Главная страница
qrcode

В зиму


НазваниеВ зиму
Дата18.10.2019
Размер25.2 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаотрывок из романаСнежный плен (СИ) - Рам Яна ЯнкаРА.docx
ТипДокументы
#65889
Каталог

Глава 1 – В зиму.

Жилье в пригороде имеет массу преимуществ – чисто, тихо, безлюдно. Все, что необходимо мне. Моя работа фрилансером не предполагает оседлого образа жизни, и я часто переезжаю, меняя города и даже страны. Последний год своей жизни я провел у океана, устал от солнца, навязчивого сервиса, засилья туристов. Мне остро захотелось в немую снежную зиму. Месяца на три. А может, и больше. Разорвав свои, ни к чему не обязывающие, но уже начинающие тяжелеть, отношения, я собрал вещи и улетел в снежный ноябрь.

– Дом на четыре семьи, только что сдан, ремонт сделан, до Вас никто не жил, – лаконично объясняет хозяин квартиры. – Арендная плата и коммуналка…

Я не особо прислушиваюсь к нему, уже практически приняв положительное решение. Моя квартира на втором этаже. По словам хозяина на первом в ближайшие полгода никого не будет, так как эти квартиры принадлежат застройщику, и сейчас не сезон для продаж. В квартиру напротив сегодня-завтра заедет девушка-студентка, тоже почему-то выбравшая жилье в таком удалении. Это обнадеживает, что она, как и я, не слишком общительна. Иначе, зачем бы ей выбирать жилье в таком месте?

– Остальные дома в коттеджном поселки еще не сданы. До трассы и ближайшего магазина минут десять на машине.

Это, конечно, не совсем удобно, но я не отличаюсь рассеянностью и всегда закупаю заранее все необходимое.

Квартирка однокомнатная, но радует просторная кухня, балкон, камин и мебель в духе японского минимализма. Решено. Протягиваю конверт с оплатой арендодателю.

– Две связки ключей. Если что – звоните.

Обмениваемся коротким рукопожатием и прощаемся.

В квартире холодно. Отыскав в кладовой котел, я немного вожусь с настройкой газа, и панель мигает оранжевым, отозвавшись на мои усилия. Не раздеваясь, подхожу к окну. Снег валит крупными хлопьями и за какие-то полчаса накрывает мой новенький «Вольво» безупречным белым покрывалом. Недостроенные коттеджи смотрят на меня черными неживыми окнами.

Хочется завалиться спать, но я все-таки решаю смотаться до города и купить самое необходимое.

Почистив машину от снега, вскрываю новую пачку сигарет и затягиваюсь, кайфуя от своего полного уединения, голубых сумерек, теплого снега, тающего на моем лице и музыки, которая удачно дополняет атмосферу. То, что надо! Я хотел именно этого! Поздравляю себя с удачной сделкой.

Отъехав от коттеджного поселка, щурюсь от бьющего мне в глаза света фар. Вишневая машинка, неуверенно двигаясь по мокрому снегу, вписывается в поворот.

Соседка?..

Немного напрягает, что мое уединение будет неполным. Это, конечно, некритично. Люди интуитивно сторонятся меня. Так уж принято в нашем обществе, что человек, выглядящий успешней и привлекательнее, должен первый снисходить до общения. Я выгляжу. Но не снисхожу. Многие списывают это на высокомерие и еще Бог весть на что, но мне все равно. Новых знакомств я не ищу, старые и немногочисленные приятели меня вполне устраивают, деловой этикет мной вымуштрован до совершенства, поэтому в бизнесе проблем тоже не возникает. Женщины… Женщины никогда не были проблемой, но и не занимали весомого места в моей жизни. Красивая, интеллектуальная, сдержанная в общении, страстная в постели и готовая к эмоциональной дистанции от меня? Тогда зачет. И в сексе я буду рвать звезды с неба для нее. Мне это доставляет удовольствие. Досуг, подарки – тоже не вопрос. Но я стараюсь не привязываться и когда чувствую, что отношения начинают переходить какую-то черту, сливая меня с женщиной в одну реальность, я мягко их сворачиваю и, обычно, меняю дислокацию. Мне нравится быть одиночкой.

Навигатор помогает ориентироваться в новом городе. В такой снегопад я не решаюсь сунуться в центр и исследую ближайшие районы. Инфраструктура здесь негустая, но я обнаруживаю неплохой алкогольный бутик и магазин спортивного питания. Заход в супермаркет решаю оставить на завтра.

– Ожидается двухмесячная норма осадков… Аварийная ситуация на дорога… Вся техника брошена на устранение… – рассеянно слушаю радио, пытаясь не терять концентрацию.

Рубит нещадно. Дворники, скользящие по стеклу, убаюкивают. Сутки затянулись. Ночной перелет, покупка и оформление машины, суета с просмотрами вариантов жилья.. Я постарался свернуть это все в одни сутки. Мне нравится переезжать именно так – ничего не затягивать, с нового дня начинать новую жизнь.

У дома, под двадцатисантиметровым слоем снега, угадывается тот самый вишневый «Ситроен».

Захватив из багажника сумку, ноутбук, пакет со спиртным, чтобы заполнить бар, и пару пакетов с купленными теплыми вещами, я делаю шаг в крошечный подъезд. Дверь в подъезд наполовину приоткрыта и зафиксирована плотным валиком снега.

И о чем только думает эта девчонка, ведь весь подъезд занесет! Я раздраженно фыркаю. Снега столько, что дверь с трудом сдвигается, собирая за собой огромный сугроб. Да уж, козырек бы здесь не помешал. Плотно прикрываю за собой дверь.

Уезжая, я не включил внизу свет, соседка тоже не позаботилась об этом, руки мои заняты многочисленными сумками, поэтому подниматься приходится в кромешной темноте.

Горячий душ. Бокал виски. Подушка. В полной тишине погружаюсь в сон без сновидений.

Проснувшись только к вечеру, подхожу к окну. Твою мать… Такой метели не видел лет, наверное… Да вообще никогда не видел! За окном беспросветная снежная пелена.

Хотел же «в зиму»…

Что-то тревожно шевелится у меня внутри. Пока не поздно, нужно попасть в город. Просидеть неделю в снежной ловушке – это не критично, если там тепло, полно выпивки и еды. Но вот последним-то я как раз вчера и не озаботился.

Наскоро соорудив себе белковый завтрак из спортивного питания, я подхватываю ключи, накидываю куртку и иду к машине.

Внизу в подъезде горит свет, доносятся «металлические» звуки и сдавленная ругань. Какая-то тревожная догадка уже практически материализуется в моих еще толком не перезагрузившихся мозгах, и я спешу вниз. Навстречу мне решительно поднимается молоденькая девчонка в бесформенной толстовке. На голове капюшон, глаз не видно, в тусклом свете в глаза бросаются только четко очерченные, кажущиеся мягкими, губы. В руке она угрожающе держит железный ломик.

Мой вежливый «добрый вечер» почему-то застревает в горле. Я растерянно замедляюсь.

– Привет, сосед! Отсутствие козырька, снегопад… Подветренная сторона… И показательно подпертая в открытом состоянии дверь… Не натолкнули тебя ни на какую здравую мысль? Нет?

Моя тревога тут же обретает реальную форму. Тяжело вздохнув, я молча перехватываю из ее рук ломик и иду исправлять свой косяк.

Глава 2 – Соседка.

Остановившись перед железной дверью, я в замешательстве разглядываю ее, не понимая, как взяться за дело. Попытки воткнуть лом между косяком и дверью тщетные. Стальные листы соединены без зазора. Лом бесполезен. Рефлекторно я опираюсь плечом на дверь и пробую надавить.

С лестницы раздается тихий смешок.

– Что? – разворачиваюсь я.

Прямо-таки сочась сарказмом, она оценивающе оглядывает меня.

– Давай посчитаем? Там, за дверью, нас подпирает кубометра три спрессованного снега. Мокрого, околевшего за ночь, спрессованного снега. Возьмем по минимуму – каждый кубометр килограмм двести. А сколько весишь ты?

– «Вы», – начиная раздражаться, поправляю я. – Судя по доносившимся до меня звукам, ты и сама пыталась…

– «Вы»! – показательно поправляет меня она, задирая подбородок. – Приятного времяпрепровождения с дверью.

Глаза – пронзительные. Серые, миндалевидные, выразительные глазищи. Еще пару секунд сверлит меня взглядом, демонстративно разворачивается и с достоинством уходит вверх по лестнице. Под бесформенной длинной толстовкой угадываются точеная фигура, красивая осанка, пластика. Зависаю на тенях, играющих по ткани ее одежды, переливающихся в такт движениям. Красивая девочка… Жаль, что совершенно не мой типаж. Таких надо завоевывать, каждый день что-то доказывать. А мне в мои тридцать это уже неинтересно и, элементарно, лениво. Да и слишком молода. Ну сколько ей? Двадцать? Амбиции, романтика… Не хочу.

Вздрогнув, ловлю себя на том, что практически уговариваю себя не ввязываться ни в какие истории с ней. Нет, нет… Бред, конечно. Вообще не мой вариант.

Но ситуацию надо бы исправить. Подставил девчонку.

Поднявшись наверх, оставляю ломик рядом с ее дверью. Она немного приоткрыта и из квартиры доносится негромкая музыка.

Извинения пока отложу.

Все мои звонки в государственные и частные службы заканчиваются типовым ответом, что вся техника ангажирована для уборки заносов на дорогах, устранения аварийных ситуаций. К тому же, вечер пятницы. Диспетчер советует мне звонить в понедельник.

Круто!

Выглядываю в окно со стороны подъезда. Снежные заносы поднимаются до половины окна первого этажа, немного уменьшаясь дальше. Машины занесены практически полностью. В принципе, что бы нам дала открытая дверь? Без грейдера отсюда не выбраться все равно.

Ругаю себя за то, что не нашел сил доехать до супермаркета. На протеине не очень весело проводить выходные. Хотя в данных обстоятельствах я рад и этому. Не так уж все и плачевно. Пара хороших фильмов и бутылка вина скрасят мой вечер.

Расположив на журнальном столике ноут, я пытаюсь выйти в интернет, но, видимо из-за снегопадов, сети нет. Мигнув, пропадает. Хлопнув крышкой бука, заваливаюсь на кровать. Мысли сами собой утекают в соседние апартаменты. Надеюсь, соседка оказалась более предусмотрительной насчет продуктов. Голодающая по моей вине девушка совершенно не вписывается в мои умиротворенные выходные. Пора наведаться с извинениями?

Открываю бар. Белый Рислинг или красное Пино Нуар? Захвачу-ка я обе…

Дверь в ее квартиру все так же приоткрыта, но не вламываться же? И я стучу.

– … да, да… – она открывает дверь шире, болтая по телефону. Пару секунд смотрит на меня, взлохмачивая и так взорванную копну длинных каштановых волос. Не прерывая разговора, кивает мне, чтобы заходил.

Меня радует, что она не зациклилась на нашем маленьком конфликте. Не терплю обидчивых, тяжелых женщин.

Быстренько торможу опять на автомате запустившийся внутренний кастинг на место моей женщины. Нет, Макс, нет… Это просто соседка.

– Все нормально у меня… Нет, я не одна здесь… Есть соседи… Инет не работает… Свет есть, да.

Меня встречают теплый запах приятного парфюма, темные тона стен. Деревянные шторы, отделяющие прихожую от комнаты, дважды издают глухой перестук, пропуская сначала ее, а следом меня.

Ее квартира отличается от моей. Небольшая студия. Зона кухни отделена от комнаты массивной барной стойкой, с одной стороны которой стоят два высоких барных стула, с другой – большой диван, закутанный в огромное меховое покрывало с яркими разноцветными полосами. На нем с десяток разнообразных диванных подушек. В комнате темно, шторы закрыты. Зона кухни и барная стойка освещены точечными светильниками. На стойке лежит раскрытая книга.

Присаживаюсь на стул к барной стойке, продолжая разглядывать квартиру. За диваном – большой книжный шкаф. В этом ей повезло больше, чем мне. В моей квартире книг нет.

– Спасибо, конечно, – болтая, она накручивает локон на пальчик. – Я не умею все это готовить… Меня устраивают омлет и лапша… Не нужно было… Я не просила… Хорошо, я позвоню. До связи.

На кухонном столе абстракция: огромная нерка, варварски и безуспешно потыканная ножом, упокоившимся рядом.

Положив телефон на барную стойку, соседка разворачивается ко мне.

– Это мои извинения за испорченные выходные и настроение, – киваю я на бутылки.

– Раз уж мы в плену, рациональней сотрудничать. Поэтому принимается, – усмехается она, – при условии, что ВЫ одолжите мне еще и душевую.

Это «Вы» теперь кажется мне абсолютно неуместным, и меньше всего в нашей ситуации мне хочется создавать дополнительные дистанции и условности. Зачем мне дистанцироваться, если она успешно справляется с этим сама? Никаких поползновений и намеков на откровенный флирт, которые меня так раздражают в женщинах, нет. И, возможно, из-за этого мои мужские инстинкты хищника рвутся в бой, как никогда. Но я давно выдрессировал их, не позволяя управлять своими решениями. А решение мое неизменно. Не моя это женщина. Не моя!

– Давай все-таки на «ты»? – обезоруживающе улыбаюсь я.

– Какой непостоянный дяденька! – закатывает она показательно глаза.

– Макс, – протягиваю ей руку.

– Алиса.

Она на мгновение пожимает мою ладонь. Мне хочется поймать ее пальчики и удержать. При более внимательном изучении девчонка выглядит еще более аппетитно. Нежный персик с умным дерзким взглядом.

Разжать пальцы, отвести глаза! – даю команду своему телу.


– Что с твоей душевой?

Алиса протягивает мне штопор и пару бокалов.

– Сегодня сантехник должен был подключить трубы к котлу. Купание в холодной воде не очень вдохновляет.

– Ванна в твоем распоряжении, там открыто.

Подхватывая полотенце, кивает мне на нерку:

– Будет круто, если ты сможешь включить духовку и придумать, как засунуть туда рыбу. Я сдаюсь.


– Я приглашен на ужин?

– Скорее, приглашена я! – хихикает она. – Кухня в твоем распоряжении.

Потыканная рыба умиляет. Видимо, Алиса относится к тому виду барышень, что могут умереть от голода с полным холодильником. Но эта раздолбайская беспомощность почему-то совершенно не отнимает ее очарования.

Окей, я тоже сдаюсь!

Даю себе установку только любоваться и наслаждаться компанией. Не больше.

Все лучше, чем сидеть в пустой квартире одному без интернета, телевизора и книг. И без волшебной запеченной нерки – надо заметить для справедливости.

Готовлю я отлично. Особенно морепродукты. Сказывается холостяцкая жизнь на берегу океана. Открываю холодильник. И… И тот, кто забил ее холодильник под завязку далеко не «фастфудными» продуктами, судя по всему, готовит тоже неплохо. Хочется верить, что это родители. Но я уверен, что это не они. Хотя, какая, к черту, мне разница? Но она есть… Она свербит неприятным ощущением ревности внутри и основательно начинает меня раздражать. И я еще раз обозначаю для себя установленную границу, впихивая обратно под броню несанкционированно разбушевавшиеся эмоции.

К рыбе больше идет Рислинг, и я открываю бутылку, давая вину подышать. Промыв нерку, режу на стейки, мариную, отправляю на сковороду. И больше перца. Чем острее еда, тем больше вина. Чем больше вина, тем непринужденней обстановка.

Глава 3 – Шутница.

– Пахнет вкусно! – заявляет Алиса, смешно сморщив нос. – А я уж ее выбросить хотела.

Натянув вежливую улыбку, я стараюсь не опускать глаза ниже, потому что мельком замечаю, что вода, капающая с волос, промочила ее футболку. Тонкую персиковую футболку, под которую она не удосужилась ничего надеть. В квартире прохладно, и ее торчащие соски… покачивающаяся полная грудь… выглядывающий из-под короткой футболки плоский живот…

Взгляд все-таки скользит по ее телу. Хороша…

Перед моими глазами проносится, как дернув ее за футболку, я впиваюсь поцелуем в мягкие губы, вжимая ее за бедра в свой пах. И она отвечает мне так же несдержанно и горячо. Чувствую вкус ее нежной, упругой кожи… Впиваюсь в шею… Треск ткани, и ее грудь в моих руках… Наши стоны смешиваются… Подсаживаю на стойку… Шорты прочь…

– У тебя рыба горит.

– Что? – захлопываю остекленевшие глаза, чтобы вернуться в реальность.

– У тебя что – нарколепсия? – поднимает она вопросительно бровь.

– Что?..

Подозрительно прищуривается. А я рывком отворачиваюсь к плите. Хватаю скворчащую сковороду и тут же со стуком роняю ее, разжав обожженную раскаленной ручкой руку.

– Мать твою… – выдыхаю я, тряся пострадавшей рукой и выключая второй газ.

Говорят, среднестатистический мужчина думает о сексе каждый раз, когда видит красивую женщину. Мне всегда казалось это преувеличением. Я никогда не был сексуально зависимым. Но сейчас готов согласиться с этим утверждением.


перейти в каталог файлов


связь с админом