Главная страница
qrcode

Смирнов В.М., Будылина С.М. Физиология сенсорных систем и высшая нервная деятельность. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений


НазваниеУчебное пособие для студентов высших учебных заведений
АнкорСмирнов В.М., Будылина С.М. Физиология сенсорных систем и высшая нервная деятельность.doc
Дата13.10.2017
Размер7.72 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаСмирнов В.М., Будылина С.М. Физиология сенсорных систем и высшая
ТипУчебное пособие
#23134
страница14 из 29
Каталог
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   29

Глава 6. Типы ВНД и темперамент в структуре индивидуальности




6.1. Основные типы ВНД животных и человека



Тип ВНД – это совокупность врожденных и приобретенных свойств нервной системы (силы, подвижности и уравновешенности процессов возбуждения и торможения), определяющих темперамент личности. Согласно теории И. П. Павлова, критериями типологических свойств нервной системы являются сила процессов возбуждения и торможения, их уравновешенность и подвижность. Различные комбинации трех основных свойств нервной системы позволили выделить четыре резко очерченных типа, отличающихся по адаптивным способностям и устойчивости к невротизирующим факторам. Учение И. П. Павлова о типах ВНД – это учение о реактивности нервной системы, особенно ее высших отделов – коры большого мозга.

Понятия «тип нервной системы» и «тип ВНД» чаще всего используются как синонимы, хотя не все ученые с этим согласны, полагая, что с помощью условно-рефлекторных методик в большей степени выявляются особенности функционирования коры больших полушарий и в меньшей степени – особенности нервной системы в целом. Однако исследование типов ВНД приближает нас к пониманию истинных типов нервной системы, а значит, дает возможность лучше понять характерологические особенности человека.

Общие типы ВНД животных и человека определяются свойствами нервных процессов. Под силой нервных процессов понимают работоспособность корковых клеток, которая определяется длительностью нервного напряжения, выражающегося в процессах возбуждения и торможения. Под уравновешенностью нервных процессов понимают соотношение процессов возбуждения и торможения по их силе. Подвижность нервных процессов – это способность корковых клеток в различных условиях окружающей среды быстро «уступать место», т.е. давать преимущество одному процессу перед другим: возбуждению перед торможением и наоборот. Изучение в эксперименте типологических особенностей собак позволило выделить четыре основных типа ВНД (рис. 6.1):

животные сильные, уравновешенные, подвижные (живой тип);

животные сильные и неуравновешенные (безудержный тип);

животные сильные, уравновешенные, инертные (спокойный тип);

животные слабые (оранжерейный тип). На самом деле в реальной действительности типов ВНД значительно больше.

Рис. 6.1. Основные типы ВНД
У животных живого типа легко вырабатываются положительные и отрицательные рефлексы, они быстро справляются с изменениями стереотипа условных рефлексов.

Для животных оранжерейного типа характерны следующие особенности:

трудная выработка условных рефлексов на сигналы обычной силы, при их ослаблении выработка нередко облегчается;

пассивно-оборонительная реакция чаще всего на посторонние новые раздражители (собака прижимается телом к полу и на брюхе подползает к экспериментатору, жалобно повизгивая и не сопротивляясь постороннему животному);

наклонность к развитию запредельного торможения, поэтому такие животные постоянно замирают (застывают).

Безудержный тип животных характеризуется быстротой выработки рефлексов и медленной выработкой условного торможения рефлексов. Они имеют сильные раздражительные и тормозные процессы, но тормозной относительно слабее раздражительного, поэтому напряженная работа нередко завершается срывом ВНД (неврозом).

Спокойный (инертный) тип характеризуется медленной выработкой условных рефлексов и трудной сменой стереотипа условных рефлексов, что может привести к невротическим состояниям. У этих животных оба процесса сильны, но подвижность нервных процессов низка, поэтому быстрая смена в условно-рефлекторной деятельности для них представляет большую трудность. Типы нервной системы, выявленные в опытах на животных, описанные и научно обоснованные И. П. Павловым, оказались очень близки по свойствам к «темперахрам», описанным Гиппократом (460 – 377 до н.э.).

Древнегреческий врач и основатель медицины объяснял неодинаковое течение одной и той же болезни у разных людей различным состоянием «соков тела» в организме человека: крови, слизи, желчи, черной желчи. Согласно учению Гиппократа, различают четыре темперамента: сангвинический (от лат. sanguis -кровь), холерический (от лат. choleжелчь), флегматический (отлат. phlegma -- слизь, мокрота), меланхолический (от греч. melanos + chole– черная желчь).

Сангвиник – человек решительный, энергичный, быстро возбудимый, подвижен, впечатлителен, с ярким внешним выражением эмоций и легкой сменой их. Флегматик – спокойный, медлительный, со слабым проявлением чувств, трудно переключается с одного вида деятельности на другой. Холерик – вспыльчивый, с высоким уровнем активности, раздражительный, энергичный, с сильными, быстро возникающими эмоциями, ярко отражающимися в речи, жестах, мимике. Меланхолик имеет низкий уровень нервно-психической активности, унылый, тоскливый, с высокой эмоциональной ранимостью, мнительный, склонный к мрачным мыслям и с угнетенным настроением, замкнут, пуглив. В жизни такие «чистые» темпераменты встречаются редко, обычно комбинация свойств более разнообразна. В свете учения о типах ВНД стала понятной и научная основа учения о темпераментах. Сильное, уравновешенное, подвижное животное соответствует сангвиническому темпераменту; сильное, неуравновешенное – холерическому; сильное, уравновешенное, инертное - флегматическому; слабое – меланхолическому.

Имеются индивидуально-устойчивые в покое и при работе типы корковой активации. А.А. Ухтомский подчеркивал важность изучения индивидуально-личностных особенностей «мозгового хронотипа», свойств интроверсии (аутизма), способностей к дифференциальной срочности реакций, разных способов оценки ситуаций: либо по пути длительного логического сукцессивного анализа, либо путем «внезапной рецепции зорким глазом специалиста» сразу всей обстановки, т.е. симультанном схватывании существенных сторон ситуации. Ученый отмечал индивидуально выраженные способности к различению существенного от несущественного в потоке ближайших конкретных ощущений с адекватными рефлексами на них, указывал на необходимость изучать те пути и средства, которые приводят к развитию таких способностей в масштабах истории. Совокупность индивидуальных особенностей психики и поведения человека составляет тип высшей нервной деятельности, или темперамент человека, который складывается из общих свойств нервной системы, характеризующихся: 1) экстраинтроверсией; 2) эмоциональной стабильностью – нейротизмом; 3) подвижностью или инертностью нервных процессов.

Кроме того, у человека имеются художественный и мыслительный типы (см. раздел 8.3.1).

Способы определения типологических свойств. Для определения типа ВНД животных в лаборатории И. П. Павлова были разработаны специальные экспериментальные методы – «Большой стандарт» и «Малый стандарт». Обследование по «Большому стандарту» занимало около 2 лет, по «Малому» – 6 – 7 мес. По «Малому стандарту» число методик было сокращено. О силе возбуждения судили по скорости выработки условного рефлекса, но главным образом – по кофеиновой пробе. Силу процесса возбуждения у собак определяли по минимальной дозе кофеина, сопровождавшейся развитием запредельного торможения, т.е. наблюдалось снижение условно-рефлекторных эффектов. О силе торможения судили по скорости выработки дифференцировочного и запаздывательного условных торможений (см. раздел 5.2.5). Если выработка дифференцировки удавалась в пределах 20 сочетаний, то такой процесс относили к сильному, если в пределах 30 сочетаний и более – к слабому процессу торможения.

Существуют два основных методических подхода определения силы нервных процессов у человека: исследование изменения реакций при разной интенсивности раздражителя и изменения реакций при длительном раздражении. В последнем случае свойство силы нервных процессов диагностируется как устойчивость величины латентного периода сенсомоторной реакции на многократное повторение раздражителей средней величины.

Чаще всего используются световые раздражители определенной средней интенсивности с интервалом следования не более 10 с. Один из вариантов заключается в следующем: испытуемому дается 100 световых раздражителей (загорание лампочки 6 В) с интервалом следования 1 – 3 с; каждый раз при загорании лампочки испытуемый должен как можно скорее нажать на рычаг. Время реакции регистрируется с точностью до 0,001 с.

Данная методика основана на критерии предела работоспособности при многократном раздражении, поэтому показателем, характеризующим силу нервных процессов, будет среднее значение самой двигательной реакции на последние 20 раздражений.

Уравновешенность, по методике И.П. Павлова для животных, определяли по соотношению силы процессов возбуждения и торможения. Показатель уравновешенности был производным от силы возбуждения и торможения.

Уравновешенность нервных процессов у человека можно определить по методике РДО (реакция на движущийся объект).

Методика РДО основывается на установленном Н.С. Лейтесом (1963) различии в характере двигательных реакций у лиц с преобладанием возбуждения или торможения.

Для лиц возбудимого типа характерно опережение реагирования, для лиц тормозного типа – запаздывание. Испытуемому давали инструкцию останавливать стрелку на цифре 10, предварительно проводя небольшую тренировку, результаты которой не входили в окончательный подсчет. В эксперименте использовали секундомер.

Каждый испытуемый должен был сделать 30 нажатий. Высчитывали число точных, опережающих и опаздывающих реакций, по ним вычисляли коэффициент уравновешенности, т.е. среднюю величину всех реакций (без знаков «+» или «–»), представляющую собой условную единицу.

В опытах на животных для определения подвижности нервных процессов применяли способ двусторонней переделки, когда прекращали подкреплять положительный условный сигнал и одновременно начинали подкреплять условный тормоз. Для переделки сигнального значения раздражителей требовалось определенное количество сочетаний. Если переделка осуществлялась в пределах 25 – 30 сочетаний, животное относили к подвижным, при большем числе сочетаний – к инертным.

Для определения подвижности нервных процессов у человека используется методический вариант А. Г. Иванова-Смоленского, основанный на переделке сигнального значения раздражителя. С помощью прибора хроноволеоптимографа задавалась программа следования световых раздражителей: загорание зеленой и красной ламп примерно с одинаковой вероятностью. В первой части опыта испытуемый должен был на зеленый свет нажимать рычажок вправо, на красный – влево. Подавали 50 раздражителей, регистрировали время реакции на каждый раздражитель и число ошибочных действий. Во второй части опыта от испытуемого требовалось реагировать наоборот: на загорание зеленой лампы нажимать рычажок влево, красной лампы – вправо. Подавали также 50 раздражителей. Показателем подвижности служили данные второй части опыта, т.е. сама переделка. Время реакции и точность являлись количественными характеристиками подвижности.

6.2. Типологические варианты личности детей



С помощью психологических методов (наблюдение за поведением учащихся в школе, индивидуальная беседа, характеристика педагогов, модифицированный детский личностный опросник Кетелла) Э.М. Александровская и И.Н. Гильяшева (1985) выделили шесть основных типологических вариантов личности детей младшего школьного возраста (7 – 10 лет). Всего было обследовано 269 детей, обучавшихся в массовой школе. Исследовали следующие свойства личности: общительность, интеллект, уверенность в себе, возбудимость, доминирование, склонность к риску, добросовестность, социальная смелость, чувствительность, тревожность, самоконтроль, напряженность.

Основными типологическими вариантами личности оказались следующие.

Гармоничный тип (около 36%). Дети этой наибольшей по численности группы легко учатся и не испытывают трудностей при обучении. Обследование по детскому личностному опроснику выявляет у них наряду с достаточно высоким уровнем сформированности интеллектуальных функций такие личностные свойства, как общительность, уверенность в себе, высокий самоконтроль, добросовестность, отсутствие тревожности. Эта группа делится на две подгруппы, отличающиеся уровнем возбудимости: детям I подгруппы (около 26%) свойственна уравновешенность, детям II подгруппы (около 10%) – ярко выраженная моторная активность. Практическая направленность школьников, относящихся к гармоничному типу, проявляется в эффективном овладении учебной деятельностью, стремлением к хорошим результатам. Сочетание перечисленных свойств представляет собой устойчивую структуру личности, которая обеспечивает им быструю адаптацию.

Конформный тип (около 12%). В поведении школьников проявляются сильная зависимость от ситуации, стремление соответствовать окружению. Высокая школьная мотивация, потребность поступать согласно предъявляемым нормам определяют их направленность на учебную деятельность. По данным тестового обследования, дети достаточно общительны, уверены в себе, добросовестны, имеют хороший самоконтроль, низкий уровень тревожности и напряженности. Характерной особенностью детей с конформным типом личности является недоразвитие познавательной деятельности, что затрудняет усвоение учебной программы.

Доминирующий тип (около 10%). Отличительной особенностью этих учащихся является стремление к самостоятельности, доминированию, самоутверждению. Они общительны, активны, уверены в себе, обладают социальной смелостью и склонностью к риску. Практическая направленность этих школьников проявляется особенно ярко в организации детских игр. Сочетание высокой активности и низкого самоконтроля создает трудности адаптации, связанные с усвоением школьных норм поведения.

Чувствительный тип (около 14%). Эти дети робки и застенчивы, хотя дружеские связи с теми, к кому привыкли, стойкие. Учатся старательно, прилежно. Доминирующим свойством, по данным тестового обследования, является чувствительность, которая сочетается с такими качествами, как общительность, добросовестность, высокий самоконтроль, зависимость.

Тревожный тип (около 10%). Для этих детей характерны крайняя изменчивость эмоциональной сферы, повышенная впечатлительность; их действия отличают излишнее волнение, тревожность. Учатся легко, особенно хорошо читают и рассказывают. По тестовым данным, высокий уровень тревожности сочетается у них с возбудимостью, чувствительностью, неуверенностью в себе, чувством ответственности, хорошим пониманием социальных нормативов.

Ведущей чертой для детей, имеющих чувствительный и тревожный типы формирования личности, является общение. Именно эта деятельность служит источником получения эмоционального подкрепления, столь необходимого для них. Ожидание положительной оценки своих действий и поступков со стороны окружающих определяет трудности в сфере взаимоотношений. Зависимость от эмоционального состояния затрудняет для некоторых из них усвоение учебной программы.

Интровертированный тип (около 18 %). Отличительной особенностью этих школьников является направленность на познавательную деятельность, высокий уровень развития интеллекта сочетается с пониженным контролем за окружающей действительностью. Тестовое обследование выявило у этих детей замкнутость, неуверенность в себе, социальную робость, низкий самоконтроль. В то же время у детей отмечаются возбудимость, тревожность, напряженность. Около 6 % детей этой группы характеризуются пассивностью, бедностью мотивационной сферы, отсутствием инициативности. Одиночество, отгороженность от окружающих, повышенная чувствительность способствуют появлению затруднений как в освоении социальных норм, так и при установлении контактов, а в итоге приводят к конфликтной, субъективно-трудной ситуации пребывания в школе.

Следует, однако, заметить, что физиологической основой формирования типологических вариантов личности, как нам представляется, являются сила, уравновешенность и подвижность процессов возбуждения и торможения, подробно изученных И. П. Павловым в экспериментах на животных. Важную роль в формировании этих свойств нервной системы играет среда (условия труда и отдыха, обстановка в семье и коллективе и т. п.), особенно в раннем онтогенезе.

6.3. Основные положения по формированию типа ВИД и темперамента индивидуальности



Темперамент (от лат. temperamentum– соразмерность) - это совокупность черт личности (индивидуальности), характеризующих ее двигательную, эмоциональную и речевую активности, а также скорость реагирования и переключения с одного рода деятельности на другой. При этом особо выделяют такие черты личности, как общая активность и эмоциональность.

Личность – это отдельный человек с накопленными знаниями и опытом, сформировавшимися в онтогенезе темпераментом, стилем поведения и мировоззрением.

Важным оценочным компонентом свойств личности является способность, проявляющаяся в успешности деятельности. Как считал Б. М. Теплов, способности – это такие индивидуально-психологические особенности, которые имеют отношение к успешности выполнения одной или нескольких деятельностей. Природной основой различных способностей могут быть разнообразные сочетания общих и специальных индивидуально-психологических свойств. К числу общих способностей относят работоспособность, активность, саморегуляцию и др. По данным Э. А. Голубевой и ее сотрудников, природные предпосылки социальных способностей образуют сложные системокомплексы. Учеными доказано, что для лингвистических способностей характерны инертность, преобладание зрительной памяти и второсигнальных функций. Для коммуникативных языковых способностей необходимы лабильность, слуховая память, преобладание первосигнальных функций. Для музыкальных способностей главную роль играют лабильность нервной системы в разных возрастах, высокая чувствительность и доминирование непроизвольного уровня регуляции у подростков.

По теории И.П. Павлова, предпочтительными темпераментами для успешности деятельности являются темперамент сангвиника и флегматика. Менее приспособлен к жизни темперамент холерика из-за неуравновешенности процессов возбуждения и торможения. Низкая работоспособность (выносливость) нервной системы характеризует меланхолика. Однако Б. М. Теплов и В.Д. Небылицын выступали против оценочной характеристики темпераментов и подчеркивали, что в зависимости от характера и типа выполняемой деятельности преимущество могут иметь самые разные типы темпераментов и индивидуальные качества человека. По-видимому, профотбор должен основываться на этих двух положениях, при этом решающее значение должны иметь результаты специального тестирования.

По мнению Я. Стреляу, активность как одна из черт темперамента личности проявляется в энергетическом уровне поведения. Со свойством активности личности наиболее часто положительно коррелируют такие свойства нервной системы, как сила и активированность, измеряемые с помощью ЭЭГ-методик. Для оценки эмоциональности могут также использоваться различные тесты-опросники (Спилберга, Тейлора), для оценки тревожности и нейротизма – опросник Г. Айзенка. На физиологическом уровне эмоциональность измеряют вегетативными и ЭЭГ-показателями.

Темперамент человека достаточно устойчив. Это означает, что человек не может обнаруживать то черты холерика, то черты меланхолика. Также мала вероятность коренного изменения темперамента в процессе жизни, например превращение флегматика в сангвиника или меланхолика.

Результаты наблюдения за характером, поведением детей и их родителей свидетельствуют о том, что дети наследуют многие свойства нервной системы от своих родителей. Однако генетические предпосылки начинают очень рано переплетаться с приобретенными свойствами нервной системы, которые в значительной степени определяются процессом воспитания детей, условиями их жизни, труда, которые могут быть весьма разнообразными и, естественно, оказывать различное влияние на проявление свойств нервной системы. Ф. П. Майоров и С. Н. Выржиковский в своих исследованиях, выполненных на животных, в частности в опытах на щенках, показали возможность изменения типологических свойств нервной системы в течение жизни. Они разделили помет щенков на две равные группы: одни щенки росли в условиях свободы и приволья, другие – в клетках, т.е. в условиях, ограничивающих их движения и связи с внешним миром, а также им не приходилось бороться за свое выживание. Когда щенки подросли, то поведение их значительно различалось. Например, у всех развивавшихся в клетке были резко выражены пассивно-оборонительные реакции (они затаивались, прижимались к полу и т. п.), т. е. поведение животных зависело от условий окружающей среды, в которых они воспитывались. Тренировка нервных процессов способствовала некоторому изменению типологических свойств. В частности, невротические воздействия сопровождались ослаблением нервных процессов, и животное, ранее типологически сильное, переходило в группу слабых. Эти и другие факты легли в основу учения о фенотипе и генотипе. Термины «генотип» и «фенотип» впервые использовал датский биолог Б. Иогансен в 1909 г. Генотип (от греч. genos– происхождение, thypos– отпечаток, образец) характеризуется врожденными типологическими свойствами нервного процесса, с которым животное рождается. Генотип – это совокупность всех наследственных факторов (генов) клетки. Фенотип (от греч. phaino– проявлять, являть + thypos) – совокупность признаков и свойств организма, обусловленных взаимодействием его генотипа и условий внешней и внутренней среды. Таким образом, фенотип – это сплав врожденных и приобретенных свойств организма.

С помощью направленного отбора можно вывести животных с определенными особенностями поведения. Наследственные свойства (подвижность) были доказаны специальными исследованиями В. К. Федорова: он вывел животных чистых линий с высокой и низкой подвижностью. Эти эксперименты, а также изучение типологических свойств у однояйцовых близнецов позволили заключить, что у животных и людей темперамент относительно устойчив, однако направленными воздействиями воспитательного и природного характера его можно изменить.

Мы не склонны переоценивать эти экспериментальные данные, полученные на животных. Однако наблюдения за развитием детей и исследования на животных свидетельствуют о том, что условия жизни ребенка, его воспитание, трудовая деятельность, физкультура и спорт, рациональное питание, режим труда и отдыха играют весьма важную роль в формировании типологических особенностей нервной системы.

Воспитание детей в условиях максимальной (избыточной) заботы о них, когда не только выполняется, но даже предупреждается каждое желание ребенка, каждый его каприз, любая, даже необоснованная и нецелесообразная просьба, когда из жизни ребенка исключены трудности, посильные заботы, отсутствуют условия для приобретения трудовых навыков, способствует формированию поведения, свойственного слабому типу ВНД.

Противоположностью является чрезмерно суровое и холодное воспитание, базирующееся на неукоснительном выполнении обязанностей и соблюдении правил поведения, диктуемых родителями. Ребенок с врожденным сильным типом ВНД в подростковом возрасте становится неуправляемым и несдержанным бунтарем, проявляя склонность к асоциальным поступкам как форме протеста против авторитарных методов воспитания. У детей более слабого типа ВНД формируется безвольная, безынициативная ущербная личность с соответствующими характерологическими особенностями поведения.

Наиболее рациональный способ воспитания сочетает в себе заботу, внимание, теплоту по отношению к ребенку с поощрением активной деятельности и созданием условий для проявления инициативы, а также с привлечением к трудовой деятельности, занятиям физической культурой. При этом воспитание ребенка надо начинать как можно раньше, фактически с момента рождения. Воспитание с предъявлением ребенку посильных задач, обучение преодолению трудностей, вовлечение в игры способствуют формированию черт, свойственных сильному типу ВНД. Активная жизненная позиция, выработанная с раннего детства, увлеченность делом, большая умственная и умеренная физическая активность сохраняют сильный тип нервной системы на протяжении всей жизни, поддерживают высокую работоспособность человека, делают организм более устойчивым к различным заболеваниям, значительно увеличивают продолжительность жизни и период активной деятельности.

Темперамент ребенка оказывает сильное влияние на сам процесс воспитания его родителями. И в этом, по мнению Я. Стреляу, проявляется его регулятивная роль. Уже с момента рождения ребенка некоторые особенности его темперамента провоцируют определенное поведение взрослых и прежде всего родителей. Повторяя свое поведение, взрослые создают в отношении ребенка систему направленных воздействий, которые и начинают оказывать формирующее влияние на поведение и личность ребенка.

Для изучения наследственного фактора в формировании индивидуальных различий важное значение имеет метод близнецов. Известно, что однояйцовые близнецы имеют идентичный генотип (генетическую информацию). Поэтому в парах однояйцовых близнецов различия в темпераменте, если они обусловлены генетически, должны быть меньше, чем у двуяйцовых и тем более у не родственников. Конечно, это справедливо только при условии, что пары близнецов живут в одинаковых условиях. Близнецовым методом показано, что двигательная активность, сложные движения (прохождение лабиринта, вставление иглы в отверстие), в особенности тонкие движения кистей рук, обусловлены наследственно. Получены данные, что индивидуальный темп выполнения самых разных действий также в значительной мере контролируется генотипом. Высокая стабильность индивидуального паттерна ЭЭГ и ВП, по-видимому, также имеет в своей основе влияние генетического фактора.

Г.Айзенк и Д. Прелл исследовали нейротизм, определяемый анкетными методами, в парах однояйцовых и двуяйцовых близнецов. У однояйцовых близнецов они получили высокий коэффициент корреляции по этому свойству (0,85), а у двуяйцовых – низкий (0,22). Ученые полагают, что существует врожденный компонент эмоциональности как свойства темперамента.

6.4. Влияние генотипа и среды на развитие нейрофизиологических процессов в онтогенезе



Важные исследования для решения этой проблемы были проведены Е.В. Уваровой (1987) с помощью регистрации ЭЭГ у моно- и дизиготных близнецов. Автоматический анализ и интегрирование суммарной энергии ЭЭГ передних отведений правого полушария мозга осуществлялись в диапазоне  (8–13 Гц) и 1 (13 – 20 Гц); ЭЭГ задних отведений – в диапазоне , 1,  (4 – 7 Гц) и  (1,5 – 3 Гц). ЭЭГ регистрировали в состоянии покоя (полулежа в удобном кресле) и при действии раздражителей (фонофотостимулятор). Анализировали следующие характеристики ЭЭГ: в фоне – среднюю частоту, амплитуду, индекс и интенсивность (по данным интегратора в процентах от суммы энергии ритмов, принимаемой за 100) основных ритмов в передних и задних областях мозга на внешнюю стимуляцию, величину длительности депрессии -ритма, латентный период и индекс (в процентах наличия усвоения ритма раздражения от времени действия раздражителя разной частоты, принимаемого за 100) реакции усвоения ритма.

Каждую пару близнецов (58) обследовали 4 раза на протяжении 9–12 лет. Возраст детей составлял от 4 лет до 21 года. Поскольку исследования продолжались 9– 12 лет, возрастные группы перекрывали друг друга, что повышало надежность полученных результатов. Метод расчета коэффициента генетической детерминации описан в работе Е.В. Уваровой (1987).

Для фоновых характеристик ЭЭГ выявлено изменение с возрастом числа показателей, имеющих относительно высокую степень генетической детерминации.

Вклад генотипа в изменчивость показателей ЭЭГ фона отличается в разные периоды развития детей и подростков. Он довольно существен в возрасте 4 – 9 лет (примерно 40% всех показателей). Максимум влияния генетических факторов приходится на возрастной период 13 – 15 лет. В предшествующий препубертатный период (10 – 12 лет) число таких параметров существенно меньше, что позволяет предполагать значительную роль средовых факторов в разнообразии индивидуальных характеристик ЭЭГ покоя в данном возрасте. Усиление влияния факторов среды отмечается также в старшем возрасте (16 – 21 год), особенно в 19 – 21 год. Изменение числа параметров в интервале 13 – 15 лет и 19 – 21 год статистически значимо.

Изучение возрастной динамики наследственно-средовых соотношений для отдельных ритмов ЭЭГ показало, что для большинства параметров -ритма вклад генотипа выявляется в возрасте 4 – 6, 13 – 15 и 16–18 лет, а для 1-ритма – в 4 –6 и 13 –15 лет; показатели медленных колебаний (, ) имеют свой максимум в 13-15лет.

Следует отметить, что параметры -ритма в большинстве возрастных периодов являются генетически более «устойчивыми» в онтогенезе, чем аналогичные параметры других ритмов. К тому же большинство параметров -ритма имеют более высокую степень наследственной обусловленности; далее в порядке убывания следуют характеристики 1, - и -ритма, что согласуется с данными ряда других исследователей.

Вклад генотипа в изменчивость показателей задних областей мозга больше, чем передних. Это, вероятно, объясняется их различием в филогенетическом и онтогенетическом развитии.

Влияние средовых факторов в формировании изменчивости показателей ЭЭГ-реактивности в онтогенезе значительно более выражено, чем в детерминации параметров ЭЭГ покоя.

Для показателей реакции усвоения ритма максимум влияния генетических факторов выявлен в возрасте 10 – 12 лет, несколько Меньший – в 16 – 18 лет. В остальные возрастные периоды обнаружена роль средовых влияний, особенно значительная в 4 –6 и 13 – 15 лет, несколько меньшая – в 7 –9 лет.

Для показателей вегетативных функций существуют свои особенности соотношения генотипа и среды в онтогенезе. Наиболее значительный вклад наследственных факторов в разнообразии параметров «вегетативного фона» выявлен в возрасте 19 – 21 года в котором 60% показателей (частота пульса и КГР, амплитуда КГР) имеют относительно высокую величину коэффициента генетической детерминации.

Наиболее существенное влияние среды в изменчивости этих показателей обнаружено в период 7 – 9 и 13–15 лет. Следует отметить, что генетически наиболее «устойчивыми» среди них являются значения частоты пульса (в большинстве возрастных периодов наименее «устойчивы» характеристики дыхания).

При изучении соотношения наследственных и средовых факторов в вариабельности компонентов вегетативной реактивности установлено, что в формировании их в ходе онтогенеза влияние средовых факторов значительно более выражено, чем генетических. Влияние генотипа на изменчивость этих показателей в онтогенезе наиболее заметно в возрасте 16–18 лет.

6.5. Роль генома в пластических изменениях нервной ткани



Роль генома в пластических изменениях нервной ткани может проявляться в различных вариантах. Доказана генетическая детерминированность силы возбудительного процесса, где генотип материнского организма определяет подвижность нервных процессов. Наследуется такое фундаментальное свойство нервной системы, как возбудимость. У видов, пород и рас животных, имеющих высокую нервно-мышечную возбудимость, наблюдается и более высокая пищевая возбудимость и более высокие показатели силы возбуждения. По наследству может передаваться повышенная способность к тому или иному виду обучения (например, в опытах на крысах – это преодоление лабиринта).

Возможно множественное влияние одного и того же гена, например, в контроле порога возбудимости нервной системы, содержания нейроактивных соединений и способности к обучению (образованию оборонительных условных рефлексов).

Могут наблюдаться анатомические изменения мозга. Так, у крыс с высоким уровнем условно-рефлекторной деятельности обнаружена большая ширина сенсомоторной области коры, большие размеры зубчатой фасции, мозолистого тела с большим числом миелинизированных волокон. Генетически детерминированные структурные особенности захватывают и лимбическую систему мозга, поэтому у хорошо обучающихся крыс по сравнению с животными с низким уровнем возбудимости и скорости образования условных рефлексов происходит увеличение: а) ширины лимбической коры; б) размера клеток ядер гипоталамуса и амигдалы; в) числа глиальных клеток свода.

Реализация генетической информации, закодированной в молекуле ДНК и ядре нервной клетки, осуществляется при непосредственном участии химических факторов самой цитоплазмы клетки. Помимо широко известных первичных химических посредников-нейромедиаторов, с помощью которых информация передается к нервной клетке и активирует ее в соответствии с присущей ей собственной генетической программой, в настоящее время в самостоятельную категорию метаболических факторов выделены вторичные посредники (мессенджеры). В первую очередь к ним относят циклический аденазинмонофосфат (цАМФ), выполняющий функцию универсального клеточного регулятора.

Ионы кальция также относят к категории вторичных посредников, от которых зависят как пресинаптические, так и постсинаптические процессы клетки и формирование ее электрической активности. Вслед за открытием рецептора кальция, т.е. белка кальмодулина, было установлено, что он регулирует синтез и распад цАМФ. Важную роль в этом процессе играют стероидные гормоны, которые реализуют свои эффекты, минуя систему вторичных посредников. В отличие от пептидных гормонов стероидные гормоны уже имеют собственные возможности проникновения в нервную клетку, где они связываются непосредственно с ее ядром.

6.6. Роль генотипа и среды в формировании личности



Роль воспитания в формировании личности в дошкольный период показана, в частности, в исследованиях И. А. Шашкова (1987).

Изучение личностных особенностей дошкольников 5–6-летнего возраста в поведенческих проявлениях проводились по двум направлениям: социальные свойства (самостоятельность, активность, общение) и индивидуальные качества (интеллектуальное развитие, черты характера, эмоциональная сфера). Все дети посещали обычный детский сад. У дошкольников 6-летнего возраста довольно часто отмечали повышенную эмоциональную возбудимость, связанную с несдержанностью и неуправляемостью в поведении (около 16% от всех детей); повышенную застенчивость, робость, неуверенность (около 17%); состояние общей эмоциональной неустойчивости и дискомфорта, сопровождающееся капризностью, плаксивостью, снижением бодрости, активности, жизнерадостности в поведении (около 20%).

Реже в поведении дошкольников встречались другие акцентуированные проявления: замкнутость, молчаливость; тревожность, эмоциональная подавленность; демонстративность, желание быть в центре внимания.

По сравнению с детьми, ежедневно посещавшими детский сад, в группах детей с круглосуточным (пятидневным) пребыванием в поведении дошкольников наиболее часто отражалось их эмоциональное состояние (общая эмоциональная неустойчивость, капризность, плаксивость, подавленность, тревожность, снижение активности и общительности).

Воспитание в условиях пятидневного пребывания в детском саду является для ряда детей фактором дополнительной психической нагрузки, связанным с эмоциональным напряжением или астенизацией.

При улучшении эмоционального состояния в поведении многих детей более отчетливо выступали акцентуированные черты характера (неуверенность в себе, тормозимость, повышенная возбудимость и др.).

Сравнительное изучение личностных особенностей детей и состояния их здоровья показало, что невротические и личностные нарушения в большинстве случаев сопровождаются отклонениями в приспособительных формах поведения (активность, самостоятельность, общение) и дезорганизацией эмоциональной сферы.

Дезорганизация эмоциональной сферы ребенка (тревожность, страхи, эмоциональная неустойчивость, капризность, возбудимость и др.) не только способствует аномальному формированию личности, но и оказывает сильное влияние на интеллектуальное развитие дошкольников.

Воспитание дошкольников в условиях недельного пребывания в детском саду приводит к понижению уровня интеллектуального развития и в 2 раза чаще коррелирует с его низким развитием.

Воспитание в условиях круглосуточной группы, оказывая отрицательное влияние на эмоциональную сферу, у многих детей тормозит нормальное интеллектуальное развитие и является фактором повышенного риска возникновения у них невротических и личностных отклонений. Степень психической зрелости и гармоничное формирование личности в дошкольном возрасте во многом зависят от эмоциональной устойчивости, отражающейся в типе поведения ребенка.

Углубленное изучение факторов, влияющих на формирование личности в дошкольном возрасте и на состояние психического здоровья детей, выявило частые неблагоприятные воздействия биологического и социального характера.

Среди негативных факторов наибольшее влияние на детей 6-летнего возраста оказывали соматические (около 50% от всех детей) и социально-психологические (около 45%) воздействия. Меньшее значение имели перинатальные вредности (около 27 %) и неблагоприятные социально-экономические условия (около 9%).

Недооценка взрослыми (воспитатели, педиатр, родители) общего состояния ребенка приводит к педагогическим ошибкам и появлению отклонений в поведении: усиливается раздражительность и плаксивость, возникает конфликтность со взрослыми и детьми, а в ряде случаев – тревожность, неуверенность в себе, эмоциональная подавленность, черты повышенной тормозимости, вялость, пассивность в поведении.

Изучение социальных влияний, связанных с воспитанием детей и особенностями формирования детской личности, позволило выделить три группы факторов: 1) социально-экономические; 2) психологические, отражающие семейно-бытовые условия и ситуации; 3) педагогические, связанные с непосредственным отношением к ребенку, применяемыми методами и средствами воздействия в воспитании.

Особенности формирования личностных свойств у дошкольников в большинстве случаев определяются комплексом социальных влияний, среди которых социально-экономические и семейно-бытовые условия чаще всего проявляются посредством педагогических приемов.

Личностные и поведенческие отклонения у дошкольников наиболее часто возникают при наличии в семье негативных психологических факторов и ситуаций (напряженные, конфликтные отношения, алкоголизм и пьянство, разводы родителей, неправильное воспитание в связи с противоречивыми установками или формальным, авторитарным отношением к ребенку, проживание в семье психически больных, тяжелый, деспотичный или несдержанный характер одного из родителей и др.), способствовавших длительному напряжению, накоплению отрицательных эмоций, общему эмоциональному угнетению или страданию ребенка.

Среди отрицательных явлений, связанных с используемыми в семьях методами и средствами воспитания, следует отметить применение физических наказаний, запугивание, наказание трудом, лишением прогулки, еды, дарение родителями за хорошее поведение детям дорогих игрушек, денег, подарков. Наряду с этим обращает на себя внимание частота запрещений, окриков, одергиваний, противоречивость в семейных требованиях и подходе к ребенку без учета его возможностей, необязательность в исполнении принятых решений по отношению к детям, показной характер (для людей) сверхвнимательного отношения к ребенку, не соответствующий реальному, и т. п.

Роль воспитания и условий жизни в формировании личности (нервно-психического статуса) младших школьников изучена многими исследователями. Наблюдали 360 детей из 9 общеобразовательных школ Москвы. Было обработано свыше 100 показателей. Заключение о нервно-психическом здоровье детей составляли по данным анализа амбулаторных карт развития ребенка (форма 112/у); сведений, полученных из родительских анкет-опросников, педагогических анкет; на основе объективных данных обследования психоневрологического статуса.

Все дети по уровню нервно-психического здоровья были разделены на 3 группы. В I группу вошли здоровые дети; во II – дети с легкими функциональными отклонениями и некоторыми особенностями психического развития. III группу составили дети с выраженными нервно-психическими расстройствами.

У детей молодых родителей (до 20 лет) несколько чаще наблюдаются патологические привычки, задержка психического развития, аффективные расстройства в сочетании с вегетативно-сосудистой дистонией, что, возможно, обусловлено недостаточным вниманием молодых родителей к своим детям в раннем периоде их развития.

Влияние образовательного уровня родителей на нервно-психическое здоровье детей проявлялось лишь у детей, отнесенных к III группе. Родители этих детей в большинстве случаев не имели высшего образования, а среди родителей здоровых детей больше было с высшим образованием. Отмеченная закономерность особенно характерна для образовательного уровня матерей.

Четкое влияние на нервно-психическое здоровье детей оказывает «психологический климат» в семье. Невротические расстройства значительно чаще отмечали у детей, в семьях которых была конфликтная обстановка, у детей из неполных семей и безнадзорных. Примерно у трети детей с нервно-психическими отклонениями были чрезмерно строгие родители. У школьников II группы невротические проявления четко коррелировали с фактором «неполная семья», речевые нарушения чаше ассоциировались с безнадзорностью, а патологические привычки – с чрезмерно строгими условиями воспитания. У этих школьников влияние отрицательных факторов микросоциальной среды отражалось и на соматическом здоровье (склонность к анемизации, артериальной гипотонии, функциональным заболеваниям желудочно-кишечного тракта, дефициту массы тела).

При неблагоприятном «психологическом климате» в семье нервно-психические синдромы у детей III группы проявлялись в виде астенических и церебрастенических расстройств. Особенно следует отметить, что у детей с выраженными нервно-психическими отклонениями отцы злоупотребляли алкоголем в 3 раза чаще, чем у здоровых школьников. При систематическом употреблении алкоголя отцом и матерью у многих детей возникает повышенная судорожная готовность. Родители, дети которых страдают выраженными нервно-психическими отклонениями, в 2 раза чаще имеют вспыльчивый и замкнутый характер, чем родители здоровых детей. Прослеживается определенная связь между чертами характера родителей и клиническими проявлениями нервно-психических отклонений. У детей II группы невротические расстройства чаше коррелируют с замкнутостью отца, аффективные – со вспыльчивостью матери. Психопатоподобные расстройства у детей чаще наблюдаются в семьях, в которых родители уделяют мало внимания воспитанию ребенка. По мере ухудшения нервно-психического здоровья детей их успеваемость снижается.

Таким образом, социальные условия играют важную роль в формировании личности, в частности нервно-психического статуса, при этом вклад отдельных факторов различен.

Так, например, фактор «отсутствия отца» сказывается весьма негативно в формировании личности ребенка. Однако при наличии отца в семье воспитательное влияние его также неоднозначно. Ведущими негативными «факторами отца», способствующими возникновению выраженных нервно-психических расстройств у ребенка, являются низкий образовательный уровень отца; отрицательные черты характера (вспыльчивость, замкнутость), недостаточное внимание, уделяемое воспитанию ребенка, частое употребление алкоголя. В компенсации отрицательного воздействия среды значительную роль играют такие факторы, как высшее образование, положительные черты характера (доброта, спокойствие, уравновешенность).

У детей с функциональными отклонениями (II группа) увеличивается значимость некоторых компенсирующих факторов (доброта); значимость факторов «спокойный», «уравновешенный» по сравнению с III группой значительно снижается.

Вклад негативных «факторов матери» в формирование нервно-психического статуса ребенка несколько ниже вклада негативных факторов отца. Положительные черты характера матери (доброта, спокойствие, ответственное отношение к воспитанию ребенка) играют ведущую роль в компенсации отрицательного воздействия внешней среды и формировании личности с положительными чертами характера.

Соотносительная роль генотипа и среды в формировании личностных свойств детей исследуется с учетом состояния здоровья и темперамента самих детей и их родителей. Результаты подобных исследований свидетельствуют о важной роли обоих факторов в формировании личности. Приведем результаты подобных исследований четырех групп школьников старших классов: I – здоровые подростки; II – с легкими функциональными отклонениями, преимущественно астеноневротическими реакциями; III – с астеноневротическим синдромом, выраженными акцентуациями характера; IV – подростки преимущественно с пограничными нарушениями в виде неврозов и формирующихся психопатий. У школьников 9 –10-х классов III и IV групп (при десятилетнем образовании) выявлены склонность к ипохондрическим тенденциям, пессимизму, повышенному уровню ситуационной тревожности, чувству внутренней неудовлетворенности, демонстративности, конфликтности, внутренней дисгармоничности, сенситивности с ригидными установками, аутизации, эмоциональной холодности (у мальчиков), эмоциональной неустойчивости.

Результаты обследования родителей школьников с нервно-психическими отклонениями позволили установить, что они имели определенные личностные изменения, отличающие их от родителей школьников I группы, т.е. здоровых.

Матери школьников II группы в наибольшей мере отличались склонностью к ипохондрическим тенденциям, демонстративности, аутизации, эмоциональной холодности, конфликтности.

Отцы школьников II группы обладали в некоторой мере схожими с матерями личностными свойствами.

Матерям школьников III группы психического здоровья было присуще сочетание сенситивности, упрямства, подозрительности, ригидности мышления с тревожностью и неуверенностью в себе, что позволяет говорить о некоторой противоречивости, дискордантности их личностной структуры. Кроме того, для матерей школьников данной группы характерна наибольшая степень экстраверсии и нейротизма (эмоциональная неустойчивость).

Отцам школьников III группы свойственно сочетание относительно высокого уровня сенситивности, ригидности установок, повышенной общей активности, раздражительности с властностью, уверенностью в себе, склонностью к консерватизму. Как и матерям детей этой группы, отцам присуща наибольшая степень экстравертированности и нейротизма.

В суммарном профиле матерей школьников IV группы наблюдалась тенденция к дезадаптации, конфликтности, внутренней дисгармоничности, повышенной общей активности, импульсивности, пессимизму, тревожной мнительности, неуверенности в себе, эмоциональной холодности, замкнутости, эмоциональной нестабильности.

Отцы школьников IV группы характеризовались низкой общей активностью и низкой степенью сенситивности, т.е. пониженной эмоциональной чувствительностью, о чем также свидетельствует относительно невысокий уровень экстраверсии и нейротизма, отражающий наличие черт флегматического типа темперамента.

Таким образом, у родителей школьников с нервно-психическими отклонениями выявлены определенные особенности личности (несколько более выраженные у матерей).

Анализ усредненных коэффициентов корреляции по выборкам однополых пар («мать – дочь» и «отец – сын») по параметрам экстраверсии – интроверсии и нейротизма (различия между коэффициентами в этих выборках незначимы на всех изучаемых возрастных ступенях) и показателям наследуемости в «узком смысле» (методику расчета см.: Т. Г. Хамаганова, 1987) выявил, что доля генетической компоненты в изменчивости параметра экстраверсии – интроверсии увеличивается к 15 годам (8-й класс) и уменьшается к 16 – 17 годам (9 –10-й классы).

Для показателя нейротизма значительный вклад генетических факторов отмечается в период от 14 до 15 лет, особенно в 14 лет; в постпубертатном периоде он существенно снижается и не определяется в возрасте 17 лет(10-й класс).

Уровень нейротизма имеет тенденцию к несколько большей генетической детерминации, чем показатель экстраверсии – интроверсии, в возрасте 14 – 16 лет, но в постпубертатном периоде роль генетических факторов продолжает определяться для показателя экстраверсии –интроверсии, в то время как для параметра нейротизма в 17 лет она не выявляется. Показатель экстраверсии – интроверсии, возможно, следует считать более «устойчивым» в отношении определения его генетическими факторами. Это согласуется с мнением большинства исследователей, которые считают, что данный показатель имеет фундаментальное значение и в его детерминации принимают участие генетические факторы.

Таким образом, изучение соотносительной роли наследственных и средовых факторов в детерминации показателей темперамента выявило определенную возрастную динамику для показателей экстраверсии – интроверсии и нейротизма на протяжении пубертатного и постпубертатного периодов. Эта динамика свидетельствует, что наибольшее влияние генетических факторов в изменчивости данных показателей темперамента проявляется в пубертатный период (14 – 15 лет); в постпубертатном периоде (16 – 17 лет) возрастает роль средовых, социальных факторов.

Анализ усредненных коэффициентов корреляции по данным обследований школьников 10-го класса (17 лет) подтверждает довольно существенное значение генетических факторов в детерминации черт конфликтности, дисгармоничности и особенно аутичности, необычности склада мышления и меньшее значение их для проявлений ипохондричности и демонстративности.

Формирование ряда психологических характеристик подростков осуществляется при динамическом взаимодействии генетических и внешних социальных (в том числе семейных) факторов, при этом влияние некоторых личностных особенностей родителей неоднозначно.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   29

перейти в каталог файлов


связь с админом