Главная страница
qrcode

Альбисетти Валерио - Смеяться сердцем. Валерио Альбисетти Смеяться сердцем. Простой метод обретения душевной ясности


Скачать 394.54 Kb.
НазваниеВалерио Альбисетти Смеяться сердцем. Простой метод обретения душевной ясности
АнкорАльбисетти Валерио - Смеяться сердцем.docx
Дата16.10.2017
Размер394.54 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаАльбисетти Валерио - Смеяться сердцем.docx
ТипДокументы
#26119
страница3 из 6
Каталог
1   2   3   4   5   6

Вторая часть
ОСЛАБИТЬ НЕГАТИВНЫЕ МЫСЛИ



ТЫ НА САМОМ ДЕЛЕ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ ТВОЕ СЕРДЦЕ БЫЛО РАДОСТНЫМ?

В этом месте, прежде чем продолжать писать, я задаю тебе этот вопрос: ты действительно уверен, что тебе нужно радостное сердце?

Потому что я хочу откровенно сказать тебе, что, в социальном отношении, сердечный смех не приносит дивидендов. Удобнее, «политкорректнее» производить впечатление человека в депрессии, чем счастливого. Поверхностному взгляду может показаться, что дело обстоит наоборот. Но, если ты предстаешь перед людьми несчастным, грустным, ты всегда можешь найти кого-то, кто о тебе позаботится, выкажет расположение, любовь, признание.

Я упрямо продолжаю быть уверенным, что всё уже есть внутри нас, что то, что мы ищем в других, нам следовало бы искать в себе. Но легче думать, что жизнь была для нас злой мачехой, чем убедиться в том, что быть несчастными — наш выбор. С другой стороны, человек несчастный, погруженный в депрессию, в глубине души хочет оставаться в своем страдании. Быть в депрессии предпочтительнее, чем стать ответственным за себя.

Если, как я надеюсь, мне удастся с помощью этой книги убедить тебя в том, что твоя грусть, твоя депрессия, твой пессимизм — это твой выбор, то знаешь ли ты, что уже не сможешь ни у кого просить помощи? И напротив, ты прекрасно знаешь, что, демонстрируя депрессию и грусть, ты ставишь себя в ситуацию, где получишь помощь и расположение, которых иначе бы у тебя не было.

Кто в таком поверхностном и безответственном мире посчитал бы тебя ответственным за твою грусть? Никто. Этот мир высмеивает, преследует, отвергает человека, который признает свою ответственность за собственное несчастье, но помогает тому и принимает во внимание того, кто демонстрирует грустное и страдающее, как бы больное лицо, как если бы он подвергся страданию, а не сам его выбрал.

В своем кабинете, где я более двадцати лет проработал психоаналитиком, я повидал скольких людей, которые требовали внимания, помощи, любви только потому, что представали передо мной страдающими, больными! Кто знает, сколько моих молодых коллег все еще попадают в эту ловушку и напрямую помогают своим пациентам, ставят себя, не сознавая этого, каким-то образом (впрочем, всегда утонченно и замаскированно) на их место.

Конечно, если перед нами человек, который просит о помощи, мы обязаны оказать ее. Но как?

Первое: моим молодым коллегам я советую никогда не пытаться произвести впечатление человека, который в состоянии разрешить любую проблему.

Люди, прячущиеся за своей депрессией, отождествляющие себя со своей грустью, заманивают нас в ловушку: вынуждают нас чувствовать себя всемогущими, потому что, как я уже говорил в других книгах, они сами, в сущности, чувствуют себя таковыми. Потому что, лишь бы только не признавать свою слабость, они предпочитают выглядеть в глазах других и в своих собственных глазах больными! Потому что они не признают, что они сами выбрали собственное несчастье!

Второй совет: никогда не помогайте пациенту напрямую, а помогите ему помочь самому себе.

Будьте честными. Говорите откровенно своим пациентам, что все, что вы можете сделать — это поставить их лицом к лицу с самими собой.

Говорите своим пациентам, что вы можете только помочь им выбрать.

Не выбирайте за них сами!

Даже если они вас об этом просят.

Вместо этого снимайте с них маски!

Заставьте их понять, что их несчастье, их депрессия не происходят извне. Что они не выбирают радостное сердце, потому что думают, что так они более защищены, потому что так они чувствуют себя более уверенно.

Они хорошо знают, что радостное сердце отняло бы у них депрессию, несчастье! Напротив, демонстрация болезни в этом обществе приводит к тому, что их воспринимают как людей, достойных внимания и помощи. Если же у тебя радостное сердце, никто не чувствует потребности помогать тебе.

НЕСЧАСТЬЕ КАК НАРКОТИК

Ты спросишь себя: зачем вообще выбирать несчастье? Чтобы не чувствовать себя неудачником. А только больным. Чтобы не признавать, что веселье и радость нам необходимы для жизни.

Достаточно войти в роль несчастного, больного, и уже не нужно меняться. Строится следующее рассуждение: зачем стремиться к такой иллюзорной цели, как счастье, когда я уже обладаю всеми одобряемой репутацией несчастного человека?

Люди привыкают быть несчастными.

Легче жаловаться, и даже в течение всей жизни, чем меняться. Легче застывать неподвижно в кризисной ситуации, чем меняться.

Каждое утро миллионы людей просыпаются, ожидая, что день будет заполнен проблемами, скукой, усилиями, депрессией, несчастьем — однако продолжают, смиряясь с этим, жить по-прежнему.

Они сдались.

Они согласились прожить несчастливую жизнь.

Почему?

Потому что они боятся снова страдать — из-за фрустрации, разочарования, неудачи, отказа, — как это, должно быть, случалось с ними в прошлом.

Так формируется фон несчастья, который приводит к тому, что человек больше не рассматривает возможность выхода, боится знакомиться с людьми спокойными, сильными, не подавленными, не сдавшимися, и, следовательно, общается только с людьми слабыми, неуверенными, подавленными, безропотными, нежизнеспособными, планирует жизнь таким образом, чтобы избегать любого риска... Человек ждет спокойной смерти, не подозревая, что он давно уже мертв.

Этот фон несчастья приводит как к безропотной покорности, так и к формам поведения прямо преступным или, во всяком случае, манипулятивным, которые на первый взгляд могут показаться противоположными слабости, но в действительности оказываются всего лишь ее вторым лицом.

Именно эти люди пытаются заполнить пустоту, компенсировать безрадостность своего существования, судорожно, одержимо бросаясь на поиски власти или общественного признания. Они теперь настолько уверены в том, что уже не смогут стать счастливыми, внутренне радостными, что устремляют всю свою энергию на достижение успеха — как можно большего, как можно более легким и быстрым путем. Чтобы добиться своих целей, они обычно маскируются под добропорядочных людей и ловко нарушают правила, которые в противном случае не позволили бы им так легко осуществить их намерения.

Признак, по которому можно узнать этот тип людей — наглость, презрение, с которыми они, как только достигнут своих целей, начинают относиться к окружающим, особенно к тем, кто спокоен, сердечно весел, более склонен устремляться ко внутреннему счастью, чем ко власти и общественному признанию.

К подобному поведению этих людей толкает их фон несчастья. На самом деле они остались фрустрированными детьми, которые изливают свою боль, нападая на тех, кто, на свою беду, попадается им на пути. Это люди, готовые пожертвовать идеалами и привязанностями, лишь бы только достичь «славы».

Для этих индивидов злость — наркотик.

Негативные мысли — наркотик.

Они больше не могут без этого обойтись.

Они больше не могут жить без того, чтобы клеветать, преследовать, совершать насилие, обманывать, красть, манипулировать, уничтожать. Поскольку зависимость сформировалась, они, как все наркоманы, находясь под действием своего наркотика, чувствуют себя невероятно сильными и могущественными. Проблема в том, что они чувствуют себя сильными и могущественными в делании зла. В нормальных условиях, перед лицом любви, личных чувств они — ничтожества.

Как бы то ни было, в обоих случаях (будь то депрессия, будь то агрессивность или манипулирование) мы имеем дело с людьми несчастными, слабыми, которые так и не поняли, что существует единственный способ стать действительно сильными: сформировать внутри себя, а не вне, фон счастья.

Смеясь сердцем.

Кстати, ты заметил? Эти люди никогда не смеются сердцем.

ЗАПАД БОЛЬШЕ НЕ УМЕЕТ СМЕЯТЬСЯ

В настоящее время я замечаю, что все меньше становится людей с улыбкой на губах и в сердце, особенно в Европе. Теперь здесь немногие ходят, улыбаясь. Немногие счастливы оттого, что живут.

Однако надо сказать, что это происходит главным образом на севере земного шара. Северные народы теряют способность смеяться. Вероятно, они уверены, что испытывать удовольствие, быть счастливыми - всё это заслуживает осуждения.

Мы, латиняне, благодаря нашим древним традициям, должны знать, что это не так. Более того, мы должны знать, что внутренняя грусть, неспособность смеяться приводят к тому, что люди становятся слабыми, а следовательно, неудачливыми — отвращают от себя фортуну, как говорят наши народные легенды. С этим я согласен и надеюсь, что наши народы не потеряют свою специфику, свою идентичность, рабски подражая обычаям тех, кто сильнее в данный момент.

Так вот, мы должны всегда помнить, что смеяться сердцем способны сильные. Люди, которые умеют жить. Творческие люди. Которые идут навстречу жизни с большим доверием и которые — почему бы и нет? — более здоровы. Которые всегда находят внутри себя желание быть счастливыми.

Кстати, ты заметил, что политические деятели, банкиры всегда предстают серьезными перед телекамерами? Вероятно, они поступают так, чтобы придать себе значительности, которой, как им известно, на самом деле у них нет. Не в их интересах позволить людям узнать, что с трудностями и проблемами справляется лучше тот, кто смеется, а не плачет. Если драматизировать, проблемы из нормальных становятся серьезными, важными, препятствия из простых превращаются в трудные, нагроможденные.

Непреодолимые.

И тогда, очевидно, с ними справятся политики и банкиры!

Отсюда они выводят свое превосходство над другими. В самом деле, доминировать, осуществлять контроль можно только над людьми несчастными и слабыми, а не над счастливыми и сильными.

ОПТИМИЗМ КАК НАРКОТИК

Систематически тренируясь — смеясь сердцем по несколько секунд каждый день, — ты создаешь внутри себя фон счастья, который делает тебя более сильными и счастливым.

Это вопрос тренировки, самодисциплины.

Тебе покажется невероятным, но я уже давно этим занимаюсь.

Мои наркотики — оптимизм и сила.

С течением времени внутри тебя формируется неисчерпаемый запас «выходов из положения», которыми ты будешь пользоваться в зависимости от ситуации, в которой окажешься. Если наступает положительный, благоприятный момент, то фон оптимизма, который ты создал благодаря тому, что, смеясь, поддерживал свое сердце радостным, позволит тебе пережить всю ситуацию интенсивно, наполнит тебя духовными богатствами, психологической силой.

Пример: люди, обладающие радостным сердцем, будучи мало зависимыми от негативных аспектов жизни, слабо заинтересованными в достижении внешних целей, редко скучают. А когда оказываются в трудных, проблематичных, болезненных ситуациях, оптимистический фон указывает им альтернативные выходы из порожденного такими ситуациями негативизма.

Те, чей наркотик — оптимизм, не программируют, не планируют. Они знают, что, оказавшись в реальности перед лицом трудной ситуации, они всегда и несмотря ни на что найдут альтернативный выход. Более того. У них есть установка на то, чтобы перевернуть ситуацию, придать ей смысл для продолжения путешествия жизни, поэтому из драматических событий они выйдут укрепленными и обогащенными. А некоторым даже удается использовать трудности, с которыми они сталкиваются, и ловушки, которые им расставляют, — использовать для того, чтобы осуществить мечты, уже давно живущие в их сильных и радостных сердцах! Сильные сердцем умеют ждать.

Чтобы ты лучше представил себе, как они встречают жизнь лицом к лицу, я опишу их как непоколебимых, но открытых — на триста шестьдесят градусов. Они обладают огромной способностью слушать.

У них есть чутье, интуиция, всегда исходящие из сердца, чуждого неестественности и фальши.

У них есть чувство времени. Они почти всегда все делают вовремя, знают, когда начинать и когда отступать, но никогда не отказываются действовать.

Они не боятся врагов. Напротив, они умеют использовать энергию их злости для возрастания в добре и мудрости. Обычно они проигрывают сражения, но выигрывают войны.

Они — аристократы сердца.

Они избегают сплетен и клеветы, потому что знают, что эффект от всякого действия вернется к тому, кто его произвел, как бумеранг падает на того, кто его бросил, — и это будет ужасно! Они так сильны и радостны, что не мстят, не ненавидят, потому что знают, что месть падет на них же, потому что знают, что ненависть разрушит того, кто ее питает.

Они эксперты в этих негативных вещах.

А в позитивных — мастера.

У них долгий взгляд, потому что они умеют смотреть на мир и на людей глазами ребенка, без горечи, но с предельным вниманием и любопытством. У них есть энтузиазм, страсть, и они решительно погружаются в огромную и таинственную реку жизни.

Они смиренны, потому что сильны. Они не боятся показывать свои слабости, потому что хорошо знают их и сумели с ними подружиться.

Они никогда не позволяют видимости обмануть их.

Их не так-то легко впечатлить.

Они всегда борются.

Меня разбирает смех, когда я думаю, что не могу этого сделать.

Я на самом деле немного сумасшедший. Как все те, у кого радостное сердце. Только сейчас, когда я пишу эти строки, мне бросается в глаза любопытный факт: я говорю об улыбке, а ведь я, после перенесенной операции, не могу уже смеяться как раньше. Когда-то девушки, — по крайней мере, так они мне говорили — влюблялись в меня за взгляд и за улыбку. За прекрасную улыбку, открывающую зубы, и за глаза, всегда излучающие особенный свет. После опухоли мозга, не знаю почему, частичный паралич лица лишил мой взгляд блеска и не позволяет мне открыть рот в прекрасной улыбке. Теперь, когда я смеюсь, мой рот кривится в ухмылке.

В глубине души я очень страдал из-за этого паралича. Затем, со временем, я решил с ним подружиться. Я даже полюбил его — и теперь очень его люблю, сильнее, чем раньше. Он служит мне напоминанием о великой битве, в которой я сражался. Он стал для меня священным знаком, священной раной.

Также и благодаря ему я сегодня говорю с вами об улыбке. Благодаря этой ране я понял, когда не мог больше смеяться лицом, что важно прежде всего смеяться сердцем.

Сегодня утром я был на кладбище, на могиле отца. Всякий раз, возвращаясь в Италию, я иду поприветствовать его.

Сегодня меня особенно поразила его фотография. Хотел бы я знать, почему мать ее выбрала!

На этой фотографии у отца грустные глаза.

Я поцеловал их.

Но, уходя с кладбища, я тоже грустил.

Я думал о папиных глазах.

Однако, садясь в машину, я пережил озарение. Когда в последний раз я видел отца живым, я рассмешил его. Я часто это делал. Он был очень добрый человек, но немного угрюмый, как вообще люди того времени.

Но мне всегда удавалось его рассмешить.

Я думаю, он этого не знал, но у него была прекрасная улыбка.

Я помню, что в такие моменты его серо-зеленые глаза загорались, начинали лучиться, и мое сердце согревалось. Сев в машину, я не включил двигатель, а поговорил с папой — в такой манере, которая ему знакома и которая всегда его смешила.

Сегодня тоже он засмеялся.

Я плакал от радости.

От радости, которая так меня и не покинула, которая и сейчас внутри меня, так что я решил поделиться ею с вами, прежде чем идти спать.

Пока, папа.

Спокойной ночи, дорогая читательница, дорогой читатель.

Я люблю вас.

ВЫРАЖАЙ СВОИ ЭМОЦИИ

Чтобы ты мог сохранять сердце радостным, тебе нужно уметь выражать свои эмоции. Принципиально важно не подавлять их. Например, естественно испытывать гнев, если на тебя несправедливо напали, или боль от потери любимого человека. Чему я хотел бы научить тебя в этой книге, так это тому, как их выражать.

Ты должен стараться, прежде всего, не заставлять других людей нести груз твоих эмоций, твоих чувств.

Излей свои чувства перед Богом.

Только Он может понять и принять тебя.

Ему не нужно объяснений.

Вопи, плачь, бейся головой об стену, но в одиночестве.

Другие, даже члены твоей семьи, не могут знать, что ты на самом деле чувствуешь в этот момент. Ты должен научиться принимать тот факт, что ты испытываешь боль. Это значит, что ты жив.

К тому же каждый из нас страдает индивидуальным образом. Также и продолжительность страдания может быть различна для каждого из нас. Нет двух одинаковых людей. Но, без сомнения, все мы, страдая, подвергаемся двум типам риска.

Первый: отрицать боль. А отрицание ее приводит только к тому, что мы перемещаем ее, отправляем ее в сферу бессознательного, где она продолжит свое действие, влияя подспудно и незаметно для нас на каждый поступок, мысль или выбор в нашей последующей жизни.

Второе: оставаться привязанными к боли. В этом случае мы чудовищным образом продлеваем наше страдание.

В обоих случаях выздоровления не наступает. Чтобы обрести его, нужно пережить боль до конца. А потом отпустить ее. Покинуть ее. И сделать это можно именно потому, что мы пережили ее полностью, и тогда та же самая боль не имеет больше ни силы, ни причины, ни повода, чтобы остаться. Боль, страдание — это нормальные реакции на полученные нами глубокие раны. Но, только переживая боль и страдание до конца, мы позволяем им действительно уйти.

Я называю свои муки, свои горести «моими маленькими смертями». Потому что это самое настоящее умирание. Но, если ты послушаешь меня, если ты переживешь их до конца — я это испытывал, увы, не раз, — знаешь, что они тебе оставят? Чувство очищения и перемены, чувство возрождения. Твое сердце станет более подлинным, более кротким, более любящим, более мягким. И твоя жизнь изменится навсегда. Решения, которые ты будешь принимать, станут более ясными, другие люди, друзья и враги, приобретут в твоих глазах другое значение, и сама смерть будет меньше пугать тебя...

Если ты таким образом встретишь свою боль, свои страдания, тогда смерть, единственная великая реальность, придя за тобой, найдет тебя готовым. Конечно, от этих испытаний ты будешь разваливаться на части, но, если ты потом соединишь эти очищенные фрагменты, ты станешь гораздо сильнее, чем раньше.

Запомни: боль и страдания приходят, чтобы затем уйти, а не оставаться внутри тебя!

Я смог написать свои книги и сейчас пишу благодаря тяжелым страданиям, которые я встретил в жизни.

СТРАДАНИЯ КАК ЖИЗНЕННЫЕ УРОКИ

Благодаря страданиям я научился, например, не привязываться слишком к вещам и людям (включая партнера, детей или родителей), хотя и наслаждаясь в полной мере их присутствием.

Всё проходит.

Сами мы пришли в этот мир ни с чем, ни с чем и уйдем. Единственное, что будет иметь значение: совершили ли мы путешествие, ради которого родились. И, как я всегда говорю, мы должны научиться не задавать себе больше вопрос: «Почему именно со мной это случилось?», но заменить его на другой: «Боже, что Ты хочешь мне сказать через то, что со мной происходит?»

Я также узнал, что жизнь трудна для всех, что невозможно избежать проблем и что, только встречая их лицом к лицу, мы укрепляем наше человеческое достоинство.

Я узнал, что именно в трудные моменты раскрывается истинная природа каждой личности. И что настоящая ответственность человеческого существа состоит в том, чтобы принимать на себя собственное страдание.

В Латинской Америке я также научился воспринимать все, что меня окружает, как подарок. Таким образом я понял, что как европеец я ненасытен, привык все овеществлять, все постоянно рационализировать, оставаться бесчувственным к тайне. Только возвращая вещи к их первоначальному состоянию, к Богу, Который бескорыстно дал их женщинам и мужчинам этого мира, чтобы они могли наслаждаться ими и, именно потому что это собственность божественная, а не человеческая, делились ими друг с другом, можно проникнуть в смысл счастья.

Я еще долго мог бы рассказывать тебе о том, чему научили меня пережитые до сих пор страдания, но пока остановлюсь. Я чувствую и знаю, что должен буду научиться еще многому.

Но еще одну вещь я хочу тебе сказать.

Не всегда можно понять.

Например, не всегда удается придать смысл человеческой злобе. Сколько раз ты спрашивал себя, как и я: почему в тюрьмах есть невиновные? Почему детей убивают, насилуют? Почему столько людей вынуждены жить в инвалидной коляске или вести растительное существование? Почему так сильно желание мстить, совершать насилие, делать зло?

Сколько вопросов остаются в нас без настоящего ответа. И так должно быть. В эти моменты без ответов мне очень помогает — и, надеюсь, тебе тоже может помочь — понимание того, что Бог присутствует и знает каждую подробность, даже самую мелкую, знает все, что происходит. И каким-то таинственным, непонятным для меня образом обо всем заботится.

Некоторые говорят, что Бог ни на кого из нас не взваливает слишком тяжелое бремя, которое бы невозможно было нести. Он знает каждого в отдельности и видит насквозь. Возможно, Он позволяет нам нести тяжелый груз страдания, чтобы каждый из нас извлекал из себя самое лучшее, чтобы каждый из нас становился сильнее.

Во всяком случае, каждому приходится решать, как жить, и управлять своими страданиями, своей болью. Надеюсь, что эта книга принесет немного надежды, немного света даже в ситуации, которые кажутся самыми отчаянными и самыми мрачными.

Пусть это кажется невозможным, но я узнал, что в смерти есть жизнь. Более того, жизнь рождается из смерти. И по-другому не может быть.

В какой-то момент это становится невыносимым. Много раз я сам достигал дна. Много раз я оказывался в тупике. Много раз я думал, что с этим надо покончить. Там, в темных и жутких местах, я научился предавать себя в руки Бога.

Я научился вверять Богу свою жгучую боль. Так я научился также и тому, чтобы меньше беспокоиться о других. Я увидел границы своей выносливости. Я также научился вверять Богу человека, который ошибается. Я научился вверять Богу человека, который жестоко страдает. Я научился вверять Богу моих врагов — тех, кто делает мне зло.

Я больше не думаю, что должен защищаться любой ценой.

Я больше не думаю, что могу все контролировать.

Я больше не думаю, что все зависит от меня.

Главное: я понял, что не могу изменить других!

Я могу только любить их, но не могу изменить их.

Только Бог может изменить их.

Поэтому я вверяю их Ему.

Сейчас я чувствую себя очень грустным и подавленным.

Как я говорю в книге Путешествие жизни, жизнь — не прямая линия, ни круг, но состоит из спиралей. Многие вещи повторяются. Ты продвигаешься вперед и отступаешь, ускоряешься и тормозишь.

Я чувствую себя одиноким. Возможно, потому, что не видел ни души в течение трех месяцев. Я пишу, сидя взаперти, как отшельник, одеваюсь небрежно и питаюсь тем, что посадил на своем маленьком огороде.

Я знаю, что уединение играет с нами злые шутки. Нас, «отшельников», постоянно посещают призраки, страхи, навязчивые идеи, бредовые фантазии. Но мы также чувствуем каким-то образом, что Бог через то, что кажется нам безумием, выковывает в нас готовность достигать более высоких целей.

Мужайся, Валерио, это ночь. Ложись спать, поручи себя Господу.

Завтра будет другой день.

Мужество

Сегодня утром мне лучше.

Я помыл посуду, которой пользовался вчера вечером за ужином, развесил на солнце белье и, прихлебывая хороший итальянский кофе, принимаюсь писать.

Это действительно правда.

Никогда не надо отчаиваться!

Я заснул, думая о Боге.

Каким я был глупым!

Когда я думаю о вчерашнем вечере, я чувствую себя неблагодарным типом.

Сегодня утром все мне кажется настолько иным!

Мое отшельничество? Оно мне очень полезно, оно настолько плодотворно для творчества, для утончения чувств, ума и духа! Сколько я открываю элементов, раньше мне не известных! Смиренный домашний труд, которым я принуждаю себя заниматься. Я делаю все то, что миллионы людей, особенно женщины, делают в этот момент и будут продолжать делать, можно сказать с большой вероятностью, всю оставшуюся жизнь!

Этот образ жизни позволил мне завоевать практическую автономию и жить в ней. Сколько людей думают, что они независимы, а на практике всегда нуждаются в ком-то, обычно в женщинах, которые гладят их одежду, готовят, накрывают на стол, собирают со стола и, оставаясь почти всегда в четырех стенах, вытирают пыль, чистят, натирают пол, украшают дом цветами...

А полное одиночество? Погружение в самую абсолютную тишину на месяцы?

Какая роскошь!

Знаешь, как возрастает моя проницательность, интуиция, понимание, когда я снова вижу себе подобных? Невозможно это представить. Это невероятно. Достаточно немногих слов (и не важно, что они могут быть фальшивы: чуждый элемент ты чувствуешь сердцем сразу, не думая, потому что это как неверная нота, которую ты тут же улавливаешь в симфонии личности), чтобы быстро и с полной ясностью проникнуть во внутренний мир, в глубочайшую сущность того, кто с тобой говорит.

Ты не можешь представить себе, как слова другого человека могут сказать, открыть тебе на самом деле нечто совсем другое! После основательного периода отшельничества другой человек становится для тебя прозрачным. После периода полного уединения никто больше не может мошенничать в отношениях с тобой. Или, лучше сказать: он мошенничает, а ты это замечаешь.

А умение ясно различать бесконечные искусственные потребности — не насущные, навязанные тебе обществом, в которое ты включен?

Фантастика.

Я живу уже три месяца на сыре и яйцах, плюс овощи, которые я сам вырастил, и пью много воды из источника, расположенного в усадьбе. И я должен сказать, любуясь собой, что мое физическое состояние пришло в норму от правильного питания, здоровье укрепилось от прогулок, ум стал ясным благодаря постоянной медитации и молитве.

Очищение.

Возрождение.

А жить двадцать четыре часа в сутки совершенно без посторонних вторжений, без телефона, без телевидения, радио, газет! Только с самим собой, без оправданий, без притворства, без возможности убежать. Ты наконец вынужден по-настоящему держать ответ перед собой.

И так ты видишь в лицо свое ложное Я.

Я потребностей, запросов, ожиданий, иллюзий. Я, которое отчаянно стремится ко внешнему, чтобы жить. И откуда происходят паранойя, бред, навязчивые идеи, если не из этого ложного Я?

Спасибо, мое отшельничество, за то, что ты ставишь меня перед лицом моего истинного Я, где все уже есть изначально, с момента моего рождения; где понимаешь, например, что сексуальное желание не должно скрывать отсутствие чувства, садомазохистские потребности, но должно быть включено в проект любви; где интуиция говорит тебе, что желание власти и славы не должно прятать глубокое бессилие, драматичное чувство, что тебя не любили, не признавали, но должно переживаться как возможность служения; где ты чувствуешь, что нельзя жить, не зная о том, что ты должен умереть.

Тут я не могу не вспомнить посвящение, которое я написал для «Путешествия жизни»: «В страдании, во тьме сердца и разума / скрывается истинный смысл жизни. / И чем темнее ночь тебе доведется пережить, / тем вернее на рассвете ты станешь источником жизни».

СЕРДЕЧНЫЙ СМЕХ ПОМОГАЕТ ВОЗРОДИТЬСЯ

Ты, который, как и я, испытал или испытываешь боль, страдание, знаешь, что мы нуждаемся не столько в объяснениях, утонченных анализах, сколько в помощи. Я уверен, что большего стоит крепкое объятие, по-настоящему теплый взгляд, сердечная улыбка, большего стоит сесть рядом с человеком и помолчать, пока он плачет, чем изощренные теологические изыскания или утонченные лекции по психологии.

Человеческое существо испытывает большие трудности в том, чтобы принять боль, страдание, болезни, тем более смерть. Именно поэтому следовало бы научиться смеяться сердцем. Путешествуя по свету и размышляя понемногу о моей жизни, я открыл, что у человеческого существа есть невероятная способность к восстановлению.

Если ты добьешься того, что твое сердце станет радостным, это позволит тебе остаться целостным, пройдя через тысячу невзгод, верящим в себя, пережив тысячу мучений, став жертвой клеветы, злоупотреблений, злобы, исполнит тебя еще большей решимости идти вперед, после того как ты испытал горе, болезни, страдания. Я думаю, что Бог с нами главным образом в нашей способности к восстановлению, когда мы возвращаемся к тому, чтобы жить полной жизнью, насыщенной смыслом, после того как мы прошли через тяжелые болезни;

Бог с нами, когда нам удается смеяться сердцем среди тысячи трудностей. Я человек, которого жизнь всячески била и обижала. Однако я убежден, что, если научиться смеяться сердцем, это позволит выйти из мрака отсутствия смысла.

Это может помочь тебе возродиться.

Кстати, я заметил, что многие сердятся на самих себя за страдания, которые переживают. Возможно, думают, что заслужили их. И ошибаются. Может быть, потому, что родители воспитали их на чувстве вины и наказаниях, они причиняют вред самим себе. Однако человеческие существа — единственные животные, которые могут придать смысл своей боли, потому что они единственные знают, что должны умереть. Нам следовало бы научиться придавать позитивное значение чувству вины, когда мы используем его, чтобы улучшить себя, и негативное, когда чувство вины парализует нас, наказывает, отнимая у нас веру в себя и, следовательно, способность расти и, особенно, действовать.

В сущности, что такое депрессия, следующая за перенесением обиды, отказа, горя, которые мы считаем несправедливыми, если не наказание, обращенное на самих себя?

Вместо этого научись смеяться сердцем над собой!

Знание о том, что мы должны умереть, по-моему, делает жизнь более богатой значением, именно потому что время становится ограниченным, а каждый шаг, который ты совершаешь, превращается в реальный выбор. Нам не следует просить Бога не посылать нам болезни или избавить нас от страданий, нам следует просить Его дать нам силу вынести то, что мы переживаем, быть с нами рядом, чтобы мы не потеряли духовную целостность, помочь нам в любом случае выбрать продолжение жизни.

Дать нам надежду, силу и мужество.

Сердечный смех помогает тебе перестать искать справедливость в этом мире, помогает превращать в жизнеутверждающее то, что приходит к тебе как смертоносное.

Я СТРАДАЛ ИЗ-ЗА ЧУЖИХ ПРОБЛЕМ

Только в последние годы я понял, что большую часть моей жизни потратил на страдания из-за чужих проблем. Невероятно, правда? Как я мало осознавал! Как я мало себя уважал!

Ну, я мог бы найти тысячу оправданий: меня отвергали, не понимали, не любили в семье, где я родился, подростком я столкнулся со злобой и лицемерием, а в первые годы работы — с завистью и соперничеством..., но это бесполезно.

Важно не отождествлять себя с тем, что о тебе думают злые люди.

Если, внимательно проанализировав ситуацию, ты видишь, что не сделал ничего плохого, знай в таком случае, что ты страдаешь из-за чужих проблем. Почему я должен страдать, если мать отвергла ребенка еще с младенчества? Или если есть брат-наглец, которого гложет зависть, который ревнует?

Это их проблемы.

Я буду молиться Богу, чтобы Он помог им решить их проблемы. Я должен позаботиться о себе. Чтобы не чувствовать себя неудачником, чтобы не чувствовать себя нелюбимым.

Это были бы настоящие грехи против Бога.

Потому что никто из нас — ни я, ни ты — не является неудачником или нелюбимым. Наш Бог любит нас и знает, что мы ценны с того момента, как Он привел нас в этот мир. Ты и я страдаем, когда отождествляем себя с нелюбимым, отвергнутым ребенком или когда нам хочется иметь идеальную мать: тогда мы думаем, что нас не любят, отталкивают, или не чувствуем себя идеальными детьми.

Смотри же, не соверши ошибку, которую я бессознательно совершал годами: не отождествляй себя с тем, что думают или говорят о тебе другие, особенно те, кого ты, как ты считаешь, уважаешь или любишь. Но также не следует в качестве реакции делать противоположное тому, что они думают или говорят о тебе.

Вместо этого ты должен искать внутри себя свою истинную личность и следовать ей. Конечно, ты можешь подумать, что это только слова, возможно, красивые, но неосуществимые. Доверься мне. В этом беспорядке я уже бывал не раз, и, вероятно, мне придется туда вернуться. С другой стороны, по этому пути мы идем в одиночку, и каждый должен найти собственную дорогу. И не бойся этих истин, но почувствуй гордость и смейся сердцем!

В одном можно быть уверенным: все имеет смысл.

Жизнь стоит того, чтобы ее прожить.

Несмотря ни на что.

Вся она устроена так, чтобы смеяться сердцем.

Частое очищение ума.

Почему бы и нет? Как наше тело нам приходится мыть, чтобы оно оставалось опрятным, так и наш ум зачастую нуждается в очищении от негативных мыслей, которые к нему пристали.

Как настоящий западный человек я долгое время отождествлял мысли с личностью, тогда как личность состоит, по крайней мере, из трех частей: физической, психической и духовной — притом она так загадочна, бесконечна...

На духовную составляющую ничто не может посягнуть.

Она бессмертна и неуязвима.

Что касается ума, он привык думать, это верно, но именно ум должен иметь первенство над мыслями, а не наоборот! Конечно, это ум порождает мысли. Значит, должно зависеть от него, какого типа мысли ему порождать.

Когда ты говоришь: «Но у меня не получается видеть мир по-другому» или же: «Я так страдаю, что не могу сохранять душевную ясность», мне хочется сказать тебе: естественно — если ты следуешь негативным мыслям, ты чувствуешь себя плохо!

Не сталкивайся лоб в лоб с негативными мыслями! Мой долгий опыт страдания научил меня, что, чем больше с ними сражаешься, тем больше кажется, что они укрепляются!

Вместо этого оставь их!

Лиши их силы!

И одновременно впусти в свой ум позитивные мысли, дай им силу, энергию!

Знаешь, что я тебе скажу самого существенного?

Смейся!

Чем больше ты чувствуешь себя угнетенным несчастьем, чем больше ты чувствуешь, что весь мир давит на тебя своей тяжестью, чем больше ты чувствуешь себя в безвыходном положении, тем это более подходящий момент для смеха. Не считай меня чудаком. Сердечный смех освобождает тебя, открывает твои легкие и голову. Через несколько секунд он позволит тебе дистанцироваться от самого себя, чего ты не достиг бы даже с помощью тысячи лекарств.

Лиши силы негативность, которая завладела тобой!

Продолжай смеяться от всего сердца, даже если тебе это дается с трудом, и... через какое-то время ты почувствуешь Бога внутри себя. Нет на этой земле ничего настолько важного, что могло бы «погасить» твое сердце. Запомни это!
1   2   3   4   5   6

перейти в каталог файлов


связь с админом