Главная страница
qrcode

Курс лекций по биоэтике электронная версия Самара 2012 удк 614. 253(075. 8) Рецензент ы


НазваниеКурс лекций по биоэтике электронная версия Самара 2012 удк 614. 253(075. 8) Рецензент ы
Дата05.06.2020
Размер0.5 Mb.
Формат файлаdocx
Имя файлаbioetika_lektsii.docx
ТипКурс лекций
#69870
страница1 из 21
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»



В.В. Сергеев, В.Н. Наследков, И.А.Шмелёв, Е.Р.Ильина,

В.А. Купряхин, А.В. Антимонов, Н.Н. Аськов






КУРС ЛЕКЦИЙ ПО БИОЭТИКЕ



Электронная версия

Самара

2012




УДК 614.253(075.8)



Р е ц е н з е н т ы:
Измалков С.Н.– директор института последипломного образования Самарского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук, профессор, президент Самарской областной ассоциации врачей, председатель Комиссии по медицинской этике при Министерстве здравоохранения Самарской области;

Силуянова И.В. – заведующая кафедрой биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета, доктор философских наук, профессор;

Тарасов А.А. – профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета, доктор юридических наук.

Авторы-составители – сотрудники кафедры медицинского права и биоэтики СамГМУ:

Сергеев В.В. – заведующий кафедрой, д.м.н., проф., юрист, магистр философии; доценты: Наследков В.Н. – канд. мед. наук, Шмелёв И.А. – канд. мед. наук,юрист, магистр философии, Ильина Е.Р. – канд. юрид. наук, Купряхин В.А. – канд. мед. наук,юрист, магистр философии; Антимонов А.В. – старший преподаватель, канд. мед. наук,юрист; Аськов Н.Н. – ассистент, врач, юрист.

Курс лекций по биоэтике: учебное пособие / Авт. колл.: Сергеев В.В., Наследков В.Н., Шмелёв И.А., Ильина Е.Р., Купряхин В.А., Антимонов А.В., Аськов Н.Н. – Самара: ГБОУ ВПО СамГМУ, 2012. – 234 с.
Лекции содержат учебные элементы по биоэтике, предусмотренные федеральными государственными образовательными стандартами высшего профессионального образования по направлению подготовки 060101 Лечебное дело, 060103 Педиатрия, 060201 Стоматология, 060105 Медико-профилактическое дело, 060301 Фармация; а также соответствующие Базовой учебной программе по биоэтике, разработанной под эгидой ЮНЕСКО (2008).

Учебное пособие предназначено для студентов Самарского государственного медицинского университета.

Учебное пособие утверждено ЦКМС СамГМУ

16 марта 2012 г.
ISBN
 ГБОУ ВПО СамГМУ, 2012

 Авторы-составители, 2012
Лекция 1
БИОЭТИКА В СОВРЕМЕННОМ ЗДРАВООХРАНЕНИИ
План
1. Формирование биоэтического сознания специалистов в сфере здравоохранения.

2. Этические основы современного законодательства в сфере охраны здоровья.

3. Соотношение биоэтики, профессиональной этики и права.

4. Основные этические документы международных, отечественных правительственных и

неправительственных организаций.

5. Основные этические теории и биоэтика.

6. Законы биоэтики.
1. Формирование биоэтического сознания специалистов

в сфере здравоохранения
На современном этапе развития здравоохранения одной из фундаментальных проблем следует признать формирование биоэтического сознания специалистов, осуществляющих свою профессиональную деятельность в этой важной сфере.

Ю.М. Хрусталев (2011) верно подчеркивает, что среди проблем III тысячелетия важное место занимают проблемы становления и развития био-этического сознания у всех медиков.

Биоэтическое сознание – это область сознания, обобщенно и целенаправленно отражающая действительность в форме биоэтических знаний, оценочных отношений к биоэтике и практике реализации ее законов, принципов и правил, моральных установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение разумного и нравственного человека в ситуациях морального выбора, связанного с его вмешательством в процессы жизнедеятельности, которое представляет для них возможную или реальную опасность.

При формулировании приведенного выше понятия принимались во внимание следующие понятия: «сознание» и «правосознание».

А.Г. Спиркин (2004) определяет сознание так: «Сознание – это высшая, свойственная только людям и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека».

Н.Л. Гранат (2005) отмечает: «Правосознание – явление идеальное, непосредственно не наблюдаемое. Оно представляет собой сферу или область сознания, отражающую правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, социально-правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение (деятельность) людей в юридически значимых ситуациях».

В теории права общепринято выделять познавательную, оценочную и регулятивную функции правосознания.

Применительно к биоэтическому сознанию указанные функции можно определить следующим образом:


- оценочная функция вызывает определенное эмоциональное отношение личности к биоэтике и практике реализации ее законов, принципов и правил, разным сторонам и явлениям жизни, имеющим биоэтическое содержание, на основе собственного опыта;

регулятивная функция осуществляется посредством моральных установок и ценностных ориентаций, определяющих поведение человека в биоэтически значимых ситуациях.

Определение формирования биоэтического сознания специалистов в качестве фундаментальной проблемы современного здравоохранения соответствует логике рационального подхода к биоэтике.

Дж.Р. Уильямс (2006) в руководстве по медицинской этике подчеркивает: «Будучи системой нравственных законов, этика признает приоритет нерациональных подходов к принятию решений и поведению. Однако в основном она концентрируется на рациональных подходах».

В Базовой учебной программе по биоэтике, разработанной под эгидой ЮНЕСКО в 2008 году, отмечено, что «разум должен играть свою роль в моральных суждениях».

В этой связи обращение не столько к чувствам, сколько к разуму работников здравоохранения является гарантией развития у них высокого уровня биоэтического сознания.

С.Б. Братусь отмечает, что центральной, системообразующей характе-ристикой человека является его способ отношения к другому человеку. Эта мысль, так или иначе, встречается у многих психологов, но у С.Л. Рубин-штейна она была выражена с замечательной яркостью и глубиной: «Пер-вейшее из первых условий жизни человека – это другой человек. Отношение к другому человеку, к людям составляет основную ткань человеческой жиз-ни, ее сердцевину. «Сердце человека все соткано из его человеческих отношений к другим людям, то, чего оно стоит, целиком определяется тем, к каким человеческим отношениям человек стремится, какие отношения к людям, к другому человеку он способен устанавливать» и далее: «Утверждение бытия человека как бытия все более высокого плана, все большего внутреннего богатства, возникающего из бесконечно многообразного и глубокого отношения человека к миру и другим людям, – вот основа основ. Смысл человеческой жизни – быть источником света и тепла для других людей. Быть сознанием Вселенной и совестью человечества. Быть центром превращения стихийных сил в силы сознательные. Быть преобразователем жизни, выкорчевывать из нее всякую скверну и непрерывно совершенствовать жизнь».

Из приведенного яркого высказывания С.Л. Рубинштейна наряду с ос-новной тканью человеческой жизни – отношение к другому человеку, к людям, важно подчеркнуть основу основ бытия человека – бытие все более высокого плана, все большего внутреннего богатства. Постоянное стремление к совершенству – отличительная особенность человека.

Человек находится в процессе непрерывного становления, стремится подняться над самим собой.

А.А. Гусейнов, Р.Г. Апресян отмечают, что вопрос о господстве челове-ка над самим собой есть, прежде всего, вопрос о господстве разума над страстями. Разум воплощает способность человека к верным, объективным, взвешенным суждениям о мире. Неразумные (иррациональные) процессы протекают отчасти незави­симо от разума, но отчасти зависят от него. Они протекают независимо на вегетативном уровне. Они зависят от разума в своих эмоциональных, аффективных проявлениях – во всем том, что сопряжено с удовольствиями и страданиями. «Скорее верно направленное движение чувств, а не разум служит началом добродетели», – говорит Аристотель в «Большой этике». Если чувства направлены верно, то разум, как правило, следует за ними. Если же источником добродетельности является разум, то чувства чаще всего противятся ему. Оптимальной явля­ется ситуация, когда «верно направленный разум бывает согласен с движениями чувств».

Разумность поведения совпадает с его целесообразностью. Это значит, что человек предвидит возможный ход и исход событий и заранее, идеально, в виде цели формулирует тот результат, который ему предстоит достичь. Целесредственная связь событий перево­рачивает причинно-следственную связь. Здесь следствие (итоговый результат), приобретая идеальную форму цели, становится причи­ной, запускающей механизм деятельности.

высшего блага
Высшее благо – безусловно (абсолютно), оно придает осмысленность человеческой деятельности в целом, выражает ее общую позитивную направ-ленность. С позиций биоэтического сознания высшим благом является жизнь.

Разумность че­ловека обнаруживается не только в способности к целесо-образной деятельности, но и в том, что эта деятельность выстраивается в пер-спективе последней (высшей, совершенной) цели. Разумная рассудитель-ность поведения изначально и органично нацелена на высшее благо.

Нацеленность разума на высшее благо обнаруживается в доброй воле. Понятие доброй воли в качестве специфического признака морали обосновал Кант. Он видел в доброй воле единственное безусловное благо. Только добрая воля имеет самоценное значение; она потому и называется доброй, что никогда не может стать злой, обернуться против самой себя. Все прочие блага, будь то телесные (здоровье, сила и т.п.), внешние (богатство, почет и т.п.), душев­ные (самообладание, решительность и т.п.), умственные (память, остроумие и т.п.), как они ни важны для человека, тем не менее сами по себе, без доброй воли могут быть использованы для пороч­ных целей. Только добрая воля обладает абсолютной ценностью.

Под доброй волей И. Кант понимал чистую волю – чистую от соображений выгоды, удовольствия, житейского благоразумия, вообще каких-либо эмпирических мотивов. Отсутствие себялюби­вых мотивов становится в ней самостоятельным мотивом. Пока­зателем доброй воли можно считать способность к поступкам, которые не только не сулят индивиду какой-либо выгоды, но даже сопряжены для него с очевидными потерями. Добрая воля есть бескорыстная воля. Ее нельзя обменять ни на что другое. Она не имеет цены в том смысле, что является бесценной.

В «Основах метафизики нравственности» И. Кант констатирует: «Так как разум недостаточно приспособлен для того, чтобы уверенно вести волю в отношении ее предметов и удовлетворения всех наших потребностей (которые он сам, отчасти, приумножает), а к этой цели гораздо вернее привел бы врожденный природный инстинкт, и все же нам дан разум как практическая способность, т.е. как такая, которая должна иметь влияние на волю, — то истинное назначение его должно состоять в том, чтобы породить не волю как средство для какой-нибудь другой цели, а добрую волю самое по себе. Для этого непременно нужен был разум, если только природа всегда поступала целесооб­разно при распределении своих даров. Эта воля не может быть, следовательно, единственным и всем благом, но она должна быть высшим благом и условием для всего прочего, даже для всякого желания счастья».

Таким образом, разум, добрая воля, высшее благо являются важными факторами и критериями оценки формирования биоэтического сознания специалистов в сфере здравоохранения.
2. Этические основы современного законодательства в сфере охраны здоровья
Согласно ч. 1 ст. 73 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон РФ № 323-ФЗ) медицинские работники и фармацевтические работники осуществляют свою деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации, руководствуясь принципами медицинской этики и деонтологии.

Приведенная норма позволяет констатировать актуальность создания и развития этической основы современного законодательства в сфере охраны здоровья.

Мысль о необходимости соотнесенности морали и права впервые наиболее четко была сформулирована И. Кантом (принцип взаимодополнительности морали и права). В биоэтике указанный принцип нашел практическую реализацию.

Сказанное определяет важность применения комплексного подхода к регулированию общественных отношений в сфере здравоохранения.

Актуальность создания комплексных социально-нормативных систем в здравоохранении диктуется следующими факторами:

1) масштабностью и темпами преобразования в сфере правового и этического регулирования в здравоохранении;

2) необходимостью рассмотрения вопросов социально-нормативного регулирования в сфере здравоохранения в аспекте взаимообусловленности, взаимодополнения и взаимодействия норм морали и права;

3) важностью международного измерения в области здравоохранения и медицины с опорой на знание и использование российскими специалистами документов ООН, ЮНЕСКО, Совета Европы, ВОЗ, ВМА;

4) существенным усилением социального контроля в здравоохранении и возрастанием социальной ответственности специалистов, работающих в данной сфере.

Для медицинских и фармацевтических работников особое значение имеет вопрос о соотношении норм права и морали как социальных регуляторов их профессиональной деятельности. При этом особо следует подчеркнуть, что именно для медицинской (фармацевтической) деятельности особое значение имеет разработка и применение комплексных нормативных систем, на основе норм морали и права, которые органически взаимодействуют между собой (взаимообусловливают, взаимодополняют и взаимообеспечивают
На пути разработки подобных комплексных социально-нормативных систем имеется немало трудностей. Возможно, одна из главных трудностей состоит в том, что представители отдельных фундаментальных философских учений (утилитаризм, экзистенциализм, постмодернизм) принципиально исключают нормативный подход в этике, полагая, что регулятивная функция морали проявляется лишь в многообразных конкретных отношениях людей, взаимодействующих непосредственно «лицом к лицу», что исключает возможность какой-либо стандартизации и универсализации норм морали. С другой стороны, у Н. Гартмана находим: «Этическое познание – это познание норм, заповедей, ценностей. Всякое познание норм необходимо априорно». Важность универсальных норм в биоэтике глубоко осознается мировым сообществом. Свидетельство тому – п. «а» ст. 2 Всеобщей декларации о биоэтике и правах человека
Ю.М. Хрусталёв (2010) справедливо замечает, что в современном здравоохранении формируется новая морально-правовая парадигма императивно-нравственного воздействия на сознание и дела ученых-медиков и практических врачей как особый социально-культурный институт.

На основании исследований по институциональным системам (Клейнер Г.Б., 2004) нами предложен комплексный институциональный подход к социальному нормированию в здравоохранении (Сергеев В.В., 2007; Сергеев В.В., Шмелёв И.А., 2009), который можно представить в виде следующей формализованной модели:
Икисн = (Ц,Збб,Прбмэ) х о)∑(Ндкр) + МР , где
Инравственная основа
института); Нядро института); Ноболочка института); МР – механизм реализации (процессуальный механизм института).

Из данной формулы видно, что при комплексном подходе реализуется принцип взаимодополнительности морали и права путем интеграции нравственной основы института (нормы морали), ядра и оболочки института (нормы права).

Особого внимания при комплексном институциональном подходе к социальному нормированию в здравоохранении заслуживает процессуальный механизм института (механизм реализации). Механизм реализации – это совокупность внешних и внутренних состояний и процессов, определяющих воплощение моральной (этической) и правовой (юридической) основы социального института.

На сегодняшний день большинство специалистов пришли к глубокому осознанию того, что основными внутренними факторами, определяющими воплощение этической и юридической основы деятельности специалиста в сфере здравоохранения, являются:

1) развитые правосознание и биоэтическое сознание;

2) высокий уровень общей, профессиональной, правовой и биоэтической культуры.

Важными внешними состояниями и процессами, обеспечивающими стабильность социального института, являются функционирующие на постоянной основе комитеты (комиссии) по биоэтике (этике), а также четко отработанные механизмы досудебного и судебного разрешения споров и конфликтов в здравоохранении.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

перейти в каталог файлов


связь с админом