих умерших родичей и, нанося вред проглотившей их рыбе (отрезают по кусочкам ее печень или сердце, убивают ее. Труп рыбины прибивает к берегу, и чудом спасенные люди выбираются из чрева. Выбравшись на сушу, они смеются, радуясь избавлению. Но пребывание в желудке кита подчас имеет и свои неприятные последствия желудочный сок разъедает кожу и герои лысеют — они появляются на свет (как бы рождаются вновь) без волос, точно младенцы.
Мы уже разобрались в том, что сказочная золотая рыбка является посланницей морской владычицы. И как таковая она несет пожелание удачи, денег и здоровья. Нов сказке есть и другой символ — невод, который, как и все в сказках, не случаен.
Сохранились древние русские рукописи, в которых повест­
вуется о ритуалах, связанных с неводом. Например, написано Воздадим и поклонимся колодцами реками сетям, чтобы получить то, чего желаем. В другом месте Иной воздаст и поклонится неводу своему, много выловившему. Здесь под поклонится понимаются непросто поклоны или слова благодарности, а совершение ритуала благодарения с принесением жертв.
Невод — не только приспособление для ловли рыбы, он имели более глубокий смысл. Скажем, орловские крестьяне
говорили Когда едешь венчаться, то опояшься рыболовной сетью и тогда поезжай себе с Богом никто тебя не испортит, колдун не подступится».
По этому поводу Толстой пишет Обратившись к славянской живой старине, то есть к еще бытующим или недавно бытовавшим обрядам, можно увидеть, что сеть (неводу восточных славян, у русских часто использовалась в свадебном обряде, ау южных и западных славян, македонцев и кашу­
бов — в обряде погребальному хорватов — при масленичном ряжении. Во многих северных русских губерниях (Новгородской, Онежской, Вологодской, Архангельской) женихи невеста перед венцом опоясывались по голому телу поясом из невода, сеткою, снятой с рыбачьих вентерей, или мережкою итак ехали к венцу. Аналогичные действия производились ив южных губерниях — Воронежской, Орловской, Саратовской. Можно с большой долей вероятности предположить, что опоясывание сетью в брачном обряде не только предохраняло брачующихся от порчи, но и, по дохристианским верованиям, способствовало деторождению, стимулировало беременность молодой».
Сеть — защита от колдуна и от кровососов-упырей. Поэтому в Македонии на умершего, который может встать из могилы и начать сосать кровь из живых людей, кладут невод пускай сначала этот вампир попробует развязать все узелки и освободиться, а это заведомо сделать очень непросто.
В русской книге XIV века Правила святых апостолов и святых отцов написано Если кто ходит к колдунам для того, чтобы ему ворожили, и берет колдовские узлы, пусть не ест мяса и молока сорок дней То есть узлы имели магический смысл. Об этом говорится в сказке Афанасьева Мудрая дева. Там речь идет о смышленой девочке-семилетке, разрешавшей сложные царские задачи. Последней и самой трудной задачей была следующая. Царь сказал мужику Когда дочь твоя мудра, пусть наутро сама ко мне явится ни пешком, ни на лошади, ни голая, ни одетая, ни с гостинцем, ни без подарочка».
Ну и как же исполнить эту задачу Многим она оказалась бы не по силам, а девочка сделала вот как на другой день поутру сбросила семилетка всю одежду, наделана себя сет _________________________________ Русская демонология Герои русских сказок.
11
ку, в руки взяла перепелку, села верхом на зайца и поехала во дворец. Царь ее у ворот встречает. Поклонилась она царю “ Вот тебе, государь, подарочек — и подает ему перепелку. Царь протянул было руку перепелка порх — и уле­
тела!»
Главной в этом, явно магическом ритуале была одежда из рыбацкой сети — она вроде бы и прикрывала тело, но одеждой ее назвать трудно — одни дырки, и все!
Известно, что узлами составляли тайные письмена, а волшебники острова Руяна (в русских сказках его называют островом Буяном) умели завязывать попутные ветры в узлы и передавали их в таком виде мореходам. При безветрии те узлы распускали, ветер вырывался на волю, и те благополучно прибывали к месту назначения.
Следует также сказать о том, что морскую владычицу на острове Руяне звали Ранее имя было созвучно с названием острова и его обитателями — ранами, или руянами). Возможно, что в этом краю, ныне входящем в состав Германии, и родилась легенда о золотой рыбке, посланнице морской богини Ран. Ничего удивительного и невероятного в таком предположении нет, если вспомнить стихи Пушкина об острове Буяне, древнем Руяне:
Ветер весело шумит,
Судно весело бежит Мимо острова Буяна К царству славного Салтана. И желанная страна Вот уж издали видна.
А ветер так весело шумит, может быть, оттого, что купцы развязали узлы с попутным ветром — даром волшебников острова Буяна. Их судно весело бежит, и вскоре они поведают царю Салтану об увиденных на Буяне чудеса. Золотую рыбку они, конечно, не встретили — она из другой сказки, зато повстречают ее хозяйку, владычицу морскую, невесту царя Г видона.
Русская демонология Царевна Лебедь В предыдущей главе мы начали рассказ о хозяйке золотой рыбки, владычице морской, которая приходится сестрой тридцати трем морским витязями, стало быть, племянницей дядьке Черномору:
Лебедь тут, вздохнув глубоко,
Молвила: Зачем далеко?
Знай, близка судьба твоя,
Ведь царевна эта — я».
Но племянница и сестра обладает несомненной властью над своими родичами, а они не вправе ослушаться велений владычицы морской.
Дядька князю говорит:
Лебедь нас к тебе послала И наказом наказала Славный город твой хранить И дозором обходить...
Лебедь — волшебница, в ее силах не только самой превращаться и говорить человеческим языком, но и превращать — обрызгав морской водой — князя Гвидона в то или иное насекомое, например в комара:
«...Будь же, князь, ты комаром».
И крылами замахала,
Воду с шумом расплескала И обрызгала его С головы до ног — всего.
Тут он в точку уменьшился,
Комаром оборотился,
Полетел и запищал,
Судно на море догнал,
Потихоньку опустился На корабль — ив щель забился
Герои русских сказок.
13
Вообще, князь (как и многие читатели) так до конца и не понимает, с кем его свела судьба, приходится Лебеди ему все разъяснять:
Но как раз стрела запела,
В шею коршуна задела — Коршун в море кровь пролил, Лук царевич опустил Смотрит коршун в море тонет И не птичьим криком стонет, Лебедь около плывет,
Злого коршуна клюет,
Гибель близкую торопит,
Бьет крылом ив море топит — И царевичу потом Молвит русским языком:
«Ты, царевич, мой спаситель, Мой могучий избавитель,
Не тужи, что за меня Есть не будешь ты три дня, Что стрела пропала в море;
Это горе — все не горе. Отплачу тебе добром,
Сослужу тебе потом:
Ты не лебедь ведь избавил, Девицу в живых оставил;
Ты не коршуна убил,
Чародея подстрелил.
Ввек тебя я не забуду...»
Многое таки остается неясным кто этот злой чародей, преследовавший морскую царевну, да и отчего она сама оборачивается лебедушкой, ведь владычице вод пристало бы быть, скорее, русалкой, нереидой или, наконец, какой-нибудь невиданной рыбой Возможно, здесь не один, а два разных образа — морская царевна и царевна Лебедь Во всяком случае, лебедушкой, лебедкой называли красивую девицу или женщину грудь лебедина, походка павлина, очи сокольи, брови собольи. Ау красавицы свой путь в жизни лебедь по поднебесью, мотылем над землей. Красивого мужчину также сравнивали с этой птицей и называли лебедином, была даже такая песня «Лебедин мой, Лебедин...»
Иными словами, лебедь — это символ почти божественной, неземной красоты и любви. Значит ли это, что Лебедь — имя забытой древней богини любви и красоты На этот вопрос мы ответим в конце главы. А пока обратимся к Слову о полку Игореве» для того, чтобы понять, что эта птица значила для наших предков. Понятнее станет и загадочный кол­
дун-коршун.
Тут нужна осторожность существует множество переводов древнерусского текста Слова на современный языки практически все они в угоду красоте слога искажают изначальный смысл поэмы. Поэтому обратимся к изначальному тексту Слова. Уже в первых строках поэмы лебедь уподобляется поэтическому вдохновению «Помняшеть бо, рече, първых времен усобице. Тогда пущашеть 10 соколовь на стадо лебедей который дотечаше, та преди песнь пояше старому Ярославу, храброму Мстиславу, иже зареза Редедю пред пълкы касожьскыми, красному Романови Святьславличю. Боян же, братие, не 10 соколовь на стадо лебедей пущаше, и своя ве- щиа пръсты наживая струны въскладаше; они же сами князем славу рокотаху».
Объясним непонятные слова и имена «рече» — говорят
«усобицы» — войны который дотечаше» — который догонял. Ярослав — великий Киевский князь Ярослав Мудрый
(980—1054 годы, Мстислав — брат Ярослава Мудрого, Мстислав Владимирович, князь Тьмутараканский и Черниговский (умер в 1036 году, Редедя — князь касогов, богатырь в 1022 году Редедя был побежден в поединке Мстиславом Владимировичем касоги — адыги (в прошлом так называли родственные между собой северокавказские племена адыгейцев, кабардинцев и черкесов, Роман Святославич — внук Ярослава Мудрого, князь Тьмутараканский (умер в 1079 году красным автор Слова прозывает егоза храбрость.
Буквальный перевод на современный язык будет таков Помнил он, как говорил, первоначальных времен войны и тогда напускал десять соколов (пальцев) на стадо лебедей струн который (из соколов) догонял какую (лебедь, тапер вая и пела песнь (славу) старому Ярославу (Мудрому, храб-
14_________________________________ Русская демонология Герои русских сказок.
15
рому Мстиславу (Владимировичу, который зарезал Редедю
(касожского князя) перед полками касожскими (в Тьмуторо- кани), прекрасному Роману Святославичу (сыну Святослава
Ярославича, князя Тьмутороканского). То, братья, Боян не десять соколов на стадо лебедей напускал, но свои вещие персты на живые струны возлагал они же сами собой (без всяких усилий, в привычных старых выражениях, (старыми слове- сы”) князьям славу рокотали».
В поэтическом переводе Николая Заболоцкого эти же строки звучат иначе:
Жил он в громе дедовских побед,
Знал немало подвигов и схваток,
И на стадо лебедей чуть свет Выпускал он соколов десяток.
И, встречая в воздухе врага,
Начинали соколы расправу,
И взлетала лебедь в облака И трубила славу Ярославу.
Пела древний киевский престол,
Поединок славила старинный,
Где Мстислав Редедю заколол Перед всей касожскою дружиной,
И Роману Красному хвалу Пела лебедь, падая во мглу.
Но не десять соколов пускал Наш Боян, но, вспомнив дни былые,
Вещие персты он подымал И на струны возлагал живые, Вздрагивали струны, трепетали,
Сами князям славу рокотали.
Казалось бы, поэт пересказал тоже самое, но разница, весьма существенная. На самом деле в Слове соколы вовсе не терзают лебедей и те не поют предсмертную песню, падая во мглу. Речь идет скорее о ритуальной игре соколы догоняли лебедушек и тогда те пели радостную песню — славу. Точно также и певец Боян, который не рвал пальцами струны, а лишь слегка прикасался к ним, а они сами рокотали
Намного точнее это и звучит в переводе Василия Ивановича Жуковского:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

перейти в каталог файлов
связь с админом