Главная страница
qrcode

Ницше Фридрих. Сумерки идолов или как философст... Фридрих Ницше Сумерки идолов или как философствуют молотом Предисловие


Скачать 247.35 Kb.
НазваниеФридрих Ницше Сумерки идолов или как философствуют молотом Предисловие
АнкорНицше Фридрих. Сумерки идолов или как философст.
Дата30.09.2017
Размер247.35 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаНицше Фридрих. Сумерки идолов или как философст...doc
ТипДокументы
#14244
страница1 из 13
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


Фридрих Ницше

Сумерки идолов или как философствуют молотом
Предисловие
Сохранять азарт в тёмном и непомерно ответственном деле не малый фокус; и всё же, что ещё может пригодиться тут больше, чем азарт? Ни одна вещь не удастся, если в ней не принимает участия задор. Только излишек силы служит доказательством силы. — Переоценка всех ценностей , этот вопросительный знак, столь чёрный, столь чудовищный, что он бросает тень на того, кто его ставит, — такая роковая задача вынуждает каждое мгновение выбегать на солнце, стряхивать с себя тяжёлую, ставшую слишком тяжёлой серьёзность. Тут хорошо всякое средство, тут всякий «случай» — счастливый случай. Прежде всего война . Война всегда была великой находкой всех сокровенных, ставших слишком глубокими умов; даже в полученных ранениях заключена целебная сила. Издавна моей любимой поговоркой было изречение, происхождение которого я утаю от учёного любопытства:
increscunt animi, virescit volnere virtus.1{1}
Другое лечение, в некоторых случаях для меня более желательное — это прислушиваться к идолам ... В мире больше идолов, чем реальностей: это мой «злой взгляд» на этот мир, а ещё — моё «злое ухо »... Задавать здесь вопросы молотком , чтобы, возможно, услышать в ответ тот самый гулкий полый звук, говорящий о вздутии, — какой это восторг для человека, который ещё и за ушами имеет уши, — для меня, старого психолога и крысолова, перед которым должно зазвучать именно то, что хотело бы отсиживаться в тиши...

Также и настоящее сочинение — об этом говорит заглавие — есть прежде всего отдых, солнечное пятно, увиливание в праздность, досуг психолога. Быть может, также и новая война? И мы будем припадать ухом к новым идолам?.. Это маленькое сочинение — великое объявление войны ; что же касается простукивания идолов, то на сей раз это не временные, а вечные идолы, к которым здесь прикасаются молотком, как камертоном, — и нет на свете более старых, более уверенных, более надутых идолов... И более полых... Это не препятствует тому, что в них больше всего верят ; да и называют их, особенно тех, кто поважнее, отнюдь не идолами...

Турин , 30 сентября 1888 г.,

в день, когда была окончена первая книга

Переоценки всех ценностей
Фридрих Ницше

Изречения и стрелы{2}

1
Праздность есть мать всякой психологии. Как? Разве психология — порок?{3}
2
И самый отважный из нас очень редко обладает отвагой к тому, что он собственно знает ...
3
Чтобы жить в одиночестве, надо быть зверем или богом, говорит Аристотель.{4} Тут не учтён третий случай: надо быть и тем и другим — философом ...
4
«Всякая истина проста».{5} — Разве это не усложнённая ложь?
5
Я хочу раз навсегда не знать многого. — Мудрость полагает границы также и познанию.
6
В своём диком естестве лучше всего отдыхаешь от своей неестественности, своей духовности...
7
Как? разве человек только ошибка Бога? Или Бог только ошибка человека?{6}
8
Из боевой школы жизни. — Что не убивает меня, то делает меня сильнее.
9
Помогай себе сам: тогда поможет тебе и каждый. Принцип любви к ближнему.
10
Не проявлять трусости по отношению к своим поступкам! Не отворачиваться от них! — Угрызения совести неприличны.
11
Может ли осёл быть трагичным? — Когда гибнешь под тяжестью, которую не можешь ни нести, ни сбросить?.. Случай философа.{7}
12
Если имеешь своё «почему» жизни, то поладишь почти со всяким «как» . — Человек не стремится к счастью; к нему стремится только англичанин.
13
Мужчина создал женщину — но из чего? Из ребра своего бога — своего «идеала»...{8}
14
Что? Ты ищешь? Ты хотел бы удесятерить, увеличить себя во сто раз? Ты ищешь приверженцев? — Ищи нулей !{9}
15
Посмертных людей — меня, например, — понимают хуже, чем современных, но лучше слушают . Говоря точнее: мы никогда не будем поняты — и отсюда наш авторитет...{10}
16
Между женщинами. — «Истина? О, вы не знаете истины! Разве она не покушение на все наши pudeurs2
17
Вот художник, каких я люблю, скромный в своих потребностях: он хочет собственно только двух вещей, своего хлеба и своего искусства, — panem et Circen 3{11}...
18
Кто не умеет вкладывать в вещи свою волю, тот по крайней мере вкладывает в них смысл : т. е. он полагает, что воля в них уже есть (принцип «веры»).
19
Как? вы выбрали добродетель и возвышенные чувства, и одновременно поглядываете с завистью на барыши людей бесцеремонных? — Но ведь, выбрав добродетель, отказываются этим от «барышей»... (на входную дверь антисемиту).
20
Совершенная женщина занимается литературой так же, как совершает маленький грех: для пробы, мимоходом, оглядываясь, замечает ли это кто-нибудь, и чтобы это кто-нибудь заметил...{12}
21
Попадать в отчаянные положения, где ты просто не имеешь права на мнимые добродетели, где ты, скорее, как канатный плясун на своём канате: сорвёшься с него, устоишь на нём, или пройдёшь по нему до конца...{13}
22
«У злых людей нет песен».{14} — Отчего же у русских есть песни?
23
«Немецкий ум»: уже восемнадцать лет{15} contradictio in adjecto4.
24
Ища начал, делаешься раком. Историк смотрит вспять; в конце концов он и верит тоже вспять.
25
Чувство удовлетворения предохраняет даже от простуды. Простуживалась ли хоть одна женщина, умеющая хорошо одеваться? — Я имею в виду те случаи, когда она была едва одета.
26
Я не доверяю всем систематикам и сторонюсь их. Воля к системе есть недостаток честности.
27
Женщину считают глубокой. Почему? Потому что у неё никогда не дойдёшь до дна. Женщина даже и не мелка.{16}
28
Если у женщины мужские добродетели, то от неё впору бежать; если же у неё нет мужских добродетелей, то она убежит сама.
29
«Как же прежде кусалась совесть! Какие хорошие зубы у неё были! — А теперь... И в чём тут дело?» — Вопрос для зубного врача.{17}
30
Люди редко ограничиваются одним опрометчивым поступком. Совершая первый такой поступок, всегда делают чересчур много. Именно поэтому обычно решаются на второй опрометчивый шаг — и на сей раз делают слишком мало...
31
Червяк, на которого наступили, начинает извиваться. Это благоразумно. Он уменьшает этим вероятность, что на него наступят снова. На языке морали: смирение .
32
Есть ненависть ко лжи и притворству, порождённая щепетильностью в вопросах чести; есть такая же ненависть, порождённая трусостью, поскольку ложь запрещена божественной заповедью. Слишком труслив, чтобы лгать...
33
Как мало нужно для счастья!{18} Звук волынки. — Без музыки жизнь была бы заблуждением.{19} Немец представляет себе даже Бога распевающим песни.{20}
34
On ne peut penser et ecrire qu’assis5{21} (Г.Флобер). — Вот я и поймал тебя, нигилист! Усидчивость есть как раз грех против духа святого. Только выхоженные мысли имеют ценность.
35
Бывают случаи, когда мы уподобляемся лошадям, мы, психологи, и впадаем в беспокойство: мы видим перед собой нашу собственную колеблющуюся тень. Чтобы вообще видеть, психолог должен не обращать внимания на себя .
36
Наносим ли мы, имморалисты, ущерб добродетели? — Столь же мало, как анархисты — государям: с тех пор, как в них начали стрелять, они снова крепко засели в своих тронах. Мораль: нужно стрелять в мораль .{22}
37
Ты спешишь впереди ? — Как пастух? Или как исключение? Возможен ещё и третий случай: беглец... Это первый вопрос совести.{23}
38
Ты настоящий? Или только актёр? Выступаешь ли ты вместо чего-то или ты и есть то, что должно выступить на свет? — В конце концов ты ведь можешь оказаться всего-навсего копией актёра... Это второй вопрос совести.{24}
39
Говорит разочарованный. — Я искал великих людей, а находил всего лишь обезьян их идеала.
40
Ты из тех, кто только смотрит? Или кто участвует? Или кто не обращает внимания, идёт своей дорогой?.. Это третий вопрос совести.{25}
41
Ты хочешь сопутствовать? Или предшествовать? Или идти сам по себе?.. Надо знать, чего хочешь и хочешь ли . Это четвёртый вопрос совести.{26}
42
Для меня это были ступени, я поднялся выше их, для этого мне нужно было по ним пройти. А они-то воображали, будто я хотел усесться на них отдыхать...
43
Что с того, что правым остаюсь я ! Я слишком прав. — А кто нынче хорошо смеётся, тот посмеётся и последним.
44
Формула моего счастья: Да, Нет, прямая линия, цель ...{27}
Проблема Сократа

1
О жизни мудрейшие люди всех времён судили одинаково: она никуда не годится ... Всегда и всюду из их уст слышали один и тот же вздох — вздох, полный сомнений, полный тоски, усталости от жизни, противостояния жизни. Даже Сократ сказал, умирая: «Жить — это значит быть долго больным: я должен исцелителю Асклепию петуха».{28} Даже Сократу она надоела. — Что это доказывает ? На что это указывает ? — В прежние времена сказали бы (— о, это говорили, и довольно громко, и прежде всех наши пессимисты!): «В этом наверняка должна быть какая-то правда! Consensus sapientium6 доказывает истину». — Будем ли мы и нынче так говорить? Вправе ли мы? «Здесь наверняка должна быть какая-то болезнь », ответим мы : эти мудрейшие всех времён, надо бы сперва взглянуть на них поближе!{29} Быть может, все они уже не твёрдо стояли на ногах? Были утомлёнными? Пошатывающимися? Декадентами? Не появляется ли, быть может, мудрость на земле, как ворон, которого вдохновляет малейший запах падали?..
2
Мне самому эта непочтительность, что великие мудрецы суть упадочные типы , впервые пришла в голову при рассмотрении именно того случая, где ей сильнее всего противостоит учёный и неучёный предрассудок: я опознал Сократа и Платона как симптомы упадка, как орудия греческого разложения, как псевдогреков, как антигреков («Рождение трагедии», 1872). Упомянутый выше consensus sapientium — я понимал это всё яснее — менее всего доказывает их правоту в том, в чём они совпадали: он доказывает скорее, что сами они, эти мудрейшие, кое в чём совпадали физиологически , раз они относились — вынуждены были относиться — в равной мере отрицательно к жизни. Оценки, суждения о ценности жизни, за или против, в конечном счёте никогда не бывают истинными: они представляют ценность лишь как симптомы, они принимаются в соображение лишь как симптомы, — сами по себе такие суждения являются глупостями. Нужно непременно поставить своей целью и постараться уловить ту удивительную finesse7, что ценность жизни не может быть установлена . Её не может установить живущий, поскольку он является стороной и даже объектом спора, а не судьёю. Её не может установить умерший, по другой причине. — Поэтому если философ видит в ценности жизни проблему, это с его стороны даже возражение самого себя, вопросительный знак к собственной мудрости, отсутствие мудрости. — Как? а все эти великие мудрецы — оказывается, они были не только décadents, оказывается, они даже и не были мудрыми? — Но я возвращаюсь к проблеме Сократа.
3
Сократ по своему происхождению принадлежал к низшим слоям народа: Сократ был чернью. Известно, и даже можно до сих пор увидеть, насколько он был уродлив. Но уродство, само по себе дающее повод к возражению, служит у греков почти опровержением. Был ли Сократ вообще греком? Уродство достаточно часто является результатом скрещивания, развития, которое было замедлено скрещиванием. В другом случае оно является нисходящим развитием. Антропологи из среды криминалистов говорят нам, что типичный преступник уродлив: monstrum in fronte, monstrum in animo8. Но преступник есть décadent. Был ли Сократ типичным преступником? — По крайней мере этому не противоречит то знаменитое суждение физиономиста, которое друзьям Сократа показалось таким обидным. Один иностранец, умевший разбираться в лицах, проходя через Афины, сказал Сократу в лицо, что он monstrum, — что он таит в себе все дурные пороки и вожделения. И Сократ ответил только: «Вы знаете меня, мой господин!»{30}
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

перейти в каталог файлов


связь с админом