Главная страница
qrcode

Нойшютц Карин Кукулы своими руками. Перва я развитие ребенка и потребность в играх


НазваниеПерва я развитие ребенка и потребность в играх
АнкорНойшютц Карин Кукулы своими руками.pdf
Дата18.06.2018
Размер1.27 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаNoyshyutts_Karin_Kukuly_svoimi_rukami.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#41822
страница1 из 11
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

К А Р И Н
Н О Й Ш Ю Т Ц
К
УКЛЫ —
СВОИМИ РУКАМИ
М О С К В А
«
evidentis
»
2 00 1
Перевод с шведского Н. Френкель

Содержание
Ч А С Т Ь П Е Р В А Я
РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА
И ПОТРЕБНОСТЬ В ИГРАХ
Вступление 6
Тряпичные куклы 12
Младенец 20
Жесты (1-2 года) 28
Речь (3-4 года) 41
Мышление (5-6 лет) 54
Ребенок-школьник 67
Все готово — давайте играть! 81
Ребенок, которому не играется 93
Ч А С Т Ь В Т О Р А Я
КАК ДЕЛАТЬ
ТРЯПИЧНЫЕ КУКЛЫ
Шерсть 107
Узелковые куклы 109
Кукла-пеленашка 118
Кукла в пришивной одежде (комбинезоне) 124
Кукла из ниток 130
Шитая кукла в одежде 133
Варианты изготовления кукол 161
Одежда 167
Советы по чистке и стирке 173
Ремонт и устранение дефектов 175
Ч А С Т Ь Т Р Е Т Ь Я
ПР А К Т И Ч Е СК О Е
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КНИГИ
Практическое использование книги 184
ББК 84.4Шв
Н 72
Консультант И. Уварова
Перевод Н. Френкель
Редактор Н. Федорова
Рисунки К. Нойшюц
Оформление А. Куцын
Карин Нойшюц
Н72
Куклы — своими руками / Пер. с швед. — М.:
evidentis,
2001. — 192 с., илл.
Автор книги — мать троих детей, детский психолог и педа- гог рассказывает в своей книге о значении свободной творчес- кой игры для развития ребенка, нередко решающем воздей- ствии примера взрослых и о том, как простые игрушки и кук- лы стимулируют фантазию ребенка.
В этой книге читатель найдет советы и рекомндации о том,
как самому сделать различные куклы для ребенка — от самых простых до довольно сложных.
Книга пользуется большой популярностью, переведена на
6 европейских языков и постоянно переиздается.
Оригинальный титул: Karin Neuschь tz. Lek med mjuka dockor
ISBN 91—514—0106—1
© Karin Neuschьtz, 1979
ISBN 5—7808—0026—X
© «
evidendis
», 2001

Ч А С Т Ь
П Е Р В А Я
РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА
И ПОТРЕБНОСТЬ В ИГРАХ

6 7
А впрочем, разве это было не так?
Ведь они фактически из ничего соорудили целую “ма- линовую” фабрику и сделали простеньких “человечков”,
как, наверное, поступали дети во все времена. Малень- кий кусочек дерева или камешек, обретя жизнь, семенит вокруг — простейшая кукла.
Часто у детей настолько богатая фантазия и способ- ность играть, что они предпочитают “красивым” игрушкам всякий “хлам”: играют в дочки-матери с подушечкой, за- вернутой в носовой платок, или привязывают ленточку к скомканной газете и таскают ее за собой как собачку.
А рядом стоит честолюбивый родитель, потративший много денег на “настоящие” красивые игрушки, и чув- ствует себя обманутым!
Однажды мои дети решили “усыновить” поленце,
окрестили его Лабаном и бережно уложили в кукольную коляску. Тряпичную же куклу, которую я им сшила, вы- бросили из коляски на пол! Теперь предметом горячих забот стал Лабан.
Дети играют не затем, чтобы порадовать меня. С ве- щицами, которые я им подарила или сделала для них,
они играют не потому, что их заест совесть, если все это будет лежать без пользы. Нет, они играют, потому что не
могут не играть.
Игра — это способ вырасти и стать большими. В играх дети готовятся к взрослой жизни, они “пробуют”, что же это такое — ходить на работу, быть матерью или отцом,
ездить на машине или торговать.
Поэтому я не обижаюсь, что моя кукла лежит забы- тая на полу, а поленце Лабана наряжают в ее кофту.
Напротив, это меня радует: значит, фантазия у детей настолько живая, что способна противостоять и моему влиянию!
По прошествии некоторого времени Лабан вдруг от- правляется в печку, где и сгорает! В это мгновение он превращается в обыкновенное полено. Малышка увиде- ла, как я бросаю в огонь другие поленья, и отправляет
Лабана за ними следом.
Вступление
В тот летний день все как-то не ладилось. Дети не игра- ли, а без конца ссорились между собой. И тогда решено было пойти за малиной; мы все бросили, взяли с собой только ведерко и отправились в путь.
Когда добрались до малинника, дети снова пришли в хорошее настроение, досыта наелись ягод, принялись играть, и старший наткнулся у обочины дороги на засох- шую еловую лапу.
— Смотрите, это же целый завод! Идите сюда, сколько здесь труб — и больших, и маленьких! Интересно, что по ним течет?
— Конечно, малиновый сок! — закричала Малышка.
Они тут же вооружились камнями (это были грузови- ки), “подвезли” к ветке малину, а потом размяли ягоды так, что сок потек по ветке. Маленькие палочки стали человечками, сновавшими туда-сюда по “заводу”.
Дети смеялись, гордо демонстрируя мне удивитель- ный завод, словно совершили революционное открытие.

8 9
кое-нибудь другое существо, например пищащего мышонка или младенца. Меняя роли, он прощупывает границы своего “я”.
Овладев тем или иным домашним делом и узнав, для чего нужны ковры и мебель, ребенок начинает фантази- ровать и превращает будни в приключения: ковер стано- вится для него островом, пол — морем, кресло — лодоч- кой на буксире. Шторы задергиваются — наступает ночь.
Но вот их открыли — и уже утро.
Ребенок упражняется, регулярно повторяя приобре- тенные навыки. Играя, он вступает в жизнь. И все время он следит за тем, чем заняты взрослые, — ведь когда-ни- будь и он станет большим.
В пяти-шестилетнем возрасте сознание ребенка расши- ряется настолько, что он начинает постигать более общие взаимосвязи. Так, он интересуется смыслом того, что мы делаем, и его действия обретают новую целеустрем- ленность. Все, с чем он сталкивается в жизни, перерабаты- вается в игру. Возникают целые миры — ребенок играет в школу, больницу, семью, театр. Он представляет себе, чем заняты взрослые, что “лежит в основе” жизни.
К семи годам у ребенка высвобождается много до- полнительной энергии, которая раньше уходила на то,
чтобы овладеть своим телом, справиться с ним. Теперь эта созидательная сила подпитывает фантазию. Разви- вается память, ребенок начинает мыслить образно и перспективно. Осознание времени набирает четкости к школьному возрасту.
На школьные годы приходятся так называемые игры
“по правилам”, когда дети учатся действовать сообща с другими.
В девяти-десятилетнем возрасте ребенок вступает в период сбора и накопления знаний о нашем огромном мире, всматриваясь в него и стараясь разобраться, как он устроен. Тогда конструируют необычные машины,
рисуют дома в разрезе, заводы, системы коммуникаций.
У ребенка появляются свои интересы, он становится зна- током, собирает факты. Теперь он ощущает себя боль-
— Ой, Лабан сгорел! — спокойно изрекает она и тотчас утешает себя: — Но скоро он опять вернется.
— Конечно, вернется, — говорю я, думая о том, что в доме много поленьев и подушек, которые можно превра- тить в новые куклы. А ребенок уже подхватил тряпич- ную куклу — выходит, она опять понадобилась.
Почему дети так часто выбирают для своих игр стран- ные предметы? Почему не всегда пользуются красивыми готовыми вещами, которые мы им дарим? Наверное, по- тому, что им хочется выпустить на свободу собственную буйную фантазию, хочется создавать самим, а не только
“потреблять”. Был бы под рукой материал — бумага, мел- ки, пустые картонки, ткань, войлок, куски дерева или кожи,
подушки — и получи они позволение использовать заодно какую-нибудь мебель, для “строительства”, они везде най- дут место для этакого “малинового” завода.
Если им в руки попадают игрушки и куклы, у которых характерные черты и особенности лишь намечены, дет- ская фантазия получает простор и дорисовывает недо- стающее.
От того, какую пищу фантазия ребенка получает в детстве, зависит, в какой степени он, став взрослым, су- меет справиться со своими задачами и сопереживать окру- жающим.
Играя, ребенок вступает в жизнь
Научившись чему-нибудь, здоровый ребенок сразу же на- чинает использовать вновь приобретенный навык в игре —
упражняется и пробует. Подрастая, он ставит перед собой все более сложные задачи. Малыш, едва начавший ходить,
уже делает простенькие танцевальные па, а научившийся говорить поет и бормочет всякую бессмыслицу. Если ребе- нок уже умеет одеваться, он начинает раздеваться или шутки ради напяливать одежду неправильно.
Трехлетний малыш, только-только уразумевший, что у него есть собственное “я”, будет в игре изображать ка-

Найти время, чтобы спокойно и не спеша сделать кук- лу, — прекрасный способ сблизиться с ребенком. Когда я сижу и шью куклу, я думаю о малыше, которому она до- станется. Я как бы “передаю” ей мои заботы о нем, и ребенок, безусловно, это поймет.
В этой книге я описываю свои личные наблюдения за тем, как играют дети разного возраста, как влияют на них окружающая среда и другие люди. Мои взгляды на эти проблемы складывались постепенно, в процессе ра- боты с собственными и чужими детьми. Очень способ- ствовали этому и мои детские воспоминания, и изучение детской психологии и педагогики, в первую очередь ра- бот Рудольфа Штайнера и многих его последователей. Я
позаимствовала многое из опыта современных вальдорф- ских школ и школ Рудольфа Штайнера и попыталась со- единить все это в некую более-менее целостную картину.
Самую горячую благодарность я приношу Гизеле Ри- херт, посвятившей меня в искусство изготовления тря- пичных кукол.
В заключение хочу отметить, что куклы, описанные во второй, практической части книги, — самые обычные,
простые куклы из ткани и ниток, какие делают во мно- гих уголках земного шара. Честь их изобретения принад- лежит отнюдь не вальдорфской педагогике; они были и есть повсюду. Но вальдорфские школы охотно работают с этими куклами, и я надеюсь, что в будущем они по- явятся почти в каждой семье.
шим, критикует взрослых, передразнивает их, устраива- ет проказы. На этом “официально” заканчивается пери- од игр.
У маленького человека фантазия участвует в форми- ровании тела. Она необходима для роста, для становле- ния организма.
Шести-семилетний ребенок уже достаточно хорошо владеет своим телом, и силы его фантазии бурно высво- бождаются. Теперь они нужны не для роста и формиро- вания, а для душевного развития, для творчества, для познания.
Живая фантазия у подростка — источник умственных способностей, остроты мысли и силы идей.
Так вкратце можно описать, как ребенок в игре год от года взрослеет.
Но ведь есть и такие дети, которые не умеют и не хотят играть, они просто не способны играть, только шалят и носятся как угорелые, не получая удовольствия и от такого времяпрепровождения. Как им помочь?
Я считаю, что, отыскивая причины дисгармоничного развития ребенка, мы всегда должны начинать с себя.
Наше с вами поведение — вот источник, питающий вдох- новение ребенка и радость жизни. Дети постоянно кру- жатся возле нас, подражая нам во всем. Поэтому, чтобы руководить ими, мы должны прежде всего воспитывать самих себя. Если близкие люди деятельны и радостны, то и ребенок вырастет таким же.

12 13
Историю тряпичной куклы проследить вспять почти невозможно. При археологических раскопках находят всевозможные предметы, но как определишь, был ли лос- куток материи или кусочек дерева любимой куклой или просто лоскутом и деревяшкой.
Кукол делали во все времена. До того как появились обрабатывающие инструменты, люди брали камень или кусок дерева, формой похожие на человечка, и играли с ними. Наибольшей любовью пользовались простенькие импровизированные куклы. Их “заигрывали” до дыр, вот почему до потомков дошли единичные экземпляры, а история кукол — это прежде всего хроника появления красивых “художественных” кукол, и насчитывает она лишь несколько сотен лет.
В XVI, XVII и XVIII вв. кукол, как правило, делали из дерева, воска или папье-маше. Зачастую лицо куклы по- крывали слоем воска, чтобы оно было глянцевым и ме- ланхоличным. (Но беда, если ребенок подойдет с такой куклой к горячей печке!)
Золотым веком “художественных” кукол был век XIX,
особенно во Франции, где крупные фирмы по производ- ству одежды использовали их в качестве моделей, снаб- жая изысканнейшим гардеробом.
В прошлом веке кукол изготовляли из фарфора (негла- зурованный фарфор называется бисквитом) или из специ- альной массы, состоявшей из гипса, отрубей, опилок и клея.
Туловища нередко шили из ткани и мягкой кожи, прида- вая им стройные, изящные формы взрослых людей.
Куклы, которые “говорят” и “ходят”, — вовсе не ново- модное чудо, еще в 1827 г. были куклы, говорившие “мама”.
Затем появились и такие, что могли даже “дышать”.
Но вот наконец изобрели небьющийся целлулоид и первую пластмассу, что радикально изменило условия производства кукол. Выпуск кукол был поставлен на по- ток, они стали дешевы и практически общедоступны. До тех пор в малоимущих семьях хватало средств разве что на покупку фарфоровой головки, к которой мать сама пришивала туловище.
Тряпичные куклы
На рисунке изображена узелковая кукла. Замечательна она тем, что при всей простоте изготовления здесь мо- жет быть фантастически много вариантов.
Сделать такую куклу можно из ткани, бумаги, кожи или соломы, причем любого размера — хоть большую, хоть маленькую. По желанию ребенка у нее могут быть руки и ноги, волосы и одежда.
Первую куклу для совсем маленького ребенка легко сделать из квад- ратного лоскута ткани и небольшого пучка шерсти для головы. Можно сымпровизировать такую куклу из носового платка и развлекать ребен- ка при поездке в автомобиле, в приемной у врача и т. д.

14 15
лых, а оттого приобретавшие в глазах детей особую при- тягательность.
Иначе обстояло с пластмассовыми куклами, которые вдруг появились в великом множестве. Взрослые не слиш- ком их ценили, поэтому такие куклы перекочевали в дет- ские. Если кукла ломалась, ей легко находили замену.
Дешевые резиновые и пластмассовые куклы пришли на смену не только дорогим покупным, которых “для красоты” выставляли на видном месте, но и самодель- ным, тряпичным. Взрослым теперь уже не надо было делать куклы для детей, а в скором времени отпала и необходимость петь песни — ведь появились грамплас- тинки! Ну а сейчас и сказки рассказывать незачем — по радио и телевидению устраивают час сказки!
Но, возможно, традиция делать куклы дома прерва- лась не окончательно. Очень многие взрослые испытыва- ют сейчас потребность в творческой деятельности и раз- личных хобби, а потому она может возродиться.
Шитых кукол в одежде (см. ниже, фиг. 27, с. 133) изго- товляли в конце прошлого века в сельских районах Швей- царии и Германии. Они вполне соответствовали тому представлению об игрушках, какое бытовало в кругах,
близких к первым вальдорфским школам. Матерчатые куклы стали популярны в семьях и детских садах, а как их делать, детей обучали в школах на уроках рукоделия.
Такую куклу отличает прежде всего способ соедине- ния головы с туловищем, а само туловище разные ку- кольники делают по-разному.
В большинстве вальдорфских школ детей учат шить кукол и набивать их шерстью, а это — прекрасное упраж- нение, помогающее создать представление о человеке.
Кукла — образ человека
По всему миру можно встретить коллекционеров, кото- рые заполняют разнообразнейшими куклами свои дома и даже целые музеи. Куклы там сидят рядами и с грустью
В большинстве домов, где имелась красивая покупная кукла, у детей были и самодельные тряпичные куклы.
Покупная кукла, недоступная в своем величии, красо- валась где-нибудь на верхней полке в гостиной. Гости восхищались ею, а снимали ее оттуда только по торже- ственным случаям.
Детям — за исключением весьма обеспеченных семей —
с такой куклой играть не позволяли. Они только фанта- зировали и мечтали о несказанной красоте там, высоко на полке. Интересно, сколько таких красавиц кукол дети тайком брали поиграть, когда родителей не было побли- зости? Ведь наверняка точно так же дети разных куль- тур играли с домашним божеством, фетишем, иконкой или скульптурой. Это были “куклы”, важные для взрос-

16 17
Рост Эрика — 45 см, во- лосы окрашены пиж- мой.
Однажды его
“мама” сказала ему: “Ви- дишь ли, куклы — это мини-дети, потому что их мамы — мини-мамы”.
Она была довольна та- ким удачным сравнени- ем.
смотрят на вас. Дети даже тайком не приходят туда, не снимают их с полок, не дарят им жизнь хотя бы и на минутку! (Может, разве что сами коллекционеры и ди- ректора музеев играют в эти куклы, когда посетители уходят и они остаются в полном одиночестве?)
Зачастую кукол собирают люди, которые в детстве не играли в куклы, и теперь под престижной маской Собира- теля прячут свою нереализованную потребность в играх.
Подумать только, как много на свете кукол, с которы- ми нельзя поиграть!
Кукла занимает среди игрушек совершенно особое место, потому что она — отображение человека. С ее по- мощью мы ищем собственное “я”. Кукла — это друг, с которым можно поделиться самыми сокровенными мыс- лями, горестями и радостями. С ней можно унестись в мечтах от суровой действительности или подготовиться к встрече с будущими братишками и сестренками. С кук- лой связано так много приятного и удивительного!
Символично, что в живой природе из неподвижной,
как бы неживой “куколки” появляется красавица бабоч- ка, — так и наши игрушечные куклы: мы сами одухотво- ряем их, фантазией вдыхаем в них жизнь.
настроением малыша. По его желанию кукла может пре- вращаться то в мальчика, то в девочку (вот уж в самом деле чудо!). При этом нет тех телесных сложностей, ка- кие возникают в подобной ситуации с натуралистически- ми пластмассовыми куклами.
Тряпичная кукла живет и формируется в процессе игры.
Если ребенку хочется, чтобы у куклы был нос, можно обозначить его лишней точкой. Если он удивляется, по- чему у игрушки нет пальцев, можно наметить их несколь- кими стежками.
У тряпичной куклы отсутствует и механизм, с помо- щью которого она — как правило, некстати — говорит:
“Мама, дай соску!” Неестественный голос, монотонно по- вторяющий ту или иную фразу, вызывает у ребенка лю- бопытство: что там в животе у куклы? Откуда идет звук?
В конце концов он, не в силах устоять перед соблазном,
разбирает куклу на части и изучает ее нутро.
Я сама отчетливо помню, какие странные, даже слег- ка враждебные чувства вызывала у меня резиновая пробка на попке моего голыша. Она была нужна, потому что затыкала отверстие, через которое из голыша после ку- пания выливали воду, но я, хоть и понимала это, все равно сердилась. Для меня эта пробка была дефектом,
уродовавшим игрушку. Я так и не смогла простить это изготовителю. Не нравилось мне и то, что на спине у голыша был выдавлен какой-то текст; даже сейчас я чув- ствую, как у меня чешется в том же месте.
Иным детям бабочка видится в каждой куколке, они сопереживают как любому маленькому живому существу,
так и куклам и не могут обходиться без них. Но есть и такие, что выбирают себе одну куклу и берегут ее как самого дорогого друга все свое детство.
Очень важно, чтобы родители относились к куклам с таким же уважением, как к людям. Поэтому не стоит позволять детям заводить так называемых “кукол для битья”, которых можно лупить, когда злишься.
Раз кукла — отображение человека, то и обращаться с ней надо так же заботливо, как с детьми, иначе они ре- шат, что можно бить и людей.
По-шведски слово “docka” обозначает и “кукла”, и
“моток ниток”. И правда, ведь моток ниток очень похож на тех простых кукол, какие мы научимся делать во вто- рой, практической, части этой книжки.
То, что кукла мягкая и простая, а вместо глаз и рта у нее точки, дает ребенку возможность “дорисовать” все,
чего ей не хватает.
Стандартная, навязчивая улыбка пластмассовой кук- лы вызывает у ребенка неестественное настроение. У
тряпичной же куклы выражение лица меняется вместе с
18

20 21
торый о нем заботится, а также впечатлений от разных комнат и прогулок на воздухе.
Попробуйте сами полежать на спине на полу, не
“умея” повернуться на живот. Подвигайте немножко руками и ногами, покрутите головой из стороны в сто- рону. Представьте себе, что ничего не знаете о предме- тах вокруг, попытайтесь просто смотреть на мебель,
шторы, лампы как на цветные пятна и формы, не име- ющие глубины.
В каком удивительном месте вы оказались! Иногда пятно на потолке светится, иногда оно темное. Но вы не обладаете острым интеллектом взрослого человека, по- зволяющим ему думать, вы просто лежите на полу, а во- круг роятся впечатления.
Лучше человеческая близость,
чем материальный стимул
Если мы не хотим или не можем, занимаясь делами, но- сить ребенка с собой, как это принято в культурах дру- гих народов, можно обзавестись для него дневной посте- лью, коляской, потому что он уже предпочитает бодр- ствовать, провожая взглядом все наши движения.
Младенец
Окружающий мир — составная часть внутренней жизни ребенка
Новорожденному малышу жизнь представляется прекрас- ной, как сон. Он беззащитен и полностью доверяет нам,
принимая нашу заботу и тепло.
Когда малышу уютно и он здоров, взгляд его не спе- ша, осторожно шарит вокруг, как бы удивленно вопро- шая: куда это я попал? Он спокойно лежит, впитывая настроение, царящее в комнате. Краски, свет, звуки, дви- жения, запахи, кормление питают восприятие грудного младенца. Он воспринимает все, для него не существует четкой границы между внутри и вовне. Мысли и чувства окружающих проникают в маленького человека, форми- руя его.
Резкие звуки или внезапное охлаждение пугают ре- бенка, вызывают сужение сосудов. Ему приходится на- правлять всю свою энергию на то, чтобы снова повысить температуру тела, и он не будет проявлять интереса к внешним факторам, пока не восстановится хорошее са- мочувствие. Любые сильные впечатления препятствуют первым осторожным попыткам малыша исследовать ок- ружающий мир.
Значит, если мы хотим помочь малышу чувствовать себя комфортно, его надо защитить от слишком резких воздействий, устроив над колыбелькой полог из неяркой ткани и следя за тем, чтобы в спальне всегда царили покой и уют.
Изо дня в день ребенок видит одно и то же в опреде- ленном порядке, и мало-помалу все это приобретает чет- кие контуры, становится узнаваемым. В первые месяцы жизни для знакомства с окружающим миром ребенку бо- лее чем достаточно ежедневных встреч с человеком, ко-

22 23
Когда я вижу, как ребенок сидит, играя с собствен- ным отражением в зеркале, мне невольно приходят на ум канарейки, которые общаются с “собратом” в зеркале.
Не стоит пробуждать у малышей сознание того, как они сами выглядят. Однако теперь в яслях часто уста- навливают напольные зеркала, потому что это якобы очень хорошо для “самоотождествления” ребенка.
По мере того как ребенок действительно начинает понимать, что в зеркале виден он сам, он приходит в смятение: я же здесь... я же не могу быть еще и там?
Привыкнув к зеркалу, малыш принимается кокетничать и гримасничать перед ним. А до чего невыносимо — об- щаться с маленькими самоуверенными притворщиками!
Они смотрят на себя глазами других людей, говорят чу- жим голосом и теряют всю свою естественность и непо- средственность. Чтобы найти свое истинное “я”, им нуж- но не зеркало, а общение с людьми.
И утверждение, что для правильного развития груд- ным детям необходимы специально придуманные игруш- ки, тоже чересчур категорично. Прежде всего дети долж- ны играть с пальцами на своих руках и ногах, пробовать перевернуться, ощупывать простыню и одеяло, дергать за рукава пижамки, удивляясь, что она порой изменяет свой вид.
Важно не использовать днем ночную кроватку как этакую надежную “камеру хранения”, иначе ребенок ско- ро начнет связывать ее с ощущением одиночества и ра- зочарования.
На первых порах “дневной” колыбелью для бодр- ствующего малыша может служить детская коляска.
Только когда ребенок кажется уставшим, стоит перело- жить его в кроватку. Тогда он поочередно знакомится как бы с двумя мирами, а это ведь куда интереснее,
чем видеть перед собой, когда якобы скучно, красную пластмассовую палку, на которой развешаны какие-то странные штуки.
Попробуйте представить себе, каково это — лежать в кроватке, когда ты кое-как можешь двигать только голо- вой и руками, говорить еще не умеешь, лишь отчаянно жаждешь очутиться вблизи какого-нибудь знакомого тебе,
теплого и мягкого человеческого существа. Ты кричишь.
Ах, как замечательно, кто-то идет — и это она! Но что это, она снова уходит, а над кроватью, прямо у тебя пе- ред глазами, торчит огромная, ярко-красная пластмассо- вая палка толщиной в руку. К ней подвешено зеркало,
ты толкаешь его, оно крутится, и иногда в нем мелькает огорченная мордашка, а от этого ты расстраиваешься еще больше. Тебе хочется быть поближе к живому человеку,
а вместо этого приходится утешаться красной пластмас- совой палкой. Ты огорчен — и должен развеселиться, глядя на печальное лицо! Какое разочарование!
Вот бы вместо этого лежать в той же комнате, что и она, в кроватке на колесиках, и наблюдать за ее движе- ниями.
Так называемые педагогические игрушки для младен- цев (вроде красной палки) совершенно не нужны и с моей точки зрения даже вредны. Некоторые дети в младенче- стве постоянно имеют перед глазами красную палку, и в конце концов ее зрительный образ запечатлевается в них,
проникая в самые тонкие фибры их существа. Ведь груд- ной ребенок не в состоянии выбирать, он поглощает все подряд, все влияет на него и воздействует.

24 25
Когда ребенок начинает садиться и ползать, у него появляется желание все изучать, ощупывать и пробовать на вкус. Вот тогда можно достать деревянные поварешки,
коробочки, баночки, шуршащую белую бумагу, катушки ниток, мячики. Вовсе не обязательно постоянно давать малышу новые предметы, часто знакомая вещица в другой комнате и при другом освещении выглядит совершенно по- новому. Или можно, например, заменить деревянную лож- ку, с которой ребенок играет уже давно, другой ложкой,
немного отличной от первой. Ребенка изумляет, что пред- мет “изменил” свою форму. Однако появление множества новых предметов утомляет малыша.
Когда малыш ползает по комнате, совершая откры- тия, “управлять” им уже не так легко. Его без конца при- влекает что-то запретное — к примеру, электрические провода или опасная мебель. Но память у младенцев ко- роткая, поэтому в действительности совсем не так слож- но отвлечь внимание малыша, перенеся его в другую ком- нату, где он увидит, скажем, ботинки со шнурками или коробку с кубиками.
Ребенок без устали пробует предметы на ощупь и на вкус, выясняет, как они звучат, можно ли их поднять или подтащить к себе, — словом, тренирует свои органы чувств.
Когда мама или папа берут ребенка на руки, жизнь его становится необычайно богатой. Ведь можно подер- гать за курчавые волосы или сунуть палец в родитель- ский нос, а чего стоит смешное круглое отверстие, полное твердых, блестящих белых предметов, оно то открывает- ся, то закрывается, оттуда веет ветерком и доносится уйма странных, забавных звуков. Еще есть два круглых пятнышка, которые окружены щекощущими волосками и тоже могут закрываться. А проворные пальцы и руки —
они носят тебя, ласкают, похлопывают и могут делать все что угодно!
Вдобавок этот человек постоянно меняет одежду.
Пуговицы, бантики, шарфы, часы, браслеты. А иногда появляется совсем другое большое существо, и у него совсем другое лицо, другой запах, другие звуки.
На туалетном столике обычно множество баночек с кремами, бутылочка с маслом и щетка, которую тоже можно потрогать.
Только когда младенцы должны находиться в стериль- ных условиях, при ограниченном доступе людей, им нуж- ны для развлечения подвешенные игрушки.
Многие родители считают, что на прогулке ребенок тоже скучает, и тогда покупают коляску с панорамным обзором, чтобы не лишать ребенка возможности полюбо- ваться впечатляющей картиной улиц большого города.
Или они подвешивают перед глазами у малыша внуши- тельную связку ярких пластмассовых цветов, которые закрывают бедняге обзор, и он не видит ни проплываю- щих мимо домов, ни деревьев, ни облаков над головой.
Для ребенка чрезвычайно важно взглядом поддержи- вать контакт с матерью — ведь ее лицо успокоит его, если он вдруг чего-то испугается.
Поэтому лучше всего носить малыша на груди в рюк- зачке “кенгуру”, тогда шум транспорта не заглушит голос матери. Во время прогулки даже пустышка во рту меша- ет ребенку воспринимать происходящее вокруг. Он за- мыкается в себе, взгляд становится сонным. Поэтому лучше придержать пустышку до сна.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

перейти в каталог файлов


связь с админом